О. В. Рожнова. «М. И. Глинка» — рисунок И. Е. Репина. Образ М. И. Глинки в творчестве Репина

Сочинение

О. В. Рожнова,

заведующая отделом изобразительных материалов

Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки

В 1994 году в аукционном доме «Альфа-Арт» музеем был приобретен небольшой рисунок И. Е. Репина «Портрет М. И. Глинки» (бумага, тушь, перо 29,9×26).

Слева внизу надпись, подпись и дата: «М. И. Глинка Ил Ръпин. 1872». Данная работа представляет собой рисунок к эскизу, хранящемуся в собрании Третьяковской галереи, и является одним из первоначальных этапов воплощения замысла портрета — картины. Много позднее, в 1887 году, картина «М. И. Глинка за сочинением оперы «Руслан и Людмила»» будет представлена на суд публики, мало чем напоминая начальную стадию работы над образом столь любимого Репиным композитора.

На нашем рисунке М. И. Глинка изображен, как и на известной репинской картине, в момент сочинения, но в более поздний период, в последние годы жизни. Домашняя обстановка, детали интерьера намечены беглыми росчерками пера; основное внимание уделяется абрису маленькой, несколько грузной фигуры М. Глинки. Он сидит на мягком диване, сложив ноги по-турецки и задумчиво посасывая трубку. Немолодое, с наметившимися морщинами лицо, бородка, обрамляющая слегка одутловатые щеки, редеющие растрепанные волосы напоминают о пожилом возрасте. Следы прожитых лет и физического нездоровья наложили отпечаток на облик М. И. Глинки. Но задача, которую ставит перед собой художник, много сложнее: как передать духовную глубину великого музыканта, его внутреннее состояние в момент творческого процесса? Эти и многие другие вопросы волновали И. Е. Репина на протяжении долгого периода работы над образом М. И. Глинки.

В определенной степени об этом свидетельствуют письма Репина В. В. Стасову, к которому он обращался за советом и консультацией, имея ввиду обширную эрудицию и личное знакомство В. Стасова с композитором. (Несколькими годами ранее Стасов оказал помощь изобразительными материалами и художнику Аполлинарию Горавскому для портрета М. И. Глинки, который он создал в 1869 году по дагерротипу 1856 года.)

В 1872 году в одном из писем Стасову И. Е. Репин делится с ним своими рассуждениями о судьбах русского искусства и роли интеллигенции, о формирований художественных вкусов. Там же, упоминая о николаевской эпохе в России, пишет: «Национальная гордость Николая простиралась до того, что он поощрял русскую музыку в Глинке»(1).

35 стр., 17159 слов

Творчество И.Е. Репина. Костюм стиля «романтизм». Скульптура ...

... Е. К. Макаровым в поездку по Волге в 1870 году, Репин окунулся в самую гущу народной жизни. Бурлаки перестали для ... искусства. Молодой художник часто приходил к Крамскому, показывал академические рисунки и свои первые самостоятельные опыты. Крамской внимательно следил за ... будущей картины. После нескольких переделок к весне 1873 г. работа была окончена. Обратимся к рассмотрению картины. По песчаной ...

В начале 1873 года Репин сообщает: «…мне Третьяков заказывает написать портрет М. И. Глинки; разумеется, я этому заказу рад, потому что очень люблю М. И. Портрет должен быть и картиной, и характеристикой лица, а потому я не могу тут обойтись без Вас: посоветуйте и снабдите материалами, которыми Вы обладаете, к моему утешению»(2).

И. Е. Репин начал работу над образом М. И. Глинки в 1872 году, через год после окончания Академии художеств в Петербурге (1864-1871).

Это было время новых веяний в русском искусстве, развития идей демократического направления, русской национальной самобытности. Имена И. Крамского и В. Стасова, провозвестников «новой русской школы» были у всех на слуху. В 1871 году в Петербурге открылась первая выставка Товарищества передвижных выставок, которой предшествовал известный «Бунт 14» во главе с И. Крамским — выход из стен Академии художников, отказавшихся следовать в искусстве застылым канонам академизма. Репин, называвший Ивана Николаевича Крамского своим учителем, в книге «Далекое близкое» вспоминал: «В то же время под влиянием разговоров с Крамским я все более устанавливался в отрицании и классического направления, и академической школы живописи во имя нашей русской реальной самобытности в искусстве». Подобные устремления не могли не отразиться на его творчестве.

1872 год был знаменателен и для личной жизни художника. В 1872 году Репин вступил в брак с Верой Алексеевной Шевцовой (первая жена художника).

Ее графические портреты были созданы в тот же период, когда проходила интенсивная работа над образом М. И. Глинки. При сопоставлении рисунков становится очевидной духовная насыщенность, мягкость чувства и лиричность настроения, объединяющая эти работы.

Страстный темперамент художника, умение использовать позу, жест модели для ее образно-эмоциональной характеристики отчетливо проявились в рисунках Репина начала 1870-х годов. («Голова лежащей девушки» (В. А. Шевцова), 1872. Третьяковская галерея]. В это время у Репина преобладает тип штрихового рисунка с ярко выраженной линейностью. Точность, житейская достоверность изображенных деталей одежды, обстановки, свободная, смелая композиция — характерные признаки репинского графического портрета начала 1870-х годов(3).

Эти свойства ранних графических работ Репина отчасти можно обнаружить и в рассматриваемом рисунке «М. И. Глинка». Рисунок к эскизу, несущий в себе легкость быстрого интимного наброска, обладает поэтичностью и одновременно стремлением художника к глубине и проникновенности. В рисунке к эскизу не следует искать законченности портрета, но качества, заключенные в рисунке, драгоценны. Непринужденность манеры, искренность и теплота характеристики Глинки, соответствие изобразительных приемов рисунка и внутреннего смысла образа — все это те особенности, которые впоследствии будут обязательными для лучших портретов живописца. Уникальный портретный дар Репина был направлен на работу над композицией больших картин или живописных портретов.

{mospagebreak heading=Страница 1}

В этот же период, продолжая работать над образом М. И. Глинки, Репин делает его центральной фигурой в большой картине «Славянские композиторы» (точное название — «Собрание русских, польских и чешских музыкантов». Холст, масло 128×393).

2 стр., 692 слов

Михаил Иванович Глинка — «отец» русской классической музыки

... где он родился, превращена в дом-музей. В России существует авторитетный конкурс имени Глинки, в котором соревнуются певцы. «Патриотическая песня» М. И. Глинки звучала как официальный гимн России ... стихи русских поэтов. Вскоре началась работа над новой оперой «Руслан и Людмила» по сказке Александра Сергеевича Пушкина. Это произведение было показано на публике в 1842 году и очень ...

Она была начата художником в Петербурге, в Академии, в декабре 1871 года и дописывалась весной 1872 года в Москве (ныне собственность Московской консерватории).

На картине изображены двадцать два композитора. В центре композиции — М. И. Глинка; рядом с ним друг Глинки — писатель и композитор князь В. Ф. Одоевский, а также М. А. Балакирев, Н. А. Римский-Корсаков, А. С. Даргомыжский. Вправо от центральной группы — А. Н. Серов, правее — братья Рубинштейны и группа польских композиторов (Монюшко, Шопен, Огинский), в левой части — чехи: Направник, Сметана и другие.

Торжество открытия концертного зала, иначе «Русской палаты» «Славянского базара», состоялось 10 июня 1872 года. В «Московских ведомостях» № 144 от 10 июня последовало сообщение: «Сегодня с 8 часов вечера осмотр Русской палаты и выставка, при вечернем освещении, картины известного художника Императорской Академии И. Е. Репина. Картина изображает русских, польских и чешских композиторов и некоторых лиц, оказавших особые заслуги музыкальному искусству в России. Во время выставки играет славянский оркестр под управлением известного цитриста Ф. М. Бауера»(4).

Мнения об этой картине были разноречивыми. Так, например, еще весной 1872 года И. С. Тургенев отзывался отрицательно о теме картины «Славянские композиторы». В письме к В. В. Стасову из Парижа от 15 (27) марта 1872 года он писал: «Что же касается до Репина, то откровенно Вам скажу, что хуже сюжета я для картины и придумать не могу — и искренне об этом сожалею; тут как раз впадешь в аллегорию, в казенщину, в ходульность, «многозначительность и знаменательность» — словом, каульбаховщину»(5).

Тургенев увидел картину в Москве в начале июня 1872 года и в новом письме к Стасову выразился еще резче, назвав картину «холодным винегретом и живых и мертвых» (письмо от 14 (26) июня 1872 года).

Отзыв Тургенева не убедил В. В. Стасова. В статьях 1872 года Стасов всюду называет картину «Славянские композиторы» «превосходной», «чудесной», «одной из замечательнейших картин русской школы». Репин в письме к Стасову по поводу его статьи «Новая картина Репина», посвященной описанию полотна «Славянские композиторы», в свою очередь отмечает: «Меня очень удивила отчетливость, с которой Вы описали каждое лицо, только Николай Рубинштейн не к брату, а также обращен к Глинке». (Письмо И. Е. Репина В. В. Стасову от 27 мая 1872 года, Москва).

Что же касается других отзывов, то характерным можно считать заметку П. Миллера в «Московских ведомостях» (№161, 27 июня 1872 года): «Если бы нас спросили: видели ли вы картину г. Репина, то мы сказали бы, что не только видели, но и любовались ею, а если бы спросили: видели ли мы портреты Глинки, Одоевского и других лиц, составляющих группу, то мы сказали бы, что не видели. Портреты, если хотите, и существуют, но не для публики. В этой картине интересы зрителя и художника во многом совершенно расходятся: зритель имеет полное основание думать, что г. Репин писал ее не для него, а для себя. Главная передняя группа до такой степени в тени, что лица кажутся черными пятнами, тем более резкими, что они приходятся на светлом фоне. Это происходит оттого, что художник осветил эту группу из глубины комнаты, сверху, как будто от зажженной сзади люстры, и, прибавим к этому, осветил не с той стороны, с которой все смотрят на группу, а с той, с которой ее никто не видит… Кажется нам лишнею полоса света, падающая на пол из отворенной двери: на море у Айвазовского подобное отражение натурально и живописно, но на полу оно изысканно и мелочно». Несмотря на приведенные замечания, критик «Московских ведомостей» все же находил картину Репина «исполненной многих несомненных достоинств».

2 стр., 645 слов

По картине художника Бориса Михайловича Кустодиева «Масленица»

... вкусными угощениями. Как подготовиться к уроку Подготовка к сочинению по картине Кустодиева «Масленица» в 5 классе позволит проникнуться настроением ... в руках которого находится лоток, полный товара. На картине художник постарался изобразить небольшие детали, которые важны в Масленицу. ... объединены одним праздником. Границы и условности стерты. Забыв про тяготы и повседневные заботы, русская душа может ...

В книге воспоминаний «Далекое близкое» И. Е. Репин подробно описывает историю создания картины «Славянские композиторы» и причины возникновения ее замысла: «В конце шестидесятых и начале семидесятых годов в Москве происходило усиленное движение к славянам. Москва всегда поддерживалась великими традициями славянофильства. Зимою 1871-1872 годов, по заказу строителя «Славянского базара» А. А. Пороховщикова(6) я писал картину, представляющую группы славянских композиторов: русских, поляков и чехов. В. В. Стасов, с которым только что познакомился, очень близко к сердцу принял идею этой картины и совершенно платонически радовался ее разработке; он с большими жертвами для себя, где только мог, доставал мне необходимые портреты уже давно сошедших со сцены и умерших деятелей музыки и доставлял мне все необходимые знакомства с живыми еще музыкантами, состоявшими в моем списке, чтобы я мог написать их с натуры»(7).

Для более полного изучения темы и ощущения музыкальной атмосферы Репин, любивший музыку, посещал Дворянское собрание, в зале которого постоянно устраивались концерты с участием лучших русских и иностранных музыкантов. Художник вспоминал: «В каком дивном свете заблистала передо мною вся вечерняя жизнь больших сборищ, больших театральных фойе! В зале Дворянского собрания я упивался эффектными освещениями живых групп публики и новыми образами, к утру пламенея уже от новых мотивов света и комбинаций фигур, и с нетерпением спешил в Академию художеств».

В процессе работы над картиной возникали трудности. Строитель А. Пороховщиков неоднократно требовал от Репина скорейшего окончания картины. Это вынудило художника послать заказчику резкое письмо. «Сколько крови попортили Вы мне Вашими понуканиями!.. Работа из-под палки возможна ли художнику?… Клячу погоняют кнутом, но не рысака. Испортили хорошее настроение духа, пошло неудачно и начал портить. Для всякой картины, особенно с таким назначением, как Вами заказанная, важнее всего первое впечатление… Я ничего не смею предлагать Вам, но испортить свою репутацию неудачным подмалевком за 1500 рублей я не намерен. Я лучше уничтожу картину и возвращу Вам деньги», — пишет художник в письме от 26 февраля 1872 года(8).

2 стр., 778 слов

По картине Стрекоза Репина 6 класс

... имеет человек сейчас и наслаждаться жизнью, как маленькая стрекоза. Описание картины Репина Стрекоза Свои многочисленные картины Илья Ефимович Репин посвящал простым людям, их жизни и быту. Он ... была написана непростая картина « Зима », кистью талантливого русского художника Саврасова Алексея Кондратьева. На картине как вы, наверное, уже догадались, изображена зима, по свежему Многочисленные свои ...

{mospagebreak heading=Страница 2}

Непримиримость художника со всем тем, что мешало творческим замыслам, сочеталась у него с искренним восторгом и уважением к искусству, отношением к нему как к святыне. Значительное место среди вечных ценностей занимала музыка. Любовь И. Е. Репина к музыке была постоянной, отчасти она была связана с личностью его младшего брата Василия Ефимовича Репина, окончившего Петербургскую консерваторию(9).

С другой стороны, только что завязавшаяся дружба с В. В. Стасовым, художественным и музыкальным критиком, способствовала углублению и развитию этого чувства. Ощущение музыки у Репина было органичным, естественным. Восприятие художником окружающего мира проходило через музыкальные образы. Это нашло отражение не только в портретах М. И. Глинки, М. П. Мусоргского, (мысль о написании его портрета относится к 1873 году), но и в других произведениях художника. За год до начала работы над образом М. И. Глинки Репин совершил поездку на Волгу(10).

Волжские пейзажи художник сравнил с «Камаринской» М. И. Глинки.

«Это запев «Камаринской» Глинки, — думалось мне. И действительно, характер берегов Волги на российском размахе ее протяжений дает образы для всех мотивов «Камаринской», с той же разработкой деталей в своей оркестровке. После бесконечно плавных и заунывных линий запева вдруг выскочит дерзкий уступ с какой-нибудь корявой растительностью, разобьет тягучесть неволи свободным скачком, и опять тягота без конца… В то время я любил музыку больше всех искусств, пробирался на хоры в концерты Дворянского собрания и потому и здесь к необозримым, широким видам применял музыкальные темы»(11).

«Заунывными мотивами» представлялись художнику берега Волги, тянущиеся бесконечной линией до Углича, Ярославля и переходящие в красивые мелодии в Плесах, Чебоксарах, до Казани. «Волга… волновалась, дробилась, уходила в бесконечные дали под Симбирском и, наконец, в Жигулях разразилась таким могучим трепаком, такой забирающей «Камаринской», что мы сами невольно заплясали — глазами, руками, карандашами — и готовы были пуститься вприсядку»(12).

Зримым воплощением мысли Репина и его музыкальных ассоциаций явились карандашные рисунки и пейзажные наброски, выполненные на Волге. «Нижний Новгород. Кремль» (1870).

В беглой зарисовке запечатлены внимательные и точные наблюдения: высокий холм, (художник стоял у его подножия), башня кремля и часть городской стены, домишки, приютившиеся внизу. «Нижний Новгород. Вид из кремля на ярмарку» (1870) привлекает ширью и гладью реки, которая словно разлилась на необозримом пространстве, и только верхушки мачт и изгибы отмелей вдали нарушают огромную речную гладь. «Этот царственно поставленный над всем востоком России город совсем закружил наши головы. Как упоительны его необозримые дали! Мы захлебывались от восхищения ими…» — восклицал художник. Разнообразный и неповторимый характер волжских пейзажей претворён и в рисунке «Рыбинск» (1870): лодки и суденышки на реке, очертания куполов собора, косогор и дорога с намеченными фигурками беседующих странников, — все напоминает о неистощимых музыкальных фантазиях М. И. Глинки в период создания «Камаринской». Контрасты, возникающие между широкораспевными лирическими образами и быстрыми плясовыми песнями «Камаринской», были созвучны Репину.

6 стр., 2773 слов

М. И. Глинка. Опера «Иван Сусанин»

... партитуру, Глинка отдал ее в дирекцию императорских театров. Правда, автору пришлось выполнить два условия - отказаться от денежного вознаграждения и переименовать оперу. Композитор хотел назвать ее «Иван Сусанин» ... первенство в создании сказочно-эпического жанра в русской опере. В 1872 году молодой художник И. Е. Репин закончил большую картину «Славянские композиторы». На своем полотне он искусно ...

Художник, знакомый с творчеством композитора, позднее, работая над портретом М. И. Глинки, подробно изучал его личность и характер. При помощи В. В. Стасова он обратился к воспоминаниям современников музыканта. Стасов впервые лично узнал М. И. Глинку в январе 1849 года. По его воспоминаниям Глинка творил «Камаринскую» «с миллионом все новых и новых вариаций… он фантазировал все новые и новые — без конца; наше восхищение было в таких случаях беспредельно»(13).

Как у М. И. Глинки для «Камаринской», у Репина исподволь созревал материал для большой капитальной картины, посвященной композитору. По-видимому, художник ознакомился и с воспоминаниями П. Дубровского о М. И. Глинке. «Он сидел за маленьким столом, посередине комнаты, перед своими птичками и что-то писал на большом листе бумаги… Это была «Камаринская»»(14).

Рассматривая рисунок к эскизу «М. И. Глинка», можно предположить, что первоначальный замысел Репина заключался в передаче изображения Глинки в момент создания «Камаринской». Но различные жизненные и творческие обстоятельства отвлекли художника — он должен был в короткий срок завершить огромное полотно «Славянские композиторы», затем последовало создание «Бурлаков на Волге» и пенсионерская поездка от Академии художеств за границу.

В начале 1880-х годов И. Е. Репин вновь обращается к работе над любимым образом и приступает к созданию портрета-картины «М. И. Глинка за сочинением «Руслана и Людмилы»», которая была закончена в 1887 году. В переписке художника с П. М. Третьяковым можно проследить этапы развития замысла картины, характера и внешнего облика М. И. Глинки в начале 1840-х годов — времени создания «Руслана и Людмилы».

В письме П. М. Третьякову художник четко выражает свою задачу — писать портреты «лиц дорогих нации, ее лучших сынов, принесших огромную пользу своей бескорыстной деятельностью, на пользу и процветание родной земли, веривших в ее лучшее будущее и боровшихся за идею»(15).

{mospagebreak heading=Страница 3}

В 1882 году Репин уезжает из Москвы. В Петербурге он осуществляет замыслы большинства своих произведений и создает живописные портреты людей, близких художнику своим внутренним складом, направленностью творчества, незаурядностью натуры. Портреты М. П. Мусоргского, П. А. Стрепетовой — лучшие образцы мастерства Репина-портретиста, достигшего своего расцвета в 1880-е годы. Страстная заинтересованность в постижении личности изображаемого, сопричастность высоким человеческим идеалам нашли свое отражение и в работе над образом М. И. Глинки.

Сознательно определив ориентир, Репин выбирает эпоху творческого взлета М. И. Глинки, его духовной зрелости, кипения душевных сил. Для воплощения художественной идеи пришлось прибегнуть к сложному и трудоемкому виду живописи — портрету-реконструкции.

При жизни М. И. Глинку рисовали М. И. Теребенев, К. П. Брюллов, Н. А. Степанов, Н. С. Волков, Н. А. Рамазанов, их рисунки с портретами Глинки собирал П. М. Третьяков. На всех перечисленных рисунках М. И. Глинка изображен с бакенбардами, идущими под подбородком. На фотографии С. Л. Левицкого, сделанной с дагерротипа 1856 года, М. И. Глинка — с бородой и усами. Вероятно, эту фотографию использовал Репин для рисунка к эскизу «М. И. Глинка» (1872) — первоначальному варианту портрета-картины. Теперь же, в 1883 году, художника волнует внешность М. И. Глинки более раннего времени, и он обращается за сведениями к Третьякову. «Глинку и при жизни знали люди, только близкие ему, сравнительно небольшой кружок; публика с пятидесятых годов и до настоящего времени, знай его по портрету, рисованному кем-то для гравюры с бородой, но это совершенно неверно, — пишет П. М. Третьяков Репину, — Глинка — Николаевского времени, а тогда борода никому не полагалась; с бородой он мог появиться по возвращении из-за границы только при Александре II, да и то как больной человек. (Портрет Волкова (после «Жизни за царя», «Руслана», «Камаринской») в рисунке Степанова, в карикатурах того же Степанова и Брюллова — везде без бороды)»(16).

16 стр., 7513 слов

Творчество И.Е.Репина

... за свое искусство перед народом. Под влиянием Крамского Репин помимо обязательных ака­демических заданий на исторические и мифологические темы начал работать над сюжетами из окружающей жизни, особенно ... лаконизм изображения, почти полное отсутствие каких-либо деталей, которые могли бы сообщить картине оттенок жанровости. Возвышающаяся над безбрежными речными далями ватага бурлаков производит очень ...

Репин несколько дней спустя пишет Третьякову: «…относительно портрета Глинки; когда-то, помните, говорили об этом, но после бросили и забыли, и я даже не возвращался к этой мысли. Сделать живой портрет, без натуры едва ли возможно; казенный никому, особенно Вам, и даром не нужен, остается одно — делать картину; это задача нелегкая, и ее нельзя решать вдруг; надо подумать, почитать о нем, порасспросить людей знавших, и тогда, если это составится, то попробовать — выйдет что-нибудь — хорошо, не выйдет — бросить. Возьму его записки и стану опять читать, и расспрашивать, и советоваться; авось либо что-нибудь вдохновит. Его все-таки придется изобразить с бакенбардами, а это почти борода»(17).

Работа над портретом-картиной проходила со сложностями. Год спустя, в 1884 году, Репин жалуется своему другу и помощнику в «реконструкции» образа Глинки В. В. Стасову: «…благодарю Вас за хлопоты по портрету Глинки. Вы неутомимы и все успеваете, но какая досада — я должен признаться, что, должно быть, брошу совсем эту затею, — не дается. Я всё смарал с холста — ничего не выходит. Это все не то… какой я неспособный»(18).

Год спустя после завершения портрета-картины и ее приобретения П. М. Третьяковым (за 3000 р.) между ними продолжается переписка по поводу доработки портрета М. И. Глинки. На просьбу художника выслать ему в Петербург картину для дописывания Третьяков пишет Репину: «Ужасно опасаюсь, как бы Вы, желая лучшего, не сделали хуже; ведь художники часто портят свои вещи. Хорошо бы снять фотографию с головы, а то и лучше сделаете, а мне будет хуже казаться и без сравнения нет доказательств — кто прав!»(19).

В ответ художник сообщает: «Пожалуйста, не беспокойтесь, хуже не будет», и позднее: «Глинка у меня уже готов» и дает подробные рекомендации П. М. Третьякову по поводу покрытия картины лаком.

Портрет-картина «М. И. Глинка за сочинением «Руслана и Людмилы»» была завершена в переломный период творчества И. Е. Репина. Поиски новых форм, новых средств художественной выразительности пришли на смену мягкой живописности и тонкой нюансировке светотени. Тенденция к монументальности, крупномасштабности произведения проявилась и в большом размере картины, и в крупных пропорциях, и в роли линии и силуэта. В этот период в портретах Репина впервые появляется взгляд, суждение со стороны; это качество со всей очевидностью проступает и в «М. И. Глинке за сочинением «Руслана»». Репин отказывается от цветового многозвучия: в картине лишь несколько локальных цветов. Внимание уделено выразительности силуэта полулежащей на диване фигуры композитора. Потребностью отыскать характерное, выделить главное вызван отказ художника от второстепенных, может быть, жизненно достоверных деталей. Декоративное понимание цвета — в желтом тоне халата, обивке дивана. Лаконично и обобщенно решены объемы лица и головы. Барственно-красивый образ Глинки в картине не вызвал безоговорочного признания и не был отнесен специалистами к вершинам творчества И. Е. Репина.

4 стр., 1939 слов

Автопортрет Репина 1878 года

... живописностью, свойственное в те годы искусству Репина. 6 - «Автопортрет И.Е. Репина 1878г.» 7 - «Автопортрет И.Е. Репина 1887г.» 8 - На Автопортрете И.Е. Репина 1878 года он выглядит усталым, задумчивым, ... даровитейших людях своего времени", как говорил о них Репин. Более двенадцати лет работал он над картиной "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" (1880-1891, ГРМ). Первый замысел картины ...

По завершении портрета-картины, по-видимому, художник испытывал чувство, подобное тому, о котором писал М. И. Глинка в одном из своих писем: «…можно ли точно написать все то, что чувствуешь! — Это невозможно! Самые величайшие писатели, проведя всю жизнь в чрезвычайных трудах, не могут сказать, что они довольны своими творениями — и мне ли за ними гнаться!..»(20).

{mospagebreak heading=Страница 4}

Действительно, задача, которую поставил перед собой Репин при написании картины была очень сложной и вряд ли выполнимой. О душевном состоянии композитора в период написания «Руслана» он мог судить по письмам М. И. Глинки в те годы: » В действительной жизни в моем отечестве я встречал одни горести и разочарования — большая часть моих приятелей оказались опаснейшими врагами. Не говорю о печальной женитьбе, но и с Малороссией у меня ссора через мать…»(21).

При этом М. И. Глинка осознавал свое значение и место, занимаемое им в русской музыке: «…я первый русский композитор, который познакомил парижскую публику со своим именем и своими произведениями, написанными в России и для России»(22).

Репин понимал это значение и искал адекватное выражение своему замыслу в портрете-«реконструкции».

Художник был так увлечен образом великого композитора, что и в поздние годы своей жизни ссылался на высказывания Глинки, цитируя его в письмах к своим адресатам (например: «Дал волю неудержимой фантазии (как говорил Глинка)» (письмо Репина к коллекционеру Н. Д. Ермакову. 25 января 1910, Куоккала.).

Через два года после завершения портрета-картины он вновь мысленно обращался к его личности. В 1889 году Репин присутствовал на концерте в Париже в Трокадеро. Исполняли «Камаринскую» Глинки, дирижировал Глазунов. «Глинка («Камаринская») вышел так великолепно, что просто насквозь пробирало, — пишет Репин в письме к Стасову. — Как он разнообразен, богат — и формами, и чувством, и всегда русский — так и развернет перед вами всю страну, со всеми горями и радостями, и как красиво!!!». (Письмо Репина к Стасову. 17 июня 1889 года, Париж).

О непреходящем восхищении и преклонении Репина свидетельствует и письмо к Леониду Андрееву: «Да. Вот он, цельная натура, как Рафаэль, как Глинка, они не бились над своими цельными созданиями, у них лилось. — А кого из музыкантов, чьи произведения любил Глинка? — спросил я однажды у его образованной ученицы Ермоленковой. — О, Глинка любил только себя, — ответила она». (Письмо Репина к Л. Н. Андрееву. 28 января 1917 года, Куоккала).

18 стр., 8780 слов

Творчество М.И. Глинки

... анализ принципов вокальной педагогики и особенностей композиторского письма. Структура работы: Оформление русской национальной школы пения как определенного художественного направления обычно связывают с именем Глинки - первого ... с драматическими и оперными произведениями было доступно лишь избранным. В 1735 году, когда в Россию была приглашена на постоянную работу итальянская оперная труппа ...

Индивидуальность М. И. Глинки, сложившаяся в наибольшей близости к эстетике А. С. Пушкина, и его взгляд на искусство во многом были близки И. Е. Репину. Для художника, как и для композитора, творчество великого русского поэта было высоким мерилом в понимании художественных задач. Имена Пушкина и Глинки И. Е. Репин ставит рядом, не разделяя их по значимости для отечественной культуры. Спустя несколько лет после написания портрета-картины Репин ратует за красоту и гармонию формы и в качестве примера художественного совершенства выдвигает творчество Пушкина и Глинки, античную скульптуру и шедевры художников Возрождения. «Гении — завершители своих эпох, — пишет Репин, — всем известны по своей мировой славе — их немного» и далее перечисляет имена: «Рафаэль, Бетховен, Пушкин, Глинка, Лев Толстой».

Изучение народной русской музыки, которое привело М. И. Глинку к сочинению «Руслана», его служение на поприще народной русской музыки как нельзя более соответствовали взглядам И. Е. Репина, а также его идейных и художественных единомышленников — В. В. Стасова, И. Н. Крамского, П. М. Третьякова, мечтавших о развитии народного национального искусства.

Примечание.

1.Репин И. Е. Избранные письма: В 2-х т. — Т. 1, — М., 1969. — С. 40. (Письмо В. В.

Стасову от 3 июня 1872).

2.Там же. — С. 51, 52. (Письмо В. В. Стасову от 1 января 1873).

3.Немировская М. А. Портреты И. Е. Репина. Графика. — М.,1974.

4.Репин И. Е. Далекое близкое. — М., 1964. — С. 468, 469.

5.Там же. — С. 469.

Вильгельм Каульбах — немецкий исторический живописец (1805-1874).

6.Александр Александрович Пороховщиков — строитель «Славянского базара», делец и прожектер, («Хлестаков», по определению И. С. Тургенева) принадлежал к славянофильскому лагерю.

7.Репин И. Е. Далекое близкое. — М., 1964. — С. 213.

8.Репин И. Е.Стасов В. В. Переписка: В 2-х т. — Т. 1.-М.-Л., 1948.-С. 156.

9.В. Е. Репин — младший брат художника, окончил Петербургскую консерваторию и с 1876 года служил в оркестре Мариинского театра (фагот).

10.Летом 1870 года И. Е. Репин совершил поездку по Волге совместно с художниками Е. Макаровым и Ф. Васильевым. Созданные Репиным наброски и эскизы легли в основу работы над картиной «Бурлаки на Волге» (1871 — 1873).

11.Репин И. Е. Далекое близкое. — М.,1964. -С. 238.

12.Репин И. Е. Избранные письма: В 2-х т. — Т. 2. — М., 1969. — С. 91. (Письмо П. В. Алабину от 26 января 1895. Петербург).

П. В. Алабин — основатель Саратовского публичного музея.

13. В. В. Стасов. Письмо к Н. Ф. Финдейзену от 20 марта 1893 года. «Ежегодник императорских театров», 1912. — выпуск II. — С. 11.

14.Ливанова Т., Вл. Протопопов. Глинка. Творческий путь: В 2-х т. — Т. 2. — М., 1955. — С. 54.

15.Репин И. Е. Письма. Переписка с П. М. Третьяковым. — М.-Л., 1946. — С. 48. (Письмо И. Е. Репина П. М. Третьякову от 8 апреля 1881 года).

16.Репин И. Е. Письма. Переписка с П. М. Третьяковым. — М.- Л., 1946. — С. 81. (Письмо П. М. Третьякова И. Е. Репину от 4 декабря 1883 года).

17.Репин И. Е. Избранные письма: В 2-х т. — Т. 1. — М., 1969. «- С. 293. (Письмо Репина Третьякову от 11 декабря 1883. СПб. («Записки» М. И. Глинки изданы в 1871 году под редакцией В. В. Никольского).

18.Репин И. Е. Избранные письма: В 2-х т. — Т. 1. — М., 1969. — С. 299. (Письмо Репина Стасову от 14 ноября 1884. СПб).

19.Репин И. Е. Письма. Переписка с П. М. Третьяковым. — М. — Л., 1946. — С. 135. (Письмо Третьякова Репину от 13 августа 1888. Москва).

20.Письмо М. И. Глинки к родным. Петербург, 2 мая 1822. Цит. По кн.: Беседы с Михаилом Глинкой (фотоальбом).

— Смоленск, 2003. — С. 7.

21.Письмо В. ф. Ширкову. — Петербург, 20 декабря 1841. — Там же. — С. 41.

22.Письмо Е. А. Глинке. — Париж, 31 марта (12 апреля) 1845. — Там же. — С. 59.

О. В. Рожнова,

заведующая отделом изобразительных материалов Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки