Трагикомичность в рассказах О. Генри

Реферат

1. Введение

О. Генри — американский писатель-новеллист, мастер короткого рассказа, творивший в начале ХХ века, в эпоху того самого дикого капитализма, в которую происходило внезапное быстрое обогащение одних на фоне весьма жалкого существования других.

Творческое наследие О. Генри составляют десять сборников, или свыше 600 рассказов, которые принято делить на пять групп в зависимости от того места, где разворачивается действие, — юг США, Запад, Центральная Америка, тюрьма и Нью-Йорк. В своих новеллах писатель сумел создать широкое полотно современной ему жизни, так как в них можно встретить миллионера, плантатора, генерала, судью, лавочника, священника, конторщика, продавщицу, рабочего, актера, художника, музыканта, вора, жулика, бродягу, ковбоя — представителей самых разных классов, профессий, общественных групп. По словам А. Аникста, «все вместе произведения представляют собой нечто вроде юмористической энциклопедии американской жизни начала ХХ века». И, как отметила И.М. Левидова, «он не был социальным обличителем, но уж, разумеется, не был бездумным и бездушным развлекателем юмористом”. О. Генри не интересовали сильные мира сего, против которых был направлен гнев «разгребателей грязи», движения журналистов, задачей которого становится желание докопаться до правды — каким образом всем этим еще недавно совсем небогатым людям удалось разбогатеть. В результате вскрывались факты чудовищного беззакония, коррупции в высших эшелонах власти и абсолютной аморальности.

Материал «разгребателей грязи» использовал, например, Т. Драйзер. О. Генри обратил взгляд на тех, кто составляет большинство и мужественно борется со своими неурядицами и нищетой. Поэтому так символично он назвал свой второй сборник — «Четыре миллиона». Это — те четыре миллиона американцев, которые составляли население Нью-Йорка в начале ХХ века, четыре миллиона человеческих судеб. По словам И. Левидовой, О. Генри удалось создать «уникальный новеллистический портрет Нью-Йорка на заре эры монополий — многоликого, притягательного, загадочного и жестокого метрополиса с его четырьмя миллионами «маленьких американцев». Поразительной особенностью стиля О. Генри является то, что все эти обыкновенные и не очень удачливые американцы все-таки противостоят страшной, бездуховной машине, высасывающей из них все жизненные соки: «О. Генри никогда не избавляет их от моральных ориентиров; в его маленьком мире действуют твердые законы этики, человечности».

11 стр., 5144 слов

Основные тенденции развития отечественной культуры XX века. Архитектура

... для Павловска, разработанными архитектором А.П. Брюлловым). К концу XIX века такие приемы ... просветителей, деятелей науки, писателей, поэтов, художников. Многие народы, населявшие Российскую ... либерального толка, полагавшие, что большевикам удалось прекратить анархию и начать строительство ... единство трех аспектов зодчества, трех групп факторов: функциональных («польза»); конструктивно-технических и ...

О. Генри — американский писатель-новеллист, мастер короткого рассказа, творивший в начале ХХ века, в эпоху того самого дикого капитализма, в которую происходило внезапное быстрое обогащение одних на фоне весьма жалкого существования других. Увлекательны и остроумны рассказы О.Генри. Он написал их великое множество. Рисуя реальные картины американской жизни, он поражает читателя необычным поворотом событий: развязки этих рассказов настолько неожиданны, что, как мы ни стараемся предугадать их, обычно попадаем впросак.

Но О.Генри привлекает нас не только изощренной выдумкой; это гуманный и демократичный писатель и в его произведениях нельзя не увидеть большой любви к людям Америки — фермерам, ковбоям, клеркам, к тем, кого называют маленькими людьми в мире, где правит большой бизнес, Даже в людях дна — жуликах и всяких проходимцах О.Генри находит особенности, которые как бы помогают автору посмеяться вместе с его ловкими героями над жаждой наживы, низменными интересами, духовным убожеством. Писатель создает как будто и малоправдоподобные ситуации, когда вдруг со дна достаточно грязной души отщепенцев общества всплывают какие-то человеческие и даже привлекательные чувства. Так в рассказе «Родственные души» грабитель забирается в квартиру богача. И грабитель, и его жертва — оба больны ревматизмом. И вот, забыв, зачем он здесь, вор затевает со своей жертвой дружеский разговор о проклятой болезни и в конце концов тянет богача в кабачок, чтобы угостить его за свой счет, потому что только спиртное помогает. Иной раз сами жулики становятся жертвами своих неприглядных затей.. Иной раз сравнивая своих гангстеров с хищниками дельцами, О.Генри не находит между ними большой принципиальной разницы.

А для своих любимых героев — простых и честных тружеников — писатель очень часто придумывает неожиданные удачи, которые не всегда выглядят убедительными, но, может быть, воплощают его мечту о судьбах людей, достойных счастья.

Свои добрые веселые рассказы О.Генри начал писать в тюрьме, где провел более трех лет по обвинению в растрате. Под псевдонимом О.Генри (его настоящая имя и фамилия — Уильям Сидни Портер) он переправлял их в журналы, а когда вышел из тюрьмы, то был уже известным писателем. О.Генри был аптекарем, продавцом, журналистом, кассиром. Работа кассиром в банке становится началом его горестной судьбы арестанта, а тюрьма — началом писательских успехов и большой известности.

Произведения О. Генри не теряют своей привлекательности до сих пор, о чем свидетельствуют большие тиражи книг не только в России. Как отмечают, основным свойством всех новелл О. Генри является их парадоксальность. Цель этой работы — выяснение роли и функций парадокса как художественного приема в произведениях О.Генри. Для анализа мы выбрали три широко известные новеллы: «Последний лист», «Фараон и хорал», «Превращение Джимми Валентайна». Остановимся на новелле «Последний лист» «Переходим к их рассмотрению.

2. Трагикомическое в новеллах О. Генри

2.1 Мир «четырех миллионов в рассказе «Последний лист»

Существует много разноречивых мнений о месте О.Генри в мировой литературе. Наиболее точную характеристику этой дифференциации мнений дал В. Татаринов: «критики не сумели прийти к единому мнению о том, кем же считать О. Генри — классиком литературы или просто сочинителем развлекательных рассказов на потребу публики». Суть же и решение этой проблемы заключается в том, что каждый читатель сам решит о месте, занимаемом О. Генри в мировой литературе.

5 стр., 2079 слов

Конспект внеклассного чтения по рассказу О.Генри «Последний лист» ...

... «Последний лист»? (Последний лист на плюще, нарисованный шедевр Бермана, последняя страница жизни художника, последний лист рассказа) - Какие ещё названия вы могли бы предложить? VII. Выводы и обобщения. 1. Слово учителя. Последние месяцы жизни О. Генри ...

Литературную деятельность Уильям Сидни Портер, позже взявший псевдоним О. Генри, начал как редактор-издатель юмористического еженедельника в 1894 году; а свою первую новеллу «Рождественский подарок по-ковбойски» создал и опубликовал, находясь в тюрьме (1898-1901).

Общеизвестно, что О. Генри писал исключительно в жанре новеллы, даже роман «Короли и капуста» является фактически циклом связанных одним общим сюжетом новелл. Возможно, это объясняется тем, что на рубеже веков, на которое приходится творчество О.Генри, в жанре новеллы творили виднейшие писатели: Л. Андреев, Ш. Андерсон, С. Цвейг, А. Чехов, И. Бунин, М. Твен, Э. По. Свое отношение к новелле О. Генри выразил, однажды сказав: « Маленький рассказ может иметь огромное воспитательное значение. В нем должны сочетаться юмор и глубокое чувство. Он должен разрушать предрассудки, объясняя их. Я хочу ввести в гостиные «всемогущих, павших и отверженных и при этом обеспечить им там радушный прием. Мир нуждается только еще в капельке сострадания. Я хочу, чтобы наши четыреста побывали в шкуре четырех миллионов».

Среди наиболее известных произведений писателя можно отметить «Короли и капуста», Трест, который лопнул», «дары волхвов», «Персики”, «Русские соболя», «Дороги, которые мы выбираем» и другие. «Последний лист» — рассказ, вошедший во второй, нью-йоркский сборник «Четыре миллиона», вышедший в 1906 году действие рассказа «Последний лист» проходит в нью-йоркском квартале Гринич-Виллидж, где люди искусства основали «колонию», так как квартирная плата была дешевой. В ноябре эпидемия пневмонии стала уносить жизни обитателей этой «колонии». Заболела и одна из молоденьких художниц — Джонси. Сью, её подруга, тоже художница, была предупреждена доктором о том, что Джонси может умереть, потому что утратила интерес к жизни, но, если пробудить каким-то образом его вновь, больная выздоровеет. После ухода врача Джонси призналась Сью, что ждёт, когда опадёт последний лист на плюще, который виден из окна. Это будет сигналом ей, что пора умирать. Расстроенная, Сью идет за помощью к их соседу — нищему и старому художнику Берману, который всё время говорит, что скоро напишет шедевр, но вместо этого много пьет и рисует лишь вывески. Старик Берман считал себя покровителем молоденьких девушек и живо откликнулся на слова соседки, хоть и счел бредом странное желание больной умереть вместе с осенним листком. Когда утром после ненастной ночи Джонси попросила открыть окно, то увидела единственный листок, оставшийся висеть на тоненькой веточке. Девушка сказала, что сегодня он упадет, и она умрет. Но на следующее утро она вновь увидела его за окном. После этого Джонси стала выздоравливать. Когда она почти поправилась, Сью призналась, что листок нарисовал Берман, а сам простыл и умер от пневмонии в больнице, но все-таки создал свой шедевр.

О. Генри — американский писатель-новеллист, мастер короткого рассказа, творивший в начале ХХ века, в эпоху того самого дикого капитализма, в которую происходило внезапное быстрое обогащение одних на фоне весьма жалкого существования других. Увлекательны и остроумны рассказы О.Генри. Он написал их великое множество. Рисуя реальные картины американской жизни, он поражает читателя необычным поворотом событий: развязки этих рассказов настолько неожиданны, что, как мы ни стараемся предугадать их, обычно попадаем впросак.

2 стр., 533 слов

Подвиг художника. по рассказу О. Генри «Последний листок»

... художник отдал свою жизнь для того, чтобы жила Джонси. Неудачник сумел подарить девушке больше, чем обычный шедевр - жизнь. Новелла О. Генри - о человечности, сочувствии, самопожертвовании. И об искусстве, ... нет места вдохновению. Автор рассказывает о безрадостной жизни художника и о том, как потрясло его известие о страшной фантазии Джонси, о том, что она живет до "последнего листка" за окном. Мы ...

Но О.Генри привлекает нас не только изощренной выдумкой; это гуманный и демократичный писатель и в его произведениях нельзя не увидеть большой любви к людям Америки — фермерам, ковбоям, клеркам, к тем, кого называют маленькими людьми в мире, где правит большой бизнес, Даже в людях дна — жуликах и всяких проходимцах О.Генри находит особенности, которые как бы помогают автору посмеяться вместе с его ловкими героями над жаждой наживы, низменными интересами, духовным убожеством. Писатель создает как будто и малоправдоподобные ситуации, когда вдруг со дна достаточно грязной души отщепенцев общества всплывают какие-то человеческие и даже привлекательные чувства. Так в рассказе «Родственные души» грабитель забирается в квартиру богача. И грабитель, и его жертва — оба больны ревматизмом. И вот, забыв, зачем он здесь, вор затевает со своей жертвой дружеский разговор о проклятой болезни и в конце концов тянет богача в кабачок, чтобы угостить его за свой счет, потому что только спиртное помогает. Иной раз сами жулики становятся жертвами своих неприглядных затей.. Иной раз сравнивая своих гангстеров с хищниками дельцами, О.Генри не находит между ними большой принципиальной разницы.

А для своих любимых героев — простых и честных тружеников — писатель очень часто придумывает неожиданные удачи, которые не всегда выглядят убедительными, но, может быть, воплощают его мечту о судьбах людей, достойных счастья.

Свои добрые веселые рассказы О.Генри начал писать в тюрьме, где провел более трех лет по обвинению в растрате. Под псевдонимом О.Генри (его настоящая имя и фамилия — Уильям Сидни Портер) он переправлял их в журналы, а когда вышел из тюрьмы, то был уже известным писателем. О.Генри был аптекарем, продавцом, журналистом, кассиром. Работа кассиром в банке становится началом его горестной судьбы арестанта, а тюрьма — началом писательских успехов и большой известности.

Произведения О. Генри не теряют своей привлекательности до сих пор, о чем свидетельствуют большие тиражи книг не только в России. Как отмечают, основным свойством всех новелл О. Генри является их парадоксальность. Цель этой работы — выяснение роли и функций парадокса как художественного приема в произведениях О.Генри. Для анализа мы выбрали три широко известные новеллы: «Последний лист», «Фараон и хорал», «Превращение Джимми Валентайна». Остановимся на широко известной «Последний лист» .

Рассказ ведется от третьего лица: «Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Восьмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают. В результате и возникла общая студия.» Хотя в тексте присутствуют и авторские отступления: описание Гринич-Виллидж и эпидемии Пневмонии — которые позволяют читателю прочувствовать атмосферу тех районов Нью-Йорка, где живут герои, вслед за писателем по-особому отнестись к ним: с сочувствием и иронией одновременно.

2 стр., 540 слов

Генри Форд Моя жизнь, мои достижения

На примере Форда мы видим усовершенствование корпораций. В течении длительного времени люди стремились не только ...

Тема новеллы «Последний лист» — это жизнь и смерть, их вечное противоборство. Параллельно с темой автор ставит перед читателем ряд вопросов проблем. Как выжить человеку в мире, где царствует нищета? Как при этом сохранить в себе человеческую доброту, участие, потребность сочувствовать и сопереживать? В чем смысл человеческой жизни? Стоит ли она таких мучений?

В финале рассказа, когда Сью признается подруге в том, что листок за окном нарисован уже покойным художником, и называет его шедевром, о котором тот мечтал всю жизнь, раскрывается идея произведения — победить смерть может любовь к человеку. И в этом смысл жизни, так как истинным шедевром Бермана стала спасенная жизнь Джонси.

Среди приемов, которые использует О. Генри для описания места действия, героев и событий, можно выделить гротеск.

«Одна улица там даже пересекает самое себя раза два. Некоему художнику удалось открыть весьма ценное свойство этой улицы. Предположим, сборщик из магазина со счетом за краски, бумагу и холст повстречает там самого себя, идущего восвояси, не получив ни единого цента по счету!»

«В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами. По Ист-Сайду этот душегуб шагал смело, поражая десятки жертв, но здесь, в лабиринте узких, поросших мохом переулков, плелся нога за ногу.» Эти два описания, построенные по одному принципу и идущие почти друг за другом, подсказывают читателю, что ужас ситуации с пневмонией подготовлен той особой жизнью, которой живут герои рассказа, жизнью, проходящей в нужде, подчас парадоксальной, подчас беспечной и очень похожей на лабиринт. В этих описаниях присутствует еще один стилистический прием, часто используемый О. Генри, — метафора. В данном случае развернутая метафора жизнь — лабиринт, мрачный, полный случайностей, в котором так трудно найти выход.

Еще одна развернутая метафора — это поединок между жизнью и смертью: его ведет Пневмония, «дюжий старый тупица с красными кулачищами и одышкой», и «миниатюрная девушка, малокровная от калифорнийских зефиров»; со смертью за жизнь подруги сражается отчаянно Сью; ей помогает Берман, похожий на «старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом», на котором Джонси считает уцелевшие листья, которые срывает «ледяное дыхание осени», подобно тому, как «ледяные пальцы» Пневмонии касались жителей колонии. Среди этого холода и мрака живет мечта Джонси написать Неаполитанский залив — символ другой, радостной и прекрасной жизни. Может, и ей не дано будет осуществиться, как и мечте Бермана написать шедевр, а может, для того и умер старик, чтобы жили молодые и воплотили те мечты в жизнь.

Не поддаться отчаянью помогает читателю еще один стилистический прием, часто используемый О. Генри — ирония. Знакомство героинь, слова доктора о больном, который «начинает считать кареты в своей похоронной процессии», взгляд на творчество Сью и Бермана: «путь в Искусство бывает вымощен иллюстрациями к журнальным рассказам, которыми молодые авторы мостят себе путь в Литературу», или «двадцать пять лет стояло на мольберте нетронутое полотно, готовое принять первые штрихи шедевра», — детали, не только выдающие ироничное отношение автора к своим героям, но и в то же время несущие жизнеутверждающее начало новелл О. Генри. Примерами авторской иронии являются также следующие фрагменты: «фигура ковбоя из Айдахо в элегантных бриджах и с моноклем в глазу», «борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома», «он все собирался написать шедевр, но уже несколько лет не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни», «уселся… на перевернутый чайник вместо скалы», первая просьба выздоравливающей Джонси — принести вначале зеркальце, а потом еду. Иронию в рассказе О. Генри помогает создать прием контраста: Моисей — сатир и гном, скала — чайник, ковбой и элегантность. Автор также использует в новелле перифраз: «Сью застала Бермана, сильно пахнущего можжевеловой водкой», — и эвфемизм: «господина Пневмонию никак нельзя было назвать элегантным старым джентльменом», вы противный старик, противный старый болтунишка», которые усиливают контраст, существующий между жестоким внешним миром, холодным, угрожающим, беспощадным, и миром «колонии» художников, где даже старый спившийся Берман ворчит так, что никого этим не пугает. Неслучайно, что одна из его характеристик является эвфемизмом наоборот: «А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя, как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц». А сам финал сюжета рисует образ жертвенного, благородного человека.

5 стр., 2389 слов

Творчество О.Генри

... финалы его новелл начинает восприниматься как счастливые или, во всяком случае, оптимистические. Юмористическая стихия у О. Генри является одной из наиболее привлекательных сторон его творчества. Юмор О. Генри уходит корнями ... но обманули. По этому сюжету Портер составил свой первый рассказ - о взломщике Джимми Валентайне, который спас племянницу своей невесты из огнеупорного шкафа. Рассказ, в ...

2.2 Парадокс в новелле «Фараон и хорал»

Излюбленным приемом О. Генри, как писателя, был именно парадокс в разнообразных проявлениях. Для примера обратимся к известной новелле «Фараон и хорал». Эта новелла об «иронии судьбы», о том, когда страстно желаешь чего-либо и прикладываешь к исполнению желания все усилия, все идет прахом. А в тот момент, когда желаемое не нужно, не важно и даже вредно, оно исполняется.

Новелла построена на приеме контраста. Эту мысль подтверждает как ком- позиция, так и сюжет, и система образов в новелле. Композиция новеллы есть анекдот: Сопи, главный герой, уличный бродяга хочет провести три зимних месяца в тюрьме, в сытости и тепле на Острове, и для осуществления желания прилагает все мыслимые усилия: одна за другой следуют попытки бесплатно пообедать в ресторане, «хулиганства в общественном месте»12, «мелкой кражи с оскорблением» (с.193), приставания «к мило и скромно одетой девушке» (с.192).

Но все они обязательно заканчиваются неудачей: в одном ресторане Сопи даже не удалось сесть за столик — выдали «предосудительные сапоги» (с. 191) и «красноречивые брюки» (с. 191); а в другом ресторане не пожелали вызывать столь желанного фараона, а просто разобрались «собственными силами»; «хулиганство в общественном месте» не удалось, так как Сопи был принят за «йельского студента», которые «сегодня празднуют над футбольной командой Хартфордского колледжа» (с. 193); зонтик, который Сопи хотел украсть и оскорбить при краже владельца, оказался уже ворованным; а «роль презренного и всеми ненавидимого ловеласа» (с. 192) провалилась — «мило и скромно одетая девушка», оказывается, только и ждала Сопи и «обвилась вокруг Сопи, как плющ вокруг дуба» (с. 192).

Сопи совершил всевозможные преступления, за которые можно получить не больше, не меньше срок заключения в тюрьме на три месяца, и не попал в тюрьму: «Он так хочет попасться к ним в лапы, а они смотрят на него, как на непогрешимого папу Римского» (с. 194).

3 стр., 1166 слов

Сочинения | Сочинения 7 класс. Сила любви (по новелле О’Генри ...

... первый план в наиболее трудных жизненных ситуациях. В одной из своих наиболее известных новелл «Из любви к искусству» О.Генри рассказывает о юной супружеской чете, ведущей полунищее существование. Джо и ... сделать осмысленным и счастливым человеческое существование. 4 вариант сочинения Издавна знакома людям чудесная сила любви: она исцеляет больных, делает несчастных счастливыми, наделяет человека ...

Парадокс заключается в том, что туда он попадает, не совершая ни одного их предшествующих проступков, а наоборот:

«Что вы тут делаете? — спросил полисмен.

  • Ничего, — ответил Сони.
  • Тогда пойдем, — сказал полисмен» (с.195).

Сюжет новеллы, как говорилось раньше, построен на приеме контраста, переходящего иногда даже в антитезу, О. Генри намеренно заостряет углы некоторых фраз, образов едкой иронией, сарказмами. Как пример, в новелле представлены два мира: мир «благопристойного общества» и мир «дна». Первый представлен как нечто смеющееся, «залитое огнями реклам, где одинаково легки сердца, победы и музыка» (с. 193) (в данной характеристике О. Генри умело пользуется приемом метонимии); в описании этого мира не встречается ни одного имени, ни одной фамилии, тем самым О.Генри хочет подчеркнуть безликость, одинаковость мышления, существования этих людей, в глазах Сопи и автора, они сливаются в одну светлую массу. Мир же, к которому принадлежит, Сопи — это люди, которых «ветер пронизывает насквозь» (с.193) и которые спят, укрывшись «тремя воскресными газетами» (с.193) на скамейке в Мэдисон-сквере. Образом, который связывает два противоположных мира, является образ фараона, он присутствует во всех эпизодах новеллы. Полисмен- судьба, рок Сопи, по его воле «Сопи был осужден наслаждаться свободой» (с.192).

Именно он, издеваясь и презрительно ухмыляясь, смотрит на безуспешные попытки Сопи, и именно он одним жестом, одним фразой перечеркивает все мечты преобразившегося Сопи в финале. Здесь он является воплощением мира всемогущих, стражем их порядка и закона, олицетворением силы, слепо повинующейся приказу. Но два полюса жизни не только противопоставлены, но, как ни странно, сопоставляются: «как его более счастливые сограждане покупали себе билеты на Ривьеру, так и Сони делал несложные приготовления к ежегодному паломничеству на Остров» (с. 189).

Тем самым О.Генри хочет сказать, что человек остается человеком, его суть не меняется, несмотря на то, к какому слою общества он принадлежит.

Даже образ главного героя, Сопи, построен на приеме контраста. Вешний вид, портрет Сопи: «Сони верил в себя — от нижней пуговицы жилета и выше. Он был чисто выбрит, пиджак на нем был приличный, а красивый черный галстук бабочкой ему подарила в день Благодарения дама-миссионерша» (с. 190) — это «верхний» Сопи; а нижний Сопи — это «потертые» (с. 191), «красноречивые брюки» (с.191) и «стоптанные» (с.191), «предосудительные сапоги» (191).

Представления Сони, его миропонимание- это многие вещи и понятия, представленные кувырком, с головы на ноги: тюрьма- это «уютный островок» (192), «тихая пристань» (с.192), далее, по мере развития действия, «далекий мираж» (с.192), «недоступная Аркадия» (с.193), «рай» (с.191), путь в который «отнюдь не усыпан розами» (с. 191); «Сопи презирал заботы, расточаемые городской бедноте во имя милосердия. По его мнению, закон был милостивее, чем милосердие. За всякое благодеяние, полученное из рук филантропов, надо платить если не деньгами, то унижением» (с. 190).

Здесь еще раз автор подчеркивает независимость Сони, его выбор и его чувство собственного достоинства.

37 стр., 18382 слов

Фантастические новеллы Эдгара По в контексте американской новеллистики ...

... и сегодня его можно проследить в американской и европейской литературе. Поэтому исследование фантастического в его новеллах представляется актуальным в плане изучения особенностей американской литературы вообще (сюжетики, тематики, стиля, ... преобладающих форм прозы. Это относится в первую очередь к малым жанрам. Следует подчеркнуть, что во многих теоретических работах выделяются жанры рассказа и ...

В новелле встречаются две больших пейзажных зарисовки. Обе они связаны с пробуждением Сопи. Первая, та, что открывает новеллу, связана с физическим пробуждением Сопи, от холода на скамейке в Мэдисон-сквере. Первая часть, абзац, построена по принципу «по кадрового монтажа», то есть О.Генри, как секунд-фотограф, запечатлевает разные проявления зимы: «Когда стаи диких гусей тянутся по ночам высоко в небе (природные), когда женщины, не имеющие котиковых манто, становятся ласковыми к мужьям (социальные), когда Сони начинает ерзать на своей скамейке в парке (субъективные).

Это значит зима на носу» (с.189).Вторая же часть зарисовки — развернутая метафора смены зимою осени, с использованием приема олицетворения и еще раз метафоры (в данном случае получается метафора в метафоре): Дед Мороз — «добрый старик» (с. 1 89),истинный джентльмен, который всегда предупреждает о своем приходе визитными карточками — «желтыми листами» (с. 189); а «Северный ветер» (с. 189), который разносит листья, — «швейцар» «гостиницы под открытым небом» (с. 189)- Мэдисон-сквере, «постоянные обитатели» (с. 189) которой бродяги, вроде Сопи.

Вторая пейзажная зарисовка посвящена последующему духовному «побуждению» Сони. Она намеренно проста, в ней не встречаются вышеперечисленные приемы, за исключением мягкой иронии, проскальзывающей в описании вечернего Мэдисон-сквера: «Взошла луна, безмятежная, светлая; экипажей и прохожих было немного; под карнизами сонно чирикали воробьи — можно было подумать, что вы на сельском кладбище» (с. 194).

Пользуясь приемом метонимии, О.Генри создает иронически-грустный образ молодости: «те дни, когда в его жизни были такие вещи, как матери, розы, смелые планы, друзья, и чистые мысли, и чистые воротнички». Эта зарисовка, без острых социальных мотивов, теплая по тону, цвету, ритмике, подготовляет читателя к такой же легкой, изящной и красивой кульминации новеллы — «внезапной и чудесной перемене», которая произойдет с Сопи.

Однако, говоря о языке О.Генри и о его приемах, нужно иметь в виду, что все его творчество представлено в представлено в переводе, и поэтому говорить о мастерском пользования языком О.Генри можно весьма условно.

Образ вечернего Нью-Йорка создается скупыми фразами, которые нехотя проскальзывают в тексте. В основном действие новеллы происходит в центре города: ресторан на Бродвее и Пятой авеню и ресторан на Шестой авеню, «без особых претензий» (с. 191); кварталы, «залитые огнями реклам…, где одинаковы легки сердца, победы, музыка. Женщины в мехах и мужчины в теплых пальто весело переговаривались на холодном ветру» (с.193).

Этому Нью-Йорку противопоставлен Нью-Йорк на Мэдисон-сквер, шумному, бестолковому, блестящему «особенно тихий угол»: «старая церковь с остроконечной крышей…из ее окон струился мягкий свет» (с. 194).

Еще одним новеллообразующим приемом является прием иронии, часто злой, переходящей в сарказм: когда женщины, не имеющие котиковых манто, становятся ласковыми к своим мужьям, … это значит, что зима на носу» (с. 189); «Сопи понял, что для него настал час учредить в собственном лице комитет для изыскания средств и путей к защите своей особы от надвигающегося холода. Поэтому он заерзал на своей скамейке» (с. 189); «Сговорчивый судья завершает доброе дело» (с.190); «ресторан без особых претензий рассчитан на большие аппетиты и тощие кошельки. Посуда и воздух в нем были тяжелые, скатерти и супы — жиденькие» (с.191).

1 стр., 463 слов

Взаимоотношения между людьми (по новелле О.Генри «Последний лист»)

... рядом с теми, кто нуждается в помощи, сочувствия. Иногда даже просто понимания, желания сделать другому что-то хорошее уже помогают человеку. О. Генри в своей трогательной новелле «Последний листок» ... жизнь. Молодая девушка пассивно ждала смерти, потому решила, что умрет, когда улетит последний лист плюща за окном. Кажется, печальное начало неизбежно приведет к печальному концу, потому ...

Новелла — это причудливый синтез христианских и античных мотивов:

  • «рай» (с.191), путь в который отнюдь «не усыпан розами» (с.191), старая церковь, хорал, «тихий угол» (с. 194) и «тихая пристань» (с. 192), «непогрешимый папа Римский» (194) — с одной стороны;
  • а с другой — упоминание Цезаря и Брута, «недоступной Аркадии» (с.193), «далекого миража» (с.192).

В этой же новелле О.Генри продолжает развивать тему «маленького человека». Но, в отличие от русской литературы, где основное ударение падает на слово «маленький», то есть »маленький» в социальном плане, статусе; в понимании О.Генри основное смысловое ударение падает на слово «человек», для О.Генри Сопи — человек, в высоком понимании этого слова, обладающий правом выбора. Сопи выбрал ту жизнь, которой живет, он довольствуется существующим положением дел, он самодостаточен и не чувствует себя одиноким. Но именно «маленьким» человеком, по О.Генри, Сопи становится после той самой «чудесной перемены», происшедшей с ним. Сопи «духовно просыпается», возрождается, и именно в этот момент остро нуждается в дружеской поддержке, становится страшно одиноким. Но на помощь Сопи не только никто не придет, окружающий мир будет не только холодно равнодушен, по иронии судьбы, все отрицательные реалии жизни совпадут и обрушатся на голову беззащитного Сопи — общество не захочет давать ещё один шанс человеку стать «человеком» не только «внутри», но и «внешне», «снаружи». Эту мысль подчеркивает предельно краткий финал, развязка новеллы. Лаконичность финала лишний раз подчеркивает обычность и обыденность происходящего, частоту повторяемости таких событий.

Но как гуманист, О. Генри в своих новеллах всегда говорит о вечных, непреходящих ценностях, которые играют в его новеллах роль случая, испытания, толчка к душевным преобразованиям. В новелле «Фараон и хорал» такой ценностью является музыка. Но свою мысль О. Генри передает читателю как нечто обыкновенное, находящееся всегда под рукой, вещью на века, но отсутствие которой сразу же обнаружилось, возник бы какой-то пробел. О. Генри открывает эти ценности повседневности, рядом с нами: «Здесь стояла старая церковь с остроконечной крышей. Сквозь фиолетовые стекла одного из её окон струился мягкий свет. Очевидно, органист остался у своего инструмента, чтобы поиграть воскресный хорал, ибо до ушей Сони донеслись сладкие звуки музыки.. .И хорал, который играл органист, приковал Сопи к чугунной решетке, потому что он много раз слышал его раньше» (с.194).

Тем самым О. Генри утверждает ценность самой жизни, какой бы она не была.

генри рассказ новелла парадокс

2.3 Прием парадокса в новелле «Превращение Джимми Валентайна»

Типологически схожая ситуация «неудавшегося духовного воскрешения» находит другое решение в новелле «Превращение Джимми Валентайна».

Новелла «Превращение Джимми Валентайна» — это пародия на популярные массовые романы о бандите, который в один прекрасный момент решил стать «добропорядочным гражданином». Но за внешней пародией О. Генри увидел нечто большее, он увидел ту первую, действительную историю, реальных героев, ситуации, которые впоследствии станут столь популярными. В новелле автор подтрунивает над сходствами- совпадениями, однако ирония не заслоняет при этом личных качеств Джеймса Валентайна. Таким образом, сюжет, композиция уверяет нас в том, что новелла — пародия; а герои и автор, в авторской оценке и отступлениях указывают на более глубокий её смысл и на реальность всего происходящего. Поэтому новелла не кажется очередной банальностью, «мыльной оперой», в этом и заключается секрет её популярности.

Композиция новеллы, как говорилось раньше, пародирует массовые романы: тюрьма, освобождение и новые ограбления, спасаясь от преследования, Джимми попадает в уездный городок, где влюбляется и «превращается», кульминация новеллы — сыщики отыскали Джеймса Валентайна и хотят его арестовать, несчастный случай, который дает полицейским новые улики и представляет в благородном свете главного героя и поступок Бена Прайса. Фабула новеллы, которая в данном случае совпадает с композицией, типична. Отличает её лишь развязка встреча Джеймса Валентайна и Бена Прайса. Здесь О. Генри «сыграл» на стереотипном мышлении: читатель заранее знает, что произойдет дальше. Он (читатель) ждет либо схватки двух героев (и тогда Джеймс Валентайн становится беглым преступником), либо покорно отправляется в тюрьму. Так или иначе, в обоих случаях действие исходит от Джеймса Валентайна. Неожиданность с этого момента заключается в том, что действие исходит не от главного героя, а наоборот, от героя второго плана- Бена Прайса. Произошла какая-то метаморфоза, «странность», о чем свидетельствует последняя фраза и поступок этого героя:

«Вы, наверно, ошиблись, … по-моему, мы с вами не знакомы», «И Бен Прайс повернулся и зашагал по улице» (с. 144).

Если проследить географию ограблений Джеймса Валентайна, то получим треугольник — главный герой движется по «замкнутому кругу», как и вслед за ним и Бен Прайс. Из этого круга выпадает лишь Элмор, и не случайно. Приезжая в Элмор, Джеймс Валентайн «выпадает» из «круга преступлений» и «превращается», равно, как и Бен Прайс перестает быть сыщиком, полицейским, стражем «благопристойного общества». Именно поэтому «Бен Прайс повел себя довольно странно».

Ещё одним из характерных свойств новеллы является необыкновенная точность изображаемого: можно найти на карте все города, в которых происходит действие, и даже подсчитать между ними расстояние; все герои названы по именам и фамилиям, и это конкретные люди, которые не являются воплощением чьей- то мысли, закона как в новелле «Фараон и хорал». Героев всего семнадцать. Каждый герой второго плана столь неповторимо охарактеризован, что его просто невозможно забыть. Характер героев выражается в одной фразе: «Извини, что не могли сделать этого раньше, Джимми, сынок…Но из Спрингфилда поступил протест, и губернатор было заартачился…» (с. 138).

С этой же целью О.Генри вводит и имя кучера, который появляется в тексте один раз и не играет никакой роли: «Там Джимми Валентайна дожидались запряженный экипаж и Долф Гибсон, который должен был отвезти его на станцию железной дороги» (с. 142).

Образ Бена Прайса никак нельзя назвать образом второго плана, он сопутствует Джимми Валентайну на протяжении всей новеллы: он поймал и посадил главного героя в тюрьму; впервые Бен Прайс появляется тогда, когда Джимми входит в собственную комнату: ((Он взял ключ и, поднявшись наверх, отпер дверь комнаты в глубине дома. Все было так, как он оставил уходя. На полу еще валялась запонка от воротничка Бена Прайса» (с. 138); «по следам неуловимого взломщика пустился Бен Прайс» (139) после ограбления банковского сейфа в Джефферсон-сити; и после года поисков он «нарушает мир и спокойствие», царившие в Элморе («Хочешь жениться на дочке банкира, Джимми. Не знаю, право, не знаю» (с.140)).

А в финале Бен Прайс не оправдывает своей фамилии — Прайс от английского price — «цена, стоимость», а скорее всего praise — «(по)хвала, восхваление». Поэтому Бен Прайс в финале становится одним из главных героев, достойным похвалы, и поэтому Джеймс Валентайн, который врет смотрителям и надзирателям в тюрьме, спокойно приветствует «знаменитого сыщика», он видит в нем противника достойного уважения, равного себе: «Здравствуй, Бен!.. добрался-таки до меня! Ну что ж пойдем» (с. 144).

Парадокс читательской оценки заключается в том, что в нашем понятии рецидивист Джеймс Валентайн — положительный герой. И мнение автора совпадает также с ним. Главный герой то «заключенный М29762» (с.138), то «на солнечный свет вышел мистер Джеймс Валентайн» (с. 138), то ласково, панибратски «Джимми» (с.138), а то «Франт — Джимми Валентайн (с.138).

Именно с этим связан мотив лжи в новелле. Джимми Валентайн лжет, защищаясь ею, как спасительным щитом, от окружающего мира; он, «удивленно приподнимая брови» (с. 138), врет смотрителям и надзирателям, становится «представителем Объединенной нью-йоркской компании рассыпчатых сухарей и дробленой пшеницы» (с. 138), «явно хитря» (с. 140) узнает, кто такая Аннабел Адамс и «записывается под именем Ральф д. Спенсера» (с.140), и также спокойно говорит о чемоданчике, в котором «никелированные рожки для обуви» (с. 142), а не «лучший набор отмычек в восточных штатах» (с. 138).

Во всех случаях Джимми Валентайн врал кому угодно, только не себе. Но в последнем случае, когда ребенок попадает в сейф, и у него была возможность освободить его, Джимми Валентайн изменяет правилам, потому что, солгав, он изменил бы себе. У него был выбор либо солгать и остаться Ральфом Спенсером и лгать себе всю жизнь, либо выдать себя с головой, спасти ребенка и стать мужчиной, Джимми Валентайном. Именно этот выбор и почувствовал Бен Прайс. Подобно Жану Вальжану в знаменитом романе Виктора Гюго «Отверженные» герой идет на саморазоблачение, чтобы спасти невинных людей. Но Бен Прайс оказывается морально выше, чем инспектор Жавер из упомянутого нами произведения.

Как говорилось раньше, прием, который пронизывает структуру всей новеллы, является прием иронии. Но не злой, не носящий социальный характер, как в новелле «Фараон и хорал», а наоборот мягкой, подтрунивающей: «Когда у арестованного столько друзей на воле, сколько у Джимми Валентайна, едва ли стоит даже брить ему голову» (с.137), «На нем был готовый костюм отвратительного покроя и желтые скрипучие сапоги, какими государство снабжает своих подневольных гостей» (с.137), «Мистер Ральф Спенсер, феникс, возникший из пепла Джимми Валентайна, охваченного огнем внезапно вспыхнувшей и преобразившей его любви, остался в Элморе» (с.141).

Такой иронической фразой говорит О. Генри о любви, ещё одной непреходящей в его глазах ценности. Именно она толкнула Ральфа Спенсера на решительный поступок и выбор, который оправдал доверие Аннабел Адамс: «Женщине всегда кажется, что для мужчины, которого она боготворит, нет ничего невозможного или непосильного» (с.144).

3.Заключение

Увлекательны и остроумны рассказы О.Генри. Он написал их великое множество. Рисуя реальные картинки американской жизни, он поражает читателя необычным поворотом событий: развязки этих рассказов настолько неожиданны, что, как мы ни стараемся предугадать их, обычно попадаем впросак.

Но О.Генри привлекает нас не только изощренной выдумкой; это гуманный и демократичный писатель и в его произведениях нельзя не увидеть большой любви к людям Америки — фермерам, ковбоям, клеркам, к тем, кого называют маленькими людьми в мире, где правит большой бизнес, Даже в людях дна — жуликах и всяких проходимцах О.Генри находит особенности, которые как бы помогают автору посмеяться вместе с его ловкими героями над жаждой наживы, низменными интересами, духовным убожеством. Писатель создает как будто и малоправдоподобные ситуации, когда вдруг со дна достаточно грязной души отщепенцев общества всплывают какие-то человеческие и даже привлекательные чувства. Так в рассказе «Родственные души» грабитель забирается в квартиру богача. И грабитель, и его жертва — оба больны ревматизмом. И вот, забыв, зачем он здесь, вор затевает со своей жертвой дружеский разговор о проклятой болезни и в конце концов тянет богача в кабачок, чтобы угостить его за свой счет, потому что только спиртное помогает. Иной раз сами жулики становятся жертвами своих неприглядных затей.. Иной раз сравнивая своих гангстеров с хищниками дельцами, О.Генри не находит между ними большой принципиальной разницы.

А для своих любимых героев — простых и честных тружеников — писатель очень часто придумывает неожиданные удачи, которые не всегда выглядят убедительными, но, может быть, воплощают его мечту о судьбах людей, достойных счастья.

Свои добрые веселые рассказы О.Генри начал писать в тюрьме, где провел более трех лет по обвинению в растрате. Под псевдонимом О.Генри (его настоящая имя и фамилия — Уильям Сидни Портер) он переправлял их в журналы, а когда вышел из тюрьмы, то был уже известным писателем. О.Генри был аптекарем, продавцом, журналистом, кассиром. Работа кассиром в банке становится началом его горестной судьбы арестанта, а тюрьма — началом писательских успехов и большой известности. Парадокс определяет своеобразие писательской биографии автора, его путь к славе.

Сравнивая главных героев этих новелл, мы пришли к выводу, что все три героя переживают нравственное возрождение под воздействием двух гуманистических ценностей: музыки и любви. В стране равных возможностей они все получают шанс на право стать тем, кем они хотят. Последний лист Бермана становится его единственным шедевром, подарившим жизнь обреченной девушке. Джимми Валентайну удается выбраться из водоворота жизни, (а за ним и Бену Прайсу), и самому решить свою судьбу и получить первую поддержку, помощь в лице Бена Прайса. Только Сони не дают, отбирают право быть человеком, и он остается одним из тысяч, с такой судьбой.

Парадокс пронизывает как жизненный путь писателя, так и все его творчество. О. Генри прошел тюрьму, в которой пытали людей, и где в практике была смертная казнь. Он работал в ночную смену, как врач, и принимал заключенных после пыток, О. Генри волей неволей приходилось общаться со «смертниками», и однажды он присутствовал на казни, и, тем не менее, он остался оптимистом, бесконечно добрым человеком и по прежнему считал, что «мир нуждается только еще в капельке сострадания».

Наверное, поэтому большинство произведений О. Генри целиком строится на парадоксе. Проведенный нами анализ трех типичных для О. Генри новелл раскрывает все многообразие форм и функций парадокса в его новеллах. Парадокс лежит в основе сюжета: стареющий художник рисует бутафорский листок, свободный человек хочет в тюрьму, грабитель банка влюбляется в дочь банкира.

Парадокс определяет композицию: практически все новеллы О. Генри имеют не просто неожиданный, а парадоксальный финал, «переворачивающий» смысл всего описываемого. Он играет и жанрообразующую роль: часто внешне комические новеллы приобретают при повторном прочтении философский смысл. Парадокс выступает в роли случая — испытания: герои проявляют свою человеческую суть именно в финале и оказываются часто лучше, чем казалось раньше. А также парадокс способствует выражению позиции автора, это проявление оптимистического взгляда на мир, присущего автору. Этот глубинный оптимизм даже трагический финал лишает безвыходности и пессимизма.

Сноски

1. Татаринов В., Ученик фармацевта.// О. Генри. Деловые люди: рассказы,

2. М., 1998, С. 8.

3. Дженнингс Эл, с О. Генри на дне.// О. Генри, Город без происшествий:

4. рассказы, М., 1974, С. 353.

5. Эпштейн М. Н., Новелла// БСЭ, Т. 18, Изд. 3-е, М., 1974, С. 63. Эпштейн М.Н., Новелла//Литературный энциклопедический словарь, М., 1987, С. 248.

6. Ожегов С.И. и Шведова Н. Ю., Толковый словарь русского языка, М., 1992, С.429.

7. словарь иностранных слов, 18-е изд., М., 1989, С. 345. Цитируется по: Эпштейн М. Н., Новелла. БСЭ, Т. 18, изд. 3-е, М., 1974, С. 63.

8. Словарь литературоведческих терминов//Ред.- сост. Тимофеев Л. И. и Тураев С. В., М., 1974, С.17.

9. Скобелев В. П., Поэтика рассказа, Воронеж, 1982, С. 55.

10. Голубков С. А., Мир сатирического произведения, Самара, 1991, С. 56.

11. Ожегов С. И. и. и Шведова Н. Ю., Толковый словарь русского языка, М., 1992, С. 507.

12. Генри, Фараон и хорал //О. Генри. Город без происшествий: рассказы, М., 1987, С. 193. далее ссылки на данные приводятся в тексте.

13. Генри, Превращение Джимми Валентайна // О. Генри. Город без происшествий: рассказы, М., 1987, С. 144. далее ссылки на данные приводятся в тексте.

4.Список используемой литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/na-proizvedenie-faraon-i-horal/

Источники:

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/na-proizvedenie-faraon-i-horal/

1) 0. Генри, Город без происшествий: рассказы, пер. с англ. — М., Московский рабочий, 1974.

2) 0. Генри, Избранные произведения в 3-х кн. «Короли и капуста» / Пер. с англ. — М.; Гластол, Голос, 1993, -496 с.

3) 0. Генри, Избранные произведения в 3-х кн. «Благородный жулик» / Пер. с англ. — М.; Гластол, Голос, 1993,- 416 с.

П научно-исследовательская литература

1) Левидова И. М., 0. Генри и его новелла, М., 1973.

2) Татаринов В., Ученик фармацевта.// 0. Генри. деловые люди: рассказы, М., 1998.

3) Дженнингс Эл, С 0. Генри на дне.// 0. Генри, Город без происшествий: рассказы, М., 1974.

4) Эпштейн МЯ., Новелла// Литературный энциклопедический словарь, М., 1987.

5) Словарь литературоведческих терминов//Ред.- сост. Тимофеев Л. И. и Тураев С. В., М., 1974.

6) Скобелев В. П., Поэтика рассказа, Воронеж, 1982.

7) Голубков С. А., Мир сатирического произведения, Самара, 1991. справочная литература:

1) Эпштейн М. Н., Новелла// БСЭ, Т. 18, Изд. З-е, М., 1974.

2) Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю., Толковый словарь русского языка, М., 1992.

3) Словарь иностранных слов, 18-е изд., М., 1989.

Тезисы к работе «Трагикомичность в рассказах О.Генри». Секция «История зарубежной литературы»

Маклов Дмитрий, 10 класс, СДДЮТ.

О. Генри — американский писатель-новеллист, мастер короткого рассказа, творивший в начале ХХ века, в эпоху того самого дикого капитализма, в которую происходило внезапное быстрое обогащение одних на фоне весьма жалкого существования других. Увлекательны и остроумны рассказы О.Генри. Он написал их великое множество. Рисуя реальные картины американской жизни, он поражает читателя необычным поворотом событий: развязки этих рассказов настолько неожиданны, что, как мы ни стараемся предугадать их, обычно попадаем впросак.

Но О.Генри привлекает нас не только изощренной выдумкой; это гуманный и демократичный писатель и в его произведениях нельзя не увидеть большой любви к людям Америки — фермерам, ковбоям, клеркам, к тем, кого называют маленькими людьми в мире, где правит большой бизнес, Даже в людях дна — жуликах и всяких проходимцах О.Генри находит особенности, которые как бы помогают автору посмеяться вместе с его ловкими героями над жаждой наживы, низменными интересами, духовным убожеством. Писатель создает как будто и малоправдоподобные ситуации, когда вдруг со дна достаточно грязной души отщепенцев общества всплывают какие-то человеческие и даже привлекательные чувства. Так в рассказе «Родственные души» грабитель забирается в квартиру богача. И грабитель, и его жертва — оба больны ревматизмом. И вот, забыв, зачем он здесь, вор затевает со своей жертвой дружеский разговор о проклятой болезни и в конце концов тянет богача в кабачок, чтобы угостить его за свой счет, потому что только спиртное помогает. Иной раз сами жулики становятся жертвами своих неприглядных затей.. Иной раз сравнивая своих гангстеров с хищниками дельцами, О.Генри не находит между ними большой принципиальной разницы.

А для своих любимых героев — простых и честных тружеников — писатель очень часто придумывает неожиданные удачи, которые не всегда выглядят убедительными, но, может быть, воплощают его мечту о судьбах людей, достойных счастья.

Свои добрые веселые рассказы О.Генри начал писать в тюрьме, где провел более трех лет по обвинению в растрате. Под псевдонимом О.Генри (его настоящая имя и фамилия — Уильям Сидни Портер) он переправлял их в журналы, а когда вышел из тюрьмы, то был уже известным писателем. О.Генри был аптекарем, продавцом, журналистом, кассиром. Работа кассиром в банке становится началом его горестной судьбы арестанта, а тюрьма — началом писательских успехов и большой известности.

Произведения О. Генри не теряют своей привлекательности до сих пор, о чем свидетельствуют большие тиражи книг не только в России. Как отмечают, основным свойством всех новелл О. Генри является их парадоксальность. Цель этой работы — выяснение роли и функций парадокса как художественного приема в произведениях О.Генри. Для анализа мы выбрали три широко известные новеллы: «Последний лист», «Фараон и хорал», «Превращение Джимми Валентайна». Остановимся на широко известной «Последний лист» .

Рассказ ведется от третьего лица: Приведем завязку -история знакомства Сью и Джонси. «Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Восьмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают. В результате и возникла общая студия.» Хотя в тексте присутствуют и авторские отступления: описание Гринич-Виллидж и эпидемии Пневмонии — которые позволяют читателю прочувствовать атмосферу тех районов Нью-Йорка, где живут герои, вслед за писателем по-особому отнестись к ним: с сочувствием и иронией одновременно.

Тема новеллы «Последний лист» — это жизнь и смерть, их вечное противоборство. Параллельно с темой автор ставит перед читателем ряд вопросов проблем. Как выжить человеку в мире, где царствует нищета? Как при этом сохранить в себе человеческую доброту, участие, потребность сочувствовать и сопереживать? В чем смысл человеческой жизни? Стоит ли она таких мучений?

В финале рассказа, когда Сью признается подруге в том, что листок за окном нарисован уже покойным художником, и называет его шедевром, о котором тот мечтал всю жизнь, раскрывается идея произведения — победить смерть может любовь к человеку. И в этом смысл жизни, так как истинным шедевром Бермана стала спасенная жизнь Джонси.

Среди приемов, которые использует О. Генри для описания места действия, героев и событий, можно выделить гротеск.

«Одна улица там даже пересекает самое себя раза два. Некоему художнику удалось открыть весьма ценное свойство этой улицы. Предположим, сборщик из магазина со счетом за краски, бумагу и холст повстречает там самого себя, идущего восвояси, не получив ни единого цента по счету!»

«В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами. По Ист-Сайду этот душегуб шагал смело, поражая десятки жертв, но здесь, в лабиринте узких, поросших мохом переулков, плелся нога за ногу.» Эти два описания, построенные по одному принципу и идущие почти друг за другом, подсказывают читателю, что ужас ситуации с пневмонией подготовлен той особой жизнью, которой живут герои рассказа, жизнью, проходящей в нужде, подчас парадоксальной, подчас беспечной и очень похожей на лабиринт. В этих описаниях присутствует еще один стилистический прием, часто используемый О. Генри, — метафора. В данном случае развернутая метафора жизнь — лабиринт, мрачный, полный случайностей, в котором так трудно найти выход.

Еще одна развернутая метафора — это поединок между жизнью и смертью: его ведет Пневмония, «дюжий старый тупица с красными кулачищами и одышкой», и «миниатюрная девушка, малокровная от калифорнийских зефиров»; со смертью за жизнь подруги сражается отчаянно Сью; ей помогает Берман, похожий на «старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом», на котором Джонси считает уцелевшие листья, которые срывает «ледяное дыхание осени», подобно тому, как «ледяные пальцы» Пневмонии касались жителей колонии. Среди этого холода и мрака живет мечта Джонси написать Неаполитанский залив — символ другой, радостной и прекрасной жизни. Может, и ей не дано будет осуществиться, как и мечте Бермана написать шедевр, а может, для того и умер старик, чтобы жили молодые и воплотили те мечты в жизнь.

Не поддаться отчаянью помогает читателю еще один стилистический прием, часто используемый О. Генри — ирония. Знакомство героинь, слова доктора о больном, который «начинает считать кареты в своей похоронной процессии», взгляд на творчество Сью и Бермана: «путь в Искусство бывает вымощен иллюстрациями к журнальным рассказам, которыми молодые авторы мостят себе путь в Литературу», или «двадцать пять лет стояло на мольберте нетронутое полотно, готовое принять первые штрихи шедевра», — детали, не только выдающие ироничное отношение автора к своим героям, но и в то же время несущие жизнеутверждающее начало новелл О. Генри. Примерами авторской иронии являются также следующие фрагменты: «фигура ковбоя из Айдахо в элегантных бриджах и с моноклем в глазу», «борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома», «он все собирался написать шедевр, но уже несколько лет не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни», «уселся… на перевернутый чайник вместо скалы», первая просьба выздоравливающей Джонси — принести вначале зеркальце, а потом еду. Иронию в рассказе О. Генри помогает создать прием контраста: Моисей — сатир и гном, скала — чайник, ковбой и элегантность. Автор также использует в новелле перифраз: «Сью застала Бермана, сильно пахнущего можжевеловой водкой», — и эвфемизм: «господина Пневмонию никак нельзя было назвать элегантным старым джентльменом», вы противный старик, противный старый болтунишка», которые усиливают контраст, существующий между жестоким внешним миром, холодным, угрожающим, беспощадным, и миром «колонии» художников, где даже старый спившийся Берман ворчит так, что никого этим не пугает. Неслучайно, что одна из его характеристик является эвфемизмом наоборот: «А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя, как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц». А сам финал сюжета рисует образ жертвенного, благородного человека.