«Пышка», анализ новеллы Ги де Мопассана — любую . Ги де Мопассан

Сочинение

Жанровое своеобразие новелл Г и де Мопассана

Новелла в переводе с итальянского языка означает новость. В литературе же новелла – это повествовательный прозаический жанр, для которого характерны краткость, остросюжетность, отсутствие психологизма, неожиданная развязка.

Генетические истоки новеллы именно в сказке, басне, анекдоте. От анекдота её отличает возможность не комического, а трагического или сентиментального сюжета. От сказки – отсутствие волшебного элемента.

История с малым количеством описаний и неожиданными поворотами сюжета, — вот что присуще краткой новелле. Для того, чтобы понять, что такое новелла, — достаточное ознакомиться с представителями жанра, которыми являются Бокаччо, Гофман, Мериме, Дойль,Мопассан, По и др. Особенности новеллы для всех авторов различны, кто-то добавляет в сюжет мистику и пишет фантастические новеллы, кто-то придает новелле больше реалистичности. Особенно видна разница новелл для различных культур. Так японские новеллы глубоко связаны с фольклором, писались на классическом языке с мифологическим оттенком.

Но я бы своей работе хотела остановиться на новеллах французского автора Ги де Мопассана и доказать, что они действительно относятся к этому литературному жанру. Для анализа я взяла несколько произведений: «Ожерелье», «Правдивая история», «Бесполезная красота», «Вендетта», «Драгоценности», «Пышка».

Все эти новеллы достаточно разнообразны по темам, по интонациям (то печальной, то весёлой; то ироничной, то злой), но большинство их объединяет мысль об уродливости действительности, тоска по красоте человеческих отношений. Но всё же остановимся на жанровом своеобразии произведений Мопассана.

Итак, одним из признаков новеллы, как было уже сказано ранее, является остросюжетность. В произведениях этого французского автора сюжет по праву считается «острым», так как увлекает и захватывает внимание читателя буквально с первого абзаца.

Так в новелле «Бесполезная красота» героиня своим обманом держит в неведении и напряжении не только своего мужа, но и нас – читателей. Нам вместе с героем графом де Маскаре приходится разгадывать загадку, о том кто же из семи детей на самом деле не его.

В «Вендетте» всё внимание устремляется к тому, как жажда кровной мести перерастает в желание успокоить душу. Старуха-мать даёт обещание над телом убитого сына, что отомстит за его смерть. Перед совершением жестокого отмщения она поститься, усердно молится, исповедуется и причащается.

36 стр., 17528 слов

Художественные особенности романов Ги де Мопассана «Жизнь» ...

... особенности в портрета и пейзажа в прозе Ги де Мопассана. Материалом для исследования послужили романы "Жизнь" и "Милый друг" на русском и ... у вас талант, - сказал он, познакомившись с первыми произведениями Мопассана, тогда еще продолжавшего писать стихи. - В том, что ... и перевода. В частности, речь идет о фрагментах анализируемых произведений, в которых содержится пейзаж и портрет. Целью данной работы ...

В новелле «Пышка» сюжет предельно прост, но в то же время впечатляющий. Захваченный прусаками Руан покидает группа людей, среди которых и оказывается Элизабет Руссе, женщина лёгкого поведения, прозванная Пышкой. Ими руководят далеко не патриотические чувства, а корыстные мотивы – боязнь потерять свои деньги. В дороге эти «добропорядочные господа» пользуются добротой и отзывчивостью Пышки, заставляют её служить своим интересам. По их настоянию ей пришлось уступить домогательствам прусского офицера, представлявшего собой «великолепный образчик хамства, свойственного победоносному солдафону».

В новелле «Драгоценности» сюжет поначалу ничем не привлекает. Героиня, как и многие женщины, любит «навешивать» на себя различные украшения. Но сюжет вдруг начинает разворачиваться после смерти героини, когда её муж узнает, что «финтифлюшки», как он их называл, стоят целое состояние.

А вот ели говорить о сюжетах новелл «Ожерелье» и «Правдивая история», то, по моему мнению, в них нет ничего не обычного, но, тем не менее, они не перестают быть захватывающими. Просто их изюминка содержится в развязки произведения, а не в сюжете.

Я думаю, что такие сюжетные линии не могут не заинтриговать. Это и доказывает, что остросюжетность в новеллах Мопассана присутствует.

Говоря о сюжетах и героях, следует отметить, что люди в описанных автором историях практически не наделены внутренним миром. Именно здесь стоит сказать о еще одном немаловажном признаке новеллы как литературного жанра – отсутствие психологизма.

Психологизм – это полное, подробное и глубокое изображение чувств и эмоций, мыслей и переживаний героя.

По моему мнению, этот признак выражается в том, как автор называет своих героев. Вместо имён он всё больше использует местоимения: «и она приняла предложение мелкого чиновника», «она страдала от бедности своего жилья», «она мечтала о таких обедах». Или же автор использует такие выражения как: «граф», «старуха-мать», «прусский офицер». Все эмоции и переживания выражены буквально в нескольких сухих фразах, а то и в нескольких словах. Но не смотря на то, что автор не даёт описания переживаний, мыслей, чувств и эмоций, читатель всё-равно так или иначе представляет себе характер героя. Он выражается в каких-либо словах, действиях, поступках: «Она льнула ко мне, ластилась, называла меня дурацкими ласкательными именами, и все эти телячьи нежности навели меня на размышления». Мопассан делает своих героев типичными. На их месте мог бы оказаться любой представитель того общества.

Следующий признак новеллы – краткость. Она придаёт произведению естественность и доступность. В этом новелла даже становится похожей на анекдот. Ведь суть сформулирована чётко и ясно, акцент сделан именно на главной мысли произведения.

Автором используются краткие предложения и практически не используются описания природы, обстановки, одежды героев. Из этого вытекает, что произведения такого рода имеют не большой объем, буквально несколько страниц.

Несмотря на отсутствие описаний, отчётливо представляешь себе ту картину жизни, о которой пишет Мопассан. Здесь даже хочется вспомнить фразу: «Краткость – сестра таланта». И действительно нужно обладать большим талантом, чтобы в таком незначительном объёме произведения передать глубокий смысл истории на понятном и доступном языке.

4 стр., 1950 слов

Ги де Мопассан, «Ожерелье»: краткое содержание, анализ, критика,

... найдется. О долговой кабале семьи несчастного чиновника пишет в своей новелле Ги де Мопассан («Ожерелье»). Критика произведения отмечает его стиль как социальный реализм. Г-н Луазель закабалил себя, ... Однако лишь один этот радостный и яркий сюжет отобразил в своей новелле «Ожерелье» Мопассан. Сочинение его очень быстро, после мимолетных искрящихся моцартовских оттенков, приобрело черты беспощадного ...

Неожиданная развязка – вот что бесспорно является характерной чертой новелл в общем и новелл Ги де Мопассана в частности. Мне кажется, что изначально меня привлек именно этот аспект в произведениях такого рода. Непредсказуемый поворот событий и сохраняющаяся интрига действительно с большой силой влекут читателей. А если еще всё сводится к неожиданной развязке, то такие произведения, по-моему, очень сложно обойти стороной. Примером этого признака может служить новелла «Ожерелье». В ней героиня теряет ожерелье, которое одолжила у своей подруги. И поэтому им с мужем приходится влезать в большие долги, чтобы купить и вернуть ожерелье его хозяйке. И вот она концовка: через десять лет изнуряющего труда и бедности героиня встречает свою подругу и узнаёт, что «бриллианты были фальшивые».

В качестве ещё одного примера можно привести новеллу «Пышка». В концовке дилижанс вновь едет по зимней дороге. А в его углу тихо плачет Пышка. Люди, которые «сперва принесли ее в жертву, а потом отшвырнули, как ненужную грязную тряпку», выказывают Пышке свое презрение.

Вообще это произведение заставляет о многом задуматься: о человеческих пороках, которые выходят наружу, как только человеку угрожает малейшая опасность; об обществе, в котором мы все находимся. Невольно начинаешь представлять себя на месте героини.

Концовка этой новеллы тронула меня до глубины души, так как в ней обнажается всё равнодушие и безразличие людей к чужим чувствам, переживаниям, эмоциям.

В концовке новеллы «Вендетта» мать расправляется с убийцей своего сына самым жестоким образом и к ней приходит чувство выполненного долга, в её душе наступает умиротворение: «в эту ночь она спала спокойно».

Развязка новеллы «Драгоценности» – пример того как пристрастие жены «к мишуре» изменило дальнейшую жизнь её мужа. Он стал непомерно богатым человеком.

Я уже упоминала о сходстве новеллы с анекдотом, думаю, что следует сказать и об их различии. Анекдот, как правило, несёт в себе комический смысл, а новелла наоборот имеет трагическую и даже сентиментальную концовку: «А Пышка все плакала, и по временам рыдания, которых она не в силах была сдержать, слышались в темноте между строфами «Марсельезы»».

Иногда новеллу путают с рассказом, но в отличие от рассказа новелла опирается на редкое, неординарное событие, игнорирует описательность. Художественность, характерная для рассказа, в новелле достигается за счёт необычности и напряжённости сюжета.

Примером сходства новеллы с рассказом может служить наличие рассказчика, повествующего какую-либо историю из своей жизни, либо услышанную им где-нибудь. Так в новелле «Правдивая история» господин де Варнето, «старый пьяница» рассказывает «забавную историю», которая когда-то с ним произошла.

Если сравнивать новеллу со сказкой, то стоит отметить такой момент, что истории новелл происходят в обычной жизни с обычными людьми, и чудесна в них только судьба героя. Жизнь его складывается удачно или неудачно не при помощи волшебства, как это бывает в сказках, а благодаря странному стечению обстоятельств.

25 стр., 12260 слов

Мопассан пышка анализ. «Пышка», анализ новеллы Ги де Мопассана - любую

... и войны бы прекратились. Характерно, что первая вполне зрелая новелла Мопассана «Пышка» несет именно эту мысль. История создания новеллы отсылает нас к лету 1880 г., когда в пригороде ... Эмиль Золя «Осадой мельницы». Впоследствии составился сборник «Меданские вечера», для которого Мопассан написал новеллу «Пышка». Молодой автор очень побаивался сурового суда Флобера, но на этот раз в ...

В новелле «Драгоценности» сказочным образом, «финтифлюшки» оказываются дорогостоящими украшениями

Подводя итог всему вышесказанному можно сделать вывод, что прочитанные мною произведения Ги де Мопассана действительно относятся к такому непростому и многогранному литературному жанру как новелла, а значит и поставленная в начале работы цель мною достигнута.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/sochinenie/na-temu-pyishka-mopassana/

1. Мопассан Г. де, Пышка. Роман, новеллы. [Пер. с фр.] – 2002

2. Мопассан Г. де, Собрание сочинений. [перевод с французского] – 2005

Известный французский писатель-реалист XIX века Ги де Мопассан потрясал своими новыми рассказами, новеллами, романами всю французскую общественность, элитные слои общества.

Время, когда жил Мопассан, было для Франции довольно благополучным, оно пришлось на расцвет буржуазии. Ни для кого не секрет, что под благочинной и благопристойной мас¬кой представители изысканных слоев общества скрывали хан¬жество, лицемерие, всеобщую продажность, бесстыдную пого¬ню за наживой, авантюризм и разврат. Как никто другой, Мопассан знал жизнь высшего общества, круговорот сплетен, пучину разгулов. В своем творчестве он даже не пытался завуалировать проблемы (за вынос которых на всеобщее об-суждение его возненавидела бульварная пресса), — они чита¬ются прямым текстом. Мопассан, можно сказать, был хирур¬гом общества, но на общество его произведения не действова¬ли даже как легкая терапия. Я думаю, что если бы литерату¬ра «лечила» общество, то в настоящее время мы бы не так жили.

В 1870 году началась франко-прусская война, и с перво¬го дня войны Мопассан служит в армии. В это время он окончательно возненавидел французских буржуа, кото¬рые показали себя в дни войны с самой неприглядной стороны. И результатом его наблюдений стала новелла «Пышка».

Из города, оккупированного прусскими войсками, выезжа¬ет дилижанс с шестью знатными персонами, двумя монахиня¬ми, мужчиной-демократом и особой легкого поведения по прозвищу Пышка. К слову сказать, Мопассан дает нелестную, язвительную и краткую характеристику известным персо-нам, раскрывая подноготную их прежней жизни, сколачива¬ния состояния, получения титулов. Присутствие Пышки ос¬корбило добродетельных жен буржуа, и они объединились против «этой бесстыжей продажной твари… Несмотря на раз¬ницу в общественном положении, они чувствовали себя со¬братьями по богатству, членами великой франкомасонской ложи, объединяющей всех собственников, всех, у кого в кар¬манах звенит золото».

Пышка была единственной, кто предусмотрел, что в до¬роге захочется есть. Голод и ароматные запахи еды расто¬пят любую ледяную глыбу отношений. «Нельзя было есть припасы этой девушки и не говорить с нею. Поэтому завя¬залась беседа, сначала несколько сдержанная, потом все более непринужденная…»

Поселок, куда въехал дилижанс, был занят немцами. Проверка документов задержала пассажиров. Убивая время, они высокопарно рассуждают о патриотизме и войне. Не¬мецкий офицер, якобы беспричинно, отказывает в выезде дилижанса из поселка. Мопассан поставил богатых людей в тупик. Их мысли мечутся, они пытаются понять, что за причина задерживает их. «Они изо всех сил старались выдумать какую-нибудь правдоподобную ложь, скрыть свое богатство, выдать себя за бедных, очень бедных людей». Причина вскоре открылась — прусский офицер хочет вос¬пользоваться услугами Пышки, единственного человека, который по-настоящему патриотичен и бесстрашен. Пышка взбешена и оскорблена унизительным предложением. Вы¬нужденный «отдых» уже начал раздражать пассажиров. «Надо ее переубедить» — было принято решение. Разговоры о самопожертвовании «преподносились замаскированно, ловко, пристойно». Соотечественники убедили Пышку уступить немецкому офицеру, маскируя этим свое желание продол¬жить путь и мотивируя тем, что она, как истинная патри¬отка, спасет им всем жизнь.

9 стр., 4149 слов

Нация — это общество людей, которые через единую судьбу обретают ...

... на его этническую принадлежность и способствовали объединению общества. Воспитание подрастающего поколения в духе национального самосознания неразрывно связано ... снежной горы…» — сетовала газета. Нация — это общество людей, которые через единую судьбу обретают единый характер (О. ... Мария Королёва. Первоначально материал опубликован на сайте Надо.ua Сочинение на тему: «Я — казахстанец!» Жители других ...

Пока Пышка «отрабатывала» всем свободу, представители буржуазии веселились, отпускали гнусные шуточки, «хохота¬ли до колик, до одышки, до слез».

И что в награду получила патриотка Пышка — «взгляд оскорбленной добродетели», все сторонились ее, будто боялись «нечистого прикосновения». «Эти честные мерзавцы», которые принесли ее в жертву, жрали свою провизию в движущемся дилижансе и хладнокровно рассматривали слезы опозорив¬шейся девицы.

В новелле «Пышка» Мопассан мастерски на нескольких страницах описал все лицемерие, низость и трусость людей, по наследству получающих право быть избранными или пре-тендующих на ту ступеньку, которая недосягаема для про¬стых смертных.

Ги де Мопассан создал новеллу «Пышка» в попытке изобличить показной патриотизм и показать истинное отношение разных классов общества к войне. Короткое произведение сумело вместить в себя искренность, добродушие, корысть, двуличие и такую разную преданность граждан своей стране.

Ги де Мопассан создал новеллу «Пышка» в 1879 году, и годом позже она была опубликована, что принесло писателю мгновенную известность. Основой произведения стала реальная история, которая была связана с одним из родственников автора, который после и стал прототипом одного из персонажей. У главной героини так же есть прототип – девушка лёгкого поведения из Руана по имени Андриена. Литератор, однако, не ставил перед собой цель с точностью передать реальную историю, которая легла в основу книги – он взял идею и раскрыл её по-своему. Например, известно, что Андриена не сдалась на уговоры прусского офицера, в отличие от «Пышки».

Новелла стала частью сборника «Меданские вечера», который увидел свет к десятилетней годовщине франко-прусской войны. Группа французских писателей поставила перед собой цель как можно реалистичнее передать исторические события. Говорят, что они даже устроили между собой соревнование, в котором победитель не скидывается на выпивку – Мопассан и его «Пышка» одержали победу.

Писатель рассказал правду со своей точки зрения о недавней франко-прусской войне. Он не писал о патриотизме так, как традиционно изображали его другие мастера слова. Он показал, что общество едва выдержало испытания, выпавшие на его долю, потому что не смогло объединиться. В то время как высшие классы Франции лишь на словах были верны своей стране, а в душе были заинтересованы только собственными делами и выгодой, простые люди были истинным лицом патриотизма, внося свой, пусть и маленький, вклад, в сопротивление врагу.

8 стр., 3974 слов

Контрольная работа. Из мировой литературы. По творчеству Стендаля, ...

... работу на одну из предложенных тем) « Кукла, которая становится Норой» ( Эссе) « Путь наверх», или крушение личности ( Сочинение по роману Ф. Стендаля «Красное и чёрное») «Неужели всё сводится к деньгам? ... 10. В НОВЕЛЛЕ «ПЫШКА» МОПАССАН ОПИСАЛ ...... ЛЮДЕЙ, ПО НАСЛЕДСТВУ ПОЛУЧАЮЩИХ ПРАВО БЫТЬ ИЗБРАННЫМИ 1) низость 3) лицемерие 2) трусость 4) патриотизм 17.Установите соответствие между персонажами ...

Примечательно то, что литературный учитель Мопассана Флобер запрещал своему подопечному публиковать почти все произведения, что тот писал. Признанный мастер старался привить ученику свой стиль и своё видение, тем самым формируя у него писательские способности, которые после были признаны всем миром. Воспитанник упорно трудился и не сдавался в попытках угодить суровому наставнику, и вот почти законченная «Пышка», наконец, нашла у него одобрение. Слегка откорректировав написанное, Флобер дал новелле высокую оценку.

О чем?

Ги де Мопассан в «Пышке» рассказывает историю о том, как в одном экипаже бок о бок оказываются представители разных слоёв общества, вынужденные оставить дом из-за оккупации. Главные герои родом из Руана, они покидают город, сданный французскими солдатами прусской армии. То, что происходит во время путешествия, раскрывает каждого из них по-своему. Пышка, девушка лёгкого поведения, становится образцом доброты, щедрости, искренности и настоящего патриотизма, в то время как её спутники из высшего круга показывают худшие стороны своего характера.

Неспособная остаться равнодушной к страданиям людей, пусть и так враждебно настроенных против неё самой, Пышка помогает им. Её спутники понимают, что должны дать что-то взамен, но всё, на что они способны – быть благосклоннее к представительнице такой профессии. Тем не менее, она ничем не уступает знати, поддерживает беседу и становится им почти другом.

Эта мнимая дружба, нежелание чинить неудобства другим, податливость всеобщим уговорам толкает главную героиню на поступок, который она в душе считает аморальным: не потому, что ей отвратительно то, чем она занимается, а потому, что она единственная из всей кампании, чей патриотизм идёт от сердца. Встретившись с презрением после случившегося, Пышка понимает истинный характер людей, которые с радостью приняли её помощь, но не захотели ответить взаимностью. Им глубоко омерзительно то, что она сделала исключительно ради их блага.

Проблематика

  1. Проблема безнравственности. «Пышка» рассказывает о том, как люди реагируют на войну: кто-то понимает, какие последствия ждут родину, и принимает их, а кто-то пытается стать частью тех, кто воспротивится этому. Мопассан изобличает тех, кто даже от такого бедственного положения старается извлечь для себя выгоду или же выйти из него с наименьшими для себя потерями. Такие граждане (чаще всего речь о представителях высшего общества) не пытаются внести свой вклад в попытки противостоять угрозе, а вместо этого бегут с тонущего корабля.
  2. Ложный патриотизм. Мопассан показывает через героев новеллы, как патриотизм может быть разным. Показное пуританство и обладание хорошими манерами не делает из знатных пассажиров настоящих людей. Лишь Пышка, девушка, которая, казалось бы, чтобы прокормить себя, вынуждена заниматься таким низким делом, показывает, что значит по-настоящему любить свою родину и переживать за неё. В это же время светские господа выражали свою преданность отечеству только словами. Так раскрывается их настоящая сущность: низкая и жалкая, полная лицемерного поведения и корыстных поступков. Поэтому в этом пункте уместно сказать и о вечных проблемах лицемерия, алчности и ханжества.
  3. Говоря о кульминации новеллы «Пышка», нельзя забывать о проблеме социальной несправедливости, которая дает господам право презирать женщину легкого поведения. Мопассан составляет некую аллегорию, предлагая читателю сравнить и определить, кто низок на самом деле: проститутка, продающая тело, или люди, продавшие своё отечество. «Продажная девка» становится жертвой их стремления к трусливому бегству. Они действительно жертвуют её телом и её принципами ради собственных интересов, и эта подмена истинных ценностей на ложные и навязанные обществом, где богатые используют бедных и все равно ненавидят их, заставила её перестать верить в свои патриотические чувства.

    Смысл

    Ги де Мопассан в своей новелле несет идею протеста против военных действий, которые оказывают негативное влияние на культуру, экономику и ни в чем не повинных людей. Говоря о несправедливости, писатель в невыгодном свете выставляет членов высшего общества, показывая их внешнюю чистоту и внутреннюю грязь. Обычные люди едва ли могут привыкнуть к миру, в котором правит аморальность, прикрытая подобной чистотой. Но самое главное, что подобные лицемеры являются законодателями мнений и хозяевами судеб, они узурпировали право пользоваться такими, как Пышка. Не их ли бездействие и равнодушие виноваты в том, что деревенская девушка вынуждена была свернуть на кривую дорожку? Может, других дорог в глухой провинции не сыщешь? Однако все пассажиры судят ее, не прекращая, хотя порок в их душах глубоко пустил свои корни. Просто этого не видно, а, значит, и вовсе нет. Главная мысль новеллы «Пышка» в том, что мораль для всех совершенно разная: для кого-то внешняя, а для кого-то идёт из самого сердца. И ценить человека надо по мерилам подлинной нравственности, а не показной.

    4 стр., 1894 слов

    Новеллистика Мопассана

    ... Эти настроения, как и смех Мопассана, также были формой его оценочного, глубоко страстного отношения к действительности, помогшего ... прост. Захваченный пруссаками Руан покидает группа людей: виноторговец Луазо с женой, фабрикант Карре-Ламадон с супругой, граф и ... дороге эти добропорядочные господа, используя доброту и отзывчивость Пышки, заставляют ее служить собственным интересам. По их настоянию, ...

    Натурализм

    Мопассан – признанный гений натурализма. Не только по новелле «Пышка», но и по другим его произведениям можно судить о крайне подробных описаниях персонажей и их жизни, быта. Например, то, как Мопассан описывает содержимое корзины с продуктами, принадлежащей запасливой девушке, заставляет нас представить нечто красочное, сочное, вкусное и яркое.

    В «Пышке» Мопассан не уходит в романтизм, а посему достаточно придирчиво описывает героев произведения, нелестно отзываясь об отрицательных чертах каждого из них, даже самой Пышки, к которой у читателя по логике должна родиться симпатия. Более того, как уже говорилось выше, в основу новеллы легли реальные события, что является ещё одним признаком натурализма, основы которого заложил еще Флобер.

    Смена настроений обусловлена обстоятельствами. Невольно выходят наружу те гадкие и противные черты характера степенных господ, которых не видно по внешнему облику. Иначе раскрывается главная героиня, являя, наоборот, нечто положительное, с чего и начинает зарождаться симпатия читателя к ней. Покидая город, все объясняли это себе желанием оказаться в спокойном месте подальше от войны: только Пышка вынуждена была скрываться, так как уже выплеснула свое негодование на вражеского солдата. Тем не менее, почтенные граждане считают, что пожертвовали чем-то, не чувствуя, что предают свою страну, поэтому так враждебно воспринимают отказ «продажной девки» угодить прусскому офицеру. Решение вынудить девушку на низкий поступок кажется сперва жестоким, но после все убеждают себя, будто бы другого выхода и не было, поэтому это решение становится таким человеческим, обычным. И в этом будничном, рутинном цинизме, в котором затвердевает душа человека, тоже проглядывает натурализм, безжалостно правдивый и жизненный.

    14 стр., 6553 слов

    Сочинение чем развитее зрелее и глубже правосознание тем совершеннее право

    ... на формирование мотивов и установок поведения человека в правовой сфере жизни общества, а через регулирование правового поведения личности проявляется активная роль права, правосознания. Развитое правосознание и ... к пониманию права объединяет норму права, правосознание и правоотношение в основе права). Нормативисткий подход к пониманию права ставит в основу права – юридическую норму. Тем самым он ...

    Интересно? Сохрани у себя на стенке!

«Пышка»

Сценарий

Характеристика персонажей картины «Пышка»

1. Пышка. Это проститутка особенной провинциальной формации семидесятых годов. Она не работала в публичном доме, но и не была богатой содержанкой. Она была тихий кустарь‑одиночка. Квартирка в две комнаты, за которую платил один постоянный клиент. Горничная, которую оплачивал другой. Стирка, скромный обед, менее скромный ужин с посетителями, платья, оплачиваемые двумя‑тремя менее постоянными. Вот и все.

Пышку знал весь Руан, она была одной из его постоянных принадлежностей. Семейные люди, нотариусы, купцы, попадались и молодые, менее аккуратные в платеже. У нее могли быть и любовники.

По происхождению Пышка крестьянка. Шестнадцати лет она попала в услужение к руанскому буржуа. Семнадцати – родила. Ребенка отправила в деревню и платила на его содержание. Несколько месяцев была кормилицей. Потом стала проституткой. Ее скромность, богатые природные данные, чистоплотность и хороший характер помогали ей сделать умеренную карьеру. Сейчас ей двадцать два, двадцать четыре года. Офицеры руанского гарнизона накачали ее патриотизмом, в сущности, чуждым ее природе. Попав в общество буржуа, она чувствует себя смущенной, ибо глубоко уважает собственность, общественное положение и сознает свое падение. Ей глубоко льстит то, что ее принимают в эту компанию честных людей. Она муссирует свой патриотизм, чувствуя, что это возможность, хотя бы и кратковременная, стать в каком‑то отношении на равную доску с настоящими людьми. Тоска по настоящей жизни толкает ее на маскировку под приличную даму. В течение средних частей сценария она переживает глубокую и радостную иллюзию возвышения. Тем сильнее для нее удар, когда она понимает, что для этих людей она была и есть проститутка, что «патриотизм… это только патриотизм, не более», как говорит ей Луазо. Этот удар, это падение в гораздо большей степени составляют трагедию Пышки, чем трагедию патриотизма, в сущности говоря, наносного и неглубокого, внушенного ей теми же самыми людьми, которые потом послали ее к немецкому офицеру.

Внешность Пышки, описанная Мопассаном (толстушка со свежими губками и вздернутым носиком) почти обязательна, ибо хорошо контрастирует с глубоко трагической ситуацией, в которую попадает эта немножко смешная женщина.

Пышка, разумеется, не девушка по внешности (на что очень легко сбиться), – это зрелая женщина, глубоко сексуальная при всей своей скромности, немножко стыдящаяся того, что она так действует на мужчин. А действует она на всех без исключения. Пышка экспансивна и впечатлительна. Она живет с огромным удовольствием. Она вкусно ест, вкусно спит, любит, радуется, негодует, движется. Она заразительно смеется и плачет как ребенок. Она обожает своих любовников и без отвращения спит с клиентами. Она примитивна, немножко глуповата, вернее, очень наивна. Она с таким аппетитом ест, что невозможно не пожалеть ее, когда она голодна.

2 стр., 774 слов

Трусость и предательство — глубокая моральная тема в школьном сочинении

... Это чаще всего цитата. Какой эпиграф можно подобрать к сочинению на тему предательства и трусости? Краткий, эффектный и броский. Таким может стать афоризм, принадлежащий канадской писательнице "Миг ... произведении В. Распутина "Живи и помни" тема предательства и вовсе является основной. Примеров масса, и, обратившись к этим произведениям, можно намного глубже понять суть вопроса, чтобы выразить ...

Сложная актерская работа сочетается в этой роли с необходимостью очень богатых и своеобразных внешних данных.

2. Г‑жа Луазо. Дочь богатого фермера, работавшая до замужества вместе с батрачками. Вышла замуж за юркого и плутоватого приказчика из винной лавки, прельстившего ее разбитным характером и в свою очередь деньгами. Приданое, однако, оказалось не так велико, как рассчитывал г‑н Луазо. Величайшими трудами, сантим к сантиму, путем жестокой экономии, копеечных расчетов, копеечного плутовства супруги увеличили его. Завели винный погребок. Потом магазин. Наконец оптовую виноторговлю, наиболее крупную в округе. Это типичные нувориши, жадные, напористые и плутоватые.

Сейчас доход супругов перевалил за сотню тысяч франков, тем не менее г‑жа Луазо экономит на мясе, следит за служанками, подозревая их в воровстве, покупает для кухни провизию второго сорта, снашивает ботинки до дыр и сама ходит на другой конец Руана, ибо там селедки на сантим дешевле. У супругов еще сохранился погребок, с которого начинали карьеру, и, если г‑же Луазо случается зайти в него, она норовит надуть покупателя, подсунуть ему не тот сорт вина, кричит на приказчика, самолично бьет его по морде при случае, несмотря на принадлежность к великой французской нации.

Основные чувства, движущие г‑жой Луазо, это жадность и презрение. Жадна она почти неправдоподобно. Сама выбившись из низов, она глубоко презирает всех стоящих ниже ее и испытывает постоянную органическую потребность показать это. В течение всей картины она страдает от того, что с Пышкой разговаривают. Она от всей души ненавидит обе аристократические четы, но в обращении с ними подчас проявляет холуйскую почтительность. Дети Луазо и им подобные будут в свое время заправлять делами Французской республики.

Г‑жа Луазо жестока. Унижать, делать гадости доставляет ей своеобразное удовольствие: она чувствует себя тогда выше. Грубость, жестокость и жадность – ясно написаны на лице, и это основное требование к актеру. Внешность г‑жи Луазо может варьироваться в зависимости от остального ансамбля, она должна хорошо обыгрываться в сочетании с внешностью мужа и двух остальных дам. По Мопассану г‑жа Луазо высокая и тучная, с широкими, крепкими костями, этакая першеронообразная французская матрона. Она может, однако, быть высокой и костлявой (муж маленький и толстенький), может быть низкой и жирной, с физиономией мопса (тогда г‑жа Каррэ‑Ламадон должна быть тоненькой и высокой).

Словом, необходимо учитывать при подборе г‑жи Луазо всю тройку: супруги Луазо, г‑жа Каррэ‑Ламадон.

3. Г‑н Луазо. Социальная его характеристика дана выше. В смысле жуликоватости он даст своей жене 100 очков вперед, но у него более широкий характер и менее ущемленное самолюбие. Это прохвост в самом богатом смысле этого слова. Любопытный, наглый, бесстыжий, ловкий и подвижной, он способен решительно на все – на кражу, на обман, если для него гарантирована безопасность. К счастью, он глубоко труслив. К деньгам он относится легче, чем жена, ибо очень хорошо знает, что их нужно наживать тысячами, а не единицами. Впрочем, тратит он максимум десятками. Он один из руанских клиентов Пышки, хотя посещает ее не слишком часто и платит скуповато.

В молодости он был большим ухажером и весельчаком. Он сохранил еще остатки своего разбитного характера. Он экспансивен и шумен. Чувство стеснения, неловкости, стыда – вовсе ему не знакомы. Он положительно не знает, что это такое. Он откровенный прохвост и этим отличается от всех остальных, менее откровенных, а не менее прохвостов. У него деятельная натура. Сидеть на месте он неспособен. Умрет он, вероятно, от апоплексического удара.

Очень вульгарный по природе, Луазо далеко не заносчив. В сущности говоря, если бы ему позволяла жена и общественное положение, он, вероятно, вел бы компанию со своими прежними приятелями – приказчиками, мелкими торговцами. Но деньги открыли ему доступ в руанский свет, и он принужден вращаться в обществе денежной аристократии. В этом обществе он сохраняет манеры и повадки приказчика. Ему прощают сальные анекдоты и не совсем пристойные выходки, ибо он богат.

К Пышке он относится проще, чем все остальные. В сущности говоря, он охотно променял бы всех аристократов со своей женой в придачу на пару таких Пышек. Разница между ним и женой та, что г‑жа Луазо будет есть в присутствии голодных с угрюмым торжеством, а г‑н Луазо с добродушной улыбкой. Не поделятся пищей оба одинаково. И оба одинаково (хотя с разным выражением лица) готовы проползти километр на брюхе за сто франков.

По Мопассану г‑н Луазо маленький, толстенький, с седыми бакенбардами. У нас внешность будет диктоваться прежде всего соответствием характеристике, как и всюду, она, кроме того, зависит от остального ансамбля, особенно от мужчин.

4. Г‑жа Каррэ‑Ламадон. Бойкая, молодая дамочка, хорошенькая, из приличной семьи, не слишком богатой. Сразу по выходе из монастыря, где она воспитывалась, она вышла замуж за богатого фабриканта, который был старше ее вдвое. Мамаша еще до первой брачной ночи просветила ее В насчет того, что и при старом муже бывают свои радости (Каррэ‑Ламадон, вообще говоря, еще не стар: ей лет 27–30, ему лет 45–50, то есть он человек в возрасте, по французским понятиям).

Г‑жа Каррэ‑Ламадон одна из звезд руанского провинциального общества и единственное утешение офицеров руанского гарнизона. Это профессионально обаятельная женщина. Она глубоко несчастна, если на нее никто из мужчин не облизывается. Можно полагать, что она держит одновременно не больше одного любовника, в то же время подготовляя себе сменного и флиртуя на всякий случай еще с тремя‑четырьмя.

Монастырское воспитание привило ей подчеркнутую и извращенную сексуальность. Она почти непристойна, настолько явно она живет для одной и единственной функции. Тем более презрительно она относится к профессиональной проститутке.

Уровень ее понятий и идей необычайно низок: несколько прописных моралей, умение вышивать и необычайное количество энергии, вкладываемой в обслуживание мужчин, почти все равно каких, лишь бы приличных и не импотентов. По уму она не многим выше обыкновенной курицы, но чувствует себя аристократкой и избранной породой. Жестока она врожденной женской жестокостью, усугубленной тем, что всех не воспитывавшихся в монастырях считает чем‑то вроде неодушевленных существ: она искренне удивилась бы, если бы ей сказали, например, что прислуга может обидеться. Она сочла бы такую прислугу чудовищным извращением и прогнала бы ее (кстати, горничных она шлепает по щекам, одновременно заливаясь слезами, ибо их ошибки считает нарочитыми оскорблениями своей нежной натуры).

Г‑жа Каррэ‑Ламадон истерична и бестактна. Если бы она не была хорошенькой женщиной, то ее присутствие было бы невыносимо. Она худенькая и стройная, следовательно, по понятиям того времени, тело ее не имеет полной прелести (тогда любили женщин с формами).

Успехом у мужчин она пользуется вследствие так называемого темперамента, то есть ясно видимой готовности на все, и на все с большим старанием, самоотверженностью и знанием дела. Короче – она стерва, и это основное. Хорошенькая стерва.

5. Г‑н Каррэ‑Ламадон. Богатый буржуа из мелких дворян, владелец нескольких бумагопрядильных фабрик. Получил их по наследству. Потомственный буржуа, уже лишенный тех явных стяжательных признаков, которыми богато наделены супруги Луазо. В то время медицина предписывала детям есть сырое мясо и пить вино Для укрепления организма. Вследствие такого кормления г‑н Каррэ‑Ламадон страдает камнями в печени и подагрой. Он любит сознавать себя больным и много занимается собственной особой. То обстоятельство, что его супруга изменяет ему, мало его беспокоит, ибо он склонен выполнять свои супружеские обязанности в минимальной степени, боясь излишества и дорожа своим здоровьем. Жена презирает его, он же любит ее по‑своему, гордясь ее успехами.

Если супруги Луазо подобострастны по отношению к графской чете, то Каррэ‑Ламадон держится с ними почти как с равными. Тем не менее ему льстит внимание графини. Пышку он не замечал бы, поглощенный собственной особой, если бы события не выдвинули ее на первый план. Пребывание в гостинице беспокоит его главным образом с точки зрения диеты. После еды он всегда с тревогой прислушивается к работе желудка, ожидая с его стороны всяких неприятностей. Он патриот по обязанностям, но если любовь к отчизне вынуждает его есть вместо цыпленка баранину, то это кажется ему чрезмерной жертвой. С прислугой он вежлив вследствие отсутствия характера. Больше всего он боится неприятностей. Он абсолютно лишен способности к активным действиям. Во всех отношениях он полная противоположность Луазо, в том числе и в отношении внешности. Если Луазо будет маленький и толстенький, то Каррэ‑Ламадон должен быть худой и высокий.

6. Граф. Один из главнейших персонажей. Потомственный аристократ, притом отнюдь не разоряющийся, а, напротив, очень богатый. Самый богатый из всех. Владелец больших поместий и большого количества акций. Умный и спокойный самец, очень представительный и настолько уверенный в себе, что позволяет себе роскошь обходиться со всеми одинаково вежливо. Внешне между его обращением с Пышкой и, скажем, с Каррэ‑Ламадон нет никакой разницы. Он старше Каррэ‑Ламадон, ему уже за пятьдесят, но он настолько сохранился, так зачесывает свою полуседую шевелюру, так держит себя, что производит впечатление мужчины, не имеющего возраста, специальность стареющих самцов хорошего общества.

Если вначале он стоит как бы вне событий, то под конец он оказывается признанным главой коллектива буржуа. Его слово – решает. Каждое его движение рассчитанно и эффектно. Он обладает наиболее сильной волей из всех мужчин. Он умел сохранить достоинство в любой ситуации. С нашей точки зрения, его манеры несколько смешны: монокль, походка, красивые движения мягких рук, выдержанная, скупая мимика лица – все это носит, на наш сегодняшний взгляд, несколько театральный характер. Это чем‑то чуточку похоже на Торрэнса в «Трусе». Ироническое отношение к эпохе должно быть подчеркнуто на этом ее высшем представителе.

В сцене уговаривания, когда граф неожиданно изменяет своей сдержанности, это должно произвести эффект внезапного разоблачения. На роль должен быть взят актер большого обаяния, ибо до половины картины граф производит эффектное впечатление почти положительного персонажа. Его жестокий, почти грубый эгоизм вырастает в полную меру только в финале.

7. Графиня. Уже немолодая, очень приятная на вид, мягкая, округлая, незаметная, благосклонная женщина. По происхождению буржуазка. Преклоняется перед мужем и обожает его. Абсолютно довольна своим положением и ничего иного не хочет. Любовников не заводит от лености, но на мужчин иногда поглядывает с вожделением. Она не жестока, она слишком для этого тетеха, но и не добра. Она сплошная благовоспитанная и вежливая умеренность. Вероятно, муж долго дрессировал ее. Она явно глупа, это преобладает надо всем. Может быть, она и поделилась бы с Пышкой кусочком в финале, но все не дают, и она не дает. То, что Пышка плачет, сначала даже несколько обеспокоило ее, но, поглядев на остальных, она уверилась, что так надо и, значит, все в порядке. С Каррэ‑Ламадоном она флиртует по привычке, как старая полковая лошадь. Никаких видов на него она не имеет, да он и не слишком‑то завидный кусок.

Манеры ее очень изысканны, но чуть менее подчеркнуты, чем у мужа, вследствие слабости характера. Такие графини живут с лакеями, потому что это просто, не нужно далеко ходить и нет никаких хлопот, а уважение и старание обеспечено.

8. Корнюдэ. Демократ. Отец содержал в Руане аптеку и оставил ему небольшое состояние. Окончив курс естественных наук и став бакалавром, Корнюдэ продал аптеку и предался демократизму. Развращенный парижской богемой, он абсолютно отучился делать что бы то ни было и научился долго и с пафосом говорить на любую тему. В течение девяти лет он спустил все состояние. Даже не в кутежах, а в примитивных выпивках, он стал типичным пивопийцей, завсегдатаем всех руанских пивных. Он тоже один из Пышкиных клиентов. Так как все десять лет он проповедовал идеи демократии и республиканства (за пивными столиками, где можно проповедовать все, что угодно), то теперь ждет от Республики награды в виде доходного и необременительного казенного местечка. Он совершенно серьезно считает, что его пивная деятельность была общественно полезной и что он потерял состояние ради Республики.

В смысле идейной характеристики это прообраз социал‑демократа, это соглашатель, начиненный туманными идеями свободы, равенства и братства, не вкладывающий в эти идеи никакого конкретного содержания и готовый не очень дорого уступить их.

По натуре это добродушный, грубоватый и не слишком умный бурш, но привычка к позе, к говорению, к туманному энтузиазму совершенно развратила его. Он знает два состояния: или на трибуне, или хлещет пиво. Он настолько привык орудовать абстрактными истинами, что совершенно утерял ощущение обстановки и реальной жизни. Он не жалеет Пышку потому, что вообще отвык иметь дело с человеческими ощущениями. Это слишком мелко для него. Он любит пожрать, все равно что, любит женщин и не очень разборчив в качестве их (лишь бы пожирнее).

Он произносит высокопарные фразы и одновременно щиплет Пышку за зад.

Корнюдэ некрасив, нечистоплотен и самовлюблен. Костюм его всегда обсыпан пеплом, а по бороде можно судить, что он ел с утра. В карманах у него склад скобяных и москательных изделий, между которыми попадаются также куски сахара и обрывки брошюр. Думает и движется он медлительно. По натуре он молчалив, если тема не имеет отношения к каким‑нибудь высоким принципам.

Подобно графу, он обходится со всеми одинаково, но делает это не от аристократической вежливой снисходительности, а от полного, грубоватого равнодушия и сознания собственного умственного превосходства. При этом, повторяю, он не умен. В компании рафинированных буржуа он стоит на низшей ступени, даже супруги Луазо глубоко презирают его, отчасти, правда, побаиваясь, так как Республике только месяц от роду. То, что по морде влетает именно ему, наименее активному, в сущности, почти не участвовавшему в общей оживленной деятельности вокруг Пышки, – глубочайшим образом правильно, ибо такова судьба всякого соглашателя.

Внешность Корнюдэ – мешковатый, заросший бородой чуть не до глаз, с чуть отекшим от пьянства лицом. Ему за тридцать. У него брюшко, не очень большое и скрадывающееся благодаря росту и широким костям. Он совсем не похож на француза в обычном представлении (такая внешность была у французского журналиста шестидесятых годов Нестора Рокплана).

9. Старшая монахиня. Костлявая, мрачная старуха, очень безобразная, хотелось бы – рябая. Держится сдержанно и молчаливо. Широкая мужская походка, согнутые плечи, постоянно поджатые бледные и сухие губы. В сцене уговаривания внезапно прорывается ее подлинный темперамент, грубая и страстная напористость. Это замечательный оратор, – оратор иезуитской первоклассной школы. В своем монастыре эта монахиня не последнее лицо, и сквозь выработанную скромность, сдержанную почтительность в обращении с людьми проглядывает уверенная и грубовато‑властная натура. Ест жадно и некрасиво. Молится сердито. Чем‑то она похожа на г‑жу Луазо, может быть, проглядывающей иногда жадностью.

10. Младшая монахиня. Прозрачное, туберкулезное лицо с огромными глазами, лицо почти красивое. Грустное, очень скромное лицо, освещенное изнутри глубоким пламенем затаенной страсти. Молится пламенно и сосредоточенно, но, задумавшись, начинает бормотать и креститься совершенно механически. Монастырь не угасил в ней пола. Ей импонирует граф. В минуты веселости она кидает на него недвусмысленные взгляды. Старшую монахиню почитает безмерно. На Пышку глядит не с омерзением, как старшая, а с глубоким религиозным ужасом и страстным греховным любопытством. Иногда, поймав себя на том, что она уже минуту с не совсем понятным ей самой волнением разглядывает эту женщину, живущую профессиональной любовью, младшая монахиня начинает поспешно креститься и торопливо хватается за четки. Каждый раз, когда на нее взглядывает граф, она краснеет и задыхается. Впрочем, все это, все эти внутренние переживания внешне скрыты выработанной, профессиональной скромностью, опущенными глазами, тихими движениями.

11. Немецкий офицер. Несмотря на свое большое значение для вещи, может быть охарактеризован очень коротко: это сентиментальный хам. Это уверенный в себе, наглый самец, презирающий всех штатских, а тем более французов. Он положительно не считает их за людей. У себя на родине он принадлежит к хорошему обществу, он прусский юнкер. Он привык к тому, что проститутка – ресторанная подстилка, предмет, не живое существо… Капризы Пышки принимает с холодным негодованием и считает их личным оскорблением. Сентиментален он отчасти потому, что это модно, отчасти же потому, что это свойственно его классовой и национальной природе. Сентиментальность его какая‑то преувеличенная, чрезмерная и потому неправдоподобна. Она сочетается с холодной жестокостью. Эта самая влюбленная глуповатая жестокость – первое, что бросается в глаза. Ощущение неумолимости должно сопровождать каждое появление этого человека. Его наглые, прозрачные глаза почти никогда не меняют выражения, даже когда он вздыхает.

Походка гвардейская, немножко развинченная. Внешность подробно описана в сценарии и у Мопассана. Эти предписания, однако, не директивны. Возможны отступления, ибо сентиментальные хамы могут, разумеется, варьироваться по росту, а порода этих юнкеров была очень распространенна и стандартна, как автомобили Форда.

12. Немецкий солдат. Исключительно ответственная роль, хотя и маленькая по объему. Прежде всего это крестьянин, недавно взявший винтовку, это работающий человек, мешковатый. Он привык работать, привык делать что‑то полезное. Его тяготит вынужденное безделие, он все время порывается помочь «кому‑нибудь, вообще занять как‑то свои руки, занятые только бессмысленной винтовкой. Ему нравится горничная‑француженка. Нравится не красотой, а здоровьем, тем, что настоящая работящая девка, хозяйка, похожая на немецких девок, с такими же красными, сильными руками, с таким же крутым задом. Пышке он сочувствует потому, что видел, как она доила корову, и потому, что ненавидит своего офицера и подозрительно относится ко всей компании буржуа. В Пышке он смутно чувствует свою. Все остальное, включая внешность и возраст, может варьироваться как угодно, необходимо только одно: чтобы это был немец и чтобы он обладал бесспорным обаянием, как ни мало присутствует он на экране, но он кончает картину, и зритель должен из картины запомнить его в числе самых первых.

13. Горничная. Это то, чем стала бы Пышка, если бы она не попала в город. Простая, здоровая, полная деревенская девушка. Она моложе Пышки и немножко похожа на нее и внешне и манерами.

14. Хозяин гостиницы. Тучный, ленивый, с хитрецой в глазах. Он заинтересован в том, чтобы Пышка сопротивлялась как можно дольше, ибо это дает ему постояльцев. Впрочем, он держится нейтралитета. Вид у него постоянно сонный, что не мешает ему видеть все очень хорошо и иногда действовать очень решительно.

15. Кучер. Тощий и унылый, как похоронный марш, когда разговаривает с господами или вообще находится при деле. Веселый и плутоватый, как только оказывается в своем обществе. Но для него свой парень.

Титр

1 сентября 1870 г. стотысячная французская армия была разгромлена под Седаном и взята в плен вместе с императором Наполеоном III.

« Во Франции была объявлена республика.

« Немцы быстро продвигались по Северной Франции, занимая города, захватывая целые области.

« По рассказу де Мопассана […]

А. В. Маркин, А. М. Смышляева

Неконструктивное противоречие в структуре новеллы Ги де Мопассана «Пышка»

ИЗВЕСТИЯ Уральского государственного университета

редакция свежий номер архив разделы авторы

№ 17(2001) Гуманитарные науки. Выпуск 3.

. xslt&id=a07&doc=../content. jsp

Новелла «Пышка» относится к числу самых прославленных произведений Мопассана. Критики, писавшие о ней, отмечали совершенство изображения характеров, точность детализации, живость действия. По мнению самых тонких ценителей, как, например, Флобер и Сомерсет Моэм, «Пышка» является одним из самых образцовых произведений новеллистического жанра. («Оригинально по замыслу, совершенно по композиции и превосходно по стилю» 1).

Обычно о «Пышке» пишут как о выражении патриотических и демократических взглядов Мопассана. Мадемуазель Элизабет Руссе, стоящая «вне» порядочного общества, оказывается достойнее и патриотичнее своих респектабельных спутников; последние, в свою очередь, обнаруживают свойственные им цинизм и меркантильность. Свои низменные цели они маскируют высокими побуждениями. Забота о собственном благополучии изображается руанскими обывателями чуть ли не как патриотический подвиг. В ходе развертывания сюжета выясняется, что реальные достоинства человека не совпадают с общепризнанной социальной иерархией. На выявлении этого противоречия и основывается эффект. В этом духе об этой новелле писали и французские, и отечественные (И. Анисимов, А. Пузиков, Е. Евнина и др.) исследователи. Этот взгляд кажется бесспорным и обоснованным всем содержанием новеллы; но настолько же банальными выглядят ее моральные итоги. Кажется непостижимым, как мог восхищаться ею такой общепризнанный враг банальности, как Флобер. Характерно, что современные французские литературоведы почти не обращаются к анализу «Пышки», которая не всегда включается даже в списки обязательного чтения студентов-филологов; гораздо более интригующими кажутся фантастические новеллы Мопассана, такие, как «Орля». Однако нам представляется, что по-своему «Пышка» не менее фантастична и поразительна. В ее структуре наличествует специфическая сложность, требующая дополнительного осмысления.

Нет сомнения в том, что сюжет «Пышки» действительно построен вокруг проблематики маски и лица. Однако следует заметить, что с самого начала пассажиры дилижанса вовсе не разыгрывают патриотизм, не изображают себя ни борцами (за исключением Корнюде), ни хотя бы страдальцами и беженцами. Они хорошо понимают свое положение: понимают, что опасаться им нечего, ведь едут они с разрешения коменданта. Ни Карре-Ламадон, ни граф Юбер де Бревиль, ни Луазо не скрывают деловых и эгоистических целей своей поездки. Ни в поведении, ни в словах они не обнаруживают ничего, что свидетельствовало бы о желании придать какую-то особую значительность своим действиям. И трудно не признать их поведение вполне адекватным ситуации: ведь в самом основном, повседневно-бытовом слое жизни ничего по существу не изменилось, как это и отмечается в новелле неоднократно: «Впрочем, офицеры голубых гусар, вызывающе волочившие по тротуарам свои длинные орудия смерти, по-видимому, презирали простых горожан не многим больше, чем офицеры французских егерей, выпивавшие в тех же кофейнях год тому назад»; «Но так как завоеватели, хоть и подчинившие город своей непреклонной дисциплине, все же не совершили ни одной из тех чудовищных жестокостей, которые, если верить молве, сопровождали их победоносное шествие, — жители в конце концов осмелели, и тяга к коммерции снова ожила в сердцах местных негоциантов»; необыкновенно мирным оказывается облик прусских солдат «Первый, которого они заметили, чистил картошку. Второй, подальше, мыл зеркало в парикмахерской. Третий, заросший бородой до самых глаз, утешая плачущего мальчугана, качал его на коленях и целовал в голову. Дородные крестьянки, у которых мужья были в «действующей армии», знаками указывали своим послушным победителям работу, которую надлежало сделать: наколоть дров, засыпать суп, смолоть кофе; один из них даже стирал белье своей хозяйки, дряхлой и немощной старухи». Напряжение возникает не столько из-за войны, сколько из-за экстремальных обстоятельств самой поездки: выехать пришлось в пятом часу утра, во время страшного снегопада, никто не позаботился о провизии в дорогу… Градус патриотизма повышается благодаря присутствию Пышки. С одной стороны, у нее одной есть серьезные основания бежать из Руана (если верно то, что она рассказала о своем героическом поведении); с другой стороны, у нее-то как раз нет никаких оснований бежать: в Гавре у нее нет никаких дел, а ее руанский дом полон провизии. То есть, Пышка уезжает по причинам идеологического, духовного порядка; уезжает потому, что этого требует бессознательно выбранная ею роль.

С образом Пышки мы вступаем в область древнейших метафор, отождествляющих любовное ложе и поле битвы. Видимо, в ситуации войны возможны две модели сексуального поведения женщины, условно могут они быть обозначены как поведение «жены» и поведение «девы». Место жены — в тылу, назначение — дать отдых солдату. Патриотизм, если о нем заходит речь, может проявиться здесь в форме сексуальной раскрепощенности. Таково поведение героини новеллы Юкио Мисимы «Патриотизм»: высшая точка сексуального возбуждения совпадает с наибольшим напряжением патриотических чувств. При этом женщина может демонстрировать более или менее агрессивную недоступность для «чужих»: так Милан Кундера описывает поведение чешских девушек на улицах Праги 1968 года: «молодые девушки в невообразимо коротких юбках, возмущавшие спокойствие несчастных, изголодавшихся плотью русских солдат тем, что на глазах у них целовались с незнакомыми прохожими» 2 . Другая модель — «дева». Героическая дева находится на передовой. Обычная ее роль — медицинская сестра, крайняя форма — воительница, Жанна, Юдифь. Эта роль означает принятие на себя обязанностей аскетизма. Однако в то же время сексуальность оказывается и основным оружием, обращенным против чужака, что наглядно демонстрирует Свобода на баррикадах на известной картине Делакруа. В литературе обычно происходит то или иное соединение двух этих моделей, более или менее сложное; так, в романе Эрнеста Хемингуэя «Прощай, оружие!» медсестра Кэтрин становится женой лейтенанта Фредерика Генри, что тут же сопровождается дезертирством лейтенанта из итальянской армии: солдат отправляется на отдых. Более сложную комбинацию мотивов можно наблюдать в романе Тургенева «Накануне»: Елена Стахова демонстрирует аскетизм по отношению к «своим» (Шубину и Берсеневу), отдавая себя, как на заклание, «чужому», наделенному чертами демонизма Инсарову; однако в новой ситуации она должна перейти к роли жены и подруги.

Что же касается Пышки, то комизм заключается в том, что, будучи не только по роду занятий, но и по внешнему облику и призванию «женой», она начинает разыгрывать роль героической «девы». В этом же состоит и первый уровень конструктивного противоречия в новелле. Как воительница ведет себя Пышка при первом столкновении с оккупантами; она проявляет аскетизм, дважды отвергая ухаживания Корнюде (который предпочел бы видеть себя в роли солдата, а Пышку — в роли подруги).

В соответствии с логикой этого мифа она должна пожертвовать собой ради спасения «братьев». Но в гостинице в Тоте ее поджидает чудовище стиля — прусский офицер. Тут Пышка чувствует, что перегнула палку. В общем-то она должна сразу понять, чего требует от нее идеальный героизм; однако природа восстает против этого.

И только с этого момента начинает действовать система лицемерия и подмены. Пышку побуждают и уговаривают, при этом происходит все более полная сублимация внутренних побуждений. Операция проводится с точным расчетом и большим изяществом. Заложники блистательно помогают друг другу играть взятые роли страдальцев и беженцев. Нагнетается патриотическая истерия. Жесткая ирония автора освещает все их ужимки. Совокупная воля направляется на то, чтобы заставить Пышку доиграть роль до конца, чтобы она исполнила все требования стиля. Ее дезориентируют: ее упорство выставляется не как дань природе, а как дань стилю. Такой же данью стилю должна стать и ее сдача. Особая роль принадлежит эпизоду посещения Пышкой церкви: она сама себя чувствует невинным младенцем, обреченным, разумеется, на заклание.

Положение Пышки в самом деле безвыходное: с одной стороны, у нее не больше оснований отказать офицеру, чем кому-либо другому; с другой — она просто обязана с ним переспать для спасения Отчизны. Она возмущена как женщина, но ее «я сама» никого не волнует. В роли девы она просто обязана исполнить то, чего не сделала бы и как проститутка. Обе ее роли обязывают ее уступить.

Разумеется, это является ударом по культуре: ведь именно культура делает возможным совмещение противоположных ролей, культура нарушает правила, которые сама же и установила. Культура предстает как игра и лицемерие. Обнаружение лукавства культуры рождает в новелле чистую радость — радость реабилитации «плотского» человека. «Нисхождение» к природе сопровождается всеобщим ликованием. Наиболее эмоционально наполненным эпизодом до приезда в гостиницу является, несомненно, эпизод поедания Пышкиной снеди. В этот момент происходит отказ от тех социально-культурных норм, которые были принесены в дилижанс извне и в тесноте ощущались особенно остро: легко видеть, как пассажиры моментально образуют социальные группы: дамы — шлюха, республиканец Корнюде — консервативно настроенные богачи, порядочное общество — жуликоватый Луазо. Соответственно отвергаются все покушения на социальную иерархию: шутка Луазо, его предложение съесть Пышку, ром Корнюде. Совокупная воля состоит в том, чтобы ситуация оставалась знаковой, а иерархия неприкосновенной. Сама Пышка тонко чувствует, что просто поесть в такой ситуации недопустимо, а надо сначала исполнить некий балет. Сначала сдается Луазо, затем монахини и Корнюде, затем мадам Луазо. К Луазо Пышка обращается иначе, чем к монахиням или к графу. Каждое ее слово, каждый жест подчеркивает сохранение иерархии: «Пышка смиренным и кротким голосом предложила монахиням разделить с нею трапезу». Знаковым является и обморок госпожи Карре-Ламадон: он тоже свидетельствует, что иерархические отношения не ломаются, утонченная жена фабриканта получает возможность поесть как бы против воли, не приходя в сознание. Слова Пышки: «Ах, боже мой, если бы я только смела предложить вам…» — и ответ графа: «Мы с благодарностью принимаем ваше предложение, мадам», — обмен изысканными любезностями, гарантирующими неприкосновенность культурных норм. И все же при этом культура делает уступку природе, принимая ее извинения; и все пронизано скрытой радостью открытия: человек — животное, которое хочет есть.

Этому открытию должно быть найдено оправдание. Оно находится в экстремальности ситуации, в положении беженцев, в патриотическом долге, требующем поддержания сил. Разговор ведется важный, касающийся патриотических тем. Совместная трапеза — временный отказ от условностей ради совместного дела. Русский читатель должен вспомнить здесь роман Толстого: «Миром, все вместе, без различия сословий, без вражды, а соединенные братской любовью…».

Вновь то же чувство раскрепощения охватывает заложников в гостинице, когда Пышка дает согласие прусскому офицеру, — начинается оргия, пир без чинов, даже монахини пьют шампанское, фривольные шутки Луазо никого не смущают. Радость ничем не сдерживается, возникает атмосфера чувственности, соответствующая фамилии хозяина гостиницы (Follenvie — «безумное желание»): «И всю ночь во мраке коридора проносились слабые шелесты, шорохи, вздохи, легкие шаги босых ног, едва уловимые скрипы. Постояльцы заснули, очевидно, очень поздно, потому что под дверями еще долго виднелись узкие полоски света. Шампанское часто так действует, — говорят, от него не спится». Радость, охватившую заложников, трудно не признать вполне адекватной; дело не только в освобождении от прусского плена, но в освобождении от тирании идеалов, носительницей которых оказалась Пышка. Для ее спутников открылся выход в ту сферу, где птичка летает, а Луазо ворует. Их радость физиологична и гуманистична, им открылось, что человек — животное, которое хочет совокупляться.

Этому общему «падению» противостоит одна только Пышка, и это создает второй уровень конструктивного противоречия в структуре новеллы. Хранительницей принципов культуры выступает Пышка, между тем трудно вообразить что-либо более вульгарное и далекое от самой идеи стиля: Пышка… «казалась еще пышнее в голубом кашемировом капоте, отделанном белыми кружевами». Именно благодаря Пышке происходит освобождение от идолов культуры, через приобщение к той земной материи, которую так щедро воплощают толщина Пышки, ее пальцы в виде сосисок, ее неимоверные запасы. Съедение запасов Пышки — разумеется, съедение ее самой: сие есть тело ее. При этом именно для нее выход за пределы культуры оказывается невозможным в силу ее наивности и искренности. Она всерьез относится к игре и не способна иронически отнестись к ролям, навязанным ей культурой. Ситуацию Пышки наиболее точно описывает формула Ницше: трагедия — страдания Диониса в мире Аполлона. Объектом иронии здесь является не сама Пышка, как раз наоборот: только как «я сама» она и привлекательна, будучи нелепой и в качестве героической девы, и в качестве шлюхи. Нельзя всерьез считать виновными и спутников Пышки, поскольку дело вовсе не в них, а в работе обезличенных механизмов культуры.

Однако финал новеллы вводит иной способ осмысления сюжета, дает другой ряд мифологических ассоциаций. Собственно, обозначает этот способ Корнюде: «Корнюде резко поднял голову и, окинув общество горящим, грозным взглядом, ответил: — Знайте, что все вы совершили подлость!» Это означает, что ситуация осмыслена в категориях Страстей Христовых: поедание пышек уподоблено вечере, любовный акт с офицером — распятию, веселье компании — предательству учеников. Отдав себя в жертву, Пышка получает уксус вместо вина и камень вместо хлеба. Корнюде вовсе не прав, и, казалось бы, его собственный пародийный облик должен был бы достаточно дискредитировать заявленную им позицию. Но дело в том, что автор ему не прочь подыграть, усиливая в финале новеллы сентиментальность.

Сам по себе финал реалистичен, что особенно очевидно при сопоставлении с финалом рассказа «Мадмуазель Фифи», где проститутка убивает офицера (в то же время есть внутренняя логика в движении Мопассана ко все более «диким» сюжетам и развязкам).

После оргии нормы должны были быть восстановлены. Пышка, а с нею и сентиментальный читатель, ожидала, что они восстановятся не сразу, что сцена возвращения героической девы будет исполнена в том же духе возвышенной патетики, что и прощание с нею накануне, и Пышка получит некую моральную компенсацию. Но оргия была не движением по этажам культуры, в силу которого меняются местами низ и верх, а выходом за рамки культуры как таковой. Возобновление игры внутри культуры потребовало бы слишком большого мастерства и слишком больших усилий от таких в общем-то заурядных игроков: им едва по силам хотя бы вернуться в культуру. А это означает восстановление прежней диспозиции, оттесняющей Пышку вниз. В этом нет ни злой воли, ни социальной несправедливости. Но финал новеллы построен как раз так, что намекает либо на социальную несправедливость, либо на чью-то злую волю: он оказывается однозначно-обличительным. Оценки упрощаются; в результате в структуре новеллы возникает неконструктивное противоречие. Все изложенное в новелле как раз отменяет однозначность; между тем такой финал всерьез оправдывает патриотизм Пышки, который в самой новелле был обставлен комическими подробностями и разоблачен как вульгарная ксенофобия: «Я смотрела из окошка на этих толстых боровов в остроконечных касках, а служанка держала меня за руки, чтобы я не побросала им на голову всю свою мебель»; это очень напоминает обвинения мадам Фоланви: «Да, сударыня, эти люди только и делают, что едят картошку со свининой да свинину с картошкой!», — и создает решительный контраст с мирным обликом немецких солдат. Вместо того, чтобы выйти за рамки всякой мифологии, вопреки самому сюжету и ироническому стилю рассказа, Мопассан в финале утверждает сентиментально-гуманистический миф (в духе «и крестьянки любить умеют»).

Это противоречие неконструктивно, потому что идеологически не осознано и эстетически не решено. Мопассан явно не чувствует, что скользит из одного смыслового и стилевого регистра в другой. Собственно, дезориентирующим является уже самое начало новеллы, картина отступающей французской армии. Лишь первые фразы выдержаны в духе объективной нейтральности: «Несколько дней подряд через город проходили остатки разбитой армии…» Почти сразу вслед за этим авторская интонация становится издевательской, когда речь заходит о солдатах национальной гвардии, об отрядах вольных стрелков и их командирах: «Бывшие суконщики или лабазники, недавние торговцы салом или мылом, случайные воины, произведенные в офицеры за деньги или за пышные усы, увешанные оружием, облаченные в мундиры с галунами, говорили громко и самодовольно, обсуждали планы кампании и похвалялись, что они одни поддерживают несчастную Францию; но вместе с тем они побаивались своих храбрых до безрассудства солдат — висельников, мародеров и распутников». Идейной основой этой иронии является мысль о несоответствии мелочного тщеславия и убогих страстей величию переживаемого момента. В дальнейшем мысль уточняется упоминанием «великого народа, привыкшего к победам, а теперь разбитого наголову, несмотря на свою легендарную храбрость», и обывателей, «разжиревших и утративших всякую мужественность за стойками и прилавками», боящихся, «как бы … не сочли за оружие их вертела и большие кухонные ножи». Так выстраивается, в духе мрачного романтизма, противопоставление возвышенного прошлого — и убогого настоящего, героических предков — и недостойных их славы потомков. Однако затем, в описании захваченного неприятелем города, акценты смещаются: «Жители сидели в полутемных комнатах, объятые тем ужасом, какой вызывают великие катастрофы, грозные стихийные бедствия, перед которыми бессильны вся мудрость и вся мощь человека. Чувство ужаса охватывает нас всякий раз, когда установленный порядок ниспровергнут, сознание безопасности утрачено, когда все, что охранялось законами природы или законами людей, отдано во власть бессмысленной, грубой и беспощадной силы. Землетрясение, от которого жители целого города гибнут под обломками зданий, разлившаяся река, которая уносит тела утонувших крестьян вместе с трупами волов и сорванными стропилами крыш, или победоносная армия, которая убивает всех, кто защищается, уводит остальных в плен, грабит именем Меча и под грохот пушек возносит хвалу своему богу, — это бичи человечества, отнимающие у нас веру в извечную справедливость, в покровительство небес и разум человека». Пышная риторика этих фраз явно ведет в другую сторону: если война уподобляется стихийному бедствию, ставящему под сомнение веру в покровительство небес, нет смысла обвинять людей в недостатке героизма: единственное, что остается — сочувствовать тем, кто застигнут исторической бурей (вспомним при этом, что в конкретном описании жизни захваченного города нет ровным счетом ничего ужасающего и катастрофического).

И вслед за этим Мопассан вновь резко меняет ракурс, иронически описывая поведение обывателей, вынужденных проявлять любезность к победителям. Таким образом, вновь утверждается принцип героического идеализма, как будто бы только что отвергнутый: «Между тем за городом, в двух-трех милях вниз по течению, возле Круасе, Дьепдаля или Бьессара, лодочники и рыбаки не раз поднимали с речного дна вздувшиеся трупы немецких солдат, зарезанных или убитых ударом кулака, с проломанной камнем головой или просто сброшенных в воду с моста. Речная тина скрывала эти жертвы тайной мести, жестокой и справедливой, эти подвиги безвестных героев, молчаливые ночные нападения, более опасные, чем битвы среди бела дня, и лишенные ореола славы.

Ненависть к Чужеземцу искони вооружает горсть Бесстрашных, готовых умереть за Идею». Последняя фраза звучит абсолютно серьезно. Однако ее наполнение в контексте всей новеллы может быть только комическим: слишком явно ее несоответствие образу нелепой толстухи, вцепившейся в глотку ошарашенному немецкому солдату. Возникающую здесь пародийную остроту автор, разумеется, не заметил. Соответственно, и финал новеллы подтверждает самые наивные и пошлые истолкования: «Когда Пышка, униженная, плачет после того, как принесла себя в жертву, а Корнюде насвистывает «Марсельезу» под носом у омерзительных «коллабо», — это ведь плачет униженная Франция» 3 ; «В обществе, где господствует лицемерие, мерзавцы считаются порядочными людьми, а носительницей не только гражданских, но и человеческих добродетелей предстает проститутка» 4 .

Едва ли такой финал можно считать иронической игрой в поддавки с ожиданиями сентиментального читателя, идеологической маскировкой или хотя бы сознательной самоцензурой: слишком всерьез, слишком патетично звучат в завязке и в финале патриотические формулы, в них нет и намека на лукавство. С одной стороны, автор выходит за рамки культурных клише, к миру вне идеологических порядков и смыслов; благодаря этому его видение обретает поразительную точность и зоркость, он получает возможность по-чеховски воспроизводить абсурдные, никуда не ведущие детали: розовые с черными точками зрачков глаза голубей, разбрасывающих лапками дымящийся навоз, чудовищный храп господина Фоланви, слово «Происшествия», отпечатавшееся на маслянистой поверхности куска сыра, вынутого из газеты. Но тут же Мопассан возвращается в систему клише, в механизм культуры, который только что обыгрывал, подыгрывает ему и позволяет себя обыграть.

Непреодоленность этого противоречия подтверждается дальнейшим творчеством Мопассана, где оно становится пугающим. Примечательно, что дословный перевод прозвища Элизабет Руссе звучит как «шарик сала» («Boule de suif»).

Оно традиционно переводится как шутливо-ласкательное «Пышка», тогда как французский вариант уничижителен; иными словами, по-французски Пышка гораздо менее аппетитна. От «Пышки» идет прямой путь к демоническим любовницам мисс Гарриет и Клошетт, к безобразным красавицам «Заведения Телье», к дискредитации любовного сюжета в «Крещенском сочельнике» и «В порту», к жуткой старухе Соваж, наконец, к шизофреническому дискурсу новеллы «Орля». Механизм порождения кошмарных образов всегда один и тот же. Его легко наблюдать в новелле «В лесу», поскольку там появляется персонаж, ответственный за сферу этических решений, перенимающий, таким образом, часть функций автора. Двое пожилых буржуа, муж и жена, во время загородной прогулки, что называется, вспомнили молодость и тут же были арестованы за нарушение общественного порядка. Судья оказался мудрым и гуманным человеком, он отпустил пожилую пару с отеческим наставлением. Таким образом, нестандартной ситуации, выходящей за рамки стереотипов, найдено новеллистическое решение. Однако автор далеко не столь гуманен и не склонен великодушно «отпускать» виновных. Трудно согласиться с мыслью о том, что Мопассан изображает человеческое безобразие «без ненависти и любви», что «в равнодушии своем он подобен природе» 5: он подчеркивает в их облике самые отвратительные черты старческой немощи и уродства. Любовная сцена в лесу должна вызывать чувство гадливости. Подлинный смысл новеллы заключен, таким образом, в вопиющем несоответствии реальности любым культурным клише, как жестко идеализирующим, так и гуманистическим. Не могут поместиться в культурный стереотип безобразные красавицы из «Заведения Телье» и «Крещенского сочельника»: любить такое можно лишь в состоянии безумия или опьянения; столь же отвратительны и «плоды любви» (в так называемых «новеллах о брошеных детях»).

Эти образы ни много ни мало противоречат самому представлению культуры о природе и о себе самой. И это противоречие, открывающее путь широкой самокритике культуры, имеет у Мопассана значение открытия и образует самое эффектное в его новеллах; но это-то противоречие писатель как раз и не решает на том эстетическом и идеологическом уровне, который соответствовал бы его сложности. Он предпочитает вернуться к культурным клише рационализма и гуманности в просветительском духе. Между тем эта рациональность сродни той, которая заставляет героя новеллы «Орля» спалить дом с запертыми в нем слугами для того, чтобы избавиться от мучающего его призрака. Это, пожалуй, рациональность, но такая, которая не может справиться с собственным безумием.

Мари Клэр Банкар полагает, что Мопассан — жертва клишированных представлений о нем как о «реалисте» и «веселом писателе». «На самом деле Мопассан пессимист… Его произведения полны жажды жизни… Мопассан взял жизнь с силой дикаря… В то же время Мопассан — человек без иллюзий, рано познавший скоротечность счастья, увидевший, как смерть просачивается всюду» 6 . В сущности, исследователь тоже заключает Мопассана в культурный стереотип, превращающий Мопассана в трагического гедониста на манер Камю. На самом деле он гораздо ближе к Ивану Карамазову с его чертом. И уже в «Пышке» мы имеем дело с неконструктивным противоречием, выражающим непреодолимую двойственность авторского сознания, порождающую невроз, вместо того, чтобы сублимироваться в новую художественную форму. Конструктивный путь заключался бы в превращении двойственности в метафору, в диалог или в образ «эпистемологической неуверенности». «Голоса» в произведении могут быть сколь угодно «неслиянными», если наличествует целостность авторской позиции; самая эта позиция может, разумеется, утверждать двойственность и иронию как идеологический принцип. Стилевые контрасты могут быть сколь угодно разительными, если их противоречивость заранее рассчитана как художественный эффект (как, например, в «Улиссе» Джойса или в романах Кафки).

Проблема Мопассана, таким образом, есть проблема художественного языка; это не его личная проблема как человека и писателя, но проблема той викторианской культуры, к которой он принадлежал и на языке которой пытался выражать свое, прямо скажем, нестандартное видение.

Примечания

1 Флобер Г. О литературе, искусстве, писательском труде: Письма; Статьи. М., 1984. Т. 2. С. 255.

2 Кундера М. Невыносимая легкость бытия // Иностр. лит. 1992. N 5/6. C. 32.

3 Лану А. Мопассан. М., 1971. C. 113.

4 Флоровская О. В. Мопассан-новеллист. Кишинев, 1979. С. 30.

5 Франс А. Собр. соч. М., 1960. Т. 8. С. 19.

6 Bancquart M. G.. Maupassant, un homme йnigmatique // Maupassant: sommaire. Paris, 1993. Р. 11-12.

А. В. Маркин, А. М. Смышляева, 2001

просмотров