Восстание декабристов в истории России

Реферат

Николай боялся наступления темноты, так как более всего он опасался, чтобы «волнение не сообщилось черни», которая могла проявить в темноте активность. Со стороны Адмиралтейского бульвара появилась гвардейская артиллерия под командованием генерала И. Сухозанета. По каре был сделан залп холостыми зарядами, не произведший эффекта. Тогда Николай приказал стрелять картечью. Первый залп был дан выше рядов мятежных солдат — по «черни» на крыше здания Сената и крышах соседних домов. На первый залп картечью восставшие отвечали ружейным огнём, но потом под градом картечи началось бегство. Толпы восставших солдат бросились на невский лёд, чтобы перебраться на Васильевский остров. Михаил Бестужев попытался на льду Невы вновь построить солдат в боевой порядок и идти в наступление на Петропавловскую крепость. Войска построились, но были обстреляны из пушек ядрами. Ядра ударялись о лёд и он раскалывался, многие тонули.

К ночи с восстанием было покончено. На площади и улицах остались сотни трупов.

2.3. Суд над декабристами

Приговор Верховного уголовного суда был оглашен специальным манифестом 1 июня 1826 года. Все арестованные были разделены на 11 разрядов по степени их виновности. Самых опасных преступников было пятеро — Павел Пестель, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев — Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин и Петр Каховский. Их приговорили к самой страшной мере наказания — четвертованию. Тех, кто вошел в первый разряд, осудили на отсечение головы, остальных к разным срокам каторги. Николай I высочайшим указом смягчил приговор: пятерым самым опасным преступникам четвертование заменили повешением, остальным сохранили жизнь. Приговор пятерым осужденным на казнь привели в исполнение 13 июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости. Во время казни произошел поистине страшный случай: после того, как скамьи были выбиты из-под ног у осужденных, три веревки не выдержали тяжести тел и оборвались. По всем существующим христианским понятиям повторная казнь была невозможна. Но принесли новые веревки, и, как рассказывал потом начальник кронверка, трое преступников «вскоре опять были повешены и получили заслуженную смерть». Остальные осужденные были приговорены к разным срокам каторжных работ, офицеров разжаловали в рядовые, при этом вначале был устроен унизительный обряд гражданской казни с лишением всех дворянства и чинов.

19 стр., 9056 слов

История царствования Николая I

... навсегда дана оценка исторической роли Николая I. Но не ... Солоневича, по-иному оценивших личность Николая I и значение его ... себя бабушка, Николай и его брат Михаил росли в ... России занял Николай 1. В то время Николаю Павловичу ... "отвлеченностям". Образование Николая Павловича завершалось, как это было ... солдата в механизм, не встречала сочувствия у боевых генералов, которым по роду службы подчинялся Николай. ...

Участвовавших в выступлении солдат жестоко наказали розгами, многих отправили в действующую армию на Кавказ. Приговорённые к каторжным работам декабристы первоначально содержались в Петропавловской крепости и крепостях Финляндии и затем постепенно отправлялись в Сибирь. Привезённые первыми партиями, были распределены на работы в разных рудниках и заводах. Но уже к осени 1827 года всех декабристов собрали в Читинском остроге, а осенью 1830 года перевели в специально построенную для них тюрьму в Петровском заводе. К одиннадцати из декабристов в ссылку приехали их жёны. По мере отбытия сроков каторжных работ декабристы назначались на вольное поселение в различные сёла и города Сибири. Нескольким из них было разрешено поступить рядовыми солдатами в войска Кавказского корпуса; отличившиеся в сражениях могли получить офицерский чин, что давало право выйти в отставку и вернуться на родину.

2.4. Причины поражения декабристов

Декабристам не удалось воплотить в жизнь задуманные идеи в основном по следующим причинам:

2.5. Историческое значение восстания

Потерпев поражение в социально-политической борьбе, декабристы одержали духовно-нравственную победу, показали пример истинного служения своему отечеству и народу, внесли лепту в формирование новой нравственной личности.

Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения в России. Это было первое открытое выступление против самодержавия с оружием в руках. До этого времени в России происходили лишь стихийные крестьянские волнения. Между стихийными крестьянскими восстаниями Разина и Пугачёва и выступлением декабристов легла целая полоса мировой истории. Декабристы принадлежали к новому времени, и в этом существенная сторона их исторического значения. Их восстание было политически сознательным, ставило себе задачу ликвидации федерально-абсолютистского строя, было освещено передовыми идеями эпохи. Восстание было открытым, на площади столицы, перед лицом собравшегося народа. Их действия отмечены печатью классовой ограниченности, они были «страшно далеки от народа», но они принадлежали к тем передовым деятелям своего времени, которые «помогли разбудить народ».

Опыт движения декабристов стал предметом для осмысления следующих за ними борцов с самодержавием и крепостничеством, повлиял на весь ход русского освободительного движения. Движение декабристов оказало огромное влияние на развитие русской культуры.

10 стр., 4910 слов

Московский художественный театр основан в году к с станиславским ...

... Гжельский, Павел Николаевич — актер, помощник режиссера (1933-1959гг.) Гзовская, Ольга Владимировна (1910—1917) Головко, Кира Николаевна (с 1938—1950, и с 1957), актриса, (с 1989 МХАТ им. Чехова) Горчаков, Николай Михайлович (с ... залом на 1360 мест. Масштабу здания соответствует размер труппы МХАТ — более 150 человек. С 1973 года МХАТ им. М. Горького работает на трех площадках Москвы: в проезде ...

Однако, исходя из конкретно-исторической ситуации, поражение декабристов ослабило интеллектуальный потенциал русского общества, спровоцировало усиление правительственной реакции, задержало, по словам П.Я. Чаадаева, развитие России на пятьдесят лет.

Глава 3. Глазами очевидца

Рассказ обычного российского обывателя, молодого чиновника, оказавшегося свидетелем некоторых эпизодов одного из самых знаменитых дней в русской истории, поможет более полно понять и прочувствовать то состояние, в котором находился Санкт-Петербург.

Рассказ И.Я. Телешова о 14 декабря 1825 г.

<…> Утро было ясное и довольно теплое. Я медленно шел в департамент разных податей и сборов, желая более воспользоваться хорошим временем – чрезвычайною редкостью в С.-Петербурге, — как вдруг был поражен словами одного мальчика, который, выбежав из мелочной лавки (в Чернышевском переулке) с газетным листом бумаги, кричал во всю улицу:

  • У нас новый государь, у нас царствует Николай Павлович! вот и указ!

С каким-то беспокойным чувством я ускорил шаги мои и, пришедши в департамент, точно узнал, что великий князь Николай Павлович вступил на престол всероссийский, потому что император Константин от оного отказался. Вскоре приехал директор, привел всех чиновников к присяге и уехал в другой, вверенный ему департамент. Разумеется, тут никто не думал приниматься за дело, и все, разделясь на партии, передавали друг другу свои замечания и чувствования о сем важном и для них нечаянном событии. В сие время приезжает курьер и сказывает, что на площади против Зимнего дворца народ и войско ожидают нового императора, чтоб изъявить ему верноподданническое свое поздравление. Сия весть, как пожар, всех выгнала из департамента; толкая один другого на лестнице, все бежали на улицу и, боясь опоздать на площадь, старались наперерыв занимать извозчиков. Я как не очень проворный уже не мог найти саней и потому отправился туда же пешком.

Идучи Невским проспектом, я не заметил ничего необыкновенного, и мне казалось, что еще немногим была известна столь важная новость столицы. Но, подходя к арке Главного штаба, я увидел множество народа и едва мог пробраться до того места, где государь осматривал лейб-гвардии Преображенского полка; я узнал его по голубой ленте, и как теперь помню, что лицо императора, как полотно, было бледно. Солдаты были в серых шинелях, и это несколько удивило меня; но чувство неизъяснимо приятное заступило место удивления, когда я услышал радостные восклицания народа и милостивое к нему обращение государя; сие чувство овладело мною совершенно, и я готов был плакать от умиления…

государь сел на лошадь и, сопровождаемый преображенцами, тихо поехал на площадь Адмиралтейскую. Посреди сей площади, против самого шпица адмиралтейского, он остановился и, обратясь к народу, сказал:

  • Ну, братцы! Я на все готов: кто прав перед богом и совестью, тому нечего бояться.

Не зная ничего, я совершенно не понимал слов императора и, не смея что-либо угадывать, стоял в самом неприятном ожидании развязки. Недолго я находился в недоумении: раздался залп из нескольких ружей в стороне Сената, и вся площадь взволновалась; слово «бунт» с громким шепотом было повторяемо в народе, ужас был изображен на лице каждого…Государь смутился, но с твердостью отдал приказ одному из окружающих его генералов узнать, кто стреляет. Генерал поехал по краю площади, и государь сказал ему:

3 стр., 1331 слов

По Никколо Макиавелли «Государь»

... мудрых и преданных советников. Очень опасна лесть. Льстец- это первый враг государя. Он не скажет правды, не опишет реальное положение дел. Иногда лесть становится оружием заговорщиков для совершения ...

  • Ваше превосходительство! Извольте ехать прямо, — прямо и скорее!

Посланный скрылся; перестрелка продолжалась, и вся свита императора была в чрезвычайном смущении: лицо каждого перед глазами государя имело принужденную на себе улыбку; но как скоро государь не мог их видеть, то все их движения выражали не только скорбь, но даже отчаяние, чувства которого они знаками передавали друг другу. Тут-то я увидел в первый раз, как искусно и притворно придворные по обстоятельствам могут переменять наружный вид свой. В сем смятении государь несколько раз обращался к народу и уговаривал всех идти по домам для их безопасности, но никто не думал исполнять сего, жаль только, что не из усердия к монарху, а из одного любопытства, ибо при сильных залпах у Сената все толпами бежали в улицы и, оставляя государя одного в опасности, возвращались к нему тогда лишь, когда пальба делалась меньше. Как не любить государю военных более, — думал я с огорчением, — когда без них некому защищать его в случаях чрезвычайных.

Между тем генералы, штаб- и обер-офицеры, приезжающие от Сената, беспрестанно докладывали императору, и грустный вид его ясно показывал, что нерадостные доходили до него вести. Из числа их один кавалерист сошел с лошади, снял шляпу и, подойдя к государю, довольно долго и тихо с ним разговаривал. По черной на голове повязке я узнал в сем офицере Якубовича, давно с самой дурной стороны по слуху мне известного. Государь выслушал его с великим вниманием и потом, взяв за руку, сказал сперва окружающим:

  • Ошибиться может всякий, но он сознался в своем заблуждении, и я свидетельствуюсь всеми вами, что признаю его за человека благородного, — а после Якубовичу:
  • Поздравляю вас!

Я стоял не более на сажень от государя, и потому мог хорошо слышать все слова его, когда он говорил, оборачивая на мою сторону. Поступок необыкновенно дерзкий удивил меня при сем случае: тогда как государь объявил прощение Якубовичу, стоявший подле меня мужик, не мог удержать своего доброго восторга:

  • Господи, какой он добрый, батюшка! Какой милостивый! Да здравствует, да здравствует Нико…

И в сие мгновение сосед его, одетый в синем кафтане, черноволосый сурового вида человек, зажал рот мужику и с сердцем насмешливо сказал ему:

  • Погоди, брат, погоди! Еще рано кричать!.. что-то будет!

Мужик остолбенел и не знал, что делать; бунтовщик отвел его в сторону, тихо стал говорить с ним на ухо, и потом они оба скрылись. Ужас и негодование овладели мною. Государь показал, что ничего не приметил, тогда как все сие происходило перед его глазами; он продолжал свои распоряжения с видом печальным, но с твердостью необыкновенною. В короткое время он прости еще несколько офицеров; но как они подходили к нему с другой стороны, то я не мог слышать его с ними разговоров.

Уже был третий час за полдень; пальба усиливалась у Сената, и государь непременно требовал, чтобы все шли по домам и не подвергали себя бесполезной гибели, что он надеется и без них усмирить непокорных. Но любопытные трусы оставались на своих местах, а я, желая знать, что происходило внутри города, оставил площадь и, зайдя на минуту в свою квартиру (между Полицейским и Конюшенным мостом в доме Рекети), отправился потом в Итальянскую улицу к двоюродным

Чем далее я отходил от Адмиралтейства, тем менее встречал народа; казалось, что все сбежались на площадь, оставив дома свои пустыми. Везде ворота были заперты, магазины закрыты, и только одни дворники изредка выглядывали из калиток и узнавали, что делается на улице. Тишина самая печальная и самая беспокойная царствовала повсюду.

2 стр., 708 слов

Сочинение дом моей мечты на русском

... тогда дом будет идеальным. Мечты должны исполнятся, поэтому я верю в то, что у меня когда-нибудь появиться возможность возвести дом своей мечты. На русском языке. 5 класс. 8 класс. Дом моей мечты Несколько интересных сочинений ...

Рассказав сестре, что делается на площади, я тотчас после обеда ушел от них, беспокоясь о брате; но, узнав дома, что он также пошел к сестрам, я захотел еще раз побывать у Адмиралтейства. Это был уже 5-й час, и я только что успел в тесноте дойти до места, где Малая Морская пересекает Невский, как вдруг весь народ побежал от площади Адмиралтейской к Полицейскому мосту; пешие и конные давили друг друга, и гибель была неминуема для того, кто хоть раз не мог удержаться на ногах; пушечные выстрелы увеличивали смятение. Перед глазами моими видя погибающих под лошадьми или экипажами, я каждую минуту находился в величайшей опасности; но Господь сохранил меня: влекомый толпой по тротуару Невского, я вырвался из давки в Милионную улицу, прошел через двор известного дома Котомина на Мойку и, перебежав оную по льду, благополучно пришел домой, где ожидал меня брат мой с большим беспокойством. Я не менее рад был его видеть и, рассказав ему всё, чему я был свидетелем на площади, куда он как-то не попал, отправился с ним вместе на Невский, где было очень тихо и очень пусто. С Невского мы пришли к Отсолигу, где пили чай, и в разговорах вечер пролетел неприметно.

Тут я узнал, что происшествие у Сената было следствием возмущения в некоторых гвардейских полках: солдаты, обманутые бунтовщиками-офицерами, не хотели присягать новому государю, думая, что Николай Павлович есть похититель престола и что Константин от оного отказался не произвольно; иные из них даже были уверены, что Константин Павлович посажен под стражу. Таким образом, предполагая защищать государя законного, они едва не сделались виновниками бедствия не только столицы, но и все России. Некто из офицеров, Панов, уже с партиею бунтовщиков вошел в Зимний дворец, искал императорской фамилии, и, может быть, бог знает, что бы случилось тут, если бы не удачные распоряжения генерала Башуцкого. Он, встретясь с ними в коридоре и узнавши их намерения пробраться в комнаты государя, сказал, что они совсем не туда идут и, указав на одну маленькую лестницу как на кратчайший путь к их цели, сделал, что они по оной вышли во двор. Между тем у комнат императора верный 4араул так был увеличен, что бунтовщики уже не могли пройти в оные.

Тут же я слышал, как первоклассные сановники, один светский, а другой духовный, совершенно противуположно отличились на Сенатской площади. Первый – С.-Петербургский военный генерал-губернатор граф Милорадович, в 50 сражениях доказавший свою храбрость, с обыкновенною своею неустрашимостью подъехал к непокорным и стал их уговаривать. Его стращали смерти, он смеялся над угрозами и, наконец, когда начал склонять солдат на свою сторону, был поражен смертельною раною из пистолета (Каховский был его убийцею).

Другой – митрополит Серафим, в полном облачении и с крестом в руках подошедший по высочайшему повелению словами веры смирить мятежников, бежал от них, как трус малодушный, при первой насмешке, может быть, такого же храбреца из их партии. Смех сопровождал высокопреосвященного, который, выбившись из сил, на самом скверном извозчике спасал остаток дряхлой и, конечно, непрекрасной своей жизни.

В 12-м часу ночи мы возвратились домой, конвои один за другим беспрестанно нас встречали на улицах, и, хотя везде было видно, что правительство успело принять меры самые действительные для безопасности города, но, верно, никто в эту ночь не ложился в С.-Петербурге спать совершенно спокойно.

2 стр., 668 слов

Сочинение по повести житие александра невского

... прочесть ее краткий сюжет. Повесть о житии Александра Невского кратко В Повести о житии Александра Невского мы знакомимся с Ярославом, ... Батыя. Выразив свое уважение, тот проводил Александра домой. Александр Невский был отличным правителем, который не оставил ... повести, с Восточной части русского государства в Монгольской империи правил государь. И пожелал хан Батый встретиться с Александром, ...

Через несколько дней после сего я имел приятнейшее удовольствие слушать рассуждения о сем происшествии незабвенного Николая Михайловича Карамзина. Он находил в нем особое милосердие вседержителя, который, как бы желая удивить нас своею благостию, чудесным образом открыл пред нашим отечеством бездну ужаса для того, чтоб чудесно спасти его от гибели.

Провидение, — говорил он, — омрачило умы людей буйных, и они в порыве своего безумия решились на предприятие столь же пагубное, сколь и несбыточное: отдать государство власти неизвестной, злодейски свергнув законную. Бунт вспыхнул мгновенно; обманутые солдаты и чернь ревностно покорились мятежникам, предполагая, что они вооружаются против государя незаконного и что новый император есть похититель престола старшего своего брата Константина. В сие-то ужасное время общего смятения, когда смелые действия злодеев могли бы иметь успех самый блистательный, милосердный погрузил предприимчивых извергов в какое-то странно недоумение и неизъяснимую нерешительность: они, сделав каре у Сената, несколько часов находились в бездействии, а правительство между тем успело взять все нужные противу них меры. Ужасно вообразить, что бы они могли сделать в сии часы роковые, но бог защитил нас, и Россия в сей день спасена от такого бедствия, которое если не разрушило, то конечно бы истерзало её.