Особенности античной трагедии

Реферат

Трагедия классической эпохи почти всегда заимствовала сюжеты из мифологии, что отнюдь не мешало ее актуальности и тесным связям с насущными проблемами современности. Оставаясь «арсеналом и почвой» трагедии, мифология подвергалась в ней специальной обработке, перенесению центра тяжести с сюжета мифа на его интерпретацию в зависимости от запросов реальной действительности.

эстетики

Античная трагедия имеет множество художественных особенностей

  • изначальная ориентировка на постановку в театре,
  • основа сюжета — миф (например, трагедия Эсхила «Эдип»),
  • главный герой вступает в конфликт с Богами и с судьбой,
  • наличие героев-Богов (например, Артемида и Афродита в трагедии Еврипида «Ипполит»),
  • наличие Хора (как комментатора и повествователя),
  • идея всемогущества Богов и рока, бесполезности борьбы с судьбой,
  • цель трагедии — вызвать потрясение и сопереживание у зрителя и, как следствие, катарсис — очищение через разрешение конфликта и прихода к гармонии.

Аристотель в «Поэтике» дает следующее определение трагедии: «Итак, трагедия есть подражание действию важному и законченному, имеющему определенный объем, [подражание] при помощи речи, в каждой из своих частей различно украшенной; посредством действия, а не рассказа, совершающее путем сострадания и страха очищение подобных аффектов». Подражание действию… совершающее путем сострадания и страха очищение…» — вот суть трагедии: своеобразная «шоковая терапия». Платон в «Законах» пишет о таящемся в человеческой душе и свойственном ей от рождения оргийно-хаотическом начале, которое проявляется вовне как разрушительное, поэтому необходимо внешнее управляющее воздействие, чтобы это начало, легко и радостно освобождаясь, входило бы в гармонию мирового строя. Это способен делать трагик, управляющий игровой жизнью зрителя, это должен делать политик. В общем, это тот способ полагания новой игры и управления ею, о котором мы говорили выше.

О возникновении трагедии как формы, в которую выливается дионисийское начало, Аристотель пишет следующее («Поэтика»,4): «Возникши с самого начала путем импровизации, и сама она и комедия (первая — от зачинателей дифирамба, а вторая — от зачинателей фаллических песен, употребительных еще и ныне во многих городах) разрослись понемногу путем постепенного развития того, что составляет их особенность.

1 стр., 301 слов

«Очищение личности через страдание» (по роману Ф.М.Достоевского ...

... вынужден избавляться от улик, юлить на допросах и врать близким. Его нравственные мучения не ставят его на путь очищения. Оставаясь «в образе», он лишь пытается понять, ... «экспериментальную постановку» в доме старухи-процентщицы, и терпит полный крах. Наказание настигает Раскольникова в минуту совершения убийства. Он понимает и ошибочность теории, и собственное несоответствие избранной роли. Но ...

Что касается числа актеров, то Эсхил первый ввел двух вместо одного; он же уменьшил партии хора и на первое место поставил диалог, а Софокл ввел трех актеров и декорации. Затем, что касается содержания, то трагедия из ничтожных мифов и насмешливого способа выражения,- так как она произошла путем перемен из сатирического представления,- уже впоследствии достигла своего прославленного величия; и размер ее из тетраметра стал ямбическим [триметром].»

Особенность античной трагедии как жанра состоит, прежде всего, в том, что она функционально прежде всего была служением Богу, «подражанием действию законченному и важному», т.е. божественному. Потому все ее герои — не люди, но, скорее, маски-символы, и то, что они совершают в процессе представления, имеет для зрителей иное значение, чем для нас, читающих эти тексты две с половиной тысячи лет спустя. Трагедия, как всякий миф, не была просто рассказом и повествованием, она была самой действительностью и те, кто сидел на трибунах, были в той же (если не в большей) степени участниками представления, чем те, кто одушевлял маски. Не осознав этого, невозможно транслировать эллинские символы в контекст культуры двадцатого века.

Трагедия стала новой концепцией игры, новым мифом, который мы называем классикой. Почему я считаю его новым? Ведь «старые» мифы, главным образом, известны нам в позднейшей, классической интерпретации, таким образом, для такого утверждения вроде бы недостаточно оснований. Однако, в пользу того, что трагедия — новый миф, говорят многие, хорошо известные источники. Это, прежде всего, указания на «устаревание» игровой реальности, некогда воспетой Гомером.

Архилох:

«Носит теперь горделиво саисец мой щит безупречный.

Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.

Сам я кончины зато избежал. И пускай пропадает

Щит мой. Не хуже ничуть новый могу я добыть.»

Откровенной насмешкой над богами является один из «гомеровых» гимнов («К Гермесу.»):

«Хитрый пролаз, быкокрад, сновидений вожатый, разбойник,

В двери подглядчик, ночной соглядатай, которому вскоре

Много преславных деяний явить меж богов предстояло.

Утром, чуть свет, родился он, к полудню играл на кифаре,

К вечеру выкрал коров у метателя стрел Аполлона.»

Творческое наследие Эсхила, Софокла и Еврипида . Они считаются величайшими поэтами-драматургами человечества, чьи трагедии ставятся на мировой сцене и сегодня.

Эсхил

В своих трагедиях Эсхил ставил и решал коренные проблемы эпохи: судьбы рода в обстановке крушения родового строя; развитие исторических форм семьи и брака; исторические судьбы государства и человечества. Исходя из идеи полной зависимости человека от воли богов, Эсхил вместе с тем умел наполнить конфликты своих трагедий конкретно-историческим жизненным содержанием. Сам Эсхил скромно утверждал, что его произведения — «крохи от пиршества Гомера», но на самом деле он совершил важный шаг в художественном развитии человечества — создал жанр монументальной всемирно-исторической трагедии, в которой важность проблематики и высота идейного содержания сочетаются с торжественной величавостью формы. Из сохранившихся трагедий Эсхила наибольший интерес представляют «Персы», «Прометей прикованный» и трилогия «Орестея». Его творчество подготовило почву для появления классической трагедии будущего и оказало мощное воздействие на европейскую драматургию, поэзию и прозу.

12 стр., 5530 слов

Трагедия Еврипида "Медея"

... героические образы, отражающие гражданский пафос и патриотизм поэта. В художественном отношении трагедия Еврипида знаменует кризис жанра героической трагедии.Об этом свидетельствует несоответствие мифологической формы ... приводящего к познанию истины, как это было в трагедиях Эсхила («страданье учит»). Некоторые персонажи его трагедий отражают общественные настроения кризисной для Афин эпохи – ...

Софокл

фиванского цикла

Еврипид (480-406 гг. до н.э.), завершивший развитие классической древнегреческой трагедии, творил в период кризиса и упадка афинской демократии. Родился на острове Саламине, получил отличное по тем временам образование в школах известных философов Анаксагора и Протагора. В отличие от Эсхила и Софокла, он — гуманист и демократ, игнорировал участие в общественной жизни, предпочитая уединение. Конец жизни он был вынужден провести в Македонии и умер там при дворе царя Архелая.

Еврипид написал свыше 90 трагедий, из которых сохранилось 17. При жизни он не пользовался столь значительным успехом (четыре победы на Великих Дионисиях), как Эсхил и Софокл, но в эпоху эллинизма считался образцовым драматургом.

Еврипид был смелым мыслителем, при этом мифы о богах для него — плод досужей фантазии («Геракл», «Ифигения в Авлиде»).

Мифология сохраняет в трагедиях Еврипида чисто внешнее значение, и конфликты у него почти всегда определяются столкновением пагубных человеческих страстей. Недаром еще древние называли его «философом на сцене» и «трагичнейшим из поэтов». Он изображал людей такими, «какие они есть», писал естественно и просто. Как художника Еврипида в первую очередь интересовал внутренний мир человека, его душевные переживания, потому он — родоначальник психологического направления в европейской литературе.

Еврипид — реформатор классической древнегреческой трагедии и фактически заложил основы жанра европейской драмы.

семейно-бытовой драмы,

2. Творчество Эсхила

Эсхил — поборник просвещенной аристократии, которая борется с дикостью и варварством старых времен в защиту индивидуумов, объединенных в единое государство — полис. В меру демократизированный аристократический полис является для Эсхила всегдашним предметом уважения и защиты. В религиозно-философском отношении Эсхил также рассуждает в духе культурного подъема своего времени, освобождая своего Зевса от всяких пороков и недостатков и трактуя его как принцип мировой справедливости и постоянно восхваляя его.

Однако отношение Эсхила к мифологии и без «Прометея» довольно критическое. Во фрагменте 70″ говорится: «Зевс — эфир, Зевс — земля, Зевс — небеса, Зевс — это все и то, что выше этого». В «Орестее» под видом Зевса и Дики проповедуется абсолютный космический морализм, который даже выше отдельных мифологических наименований. Здесь откровенная критика антропоморфизма. Горячий патриотизм эмансипированного аристократа и афинского гражданина заставлял Эсхила возводить свои социально-политические и религиозно-философские идеи к самой отдаленной старине, находя их там уже в развитом виде и тем самым обосновывая их всем направлением человеческой истории.

4 стр., 1807 слов

Эсхил — жизнь и творчество

... важный шаг в развитии драмы, введя в действие второго актера. Творчество Бюст Эсхила Эсхил объединял свои трагедии в трилогии (тетралогии с дополнительной сатирической драме), посвящены общей ... свидетельствам они часто проливают дополнительный свет на творчество великого афинского драматурга, которого уже древние называли "отцом трагедии". Эсхил имел заслуженне признание как у своих современников, ...

Для характеристики монументально-патетического стиля Эсхила имеют значение не только вариации двух его основных элементов, взятых в отдельности,- монументальности и патетики, но и разные формы их совместного функционирования в общем стиле трагедий. Этот стиль, исходя из стихийных основ жизни, о которых говорила религия Диониса, демонстрирует также и то или иное их оформление или кристаллизацию в очень четких образах, которые иначе и нельзя назвать, как пластическими. Главнейшие формы проявления основного монументально-патетического стиля Эсхила не выходили у него за пределы архаического стиля вообще, поскольку все индивидуальное в нем, несмотря на яркость своего оформления, всегда определялось не само по себе, но со стороны высших и весьма суровых закономерностей жизни.

Анализ художественного стиля трагедий Эсхила обнаруживает огромные усилия великого гения изобразить дикое буйство темных сил седой старины, но не просто изобразить, а показать их преображение и просветление, их новую организацию и пластическое оформление. Это происходит в результате развития жизни эмансипированного полиса. Именно полис есть та преобразующая и организующая сила, благодаря которой человек освобождается от этой первобытной дикости. Но для этого нужен крепкий и молодой, мощный и героический полис восходящего рабовладения, для него, в свою очередь, необходимы и мощные герои, наделенные величайшей героической способностью бороться со старым и создавать новое. Только полис, восходящий полис объясняет нам у Эсхила его новую моралистическую религию, его новую цивилизованную мифологию, его новый монументально-патетический стиль и художественное оформление. поэтика трагедия античный эсхил

Эсхил шел вместе со своим веком по путям восходящей рабовладельческой демократии, которая вначале отражала собой огромную мощь нового класса и его титанические усилия создать культуру нового типа. Архаическая мифология, монументально-патетический стиль и титанизм не образуют здесь внешнего привеска, но являются единым и нераздельным целым с общественно-политической жизнью молодой восходящей демократии. Титанизм Эсхила есть, несомненно, выражение мощного подъема не только его класса, но и всего его великого народа.

В своих трагедиях Эсхил ставил и решал коренные проблемы эпохи: судьбы рода в обстановке крушения родового строя; развитие исторических форм семьи и брака; исторические судьбы государства и человечества. Исходя из идеи полной зависимости человека от воли богов, Эсхил вместе с тем умел наполнить конфликты своих трагедий конкретно-историческим жизненным содержанием. Сам Эсхил скромно утверждал, что его произведения — «крохи от пиршества Гомера», но на самом деле он совершил важный шаг в художественном развитии человечества — создал жанр монументальной всемирно-исторической трагедии, в которой важность проблематики и высота идейного содержания сочетаются с торжественной величавостью формы. Из сохранившихся трагедий Эсхила наибольший интерес представляют «Персы», «Прометей прикованный» и трилогия «Орестея». Его творчество подготовило почву для появления классической трагедии будущего и оказало мощное воздействие на европейскую драматургию, поэзию и прозу.

7 стр., 3292 слов

Древнегреческая трагедия

... жанра. По рождению аристократ, Эсхил своим творчеством был связан с идеями нарождавшейся афинской демократии. Не всегда согласен с благостью божественного правопорядка. В большинстве своих трагедий Эсхил показывает божество как ...

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/antichnaya-tragediya/

1. Лосев А.Ф.: Античная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/antichnaya-tragediya/

2. «Античная культура. Литература, театр, искусство, философия, наука: Словарь — справочник / Под ред. В.Н. Ярхо. — М.: высш. шк., 1995

3. Античная литература. Под редакцией проф. А.Атахо-Годи. М.: Просвещение, 1986

4.http://dramateshka.ru/index.php/methods/articles/foreign-theatre/6002-tvorchestvo-ehskhila?start=5#ixzz3Odefkhmq