Художник рябинин самый способный ученик художественной школы. -рассуждение по тексту В.М

Сочинение
  • Другие
  • Анализ рассказа Художники Гаршина

В рассказе Всеволода Михайловича Гаршина «Художники» явственно прослеживается борьба двух эстетических течений живописи русских художников.

Символами двух популярных течений в искусстве представлены два художника – Дедов и Рябинин.

Дедов – пейзажист, влюбленный в живопись, в красоту природы. Он постоянно пишет пейзажи, не уставая вдохновляться красотой багряных закатов и выползающих из-под листочка улиток.

Дедов уверен, что призвание настоящего художника в том, чтобы уметь видеть красоту абсолютно во всем, донести ее в своих работах до обывателя. Но красота и глубина человеческой души ему не интересна. В полотнах, например, «Бурлаки на волге», он не видит красоты, не видит изящества и искренне не понимает, что может, понравится в ней людям.

Рябинин же, человек с полностью противоположным мнением об искусстве и картинах в особенности. Он страшится безликой непонимающей толпы. Этот человек хочет писать свои работы душой, а не кистью, кровью и потом, а не одним из безымянных листьев, упавших с одно из таких же безымянных деревьев.

Работы его должны запоминаться, врезаться в мысль человека, поражая его воображение наполненностью чувств. Иначе, просто нет смысла в творчестве. Поэтому, он практически не пишет.

Попав однажды на завод, художники увидели картину, страшно потрясшую Рябинина. Так называемые «глухари», простые рабочие, за гроши, губившие свою жизнь на таких тяжелых работах.

Рябинин, пораженный до глубины души, решает написать картину «Глухарь» и выплеснуть все эмоции в своем творении. Он хочет кричать о несправедливости жизни, о позорно власти, позволяющей людям гробить себя за медяк и так гнусно эксплуатирующей человека.

Он не спить ночами – страшная картина рабочего стоит перед его глазами. Но, когда работа была закончена, это не принесло художнику облегчения. Он считает свою картину «созревшей болезнью» общества.

Именно эта работа имела ошеломительный успех. Эта боль, грязь и презрение, чувствующиеся в каждом мазке мастера, не восхищала легкостью восприятия, но оставляла кровавый след в душах.

Текст Гаршина В.

(1)Рябинин – талантливая натура, но зато лентяй ужасный. (2)Я не думаю, чтобы из него вышло что-нибудь серьезное, хотя все молодые художники – его поклонники. (3)Особенно мне кажется странным его пристрастие к так называемым реальным сюжетам: пишет лапти да полушубки, как будто бы мы не довольно насмотрелись на них в натуре.

12 стр., 5692 слов

Художник рябинин самый способный ученик художественной школы. ...

... Рябинин же, человек с полностью противоположным мнением об искусстве и картинах в особенности. Он страшится безликой непонимающей толпы. Этот человек хочет писать ... этюд, — говорили некоторые. Другие молчали: художники не любят хвалить друг друга. III ДЕДОВ Кажется мне, я пользуюсь между моими ... открытою паропроводного трубою предстоит одно из двух: катиться по рельсам до тех пор, пока не истощится ...

(4)А что главное, он почти не работает. (5)Когда безделье его покидает, Рябинин садится за мольберт и за месяц пишет картинку, о которой все кричат, как о чуде, находя, впрочем, что техника оставляет желать лучшего. (6)А потом бросит писать даже этюды, ходит мрачный и ни с кем не заговаривает. (7)Странный юноша! (8)Выдумал такую ерунду, что я не знаю, что о нем и думать. (9)Третьего дня я возил его на металлический завод. (10)Мы пробыли там целый день, осмотрели все, причем я объяснял ему всякие производства (к удивлению моему, я не забыл многое из своей прежней профессии).

(11)Наконец я привел его в котельное отделение. (12)Там в это время работали над огромнейшим котлом. (13)Рябинин влез в котел и полчаса смотрел, как работник держит заклепки изнутри клещами.

(14)Вылез оттуда бледный и расстроенный, всю дорогу назад молчал. (15)А сегодня объявляет мне, что уже начал писать этого рабочего.

(16)Что за идея! (17)Что за поэзия в грязи! (18)Здесь я могу сказать, никого и ничего не стесняясь, то, чего, конечно, не сказал бы при всех: по-моему, вся эта мужичья полоса в искусстве – чистое уродство. (19)Кому нужны эти пресловутые репинские «Бурлаки»? (20)Написаны они по-рябинински – так себе. (21)Конечно, картина производит сильное нравственное воздействие, но где здесь красота, гармония, изящное? (22)А не для воспроизведения ли изящного в природе и существует искусство? (23) Уверен: потомки забудут о «Бурлаках» очень скоро.

(24)То ли дело у меня! (25)Еще несколько дней работы, и будет кончено моё тихое «Майское утро». (26)Чуть дышит вода в пруде, ивы, покрытые молодыми листиками, склонили на него свои ветви. (27)Восток загорается румянцем, мелкие перистые облачка окрасились в нежный, чуть розовый цвет. (28)Женская фигурка идет с крутого берега с ведром за водой, спугивая стаю уток. (29)Вот и все.

(30)Кажется, просто, а между тем я ясно чувствую, что поэзии в картине вышло пропасть. (31)Вот это и есть истинное искусство! (32)Оно настраивает человека на тихую, кроткую задумчивость. (33)Думаю, мое полотно войдет в историю.

Художники (Гаршин В. М., 1879)

VI

Рябинин

Уже две недели, как я перестал ходить в академию: сижу дома и пишу. Работа совершенно измучила меня, хотя идет успешно. Следовало бы сказать не хотя

, а

тем более

, что идет успешно. Чем ближе она подвигается к концу, тем все страшнее и страшнее кажется мне то, что я написал. И кажется мне еще, что это — моя последняя картина.

Вот он сидит передо мною в темном углу котла, скорчившийся в три погибели, одетый в лохмотья, задыхающийся от усталости человек. Его совсем не было бы видно, если бы не свет, проходящий сквозь круглые дыры, просверленные для заклепок. Кружки этого света пестрят его одежду и лицо, светятся золотыми пятнами на его лохмотьях, на всклоченной и закопченной бороде и волосах, на багрово-красном лице, по которому струится пот, смешанный с грязью, на жилистых надорванных руках и на измученной широкой и впалой груди. Постоянно повторяющийся страшный удар обрушивается на котел и заставляет несчастного глухаря напрягать все свои силы, чтобы удержаться в своей невероятной позе. Насколько можно было выразить это напряженное усилие, я выразил.

14 стр., 6508 слов

«Природа. «Человек и природа в произведениях литературы». ...

... не просто о природе, ее красоте, о полезности, а о взаимоотношении человека и природы. Многие писатели и поэты воспевают красоту природы. “Тайны в природе” Это сибирский писатель, который 70 лет ... нужно уметь всматриваться в природу. Тогда каждая травинка, каждый листок расскажут тебе целые истории. О природе пишут, поют, картины природы изображают на полотнах художники. Вопрос: Кого Вы ...

Иногда я кладу палитру и кисти и усаживаюсь подальше от картины, прямо против нее. Я доволен ею; ничто мне так не удавалось, как эта ужасная вещь. Беда только в том, что это довольство не ласкает меня, а мучит. Это — не написанная картина, это — созревшая болезнь. Чем она разрешится, я не знаю, но чувствую, что после этой картины мне нечего уже будет писать. Птицеловы, рыболовы, охотники со всякими экспрессиями и типичнейшими физиономиями, вся эта «богатая область жанра» — на что мне теперь она? Я ничем уже не подействую так, как этим глухарем, если только подействую…

Сделал опыт: позвал Дедова и показал ему картину. Он сказал только: «ну, батенька», и развел руками. Уселся, смотрел полчаса, потом молча простился и ушел. Кажется, подействовало… Но ведь он все-таки — художник.

И я сижу перед своей картиной, и на меня она действует. Смотришь и не можешь оторваться, чувствуешь за эту измученную фигуру. Иногда мне даже слышатся удары молота… Я от него сойду с ума. Нужно его завесить.

Полотно покрыло мольберт с картиной, а я все сижу перед ним, думая все о том же неопределенном и страшном, что так мучит меня. Солнце заходит и бросает косую желтую полосу света сквозь пыльные стекла на мольберт, завешенный холстом. Точно человеческая фигура. Точно Дух Земли в «Фаусте», как его изображают немецкие актеры.

…Wer ruft mich? [Кто зовет меня? (нем.)]

Кто позвал тебя? Я, я сам создал тебя здесь. Я вызвал тебя, только не из какой-нибудь «сферы», а из душного, темного котла, чтобы ты ужаснул своим видом эту чистую, прилизанную, ненавистную толпу. Приди, силою моей власти прикованный к полотну, смотри с него на эти фраки и трэны, крикни им: я — язва растущая! Ударь их в сердце, лиши их сна, стань перед их глазами призраком! Убей их спокойствие, как ты убил мое…

Да, как бы не так!.. Картина кончена, вставлена в золотую раму, два сторожа потащат ее на головах в академию на выставку. И вот она стоит среди «полдней» и «закатов», рядом с «девочкой с кошкой», недалеко от какого-нибудь трехсаженного «Иоанна Грозного, вонзающего посох в ногу Васьки Шибанова». Нельзя сказать, чтобы на нее не смотрели; будут смотреть и даже хвалить. Художники начнут разбирать рисунок. Рецензенты, прислушиваясь к ним, будут чиркать карандашиками в своих записных книжках. Один г. В. С. выше заимствований; он смотрит, одобряет, превозносит, пожимает мне руку. Художественный критик Л. с яростью набросится на бедного глухаря, будет кричать: но где же тут изящное, скажите, где тут изящное? И разругает меня на все корки. Публика… Публика проходит мимо бесстрастно или с неприятной гримасой; дамы — те только скажут: «ah, comme il est laid, се глухарь» [Ах, как он уродлив, этот глухарь (фр.).], и проплывут к следующей картине, к «девочке с кошкой», смотря на которую, скажут: «очень, очень мило» или что-нибудь подобное. Солидные господа с бычьими глазами поглазеют, потупят взоры в каталог, испустят не то мычание, не то сопенье и благополучно проследуют далее. И разве только какой-нибудь юноша или молодая девушка остановятся со вниманием и прочтут в измученных глазах, страдальчески смотрящих с полотна, вопль, вложенный мною в них…

2 стр., 842 слов

По картине Рябушкина Московская девушка 17 века 8 класс

... и изобразил девушку на фоне белоснежного снега. Описание картины Московская девушка 17 века Рябушкина На картине художник изобразил молодую девушку в профиль. Красивая и стройная, она уверенной походкой идет по улице. Ее лицо ... бросается в глаза. Зимой, когда стоит сильный мороз, кожа становится более белоснежной, а румянец отчетливо виден на ее фоне. Это показано на картине. Зимой девушки становятся ...

Ну, а дальше? Картина выставлена, куплена и увезена. Что ж будет со мною? То, что я пережил в последние дни, погибнет ли бесследно? Кончится ли все только одним волнением, после которого наступит отдых с исканием невинных сюжетов?.. Невинные сюжеты! Вдруг вспомнилось мне, как один знакомый хранитель галереи, составляя каталог, кричал писцу:

  • Мартынов, пиши! № 112. Первая любовная сцена: девушка срывает розу.
  • Мартынов, еще пиши! № 113. Вторая любовная сцена: девушка нюхает розу.

Буду ли я по-прежнему нюхать розу? Или сойду с рельсов?

Кёнигсберг в дневниках , Мастерская-музей

Интервью проходит в его мастерской, которая представляет собой своеобразный маленький музей Кёнигсберга. Я, признаться, немного растерялась от большого количества разнообразных вещей вокруг, создающих особую атмосферу. Среди множества предметов: пузырьков из-под духов, бутылочек, осколков старинной посуды — вдруг возникает скульптура святого Христофора, которая, по словам художника, была найдена на бывшей немецкой свалке, и теперь в качестве артефакта установлена на специальной подставке.На стенах между картин и рисунков — таблички с прежним названием улиц и эмалированные рекламные плакаты, краски которых до сих пор не утратили своей свежести. Обращаю внимание на стенд, исполненный рукописным готическим шрифтом на немецком языке. Виктор поясняет: «Изучая историю Восточной Пруссии, записываю фамилии и даты жизни художников, музыкантов, поэтов, когда-то живших и творивших на этой земле. Вот, кстати, строка из стихотворения известной кёнигсбергской поэтессы Агнесс Мигель: «О, песнь, звучавшая из затонувшей страны детства!..» В результате получилась своеобразная памятная доска и в то же время упражнение с каллиграфией».

История в дневниках

Художник показывает свои работы. Некоторые из них стоят на полу и немного запылились, но выглядят все равно завораживающе. — В настоящее время я увлекся инсталляцией. Это сложная, кропотливая работа с различными материалами, поэтому навыки, полученные в строительном училище, в котором я учился до получения художественного образования, пригодились как нельзя кстати. Наш разговор заходит о дневниках. Это своего рода хроника в рисунках. Листаю некоторые из них, и на страницах проходят чередой изображения исторических зданий, каких-то фантастических персонажей, зарисовки природы, строки стихов, анекдотов. — Дневники я веду уже более тридцати лет, — говорит Рябинин. — И, возможно, в будущем кое-что удастся издать. Надеюсь, что это вызовет интерес, так как в этих дневниках история моего Кёнигсберга, нашей страны и ее людей. Записи Виктора Рябинина очень атмосферные, в них витают дух старого города, запах, звуки, и Кёнигсберг вдруг оживает… Мне захотелось привести детские воспоминания художника, потому что нет ничего понятнее и ближе любому человеку, чем картина, увиденная глазами ребенка.