Отзыв на роман Леона Фейхтвангера Гойя

Реферат

К 125-летию со дня смерти испанского художника Франсиско Гойи Фейхтвангер написал роман «Гойя, или тяжкий путь познания» (1951).

Особенностью построения произведения является то, что каждая глава заканчивается белыми стихами, в строках которых содержится идея данной главы и своеобразный вывод из нее.

Роман, до сих пор не имеющий равных среди десятков произведений, посвящённых жизни и творчеству Франсиско Гойи.

Роман, в котором причудливо и изысканно переплетены история и вымысел, проза — и безупречная стилизация испанского романсеро.

Роман, повествующий не только о неизвестных страницах судьбы Гойи, но и приоткрывающий современному читателю тайны его души…

Мастер немецкоязычной прозы ХХ века, чей вклад в германскую литературу можно сравнить лишь с творческим наследием Генриха и Томаса Маннов и Стефана Цвейга. Писатель, перу которого в равной степени были подвластны семейная сага, социальная драма и публицистика. Однако венцом творчества Фейхтвангера стали поистине совершенные исторические романы.

Напротив энтрады в галлерею Прадо стоит памятник Гойе, — крупнейшему мастеру конца 18 – первой четверти 19 века. Нет смысла оспаривать мнение, что Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусиентес, чьё творчество в значительной мере представлено в галерее Прадо – один из самых выдающихся представителей мировой живописи всех времён и народов, для которого определение «гений» не является преувеличением. Человеческая индивидуальность Гойи настолько ярка, талант так богат и сочен, а творчество в целом настолько многообразно и блестяще, что его невозможно втиснуть в тесные рамки искусствоведческих классификаций.

Гойя отпрыск арагонских крестьян, стал любимцем аристократии, придворным живописцем, а затем и главным живописцем короля, вице-директором Академии Сан-Фернандо в Мадриде. Он был противоречивым сыном своей противоречивой эпохи. Горы исследований посвящены его личности, его роли в испанском и мировом искусстве, в литературе, в жизни королевского двора. Прекрасно раскрыл образ великого художника немецкий писатель Лион Фейхтвангер в своём романе «Гойя, или тяжкий путь познания».

Гойя родился 30 марта 1746 года в деревушке Фуэнтетодос, в 50 км. от Сарагосы, — столицы Арагона. Отец его совмещал труд ремесленника с обычным для крестьянина кругом занятий. С основами живописи Гойя познакомился в Сарагосе, здесь же ему удалось приобрести некоторые познания в гуманитарных науках. Когда ему исполнилось 17 лет, он почувствовал, что столица Арагона для него уже слишком мала, мать наделила его деньгами на дорогу и тетрадкой, заполненной именами знатных арагонцев, живших в Мадриде.

12 стр., 5818 слов

Гойя франциско «сумасшедший дом» описание картины, анализ,

... встречал картины юного художника на конкурсах и выставках. Картины Франсиско Гойи «Сатурн, пожирающий своего сына» и «Шабаш ведьм» По возвращении в Сарагосу Франсиско профессионально ... человека. Однако судьба улыбнулась Франсиско, он встретил Леокадию де Вейс. У них вспыхнул бурный роман, в результате которого женщина ... музее, как фрески, украшавшие виллу Гойи (ныне в Прадо) и т. д. Все это опять-т

Судьба не скоро направила его на путь, на котором он сделал головокружительную карьеру: стал своим человеком во влиятельных аристократических семьях и первоклассным портретистом, создателем галереи портретов придворных дам, вельмож, министров и, наконец, королевской семьи.

Пройдя долгий и тернистый путь к признанию своего таланта Гойя вошел в историю как художник, провозгласивший свободу форм и идей. На вершине творческого пути для него исчезли все барьеры, которые могли бы сдержать его беспощадную искренность и преградить намеченный им путь служения правде, не допускающий уступок…

В ночь с 15 на 16 апреля 1828 великий испанский живописец покинул этот мир. На сводах церкви Сан Антонио де ла Флорида красуются фрески Гойи, здесь же нашел своё последнее пристанище их создатель…

Благодаря роману Лиона Фейхтвангера «Гойя, или тяжкий путь познания” и кинокартинам чрезвычайную популярность получила версия о том, что моделью для мах была Каэтана Альба. Обнаруженные со временем весьма интимные рисунки Санлукарского и Мадридского альбомов как будто подтверждали это, хотя лишь отчасти и косвенным образом. На самом деле женщина, которую мастер изобразил на этих полотнах, гораздо моложе герцогини, которой в 1797 году, когда такие портреты могли быть написаны, исполнилось уже 35 лет. Стилистически работы явно указывают на более позднюю дату: 1800- годы. Маха совсем не похожа на герцогиню (портреты 1795 и 1797 годов).

Черты лица, форма рук говорят отнюдь не об аристократическом происхождении модели. Наконец, не существует никаких доказанных свидетельств, что кто-либо владел картинами до Годоя. Кроме Альбы в махе пытались видеть Хосефу Тудо, любовницу Годоя, на –которой, по некоторым данным, он даже был тайно женат. В отличии от традиционных Венер, махи представлены в ином интерьере. Роскоши и занятности здесь вовсе нет, как нет и видимого «выхода» в природу. Крытая оливково-зеленым в одном и синим в другом случае кушетка с высокой спинкой, две серебристо-белые подушки, смятые простыни – вот вся «оправа» женскому телу. Простой однотонный задник – буроватый и подвижный во внешней картине, лиловеющий, спокойный и глубокий во внутренней – служит фоном композиции. Простота эта почти аскетичная. Композиция, властно очищенная от всяких аксессуаров, впечатляет своей повышенной отчетливостью, какой-то заранее исключающей всякую декоративность прямотой и ясностью фиксации реального факта – женского тела на ложе, тела распростертого, ждущего. Без остатка исчезла и идеальность. Эта цыганка запечатлена во всей резкой этнической и социальной характерности; она будто взята прямо с –улицы, где плясала с бубном и кастаньетами, и теперь в мастерской, под пристальным взглядом художника чувствует себя временами почти принужденно.

В отличии от «Одетой махи», «Обнаженная» – ничего не прячет. Ее тело открыто, ее ставшее удивительно утонченным и почти чеканным лицо, выглядит значительно моложе, чем у «Одетой махи». Образ, созданный Гойей в этой двухслойной картине, являл собой вовсе не ту статичную антитезу, как сейчас, когда обе ее части разделены, повешены рядом и воспринимаются параллельно. Изначально он был задуман, по всей вероятности, как парадоксально развивающийся во времени от зрелости к юности. Итак, творение Гойи заключает в себе не только раздвоение одного образа, не только обособление его противонаправленных в пределах исторического времени тенденций, не только развитие от одной к другой, но еще и борьбуих, в которой последнее слово может быть предоставлено вовсе не тенденции положительной.

7 стр., 3084 слов

Какие ориентиры помогут не заблудиться на жизненном пути

... Фейхтвангер. Тяжек путь к умению жить в мире с миром, но не покоряться ему. Илья Шевелев. Жизнь — путь к счастью, но не ... один я на дорогу…»: дорога становится символом жизненного пути лирического героя. ... сочинение 2015 – темы направлений Д.С.Лихачёв. Следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Н.Д.Арутюнов. «Путь ... запутался/лась”. С каким бы запросом не пришёл человек, ...


Произведения немецкого писателя Лиона Фейхтвангера (1884-1958), согретые чистые любовью к человеку, окрашенные мудрой иронией, превозмогли власть времени и, обогатив литературу, стали неотъемлимым достоянием культуры. Роман «Гойя» повествует о жизни и творчестве великого испанского художника конца XVIII и начала XIX века. Обличая в своем свободолюбивом искусстве общественное неразумие, Франциско Гойя одновременно облича его и в самом себе, открывая сердце свое человечности и добру. Пережив крушение надежд, познав сильное и слабое в человеке, любя его, гойя приходит к познанию жизни и ее смысла.


  • Фейхтвангер Л. Гойя, или Тяжкий путь познания / Лион Фейхтвангер;
  • Пер. с нем. Н.Касаткиной, И. Татариновой;
  • Грав. Ф.Гойи. — М.: Правда, 1991. — 609, [15] с.: ил.
  • Фейхтвангер Л. Гойя, или Тяжкий путь познания: Роман / Пер.с нем. Н.Касаткиной, И.Татариновой;
  • Стихи в пер. Л.Гинзбурга. — Тула: Приок. кн. изд-во, 1994. — 526 с.: ил.
  • Фейхтвангер Л. Собрание сочинений: В 6 т.: Пер. с нем. / Лион Фейхтвангер;
  • Редкол.: А.С.Дмитриев и др. — М.: Худож. лит., 1988-