Творчество Ч. Диккенса

Реферат

Близка к истине характеристика, которую даёт Диккенсу Честертон: «Диккенс был ярким выразителем, — пишет этот во многом родственный ему английский писатель, — своего рода рупором овладевшего Англией всеобщего вдохновения, порыва и опьяняющего энтузиазма, звавшего всех и каждого к высоким целям. Его лучшие труды являются восторженным гимном свободы. Все его творчество сияет отражённым светом революции».

Проза Ч.Диккенса пронизана остроумием, повлиявшим на оригинальность национального характера и образа мышления, известного в мире, как «английский юмор»

БИОГРАФИЯ, Чарльз Джон Гаффам Диккенс, Чарльз Диккенс:, Имя при рождении:, Дата рождения:, Место рождения:, Дата смерти:, Место смерти:, Род деятельности:

Чарльз Диккенс родился 7 февраля 1812 г. в городке Лендпорт, близ Портсмута. Его отец был довольно богатым государственным служащим, очень легкомысленным, но веселым и добродушным человеком, который наслаждался этой близостью, тем утешением, которое так любила каждая богатая семья в старой Англии. Мистер Диккенс окружил своих детей и особенно своего любимого Чарли заботой и любовью. Маленький Диккенс унаследовал от отца богатую фантазию, легкость речи, видимо добавив к этому некую серьезность в жизни, унаследованную от матери, на плечи которой легли все повседневные заботы о сохранении благополучия семьи.

Богатые способности мальчика восхищали родителей, и артистически настроенный отец буквально изводил своего сынишку, заставляя его разыгрывать разные сцены, рассказывать свои впечатления, импровизировать, читать стихи и т. д. Диккенс превратился в маленького актера, полного самовлюбленности и тщеславия.

Однако семья Диккенса была вдруг разорена дотла. Отца на долгие годы бросили в долговую тюрьму, матери пришлось бороться с бедностью. Испорченный здоровьем, хрупкий, полный фантазии, влюбленный в себя мальчик оказался в тяжелых условиях работы на восковой фабрике.

На протяжении всей своей последующей жизни Диккенс считал разорение семьи и свою Ваксу величайшим оскорблением для себя, незаслуженным и унизительным ударом. Он не любил об этом рассказывать, он даже скрывал эти факты, но здесь, со дна нужды, Диккенс почерпнул свою горячую любовь к обиженным, к нуждающимся, своё понимание их страданий, понимание жестокости, которую они встречают сверху, глубокое знание жизни нищеты и таких ужасающих социальных учреждений, как тогдашние школы для бедных детей и приюты, как эксплуатация детского труда на фабриках, как долговые тюрьмы, где он посещал своего отца и т. п. Диккенс привнес из юности большую, темную ненависть к богатым, к правящим классам. Колоссальное честолюбие владело юным Диккенсом. Мечта о том, чтобы подняться назад в ряды людей, пользовавшихся благосостоянием, мечта о том, чтобы перерасти своё первоначальное социальное место, завоевать себе богатство, наслаждения, свободу, — вот что волновало этого подростка с копной каштановых волос над мертвенно бледным лицом, с огромными, горящими здоровым огнём, глазами.

10 стр., 4643 слов

Мое представление о ценностях семейной жизни – “Ценности моей семьи”

... Сочинение на тему «Ценность семьи» У каждого человека должна быть любящая его семья. Семья – это главная ценность в нашем мире. Без родственников жизнь человека не полноценна. Именно семья ... обо мне. Семья ‒ это великая ценность сама по себе. Но и внутри семьи есть свои ... понимание со стороны родных людей. Никто не будет любить нас так, как наши родители. Они готовы пожертвовать всем ради нас. О семье, ...

ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/jizn-i-tvorchestvo-charlza-dikkensa/

Диккенс нашёл себя прежде всего как репортёр. Расширение политической жизни, глубокий интерес к дебатам, которые проходили в парламенте, и событиям, сопровождавшим эти дебаты, увеличили интерес британской общественности к прессе, количество и тираж газет, а также потребность в газетных работниках. Как только Диккенс выполнил несколько заданий по репортажам на суде, его сразу же заметили и он начал подниматься, тем более, тем более удивляя своих коллег-репортеров иронией, живостью изложения и богатством языка. Диккенс лихорадочно схватился за газетную работу, и все то, что расцветало в нём ещё в детстве и что получило своеобразный, несколько мучительный уклон в более позднюю пору, выливалось теперь из-под его пера, причём он прекрасно сознавал не только, что тем самым он доводит свои идеи до всеобщего сведения, но и то, что делает свою карьеру. Литература — это была теперь для него лестница, по которой он поднялся на вершину общества, одновременно совершая добрые дела во имя всего человечества, во имя своей страны и, прежде всего, и прежде всего в мире имя угнетенных.

Первые моралистические эссе Диккенса, которые он назвал «Эскизы Бозе», были опубликованы в 1836 году. Дух их вполне соответствовал социальному положению Диккенса. В какой-то мере это было выдуманное заявление в интересах разоренной мелкой буржуазии. Впрочем, эти очерки прошли почти незамеченными.

«ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ ПИКВИНСКОГО КЛУБА»

Но Диккенса ждал головокружительный успех в этом же году с появлением первых глав его «Посмертных записок Пиквикского клуба» (The Posthumous Papers of the Pickwick Club).

24-летний молодой человек, окрылённый улыбнувшейся ему удачей, от природы жаждущий счастья, веселья, в этой своей молодой книге старается совершенно пройти мимо тёмных сторон жизни. Она рисует старую Англию с самых разных сторон, прославляя либо ее добродушие, либо обилие в ней живых и отзывчивых сил, сковавших ее лучших детей мелкой буржуазии. Он изображает старую Англию как добродушного, оптимистичного, благородного старого эксцентрика, имя которого — мистер Пиквик — утвердилось в мировой литературе где-то рядом с великим именем Дон Кихот. Если бы Диккенс написал эту свою книгу, не роман, а серию комических, приключенческих картин, с глубоким расчётом прежде всего завоевать английскую публику, польстив ей, дав ей насладиться прелестью таких чисто английских положительных и отрицательных типов, как сам Пиквик, незабвенный Самуэль Уэллер — мудрец в ливрее, Джингль и т. д., то можно было бы дивиться верности его чутья. Но скорее здесь брала своё молодость и дни первого успеха. Этот успех был вознесён на чрезвычайную высоту новой работой Диккенса, и надо отдать ему справедливость: он тотчас же использовал ту высокую трибуну, на которую взошёл, заставив всю Англию смеяться до колик над каскадом курьёзов Пиквикиады, для более серьёзных задач.

14 стр., 6667 слов

Жизнь и творчество Оскара Уайльда

... пророком стал не кто иной, как Оскар Уайльд. В годы пребывания в Оксфорде Оскар Уайльд примкнул к эстетскому направлению в искусстве. Называя Англию “гнездом торгашей”, отвергая с эстетских ... мрака”), проникнутое чувством отчаяния и одиночества. В стихотворении “Vita nuova” (“Новая жизнь”) Уайльд говорит о жизни, “полной горечи”. В стихотворении “Видение” он признается, что из античных трагиков ...

«ОЛИВЕР ТВИСТ» И ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ 1838-1843 ГОДОВ

Два года спустя Диккенс выступал с Оливером Твистом и Николасом Никльби».

«Оливер Твист» (1838) — история сироты, попавшего в трущобы Лондона. Мальчик встречает на своем пути низость и благородство, преступников и порядочных людей. Жестокая судьба уступает место его искреннему стремлению к честной жизни. На страницах романа запечатлены образы жизни и общества Англии XIX века во всем их живом великолепии и разнообразии. В этом романе Ч.Диккенс выступает, как гуманист, утверждая силу добра в человеке.

Слава Диккенса выросла стремительно. Либералы видели в нем своего союзника, потому что они защищали свободу, а консерваторы, потому что они указывали на жестокость новых общественных отношений.

После путешествия в Америку, где публика встретила Диккенса с не меньшим энтузиазмом, чем англичане, Диккенс пишет своего «Мартина Чезльвита» (The Life and Adventures of Martin Chuzzlewit, 1843).

Помимо незабываемых образов Пекснифф и миссис Гамп, этот роман представляет собой замечательную пародию на американцев. Многое в молодой капиталистической стране показалось Диккенс сумасбродным, фантастическим, беспорядочным, и он не постеснялся сказать янки много правды о них. Даже по окончании пребывания Диккенса в Америке он позволил себе «бесчувственность», которая сильно затмевала отношение к нему американцев. Роман же его вызвал бурные протесты со стороны заокеанской публики.

Но режущие и колющие элементы своей работы Диккенс умел, как уже упоминалось, смягчить, уравновесить. Для него это было легко, потому что он также был мягким поэтом, отражавшим самые фундаментальные черты английской мелкой буржуазии, которая проникала далеко за пределы этого класса.

Культ уюта, комфорта, красивых традиционных церемоний и обычаев, культ семьи, как бы воплотившись в гимн к Рождеству, этому празднику праздников мещанства, с изумительной, волнующей силой был выражен в его «Рождественских рассказах» — в 1843 вышел «Рождественский гимн» (А Christmas Carol), за которым последовали «Колокола» (The Chimes), «Сверчок на печи» (The Cricket on the Hearth), «Битва жизни» (The Battle of Life), «Одержимый» (The Haunted Man).

Кривить душой Диккенсу здесь не приходилось: он сам принадлежал к числу восторженнейших поклонников этого зимнего праздника, во время которого домашний камелёк, дорогие лица, торжественные блюда и вкусные напитки создавали какую-то идиллию среди снегов и ветров беспощадной зимы.

В это же время Диккенс стал главным редактором «Daily News». В газете этой он выражал свои социально-политические взгляды.

«ДОМБИ И СЫН»

Все эти особенности таланта Диккенса ярко сказываются в одном из лучших его романов — «Домби и сын» (Dombey and Son, 1848).

Огромное количество жизненных фигур и ситуаций в этом произведении поражает. Воображение Диккенса, его изобретательность кажутся неиссякаемыми и сверхчеловеческими. Очень мало романов в мировой литературе, которые по богатству красок и разнообразию тона могут быть поставлены наряду с «Домби и сыном», и среди этих романов надо поместить и некоторые позднейшие произведения самого Диккенса. И мелкобуржуазные персонажи, и бедняки созданы им с большой любовью. Все эти люди почти сплошь чудаки. Но это чудачество, заставляющее вас смеяться, делает их ещё ближе и милее. Правда, этот дружелюбный, этот ласковый смех заставляет вас не замечать их узости, ограниченности, тяжёлых условий, в которых им приходится жить; но уж таков Диккенс. Надо сказать однако, что когда он обращает свои громы против угнетателей, против чванного негоцианта Домби, против негодяев, вроде его старшего приказчика Каркера, он находит столь громящие слова негодования, что они действительно граничат порой с революционным пафосом.

8 стр., 3614 слов

Роман Бунина «Жизнь Арсеньева»

... для творчества Бунина теме; как по замыслу, так и по воплощению она близка к книге рассказов «Темные аллеи», которую Бунин написал позже. Некоторые современники рассматривали «Жизнь Арсеньева» как биографию ... по от­ношению к семье, что привело ее к полнейшему разорению. На все это в «Жизни Арсеньева» лишь вскользь намекается; об осуждении, даже о суждении и речи ...

«ДЕВИД КОППЕРФИЛЬД»

Ещё более ослаблен юмор в следующем крупнейшем произведении Диккенса — «Дэвиде Копперфильде» (1849—1850).

Роман этот в значительной мере автобиографический. Намерения его очень серьёзны. Здесь также сильно звучит дух прославления старых основ морали и семьи, дух протеста против новой капиталистической Англии. Можно по-разному относиться к «Дэвиду Копперфильду». Некоторые воспринимают это настолько серьезно, что считают его величайшей работой Диккенса.

В 1850-ых гг. Диккенс достиг зенита своей славы. Он был избранником судьбы — известным писателем, властителем мыслей и богатым человеком — словом, человеком, для которого судьба не поскупилась на подарки.

Портрет Диккенса в ту пору довольно удачно нарисовал Честертон:

Диккенс был среднего роста. Его природная живость и нерепрезентативная внешность были причиной того, что он производил на окружающих впечатление невысокого человека и, во всяком случае, очень миниатюрного телосложения. В молодости он носил на голове слишком экстравагантную даже для того времени шляпу из каштановых волос, а позже носил темные усы и густую, пышную темную бородку такой оригинальной формы, что делала его похожим на одного иностранный.

Старинная прозрачная бледность его лица, блеск и выразительность глаз остались с ним, «отмечая еще подвижный рот актера и его экстравагантную манеру одеваться». Честертон пишет об этом:

  • На нем был бархатный пиджак, невероятные жилеты, напоминавшие своим цветом совершенно невероятные закаты, неслыханные в то время белые шляпы, совершенно необычной белизны, режущей глаза. Он охотно наряжался и в сногсшибательные халаты;
  • рассказывают даже, что он в таком одеянии позировал для портрета.

За этим призраком, в котором было столько настроения и нервозности, была большая трагедия. Потребности Диккенса были шире его доходов. Его беспорядочный и чисто богемный характер не позволял ему вносить какой-либо порядок в свои дела. Он не только мучил свой богатый и плодородный мозг, заставляя его работать слишком творчески, но как необычайно умный читатель стремился зарабатывать огромные гонорары, читая лекции и отрывки из своих романов. Впечатление от этого чисто речитативного чтения всегда было колоссальным. По-видимому, Диккенс был одним из величайших виртуозов чтения. Но во время своих путешествий он попал в руки некоторых предпринимателей и, много зарабатывая, при этом довел себя до изнеможения.

Его семейная жизнь сложилась тяжело. Ссоры с женой, какие-то непростые и темные отношения со всей семьей, страх перед болезненными детьми делали Диккенса из его семьи источником постоянных тревог и мучений.

10 стр., 4914 слов

Анализ романа Диккенса «Приключения Оливера Твиста

... английского юмора в создании характеров. ► Анализ романа Чарльза Диккенса «Приключения Оливера Твиста», сочинение Сюжет романа «Приключения Оливера Твиста» ... жизнь, показать их такими, каковы они на самом деле — вечно крадутся они, охваченные тревогой, по самым грязным тропам жизни, ... роман к счастливому концу. Есть еще одна сторона романа, сделавшая его особенно популярным за пределами Англии. Диккенс ...

Но все это менее важно, чем обуревавшая Диккенс меланхолическая мысль о том, что по существу серьёзнейшее в его трудах — его поучения, его призывы — остаётся втуне, что в действительности нет никаких надежд на улучшение того ужасного положения, которое было ему ясно, несмотря на юмористические очки, долженствовавшие смягчить резкие контуры действительности и для автора и для его читателей. Он пишет в это время:

Старая вера в то, что наша политическая аристократия вместе с нашими паразитическими элементами убивает Англию, с каждым часом становится все сильнее. Я не вижу ни малейшего проблеска надежды. Что касается народа, он так внезапно ушел и из парламента, и из правительства, и проявляет такое глубокое безразличие к обоим, что такой порядок вещей начинает внушать мне самые серьезные и тревожные опасения. Благородные предрассудки, с одной стороны, и привычка подчиняться, с другой, полностью парализуют волю народа. Все рухнуло после великого XVII века. Больше не на что надеяться.

ЛИЧНОСТНЫЕ СТРАННОСТИ

Диккенс часто самопроизвольно впадал в транс, был подвержен видениям и время от времени испытывал состояния дежавю. О другой странности писателя рассказал Джордж Генри Льюис, главный редактор журнала «Фортнайтли ревью» (и близкий друг писательницы Джордж Элиот).

Диккенс однажды рассказал ему о том, что каждое слово, прежде чем перейти на бумагу, сначала им отчетливо слышится, а персонажи его постоянно находятся рядом и общаются с ним. Во время работы в Антикварном магазине писатель не мог ни есть, ни спать: маленькая Нелл постоянно кружилась под ногами, прося внимания, вызывая сочувствие и ревность, когда автор отвлекался на нее, разговаривая с кем-то снаружи. Работая над романом «Мартин Чазлвитт», Диккенс надоел миссис Гамп своими шутками: ему пришлось отвергнуть ее силой. «Диккенс не раз предупреждал миссис Гамп: если она не научится вести себя прилично и не будет являться только по вызову, он вообще не уделит ей больше ни строчки!», — писал Льюис. Именно поэтому писатель обожал бродить по многолюдным улицам. «Днем как-то можно еще обойтись без людей, — признавался Диккенс в одном из писем, но вечером я просто не в состоянии освободиться от своих призраков, пока не потеряюсь от них в толпе». «Пожалуй, лишь творческий характер этих галлюцинаторных приключений удерживает нас от упоминания о шизофрении в качестве вероятного диагноза», — замечает парапсихолог Нандор Фодор, автор очерка «Неизвестный Диккенс» (1964, Нью-Йорк).

ПОЗДНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ТВОРЧЕСТВО ДИККЕНСА 50—60-х ГОДОВ

50—60-е годы — начало нового периода в творчестве Чарльза Диккенса (1812—1870).

Иными стали акценты и доминанты: укрепляется реалистическая сдержанность, сбалансированность посылок и выводов, гармония; в книгах ощутимо и большее жизнеподобие, и бо́льший психологизм. Это время создания крупных, монументальных социальных полотен. Бальзак поставил перед собой задачу стать «секретарем французской компании». Диккенс так свои цели не формулировал, однако на страницах его романов 50-х годов постепенно сложился объемный, многомерный образ действительности: им был дан глубокий, социально и художественно убедительный анализ институтов, механизма общественной, политической и экономической жизни Англии.

15 стр., 7176 слов

Литературный жанр исторического романа

... историческом романе должны сочетаться исторический, социальный и гуманистический подходы. Доля вымысла в данном инварианте романа не должна быть преобладающей, особенно в интерпретации исторических ... уступая в этом плане книгам Чарльза Диккенса и превосходя известностью произведения Уильяма Теккерея. ... он будет избегать «поверхностного описания обычной жизни» и перейдет к «более глубокому» изображению ...

Многие моральные проблемы, которые Диккенс только очертил в романах 1930-х и 1940-х годов, теперь глубоко интерпретируются.

Во многом это связано с тем, что по большей части этика не рассматривается им в отрыве от социального, как само социальное понимается в этико-онтологическом аспекте бытия. Этот двойственный подход позволил Диккенсу, в ранних работах которого не уделялось много места психологическому анализу, в последние годы создавать образы, отмеченные психологической интуицией.

Изменилась и поэтика: романы все меньше напоминают огромные бесформенные здания, хотя и полные очарования. Более поздние романы Диккенса характеризуются гармонией рисунка, взаимной подчиненностью и пропорциональностью частей. «Реалистическую доминанту» определяли в значительной степени и изменившиеся общественные настроения писателя, связанные с кризисным положением Англии в 50-е годы.

Серьезной катастрофой для страны и особенно для британского народа явилась Крымская война, в ведении которой, по словам Диккенса, проявилась крайняя глупость правительства. Он также видит серьезные недостатки в управлении внутренними делами страны. В начале 50-х годов разразилась страшная эпидемия холеры. Правительство, однако, оставалось бездействующим, и возмущенный Диккенс опубликовал обращение к рабочему классу в своем журнале «Домашнее чтение», которое в нынешней ситуации звучало как революционный призыв. В его речах и письмах этого периода звучат очень мрачные прогнозы о нынешней ситуации: существующая система требует кардинальных изменений, люди не будут нести отведенную им роль в правительстве страны. «Ничто сейчас не вызывает у меня такой горечи и возмущения, как полное отстранение народа от общественной жизни…» Он предрекает «пожар, какого свет не видел со времен французской революции».

Но все же, констатируя критическое положение, создавшееся в Англии, Диккенс, убежденный противник насилия, верный своей программеотрицания революционных преобразований, весьма настороженно относится к требованиям чартистов, новый подъем движения которых пришелся на 1854 г.

Неблагополучно обстояли дела и в личной жизни писателя. Его непростые отношения с женой, которые впоследствии привели к разводу, и отношения с актрисой Эллен Тернан нанесли тяжелый удар по этической цитадели писателя — семейной жизни. Ему теперь уже трудно было верить в спасительную роль домашнего очага.

С такими настроениями Диккенс создавал свои большие социальные романы: «Холодный дом» (1852—1853), «Крошка Доррит» (1855—1857), «Тяжелые времена» (1854).

Ни в одном из предыдущих романов Диккенса нет такого чувства социальной взаимосвязанности, и нет такого глубокого понимания судьбы каждого человека по отношению к судьбе всего класса и, в более общем плане, всего социального организма. Личные секреты, скрытые завещания, совершенные зверства — это не только вехи, которые отмечают частные судьбы, они являются производными социальных процессов. Даже у секретов есть свои законы, когда они открываются, они обнаруживают скрытые истоки огромного социального организма.

14 стр., 6990 слов

«Университетский роман» в британской литературе

... 1950-х объединял, по словам Д. Лоджа, во-первых, замкнутый пасторальный мирок университетского кампуса — "Тесный мир" (Small World), как он озаглавит в 1984 году одно из собственных произведений, — отключенный ... путь Д. Лоджа. К. Эмис и Си сосредотачиваются на своих самых удивительных работах. 1. Основная часть 1.1 Университетский роман: жизнь и законы жанра Своеобразным сатирическим романом в ...

Для организации и изображения такого сложного содержания писатель ввел в свои романы образы-символы, образы-аллегории, одновременно реальные в своей соотнесенности с объективной действительностью Англии его времени и фантасмагоричные в их художественно-философском звучании, — Канцлерский суд в «Холодном доме» и Министерство Волокиты в «Крошке Доррит». Канцлерский суд — бюрократическая, по роду своей деятельности реакционная и паразитическая организация, губящая физически и нравственно каждого, кто хоть в какой-то степени соприкасается с ней. Бесконечный десятилетний спор Джарндис против Джарндиса, в котором нарисовано большинство персонажей романа, проводит параллели, как постоянно указывает Диккенс, с правительственным беспорядком с туалетами Будла и Кудла. Деятельность этих министров, для которых Диккенс подобрал сатирически звучащие имена, направляется сэром Лестером Дедлоком, наделенным не менее говорящей фамилией (deadlock — тупик).

Линия канцелярии суда и линия правительства в романе связана миледи Дедлок, которая является одним из истцов в судебном процессе. Поэтому эти ответвления сюжета образуют некую огромную сеть, охватывающую практически все социальные группы и даже все профессии, существовавшие в то время в Англии. Вершину этой иерархической лестницы занимает лорд-канцлер, связанный невидимыми нитями с сэром Лестером Дедлоком, находящимся в его поместье. Вся же огромная, многоярусная структура в своем нижнем этаже опирается на жалкого, бездомного подметальщика улиц Джо. Высокое накапливает свое процветание на страданиях и лишениях низшего, но низкое решительно вторгается в судьбу высшего и не щадит даже самого священного для Диккенса: добродетели. Добрая Эстер, по своим качествам настоящая героиня Диккенса, заражается оспой от Джо и на протяжении всей своей жизни будет нести пятно своей причастности к этим связям — изуродованное лицо.

Место канцелярии в Литтл-Доррите заняло Министерство Волокиты, еще один образ гигантской по силе обобщения бюрократической государственной машины, главный принцип которой — «как не делать». Помимо министерства бюрократии, в романе есть еще один важный символический образ: корабль, висящий на осьминогах. Ясно, что корабль — это английское общество. Полипняк незримо, но весьма ощутимо присасывается к жизни каждого героя романа.

Деньги — тема, важнейшая для искусства XIX в. и одна из центральных во всем творчестве Диккенса, — приобрели в поздних романах иную, более глубокую и в социальном, и в этическом смысле трактовку. В ранних романах Диккенса деньги нередко были спасительной, доброй силой (Браунлоу в «Оливере Твисте», братья Чирибл в «Николасе Никльби»).

Теперь деньги превратились в силу губительную, призрачную. В «Крошке Доррит» впервые с такой убежденностью прозвучала тема непрочности буржуазного успеха, тема крушения, утраты иллюзий.

Этой меланхолией проникнут и великолепный роман Диккенса «Тяжёлые времена». Роман этот является самым сильным литературно-художественным ударом по капитализму, какой был ему нанесён в те времена, и одним из сильнейших, какие вообще ему наносили. По-своему грандиозная и жуткая фигура Боундерби написана с подлинной ненавистью. Но Диккенс спешит отмежеваться и от передовых рабочих.

2 стр., 942 слов

Тема смысла жизни в произведениях Бунина

... хорошему это не приводит, как и главного его героя произведения. Также читают: Картинка к сочинению Тема смысла жизни в произведениях Бунина Популярные сегодня темы В качестве примера счастья из литературы ... не нужным не кому. Подводя итог творчеству Бунина и его рассуждениям о смысле жизни, можно сказать, что его философский вопрос о смысле жизни раскрыт лишь в том понимании, что ...

Конец литературной деятельности Диккенса ознаменовался ещё целым рядом превосходных произведений. Роман «Крошка Доррит» (Little Dorrit, 1855—1857) сменяется знаменитой «Повестью о двух городах» (A Tale of Two Cities, 1859), историческим романом Диккенса, посвящённым французской революции. Диккенс отшатнулся от неё, как от безумия. Это было вполне в духе всего его мировоззрения, и, тем не менее, ему удалось создать по-своему бессмертную книгу.

К этому же времени относятся «Большие надежды» (1860) — автобиографический роман. Герой его — Пип — мечется между стремлением сохранить мелкотравчатый мещанский уют, остаться верным своему середняцкому положению и стремлением вверх к блеску, роскоши и богатству. Много своих собственных метаний, своей собственной тоски вложил в этот роман Диккенс. По первоначальному плану роман должен был кончиться плачевно, в то время как Диккенс всегда избегал тяжёлых концов для своих произведений и по собственному добродушию, и зная вкусы своей публики. По тем же соображениям он не решился окончить «Большие надежды» полным их крушением. Но весь замысел романа ясно ведёт к такому концу.

На высоты своего творчества поднимается Диккенс вновь в своей лебединой песне — в большом полотне «Наш общий друг» (1864).

Но это произведение написано как бы с желанием отдохнуть от напряжённых социальных тем. Великолепно задуманный, переполненный самыми неожиданными типами, весь сверкающий остроумием — от иронии до трогательного юмора — этот роман должен, по замыслу автора, быть ласковым, милым, забавным. Трагические его персонажи выведены как бы только для разнообразия и в значительной степени на заднем плане. Все кончается превосходно. Сами злодеи оказываются то надевшими на себя злодейскую маску, то настолько мелкими и смешными, что мы готовы им простить их вероломность, то настолько несчастными, что они возбуждают вместо гнева острую жалость.

В этом своём последнем произведении Диккенс собрал все силы своего юмора, заслоняясь чудесными, весёлыми, симпатичными образами этой идиллии от овладевшей им меланхолии. По-видимому, однако, меланхолия эта должна была вновь хлынуть на нас в детективном романе Диккенса «Тайна Эдвина Друда» (The Mystery of Edwin Drood).

Роман этот начат с большим мастерством, но куда он должен был привести и каков был его замысел, мы не знаем, ибо произведение осталось неоконченным. 9 июня 1870 г. пятидесятивосьмилетний Диккенс, не старый годами, но изнурённый колоссальным трудом, довольно беспорядочной жизнью и множеством всяких неприятностей, умирает в Гейдсхилле от инсульта.

ПОСЛЕ СМЕРТИ

Слава Диккенса продолжала расти после его смерти. Он был превращён в настоящего бога английской литературы. Его имя стало называться рядом с именем Шекспира, его популярность в Англии 1880—1890-х гг. затмила славу Байрона. Но критика и читатель старались не замечать его гневных протестов, его своеобразного мученичества, его метаний среди противоречий жизни. Они не поняли и не хотели понять, что юмор был часто для Диккенса щитом от чрезмерно ранящих ударов жизни. Наоборот, Диккенс приобрёл прежде всего славу весёлого писателя весёлой старой Англии. Диккенс — это великий юморист, — вот что вы услышите прежде всего из уст рядовых англичан из самых различных классов этой страны.

2 стр., 866 слов

Печорин в системе мужских образов романа. Дружба в жизни Печорина

... что типично для «маленького человека» В. Г. Белинский: « («Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова») — Прекрасное знание кавказской жизни ... гордая... (автору после встречи с Печориным) Дружба поневоле, отеческая забота МАКСИМ МАКСИМЫЧ БЕЗРАЗЛИЧИЕ ... один раб другого Печорин и Грушницкий Как П. относится к Грушницкому? Обобщите свои ... общение Чужд сомнений, храбр, но не верит в силу воли и разум ...

В честь Диккенса назван кратер на Меркурии.

ДИККЕНС В РОССИИ

Популярность Диккенса была поистине феноменальной. Слава честного, правдиво изображающего жизнь писателя, с глубокой симпатией рассказывающего о простых, чистых душой людях, часто униженных и оскорбленных, приходит к Диккенсу в 40-е годы, когда в русской литературе побеждает гоголевское реалистическое направление. С этого времени появление каждого произведения Диккенса — событие русской словесности. О Диккенсе с восторгом отзывается Гоголь, с глубоким уважением пишут Белинский, Герцен, Чернышевский, Писарев. В высшей степени высокую оценку мастерству и духовности произведений Диккенса дают Тургенев, Гончаров, Л. Толстой, Достоевский.

Русские революционные демократы особенно ценили социальный пафос произведений Диккенса, в которых они видели почти документальное свидетельство всей глубины общественных конфликтов, разъедающих Англию. Л. Толстому особенно близок оказался Диккенс — гуманист, человеколюбец. Толстой отмечал, что среди книг, оказавших на него решающее влияние в юности, одно из первых мест принадлежит «Дэвиду Копперфилду». В дневниках и письмах Толстой оставил такие восторженные отзывы об английском писателе: «Чарльз Диккенс — крупнейший писатель-романист XIX в. …его книги, проникнутые истинно христианским духом, приносили и будут приносить очень много добра человечеству…»

Особые творческие отношения связывают с Диккенсом Достоевского. Диккенс был близок Достоевскому изображением и пониманием жизни города с его кричащими контрастами богатства и нищеты, глубоким сочувствием к страданиям обездоленных, особенно к страданиям ребенка. Достоевский полагал, что из всех английских писателей именно Диккенс особенно близок русским людям. Следы влияния Диккенса можно найти в «Селе Степанчикове», «Дядюшкином сне» и особенно в «Униженных и оскорбленных». Обращается к Диккенсу Куприн, а Л. Андреев создает свой первый рассказ «Баргамот и Гараська» (1898) под его прямым воздействием.

Горький, хотя не все принимал в философии Диккенса, заметил, что этот английский писатель навсегда остался для него художником, «который изумительно постиг труднейшее искусство любви к людям».

На русском языке переводы произведений Диккенса появились в конце 1830-х годов. В 1838 году в печати появились отрывки «Посмертных записок Пиквикского клуба», позднее были переведены рассказы из цикла «Очерки Боза». Все его большие романы переведены по несколько раз, переведены и все мелкие произведения, и даже ему не принадлежащие, но правленные им как редактором.

Диккенса переводили:

— В. А. Солоницын («Жизнь и приключения английского джентльмена мистера Николая Никльби, с правдивым и достоверным Описанием успехов и неудач, возвышений и падений, словом, полного поприща жены, детей, родственников и всего вообще семейства означенного джентльмена», «Библиотека для чтения», 1840),

  • О. Сенковский («Библиотека для чтения»),
  • А.

Кронеберг («Святочные рассказы Диккенса», «Современник», 1847 № 3 — пересказ с переводом отрывков; повесть «Битва жизни», там же ),

  • И. И. Введенский («Домби и Сын», «Договор с привидением», «Замогильные записки Пиквикского клуба», «Давид Копперфильд»);
  • позднее — З.

Журавская («Жизнь и приключения Мартина Чезлвита», 1895; «Без выхода», 1897),

  • В. Л. Ранцов, М. А. Шишмарева («Посмертные записки Пикквикского клуба», «Тяжёлые времена» и другие),
  • Е. Г. Бекетова (сокращённый перевод «Давид Копперфильд» и другие),
  • Шпет Густав Густавович и др.
  • А.В. Кривцова и Евгений Ланн

ОСНОВНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Sketches by Boz

The Posthumous Papers of the Pickwick Club

The Adventures of Oliver Twist

The Life and Adventures of Nicholas Nickleby

The Old Curiosity Shop

Barnaby Rudge: A Tale of the Riots of ‘Eighty

The Christmas books

A Christmas Carol

The Chimes

The Cricket on the Hearth

The Battle of Life

The Haunted Man and the Ghost’s Bargain

The Life and Adventures of Martin Chuzzlewit

Dombey and Son

David Copperfield

Bleak House

Hard Times: For These Times

Little Dorrit

A Tale of Two Cities

Great Expectations

Our Mutual Friend

The Mystery of Edwin Drood

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Творчество Диккенса, его книги — живая, не угасающая традиция современной английской литературы. Его мир, его герои, его образы оживают в XX в. в книгах Голсуорси, Беннета, Пристли, Ч. Сноу, Г. Грина, Айрис Мердок, Дж. Уэйна, Э. Уилсона, Б. Пим и многих других. Он, как справедливо писал Теккерей, «национальное достояние».

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/jizn-i-tvorchestvo-charlza-dikkensa/

Фундаментальная электронная библиотека РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ФОЛЬКЛОР

http://feb-web.ru

http://ru.wikipedia.org.