Ф.С. Фицджеральд и его произведение «Ночь нежна»

Реферат

Биографические данные о писателе

В сознании современников Фрэнсис Скотт Фицджеральд (1896-1940) был не просто писателем, но живой легендой, воплощением духа времени, кумиром американской молодежи 20-х годов нашего века, которая видела в нем блистательного выразителя собственного мироощущения. Эта репутация как бы закрепилась за ним навечно, и даже сегодня американская критика продолжает именовать его «дитя бума», «сын эпохи просперити», «лауреат джазового века» и т.п. Основанием для подобных определений послужили не только книги писателя, но и сама жизнь его, складывавшаяся как бы в соответствии со стандартами времени. Детство и юность его протекали вполне обыкновенно и не предвещали феерического взлета. Фицджеральд родился на Среднем Западе в небогатой семье, посещал школу, обучался в университете, служил в армии. Единственное, что отличало его от десятков тысяч других молодых людей, — это интерес к литературным занятиям. Будучи школьником, он сочинял стихи, рассказы и пьесы, не обладавшие, впрочем, высокими художественными достоинствами. В студенческие годы Фицджеральд твердо решил стать писателем, и не каким-нибудь, а непременно великим. Его одноклассник Эдмунд Уилсон — впоследствии известный критик и романист — вспоминал, что Фицджеральд как-то обратился к нему со следующими словами: «Я хочу стать одним из величайших писателей, когда-либо живших на земле. А ты?»[1, с.56] Как бы в осуществление этого своего намерения он начал писать роман, работу над которым завершил во время военной службы, протекавшей в одном из армейских лагерей в штате Алабама. Тогда же он влюбился в местную красавицу Зельду Сэйр и предложил ей руку и сердце. Ни издатели, ни красавица не захотели рисковать. Роман был отвергнут, предложение руки и сердца — тоже. Огорченный Фицджеральд, по выражению одного из его друзей, «напился, уехал домой в Сент-Пол и принялся за переделку романа».

В новом варианте книга называлась «По эту сторону рая» и была выпущена издательством Скрибнера в 1920 году. С этого момента в жизни писателя началась новая, можно сказать апокрифическая, полоса. Роман имел бешеный успех, автор получил огромный гонорар и стал на время весьма обеспеченным человеком; издательства и журналы наперебой приглашали его сотрудничать; жестокая красавица сменила гнев на милость и вышла замуж за новоявленную знаменитость. Молодожены поселились в роскошном доме в Нью-Йорке. Знакомства с ними искали люди богатые, могущественные и знаменитые. Юный гений, которому едва исполнилось двадцать пять лет, купался в лучах славы, давал интервью направо и налево и предавался экстравагантным развлечениям в духе времени. Существует множество историй о том, как Фицджеральд проехался на крыше такси по пятой авеню, искупался в городском фонтане; по Нью-Йорку распространялись фантастические слухи о вечеринках, которые молодая чета устраивала у себя дома. Он жил, говоря его же словами, как жили «верхние десять процентов нации — на время, взятое взаймы, с беззаботностью великих князей и легкомыслием хористок варьете».[1, c.57]

3 стр., 1097 слов

«ИСТОРИЯ» : «Русский театр во второй половине XIX века» - ы - ...

... в истории сценического искусства. Они явились замечательными продолжателями славных традиций Малого театра, его искусства глубокой ... стала классика. Постановки драм Шиллера, Шекспира, Лопе де Вега, Гюго с участием величайшей трагической актрисы Марии Николаевны Ермоловой стали событиями в театральной ... Толстого, Л.Н. Толстого. Русский театр идет по пути утверждения правды, реализма. Первое представление ...

Мало кто, однако, замечал, что Фицджеральд продолжал работать как одержимый. В ближайшие шесть лет он опубликовал три сборника новелл, пьесу и два романа («Прекрасные и проклятые» — 1921, «Великий Гэтсби» — 1925), не считая значительного количества журнальных рассказов. Днем и вечером он исполнял роль «лауреата джазового века», ночами писал. Иными словами жег свечу с двух концов. К середине десятилетия его физические силы были уже на исходе.[2]

В 1924 году Фицджеральд с женой уехали в Европу, где с небольшими перерывами прожили последующие семь лет. Они примкнули к «экспатриантам», толпами покидавшим Америку в первой половине 20-х годов. Поэты, прозаики, художники, литературные критики, задыхавшиеся в атмосфере коммерческой цивилизации и не находившие способов ей противостоять, спасались бегством и не видели в том позора. Многие писатели 20-х годов считали наше коммерческое общество именно таким врагом и полагали, что единственная их надежда состоит в том, чтобы найти убежище от него. Десятки известных и сотни безвестных деятелей литературы и искусства перебирались в разоренную войной Европу. В эти годы в Париже можно было встретить Э. Хемингуэя, У. Фолкнера, Д. Дос Пассоса, Т. Элиота, Г. Менкена, Э. Паунда, М. Каули, Э. Уилсона… Казалось, вся литературная молодежь Америки переселилась во Францию.[3]

Мысль о том, что американская почва может питать искусство, представлялась экспатриантам чистой воды безумием. Показательны в этом смысле слова самого Фицджеральда, который вспоминал, как «один из экспатриантов получил письмо от общего друга, призывающее его вернуться домой, дабы черпать жизненные силы в крепких, бодрящих соках родной земли. Это было сильное письмо, — замечает Фицджеральд, — и оно произвело на нас глубокое впечатление. Но потом мы увидели, что оно было отправлено из лечебницы для нервнобольных в Пенсильвании». [1,c.60]

С точки зрения творческой продуктивности, годы, проведенные Фицджеральдом в Европе, были «пустыми», хотя и не бесполезными. Впоследствии писатель назвал их «семь трагических, бесплодно растраченных лет». Современные критики сочли, что он «кончился» как художник. Его стали уподоблять ракете, которая взлетела, вспыхнула, рассыпалась огнями и погасла. Своим десятилетним молчанием он как бы подтвердил верность этой метафоры.[1,c.61]

В середине 30-х годов Фицджеральд опубликовал еще один роман («Ночь нежна» — 1934) и сборник рассказов, но ни критика, ни читатели не оценили высоких достоинств этих произведений. С Фицджеральдом было покончено. Славу и популярность его отнесли к области модных увлечений и похоронили вместе с «джазовым веком». К моменту смерти он был уже полузабыт. Если критики и вспоминали о нем, то исключительно как о ярком мотыльке, чей век был краток. Сопоставление с мотыльком и бабочкой, столь полюбившееся журналистам, должно было символизировать мгновенно растраченный талант. Даже Хемингуэй, знавший Фицджеральда лучше многих других, не удержался от «мотыльковых» параллелей в своем известном рассуждении о судьбе Фицджеральда. «Его талант, — писал он, — был таким же естественным, как узор пыльцы на крыльях бабочки. Одно время он понимал это не больше, чем бабочка, и не заметил, как узор стерся и поблек. Позднее он понял, что крылья его повреждены, и понял, как они устроены, и научился думать, но летать больше не мог, потому что любовь к полетам исчезла, а в памяти осталось только, как легко это было когда-то». [1, c.63]

3 стр., 1080 слов

Русская культура XIX века: литература, искусство, музыка, наука

... литература второй половины XIX века Во второй половине XIX века литература приобретает огромное значение в общественной и культурной жизни России. В литературе ... Некрасова, Ф. И. Тютчева 3. Развитие искусства и архитектуры Орест ... влияния на последующий ход развития культуры, XIX век в России можно ... и их авторы, Русская литература первой половины XIX века классицизма Василия Андреевича Жуковского роман в ...

Хемингуэй был не прав. Каковы бы ни были обстоятельства личной жизни Фицджеральда, он по-прежнему мог «летать». Об этом свидетельствуют не только опубликованные им в 30-е годы произведения, но и оставшееся после него рукописное наследие, посмертно преданное гласности его друзьями Э. Уилсоном и М. Каули, — роман «Последний магнат» (1941), автобиографическая книга очерков, заметок и писем «Крах» (1945) и сборник «Рассказы Ф. Скотта Фицджеральда» (1951).[1, c.64]

Прошло совсем немного времени, и стало очевидно, что американская критика глубоко заблуждалась, увидев в Фицджеральде всего лишь выразителя настроений «джазового века», а в его творчестве — явление хоть и яркое, но недолговечное. Уже во второй половине 50-х годов началось мощное возрождение интереса к произведениям и к самой личности писателя. Были многократно переизданы его книги, написана его биография, опубликована переписка, появилось несколько монографий и даже романы о его жизни. Судьбой его книг заинтересовались историки литературы в Англии, Франции, Италии. Не отстает и советская американистика. Наследие Фицджеральда занимает почетное место в монографиях М. О. Мендельсона, Я. Н. Засурского, А. И. Старцева и других.[3]

Теперь уже не вызывает сомнений, что творчество Фицджеральда, наряду с сочинениями Ш. Андерсона, Э. Хемингуэя, Т. Вульфа, — явление в высшей степени значительное и характерное для американской литературы, что оно отражает целую эпоху в развитии американского сознания, не ограниченную узким идеологическим спектром «джазового века».[2]

История создания романа «Ночь нежна» («Tender is the Night»)

Фицджеральд очень дорожил новой книгой, надеясь восстановить с ее помощью свою пошатнувшуюся литературную репутацию. Ни над одним из своих романов он не трудился так долго, тщательно отделывая все детали. В общей сложности работа над «Ночь нежна» заняла около восьми лет; в роман вошли в переделанном виде некоторые сцены из незавершенной «Мировой ярмарки», а затем писатель подготовил еще два варианта книги, прежде чем решился наконец опубликовать ее.

В течение долгих лет Фицджеральд бесконечное количество раз переписывал не только отдельные эпизоды, но и целые главы, меняя композицию и совершенствуя стиль.

13 стр., 6426 слов

Белые ночи характеристика настеньки. «Белые ночи» характеристика ...

... была целая минута блаженства.. . “Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую? ..” В самом начале «сентиментального романа» автор ... за ней. Сама повесть «Белые ночи» построена очень интересно. Здесь главы называются: «Ночь первая», «Ночь вторая» и т.д. В тексте ... и для остальных героев выбор. Именно этот момент, с моей точки зрения, является самым кульминационным во всём произведении. ...

И действительно, поначалу роман насчитывал около тысячи пятисот страниц. Затем Фицджеральд сократил рукопись примерно на три четверти, убрав при этом и ряд очень удачных, но теперь, по его мнению, ненужных, сцен. Но и тем вариантом романа, который увидел свет в 1934 году, писатель тоже остался недоволен. До конца жизни он продолжал вынашивать планы о новой, более совершенной редакции книги.[6]

Роман «Ночь нежна» (Tender is the Night) является во многом автобиографический — в нём Фицджеральд описал свою боль, битву за сохранение брака и обратную сторону своей роскошной жизни. Т.к. в 1930 у Зельды произошло помутнение рассудка, после чего она всю жизнь страдала шизофренией. И в 1934 году автор написал роман.[5]

Сюжет произведения

Действие происходит в Европе. Молодой талантливый врач-психиатр американец Дик Дайвер, работая во время Первой мировой в одной из клиник Швейцарии, влюбляется в пациентку по имени Николь и женится на ней. Николь происходила из очень богатой семьи, и родственники восприняли брак без оптимизма. Дику ещё долгое время после выписки Николь из больницы приходится совмещать две роли — мужа и врача. Он построил особняк на берегу Ривьеры, где супруги вели замкнутую жизнь. Вскоре у них родились дети. Сам Дик был очень живым и активным, умным человеком, имеющим кучу друзей, которые частенько навещали его в его доме. В конце 20-х в отель близ дома Дайверов приезжает 18-летняя американская актриса Розмэри. Дик и она тут же полюбили друг друга, но любви у них не получилось, и Розмэри уезжает на съёмки очередного фильма. Прошло четыре года. За это время Дик вместе с доктором Францем основали психиатрическую больницу (на деньги Николь), а Розмэри стала настоящей красавицей, за плечами которой уже множество романов. Они встречаются в Риме, когда Дик возвращался из поездки в США на похороны отца. Влюбленные провели вместе несколько дней, но опять надолго расстались. У Дика начинается полоса неудач: его арестовывают в Риме, затем по приезде домой начинается разлад в психиатрической больнице, и Дик уходит из неё; даёт знать о себе возраст. Дик начинает пить. Его уже не зовут на вечеринки, в работе начинается разлад. Когда Розмэри и Дик встречаются в третий раз, Николь, подозревая между ними связь, заводит любовника и после развода выходит за него замуж. Дик уезжает в Штаты, долгое время живёт там одиноко, затем находит себе девушку и живёт с ней в шт. Нью-Йорк.[7]

Поэтика композиции романа Фицджеральда «Ночь Нежна»

Существуют самые различные мнения относительно того, какое место занимает роман «Ночь Нежна» (Tender is the Night) в творчестве Ф.С. Фицджеральда. Хотя некоторые критики 1920–1930-х гг. (например, Артур Майзнер) и признают роман «Ночь Нежна» лучшей и самой серьезной книгой писателя, большинство из них сходятся на том, что роман в том виде, в каком он появился в 1934 г., оказался неудачей. Главным минусом романа была, по общему мнению рецензентов (в их числе был и друг писателя, авторитетный критик Эдмунд Уилсон), композиция книги.

В отличие от романа «Великий Гэтсби» (The Great Gatsby, 1925), в новом романе Фицджеральд отказался от личного повествователя, что осложнило связь частей романа между собой и сделало не очень логичным переход от первой части романа ко второй.

3 стр., 1169 слов

Краткое изложение главы из романа «Война и мир»: Ночь в Отрадном

... и притворно улыбавшейся Сони. В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно-озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на ... и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chère. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба-то? — сказал граф вопросительно. Да, ведь война, ... него вопросы тем, что всё находил славным. — Вот подите! захотел в гусары! Да ...

Выбор композиционной стратегии в романе нельзя назвать случайным. Писатель сознательно отказался от одного повествователя, используя прием «точки зрения», заимствованный у Генри Джеймса и Джозефа Конрада. Изначально писатель мыслил свой роман как нечто поистине новое с точки зрения формы, идей, построения. Читатель следит за жизнью героев глазами разных действующих лиц, что придает особую кинематографичность стилю писателя.

В первой части книги (редакция 1934 г.) мы видим главного героя романа Дика

Дайвера и все, что с ним происходит, глазами влюбленной в него девушки, молоденькой киноактрисы Розмэри Хойт. Во второй части романа рассказчик возвращает нас на несколько лет назад, ко времени знакомства молодого врача-психиатра Дика Дайвера и богатой пациентки одной из швейцарских клиник для душевнобольных Николь Дайвер.

В последней же части романа, подводящей итоги духовной катастрофы героя, мы видим события в основном с точки зрения выздоровевшей Николь.

В конце 1930-х гг. писатель решил подготовить новый вариант книги, коренным образом изменив ее композицию. Теперь роман должен был начинаться с «истории болезни» Николь, т. е. с первого знакомства героев в Швейцарии, и уже за этим следовали сцепы, описывающие встречу Розмэри с Дайверами.

Таким образом, все события излагались теперь в хронологической последовательности, и внутренняя логика развития сюжета была восстановлена. То, что было начато Фицджеральдом, завершил впоследствии друг писателя, Малколм Каули. Новое издание «Ночь нежна» в его «окончательном» варианте вышло в свет в 1951 г. Впоследствии книга неоднократно переиздавалась в этом виде.[4]

Анализ произведения