Творчество С.Т. Аксакова

Реферат

Когда сталкиваюсь с творчеством С.Т.Аксакова, мне сразу вспоминается сказка из моего далекого детства «Аленький цветочек». Эта сказка дарит первое трепетное ощущение романтики, может быть, даже любви. Я в свои пять-шесть ещё не слишком была осведомлёна о том, что такое любовь, но потихоньку вникаешь в это слово, наблюдая за сказочной историей младшей дочери купца и страшного чудища. Сказка о могущественной силе любви. Здесь — любовь в каждом слове. И сколько бы не писалось романов, сколько бы не появлялось новых бестселлеров, эта история навсегда останется известной. Сказка Аксакова «Аленький цветочек» о добре и преданности, о дочернем долге и любви, о красоте и чистоте души. Невозможно не проникнуться глубиной и красотой сюжета, чудесными образами и замечательными описаниями. Читать эту сказку — одно удовольствие. Какая тонкая, не по-детски пронзительная история человеческих отношений, великодушия, любви и верности. И какое мастерство художника: так сплести воедино сказочность и тайну человеческой души.

Аленький цветочек — символ настоящей преобразующей любви. Настоящая любовь видит душу человека, его внутреннюю, скрытую от глаз красоту. Под её воздействием любимый человек преображается — становится красивее, лучше, добрее. Любовь, доброта и сострадание — самые главные человеческие чувства. Они могут изменить не только человека, которого мы любим, но и мир вокруг сделать лучше, чище, красивее. Главное в сказке — доброта и любовь. И то, что нехорошие чувства: жадность, зависть, самолюбие — не торжествуют, а чёрное зло побеждено. Эти качества живут в душе человека, они суть души и её лучшие побуждения. Они-то и есть тот аленький цветочек, который посеян в душе каждого человека, важно только, чтобы он пророс и расцветал.

В истории отечественной культуры заметное место занимает Сергей Тимофеевич Аксаков-автор произведений «Детские годы Багрова-внука», «Семейная хроника», «Записки об уженье рыбы», сказка «Аленький цветочек». Известное общественное значение имела деятельность Аксакова как цензора и театрального критика. Аксаков — изумительный психолог отроческой души. Обладал каким-то непостижимым даром изображать природу и человека слитно, в неразлучном единстве. Значение С. Т. Аксакова как писателя-мемуариста переросло не только общественные рамки, но даже и государственные. Имя С. Т. Аксакова приобрело мировую известность.

С. Т. Аксаков — русский писатель, литературный и театральный критик, общественный деятель и государственный чиновник.

2 стр., 902 слов

Человек, когда он человек, без любви на свете жить не может

... ни один человек, когда он Человек, без любви на свете жить не может! Ведь потребность в настоящем чувстве, основанном не на капризе, не на мимолетном увлечении красотой, не на прихоти сердца, а на искренности, уважении и преклонении перед любимым, на стремлении жить его жизнью, ...

Об Аксакове справедливо было сказано, что он рос всю жизнь, рос вместе со своим временем, и что его литературная биография есть как бы воплощение истории русской литературы за время его деятельности. Жизненный и творческий путь писателя нашел отражение в работах его современников и потомков, в воспоминаниях самого Аксакова. Сам Аксаков писал: « Сведения и разыскания о писателях любопытны, полезны и даже необходимы, как материал для истории нашей литературы».

О нём замечательно сказал русский критик А. Григорьев: «С.Т.Аксаков кончил своё поприще высокой эпопеей о Багрове, записками об охоте, уженье, детских годах, в которых явился великим и простым поэтом природы, и умирающей рукой писал гимн освобождения от векового крепостного рабства великого народа, любимого им всеми силами его широкой, святой и простой души». Конечно, это высокая оценка, достойная писателя-классика.

аксаков литературный повесть семейный

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/aksakov/

1. Творческий путь С.Т. Аксакова

« Горячая любовь к природе и живым творениям, населяющим Божий мир, не остывала в душе моей»

С.Т. Аксаков.

В литературе заметное место занимает Сергей Тимофеевич Аксаков-автор произведений «Детские годы Багрова-внука», «Семейная хроника», «Записки об уженье рыбы» и другие. Известное общественное значение имела деятельность Аксакова как цензора и театрального критика. Он обладал каким-то непостижимым даром изображать природу и человека слитно, в неразлучном единстве. Значение С. Т. Аксакова как писателя-мемуариста переросло не только общественные рамки, но даже и государственные. Имя С. Т. Аксакова приобрело мировую известность. Как тонкий и большой художник Аксаков заявил о себе в 1839 году, когда ему было сорок три года, очерком «Буран», ставшим хрестоматийным произведением, образцом пейзажной живописи. Это произведение было написано под влиянием Гоголя. «Буран» был своеобразным подступом к «Семейной хронике» и «Детские годы Багрова-внука». Затем писатель приступил к созданию книги «Записки об уженье рыбы». Она являлась не практическим руководством рыболова, а произведением искусства. Над этой книгой он работал свыше трех лет, добиваясь простоты, ясности и непосредственности. Аксаков умел изображать природу и человека слитно в неразлучном единстве.

Детство прошло в патриархальной помещичьей среде, что оказало глубокое влияние на формирование спокойного, доброжелательного миросозерцания Аксакова.

Довольно рано к влияниям домашним и деревенским присоединились влияния казенной школы. И казанская гимназия, куда Аксаков поступил на десятом году жизни, и новый воспитатель, суровый и умный Карташевский, и товарищи, и новые интересы — все это сводилось в целый мир, благотворно влиявший на открытую впечатлениям душу. Гимназия была выше обычного уровня; даже по замыслу основателей она должна была представлять собой нечто вроде лицея. В гимназии Аксаков провел всего три с половиной года, конец которых обогащен новыми литературными интересами. В университете он пробыл лишь полтора года, продолжая также брать уроки в гимназии, но эти полтора года много значат в его развитии. Трудно даже сказать, что сыграло здесь большую роль: собирание бабочек или товарищеский журнал, который он издавал вместе с И. Панаевым, увлечение театром или литературные споры, французские лекции натуралиста Фукса, несомненно, сыграли серьезнейшую роль в упрочении той врожденной наблюдательности Аксакова, которая впоследствии давала И.С. Тургеневу право ставить его в известных отношениях выше Бюффона. Здесь он осмыслил свою любовь к природе, здесь закрепил любовь к литературе.

4 стр., 1782 слов

Пояснительная записка 26

Задачи гуманизации и индивидуализации процесса воспитания и обучения детей с интеллектуальными нарушениями требуют создания необходимых условий для их полноценного развития, становления как субъектов учебной деятельности.          Целостное восприятие - важное условие правильной ориентировки в окружающем предметном мире. Замедленность, ...

После обучения в Казанском университете он поступил на службу в Петербурге, где сблизился с кружком «Беседа любителей русского слова». В него входили А. С. Шишков, И. А. Крылов, Г. Р. Державин и другие писатели консервативного направления, отстаивавшие чистоту русского литературного языка против новой волны Н. М. Карамзина.

В течение 1820-1830 годов основной творческой деятельностью Сергея Тимофеевича Аксакова были переводы, а также литературная и театральная критика, создано несколько стихотворений. Свое первое значительное произведение он написал лишь в 1833 году. Это был очерк «Буран», опубликованный спустя год анонимно в альманахе под названием «Десница». Основу этого произведения Аксакова составляет реальное событие, о котором писатель знал со слов его очевидцев. Уже этот очерк нес в себе главные черты последующего творчества автора, основной из которых был интерес к действительности. В этом произведении уже намечаются характерные свойства аксаковской поэтики, по которым мы узнаем этого автора. С. Машинский писал о данном творении, что картина бури выписана с такой выразительной силой, лаконичностью красок и мужественной простотой, как мог писать до тех пор в прозе лишь Пушкин.

Произведение после публикации получило очень высокие оценки различных критиков. Сам Александр Сергеевич по достоинству оценил выполненное Аксаковым описание бурана. Позже, спустя 20 лет, к опыту этого автора обратится Лев Толстой при создании рассказа «Метель» .

Пробыв год в Москве, Аксаков переехал, ради экономии, в Оренбургскую губернию и прожил в деревне до осени 1826 года. Именно природа Оренбургского края наполнила душу С.Аксакова, вошла в него такой благодатью, что это осталось на всю жизнь обостренным чувством родной земли, ее тихой прелести и красоты, и эти места дали потом писателю не только фон, но и все содержание для его будущих произведений. Жизнь в родовом поместье пристрастила Аксакова к охоте и привила писателю тонкое чувство родной природы, отразившееся в «Записках об уженье рыбы» написанная 1847 году и «Записках ружейного охотника Оренбургской губернии» написанная в 1852 году. Эти «охотничьи книги» принесли Сергею Тимофеевичу славу признанного мастера. Созданные на оренбургском материале, книги Аксакова приобрели общерусское значение. Произведения Аксакова претерпевают существенные тематические изменения в 40-х годах. Тогда он приступил к созданию «Семейной хроники», а позже, в 1845 году, решил написать книгу, посвященную рыбалке. Работа над ней была закончена через год, и в 1847 году она под названием «Записки о рыбалке» вышла в свет. По форме данное произведение представляет собой подборку очерков рыболова. С единодушным одобрением было встречено и это творение Аксакова. Существенно дополненное и переработанное издание вышло в 1854 году под названием «Записки об уженье рыбы», а еще спустя два года появилось третье. «Записки ружейного охотника».В 1849 году начинается работа Сергея Тимофеевича над произведением об охоте. В 1852 году оно было напечатано. По стилю данное творение напоминало предыдущее: главы его представляли собой очерки. Книга эта также скоро стала популярной, а тираж данного произведения был мгновенно распродан. И вновь восторженные отзывы различных критиков, в том числе Гоголя, Тургенева, Чернышевского.

2 стр., 784 слов

по направлению «Год литературы». Книга или компьютер? ...

... но они не должны занимать собой всю нашу жизнь. Хочется верить, что в будущем нас ожидает не только противостояние, но и сотрудничество книги и компьютера. Романова М.В. ... реальной жизни. Говорить о том, что компьютер – прямой конкурент книги, нельзя. Среди высказываний на тему «Компьютер» почему-то преобладают ироничные и довольно язвительные. «Компьютер — это быстрый идиот без воображения»,- ...

«Превосходная книга Аксакова «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» облетела всю Россию», — пишет Н.А. Некрасов. «Такой книги у нас еще не бывало», — утверждал И.С. Тургенев.

Читая описания оренбургской степи, мы словно вдыхаем ее неповторимый аромат и видим милые сердцу каждого оренбуржца «приземистый рассыпчатый ковыль, сизый горный шалфей, белую низенькую полынь, чабер и богородскую траву…». Говоря о связях Аксакова с оренбургским краем, можно без конца цитировать его книги — настолько насыщены они «оренбургским элементом». С.Т. Аксакова мы можем по праву считать исследователем Оренбургского края, ибо его произведения в своей совокупности составляют целую энциклопедию по нашему краю, по которой можно изучать его природу, прекрасно знакомиться с его флорой и фауной и вместе с тем получить отчетливое представление о населении края, каким оно было полтора века назад, об этническом его составе, социальной структуре, о быте и нравах.

В Оренбургской деревне Аксаков написал напечатанное в «Вестнике Европы» в 1825 году совершенно незначительное четверостишье, направленное против какого-то «журнального Дон-Кихота» — и идиллию «Рыбачье горе» — как бы стихотворное предварение будущих «Записок об уженьи рыбы», в классической манере, но с живыми колоритными подробностями. Были за это время напечатаны в «Вестнике Европы» в 1825 ,также две критические статьи Аксакова: «О переводе «Федры» и «Мысли и замечания о театре и театральном искусстве».

В августе 1826 года Аксаков расстался с деревней — и навсегда. Наездом он бывал здесь, живал подолгу в подмосковной, но в сущности до смерти оставался столичным жителем. В Москве он встретился со своим старым покровителем Шишковым, теперь уже министром народного просвещения, и легко получил от него должность цензора. В цензорской деятельности Аксаков был мягок; формализма не выносила его натура. Близость с Погодиным расширила круг литературных знакомых. «Новыми и преданными друзьями» его стали Юрий Венелин, профессора П.С. Щепкин, М.Г. Павлов, потом Н.И. Надеждин . Обновились и театральные связи; частым гостем был М.С. Щепкин ; бывали Мочалов и другие. В 1832 году Аксакову пришлось переменить службу; от должности цензора он был отставлен за то, что пропустил в журнале И.В. Киреевского «Европеец» статью «Девятнадцатый век». При связях Аксакову ему не трудно было пристроиться, и в следующем году он получил место инспектора землемерного училища, а затем, когда оно было преобразовано в Константиновский институт, был назначен первым его директором и устроителем.

В 1839 году Аксаков, теперь обеспеченный большим состоянием, которое досталось ему после смерти отца, покинул службу и, после некоторых колебаний, уже не возвращался к ней. Писал он за это время мало, и то, что он писал, очень незначительно: ряд театральных рецензий в «Драматических прибавлениях» к «Московскому Вестнику» и в «Галатее» (1828 — 1830г.) несколько небольших статей. Его перевод мольеровского «Скупого» шел на московском театре в бенефис Щепкина. В 1830 году напечатан в «Московском Вестнике» его рассказ «Рекомендация министра». Наконец, в 1834 году в альманахе «Денница» появился, также без подписи, его очерк «Буран». Это — первое произведение, говорящее о настоящем Аксакове. «Буран» — первый вестник о том, что создавалась надлежащая среда, что впечатлительный Аксаков поддавался новым влияниям, более высоким, более плодотворным. Подрастали сыновья Аксакова, мало похожие на него по темпераменту, по умственному складу, по жажде знаний, по влечению к общественному воздействию, по идейным интересам. Дружба с сыновьями, несомненно, имела значение в развитии литературной личности Аксакова. Впервые консервативная не только по идеям, а, главным образом, по общему складу мысль зрелого Аксакова встретилась с кипением молодых умов; впервые видел он перед собой то творчество жизни, ту борьбу за мировоззрение, с которой не познакомили его ни догматы Карташевского, ни университетские впечатления, ни поучения Шишкова, ни водевили Писарева. Конечно, переродиться от этого не мог сорокалетний человек, установившийся и по натуре не ищущий; но речь идет только о том влиянии, которое должна была произвести на Аксакова близкая его сыну пылкая молодежь, с ее высокими умственными запросами, с ее чрезвычайной серьезностью, с ее новыми литературными вкусами.

16 стр., 7939 слов

Мысль семейная» в автобиографической повести С.Т.Аксакова «Детские ...

... Вот почему, нам кажется, что сегодня из русской классики очень актуальна аксаковская семейная сага («Семейная хроника», «Детские годы Багрова - внука», «Наташа»). Предмет исследования: процесс воздействия семейных отношений ... дед Степан Михайлович. В возрасте восьми лет, в 1801 году Аксаков был определён в Казанскую гимназию. С 1804 года, когда старшие классы гимназии были преобразованы в первый курс ...

Характернейшим проявлением этих вкусов было отношение нового поколения к Гоголю. Аксаков был наблюдателен и в ранней молодости, но писал все время ничтожнейшие стишки и статейки, потому что не только в творениях «высокого стиля», в направлении Державина, Озерова , Шишкова, но в более реальной, сентиментальной повести Карамзина тонкая наблюдательность и трезвая правдивость Аксакова не могли найти применения. Он родился несколько раньше времени. Его дарование было создано для новых форм литературного творчества, но не в его силах было создать эти формы. И когда он их нашел — быть может, не только у Гоголя, но и в «Капитанской дочке» и «Повестях Белкина», — он сумел воспользоваться тем богатством выражения, которое они предоставляли его природной наблюдательности. Не человек Аксаков переродился, а в нем родился писатель. Это было в половине тридцатых годов, и с тех пор творчество Аксакова развивалось плавно и плодотворно. Вслед за «Бураном» начата была «Семейная хроника». Уже в эти годы известная популярность окружала Аксакова. Имя его пользовалось авторитетом. Академия Наук избирала его не раз рецензентом при присуждениях наград.

Он считался человеком совета и разума; живость его ума, поддерживаемая близостью с молодежью, давала ему возможность двигаться вперед, если не в общественно-политическом или морально-религиозном мировоззрении, основам которого, усвоенным в детстве, он всегда оставался верен, то в конкретных проявлениях этих общих начал. Он был терпим и чуток. Не будучи не только ученым, но и не обладая достаточной образованностью, чуждый науки, он, тем не менее, был каким-то нравственным авторитетом для своих приятелей, из которых многие были знаменитые ученые. Подходила старость, цветущая, покойная, творческая. Милые устные рассказы Аксакова побудили его слушателей добиваться того, чтобы они были записаны. Но, временно оставив «Семейную хронику», он обратился к естественнонаучным и охотничьим воспоминаниям, и его «Записки об уженьи рыбы» были первым его широким литературным успехом. Автор не ждал его, да и особенно ценить не хотел: он просто для себя уходил в свои записки. А у него было от чего «уходить» в эти годы, если не от огорчений, то просто от массы событий, захватывавших его, от массы фактов жизни личной и общественной.

3 стр., 1378 слов

Аксаков Сергей Тимофеевич

... с природой. Целый ряд работ ознаменовал эти уже последние годы его жизни. “Семейная хроника” получила свое продолжение в “Детских годах Багрова-внука”. Длинный ряд второстепенных литературных работ подвигался параллельно ... князь Шаховской и другие, составившие потом консервативную “Беседу русского слова”. В эти годы Аксаков жил то в Петербурге, то в Москве, то в деревне. После женитьбы ...

Идейная борьба, захватившая всех, достигла чрезвычайного напряжения, и быстро стареющий Аксаков не мог переносить этой борьбы. Он болел, зрение его слабело. «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» вышли в 1852 году и вызвали еще более восторженные отзывы, чем «Уженье рыбы». Одновременно с охотничьими воспоминаниями и характеристиками назревали в мысли автора рассказы о его детстве и его ближайших предках. Вскоре по выходе «Записок ружейного охотника» стали появляться в журналах новые отрывки из «Семейной хроники», а в 1856 году она вышла отдельной книгой… Все спешили наперерыв отдать дань уважения таланту маститого мемуариста, и это шумное единогласие критики было лишь отголоском громадного успеха книги в обществе. Все отмечали правдивость рассказа, уменье соединить историческую истину с художественной обработкой. Радости литературного успеха смягчали для Аксакова тяготы этих последних лет. Материальное благосостояние семьи пошатнулось; здоровье Аксакова становилось все хуже. Он почти ослеп — и рассказами и диктовкой воспоминаний заполнял то время, которое не так еще давно отдавал рыбной ловле, охоте и деятельному общению с природой.

Целый ряд работ ознаменовал эти уже последние годы его жизни. Прежде всего «Семейная хроника» получила свое продолжение в «Детских годах Багрова внука». «Детские годы» неровны, менее закончены и менее сжаты, чем «Семейная хроника». Некоторые места принадлежат к лучшему, что дал С.Т.Аксаков, но здесь нет уже ни той ширины картины, ни той глубины изображения, которые придают такую значительность ограниченному мирку «Семейной хроники». И критика отнеслась к «Детским годам» без былого восторга. Длинный ряд второстепенных литературных работ подвигался вперед параллельно с семейными воспоминаниями Аксакова. Частью, как, например, «Замечания и наблюдения охотника брать грибы», они примыкают к естественнонаучным наблюдениям его, в значительной же части продолжают его автобиографию. Его «Литературные и театральные воспоминания», вошедшие в «Разные сочинения», полны интересных мелких справок и фактов, но бесконечно далеки по значению от рассказов Аксакова о его детстве. Более глубокое значение имеет и могла бы иметь еще большее, если бы была закончена «История моего знакомства с Гоголем», показавшая, что характер литературных и театральных воспоминаний Аксакова никоим образом не означает старческого падения его дарования. Эти последние сочинения писаны в промежутках тяжкой болезни, от которой Аксаков скончался 30 апреля 1859 года в Москве.

В период с 1856 по 1858 год автор создавал мемуарные очерки, которые продолжили серию о А. С. Шишкове, Я. Е. Шушерине и Г. Р. Державине. Книга эта публиковалась в «Русской беседе» частями, а затем, в 1858 году, вошла в сборник под названием «Разные сочинения С. Т. Аксакова». На сей раз мемуары были без восторга встречены критиками, в том числе Н. А. Добролюбовым. Автора обвиняли в пристрастности и субъективности по отношению к своим друзьям молодости.

45 стр., 22270 слов

Николай Гоголь. Опыт духовной биографии

... писателя, Ольги Васильевны Гоголь-Головни, брат ее любил вспоминать, почему назвали его Николаем. Среди предков Гоголя ... сквозь призму религиозного миросозерцания писателя. Гоголь был православным ... облике писателя. Как не раз признавался Гоголь, сочинения его ... Гоголь посещал Крестовоздвиженский монастырь в Полтаве, где помещалась семинария. Семейные предания определили первые понятия и верования Гоголя. ...

«Собирание бабочек» — рассказ, написанный в 1858 году для сборника «Братчина», благотворительного издания в пользу учащихся в Казанском университете. Творение это примыкает тематически к университетским воспоминаниям автора. Оно появилось на свет уже после его кончины. Аксаков за 4 месяца до смерти надиктовал еще одно произведение — «Очерк зимнего дня». «Встреча с «мартинистами» стала последним творением, опубликованным при жизни Сергея Тимофеевича и напечатанным в «Русской беседе» в 1859 году.

Об Аксакове справедливо было сказано, что он рос всю жизнь, рос вместе со своим временем, и что его творчество есть как бы воплощение истории русской литературы за время его деятельности. Он не был самостоятелен и не мог создать форм, подходящих к его простой натуре, его бесконечной правдивости; консерватор не по убеждениям, не по идеям, но по ощущениям, по всему складу своего существа; он преклонялся пред признанными традиционными формами высокого стиля — и долго не мог выразить себя достойным образом. Но когда новые формы реального повествования были не только созданы, но и реабилитированы, когда «Повести Белкина» и «Вечера на хуторе близ Диканьки» внедрили в общее сознание, что простой правдивый рассказ не ниже высокой литературы, что душевное содержание, имеет и другие, более скромные по виду и более жизненные по существу формы, Аксаков честно отлил в эти формы то, что без них должно было остаться бесформенной массой устных рассказов и воспоминаний.

Русская литература чтит в нем лучшего из своих мемуаристов, незаменимого культурного бытописателя-историка, превосходного пейзажиста и наблюдателя жизни природы, наконец, классика языка. Интерес к его сочинениям не убит хрестоматиями, давно расхватавшими отрывки охотничьих и семейных воспоминаний Аксакова, как образцы неподражаемой ясности мысли и выражения. В первое полное собрание сочинений Аксакова не вошли: его рассказ «Рекомендация министра» и полная редакция «Истории знакомства с Гоголем». В новое собрание сочинений, под редакцией А.Г. Горнфельда , снабженное вступительными статьями и примечаниями, не включены ранние литературные опыты, переводы и рецензии.

Из вышедших в 1909 году — с прекращением авторского права — очень неполных популярных собраний сочинений некоторые сопровождаются биографическими статьями и комментариями. Отдельно сочинения Аксакова издавались многократно. Особого упоминания заслуживают издания «Аленького цветочка», ввиду их многочисленности, и новейшее издание «Записок ружейного охотника» — ввиду научного и иллюстрационного материала, сопровождающего текст — Д. Языков, «Литературная деятельность С. Т. Аксакова»; «Русские книги»; «Источники словаря русских писателей» С.А. Венгерова; брошюра В.И. Межова , «С. Т. Аксаков». Важнейшие характеристики, материалы для биографии и общие оценки: «С. Аксаков в его письмах»; статьи А.С. Хомякова и М.Н. Лонгинова в полном собрании сочинений 1886 год ; Н. Юшков, «Материалы для истории русской литературы. Первый студент Казанского университета» ; А. Григорьев , «Мои литературные и нравственные скитания»; Н. Павлов , «Аксаков как цензор»; В.И. Панаев в «Вестнике Европы» 1867 год; Аксаков в «Вестнике Европы» 1890 год; В. Майков, в «Русском Обозрении» 1891 год; В.П. Острогорский , «С. Т. Аксаков.» ; С.А. Венгеров, «Критико-Биографический словарь»; П.Н. Милюков , «Из истории русской интеллигенции»; Д.А. Корсаков , в «Русской Мысли», 1892 год; С.А. Архангельский в «Русском Обозрении» 1895 год; К.А. Полевой , в «Историческом Вестнике», 1887 год; Шенрок , в «Журнале Министерства Народного Просвещения» 1904 год; Ю. Самарин , «С. Т. Аксаков и его литературные произведения»; Алферов «Десять чтений по литературе» ; Смирнов, «Аксаковы»; Ю. Айхенвальд , «Силуэты русских писателей»; А. Горнфельд, в «Русском Богатстве», и «Бодром Слове» ; Ветринский , в собрании сочинений Поповой ; Сидоров, в «Собрании сочинений» Сытина . Из отзывов об отдельных сочинениях Аксакова — о «Семейной хронике»: П.В. Анненкова («Воспоминания и критические очерки»), Гилярова-Платонова, «Русская Беседа» 1856 год, Дудышкина («Отечественные Записки»).

39 стр., 19420 слов

Детская литература России как канал воспроизводства духовных ценностей народа

... механике, геодезии, математике и другим прикладным наукам. Такова связь детской литературы с эпохой, просвещением и знаниями. Детская литература тесно связана и с развитием науки. Тематика познавательных ... Актуальность исследования. В настоящее время с каждым годом предъявляются все более серьезные требования к детской литературе как важнейшему источнику формирования личности ребенка, эстетического ...

Хочу отметить, что английский писатель Вильям Хадсон в автобиографической книге «Далекое и прошлое», считающейся в Англии классическим произведением о детстве, говоря о сложности художественного изображения жизни детей, назвал «Детские годы Багрова-внука» самым крупным достижением автобиографического жанра во всей мировой литературе. В своих очерках и рассказах он был непревзойденным.

Его пейзажную живопись М. Горький рассматривал в ряду высших художественных достижений русского реализма. Самобытность таланта Аксакова ярко проявилась в характере его языка, впитавшего простоту, колоритность, выразительность живой разговорной речи. Н. А. Добролюбов высоко оценил художественные произведения Аксакова, используя их для критики крепостнического строя.

2. Произведение С.Т. Аксакова «Семейная хроника»

За престолы в мире

Пусть льют бранну кровь;

Я на тихой лире

Буду петь любовь.

С. Т. Аксаков.

Выход в свет «Семейной хроники» стал событием в русской литературе. Успех этой книги был необычайным и намного превзошел успех двух предшествующих произведений Аксакова -«Записок об уженье» и «Записок ружейного охотника». История написания «Семейной хроники» растянулась почти на полтора десятилетия. Начало работы над ней относится к 1840-му году». Книга моя вышла и по мере поступления в лавку раскупается нарасхват», — сообщал С. Т. Аксаков сыну Ивану. «Как бы ни были велики мои надежды на успех моей книги — действительность превзошла всякие самолюбивые ожидания. Я начинаю бояться, что сам увлекусь этим потоком искренних восторгов». «Семейная хроника» состоит из пяти отрывков. Первый отрывок посвящен описанию жизни семьи после переезда на новые земли в Уфимское наместничество. Во втором рассказывается драматичная история замужества Прасковьи Ивановны Багровой. История женитьбы и первых лет семейной жизни родителей автора. В итоге из разнородных и по теме и по стилю повествований складывается удивительно целостная картина провинциальной дворянской жизни конца.

9 стр., 4056 слов

Особенности детской литературы

... схематизма и упрощённости. Отсюда страстный призыв С. Михалкова мерить детскую литературу по законам искусства вообще. Специфика детской литературы существует и корни ее — в особенностях детского восприятия ... Детство Багрова — внука” С. Аксакова, “Детство”, “Отрочество” Л. Толстого и “Повесть о детстве” Ф. Гладкова). Пейзаж в произведении для детей и в произведении для взрослых различен по объему, ...

Параллельно Аксаков работал над «Воспоминаниями», которые в 1856 г. под одной обложкой вместе с первыми тремя отрывками «Семейной хроники» вышли отдельной книгой. В том же году Аксаков во 2-е издание добавляет оставшиеся два отрывка, и «Семейная хроника», наконец, принимает свою законченную форму. События, описанные в «Воспоминаниях» Аксакова происходили в период с 1801 по 1807 гг., в период его обучения в Казанской гимназии и Университете. В отличие от «Семейной хроники», материалом для которой служили преимущественно устные рассказы родных и близких, это произведение построено почти полностью на основе личных воспоминаний Аксакова. Тематически она также отличается от неё. Семейная тема отходит на задний план, и сюжетное развитие строится вокруг проблем, неизбежно возникающих в период взросления подростка.

Написанные повести «Семейная хроника» в 1856 году и «Детские годы Багрова-внука» в 1858 году; как приложение в это произведение входит сказка «Аленький цветочек»-сказка ключницы Пелагеи ,которая была опубликована отдельно, стала, наверно, самым популярным и часто издаваемым произведением Аксакова. Эта повести посвящены жизни трёх поколений провинциальных дворян на рубеже XVIII и XIX вв. Далёкий от политической борьбы 40—50-х годов XIX века, Аксаков рассказал о взаимоотношениях мужиков и господ со спокойной невозмутимостью, передав вековую уверенность помещиков в неизменности и справедливости крепостного уклада.

Литературная общественность не нашла в произведениях Аксакова обличения крепостной действительности. Правдиво показывая даже самые тёмные стороны усадебного барства, автор, однако, не подводил читателя к выводу о необходимости слома старинного жизненного порядка. Именно это ставил Аксакову в вину демократический критик Н. А. Добролюбов, отмечавший в статье «Деревенская жизнь помещика в старые годы», что писатель всегда отличается «более субъективной наблюдательностью, нежели испытующим вниманием в отношении к внешнему миру».

В 60-х гг. XVIII в. Степану Михайловичу Багрову, дедушке рассказчика (легко догадаться, что Аксаков рассказывает о собственном дедушке), «тесно стало жить» в разнопоместной симбирской «отчине».

Степан Михайлович не получил образования, но «природный ум его был здрав и светел», он безусловно справедлив и отличный хозяин: крестьяне его любили.

Уфимском наместничестве (позднее — Оренбургская губерния) многие за бесценок, за угощение башкирским старейшинам, получали богатейшие земли; Багров пользоваться простотою башкир не хотел и честно купил пять тысяч десятин земли на Бугуруслане. Тогдашнюю Оренбургскую губернию, «неизмятую» еще людьми, Аксаков описывает восторженно и подробно; уже в середине XIX в. она была не та.

Крестьянам Багрова тяжело переселяться от отцовских могил в бусурманскую сторону; но неслыханный урожай, собранный на новом месте, скоро утешил их. Сразу же поставили мельницу: вся деревня не спала перед тем ночь, «на всех лицах было что-то торжественное», десятки людей дружно, с «беспрерывным воплем» занимали заимку…

Новое Багрово полюбили и помещик, и крестьяне. Старое Троицкое было безводным: люди уже успели погубить лесные озера и речку Майну. С легкой руки Багрова переселение умножилось, появились соседи, для которых Багров стал «истинным благодетелем», помогая хлебом в голодные годы, разрешая ссоры. И этот добрый человек становился иногда «диким зверем» во время вспышек гнева, вызванных, впрочем, серьезными причинами, например обманом: его, почти безумного, нельзя было узнать, когда он жестоко избивал жену Арину Васильевну, дворовых и даже дочерей.

Целая глава посвящена жизни дома Багровых в один из светлых дней Степана Михайловича: Аксаков любуется мельчайшими деталями, описывает горницу деда и устройство старинной рамы, писк комаров, которых автор даже любит, потому что они напоминают ему детство… Жена и дочери рады, что хозяин проснулся весел: их любовь к Багрову смешана со страхом, они раболепствуют перед ним и тут же обманывают его не как родные, но почти как слуги. Хозяин проводит день на поле, на мельнице и остается доволен; вечером на крыльце смотрит на долго не угасающую зарю и крестится перед сном на звездное небо.

Второй отрывок из «Семейной хроники» — «Михаила Максимович Куролесов» — посвящен драматической истории Прасковьи Ивановны Багровой, двоюродной сестры Степана Михайловича. За богатой четырнадцатилетней сиротою ухаживал майор Куролесов, «гусь лапчатый, зверь полосатый», как называли его подчиненные ему люди. Куролесов красив, умен, любезен и очаровал и девочку, и ее родню; Степан Михайлович, опекун Параши, у которого она и жила, встревожен слухами о беспутстве майора: «хотя он сам был горяч до бешенства, но недобрых, злых и жестоких без гнева людей — терпеть не мог». В отсутствие Степана Михайловича Парашу выдают за Куролесова, чему помогли жена и дочери Багрова; гнев вернувшегося Багрова таков, что «старшие дочери долго хворали, а у бабушки не стало косы и целый год она ходила с пластырем на голове». В браке Прасковья Ивановна очевидно счастлива, вдруг повзрослела и, между прочим, неожиданно горячо полюбила своего двоюродного брата; Куролесов стал образцовым помещиком, слышно только было, что «строгонек».

Когда Куролесов наконец устроил свое хозяйство и у него появилось свободное время, в нем просыпаются его дурные наклонности: уезжая от жены в уфимские деревни, он пьет и развратничает; что хуже всего, его потребностью становится мучить людей; многие погибли от его истязаний. С женою Куролесов тих и любезен, она ни о чем не подозревает. Наконец одна родственница сообщает ей правду о муже и об истязаемых им крепостных, по закону принадлежавших именно Прасковье Ивановне. Отважная женщина, взяв с собой только горничную, отправляется к мужу, видит все и требует, чтобы он вернул ей доверенность на имение и впредь не заглядывал бы ни в одну из ее деревень. Недавний ласковый муж избивает ее и бросает в подвал, желая заставить подписать купчую крепость на имение. Верные дворовые с трудом добираются до Багрова; вооружив крестьян и дворовых, Степан Михайлович освобождает сестру; Куролесов даже не пытается удержать добычу. Через несколько дней он умирает, отравленный слугами. К общему удивлению, Прасковья Ивановна очень горюет о нем; навсегда оставшись вдовой, она повела жизнь «самобытную» и самостоятельную; свое имение же обещает оставить детям брата третий отрывок из «Семейной хроники» — «Женитьба молодого Багрова». Мать рассказчика, Софья Николаевна Зубина, была женщина необыкновенная: она лишилась матери в отрочестве; мачеха возненавидела падчерицу, умницу и красавицу, и «поклялась, что дерзкая тринадцатилетняя девчонка, кумир отца и целого города, будет жить в девичьей, ходить в выбойчатом платье и выносить нечистоту из-под ее детей; добрый, но слабый отец подчинился жене; девочка была близка к самоубийству. Мачеха умерла молодой, и семнадцатилетняя Софья Николаевна стала хозяйкой в доме; на руках у нее остались пятеро братьев и сестер и разбитый параличом отец; Николай Федорович не оставлял службу — он был товарищем наместника, — и дочь, в сущности, выполняла работу за отца. Отыскав учителей для братьев, Софья Николаевна и сама училась очень прилежно; сам Новиков присылал ей «все замечательные сочинения в русской литературе»; живая, обаятельная и властная, она была душой уфимского общества.

Отец рассказчика, Алексей, сын Степана Михайловича, поступивший в 1780-х гг. на службу в уфимский Верхний Земский суд, был полной противоположностью Софье Николаевне — застенчивый, слабохарактерный и «совершенный невежда», хотя добрый, честный и неглупый, страстно полюбил Софью Николаевну с первого взгляда и наконец решился просить ее руки и поехал в Багрово получать согласие родителей; между тем сестры Алексея, прослышавшие о любви Алексея и не желавшие видеть в доме новую хозяйку, успели настроить Степана Михайловича против возможного брака Алексея с городской модницей, гордой, бедной и незнатной. Степан Михайлович потребовал от Алексея забыть о Зубиной; кроткий сын, покорившись воле батюшки, слег в нервной горячке и чуть не умер; вернувшись в Уфу, он прислал родителям письмо с угрозой самоубийства (как предполагал его сын, письмо одновременно вполне искреннее и взятое из какого-нибудь романа); испугавшийся старик сдался. В городе не верили, что блестящая Софья Николаевна может стать женою Багрова Она не была влюблена в Алексея Степановича, но ценила его доброту и любовь к ней; предчувствуя близкую смерть отца, она со страхом думала о будущем и нуждалась в опоре. Все это она откровенно высказала молодому человеку, прежде чем дать согласие. Нравственное неравенство между женихом и невестою много раз обнаруживалось еще до свадьбы, и Софья Николаевна с горечью понимала, что не сможет уважать мужа; ее поддерживала только обычная женская надежда перевоспитать его по своему вкусу. Через неделю после свадьбы молодые уехали к родителям мужа. В «слишком простом доме деревенских помещиков» гостей ждали с тревогой, боясь, что городская невестка «осудит, осмеет». Свекор и невестка сразу понравились друг другу: старик любил умных и бодрых людей, а Софья Николаевна из всей родни Степана Михайловича единственная способна оценить его вполне: дочь слабого отца, она не встречала раньше человека, не только поступавшего всегда прямо, но и говорившего всегда правду; она даже сильнее полюбила мужа, видя в нем сына Степана Михайловича. Между тем различие натур Алексея Степановича и Софьи Николаевны обнаружилось: так, любовь мужа к природе, увлечение охотой и рыбной ловлею раздражает жену; страстная и живая, Софья Николаевна часто обрушивается на мужа с несправедливыми упреками и так же страстно потом раскаивается и ласкает мужа; а мужа вскоре начинают пугать и вспышки гнева, и слезы раскаяния жены; наконец и ревность, «еще без имени, без предмета», начинает мучить Софью Николаевну. Степан Михайлович замечает это и пытается помочь советом обоим. .

Вернувшись в Уфу, Софья Николаевна понимает, что забеременела; это приводит в великую радость Степана Михайловича, мечтающего о продолжении древнего рода Багровых. Беременность Софья Николаевна переносит болезненно. Тогда же ходивший за ее парализованным отцом лакей Калмык решает выжить из дома хозяйку, чтобы свободно обворовывать больного старика; Калмык хладнокровно оскорбляет ее, Софья Николаевна требует от отца: «Выбирайте, кого выгнать: меня или его»; и отец просит купить себе другой дом. Потрясенная женщина теряет сознание. Тут впервые оказывается, что слабый и простой Алексей Степанович, в обычное время не способный «удовлетворять тонкости требований» жены, может быть опорой в тяжелые минуты. Рождается дочь. Софья Николаевна в любви к ней доходит до помешательства; на четвертом месяце ребенок умирает от родимца, от горя мать сама при смерти: летом в татарской деревне ее вылечивают кумысом. Через год у поздоровевшей женщины легко рождается долгожданный сын — Сергей, рассказчик «Семейной хроники». Даже прислуга Багровых «опьянела от радости, а потом от вина»; врач-немец говорит о нем: «Какой счастливый мальчишка! как все ему рады!» Дед считает дни и часы до рождения внука, гонец скачет к нему на переменных. Узнав новость, дед торжественно вписывает имя Сергея в родословную Багровых. «Хроника» заканчивается объяснением творческих принципов автора; он обращается к своим персонажам: «Вы не великие герои но вы были люди Вы были такие же действующие лица великого всемирного зрелища , как и все люди, и так же стоите воспоминания».

Замечательными были отзывы Добролюбова и Чернышевского. Не игнорируя слабых сторон «Семейной хроники», оба критика считали, что это произведение дает большой материал для обличения крепостничества в России. Одну из важных причин успеха этой книги Чернышевский видел в том, что она «удовлетворяла слишком явной потребности нашей в мемуарах» (Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. III, М. 1947, стр. 699).

Историко-мемуарный характер «Семейной хроники» подчеркивал и Тургенев. Познакомившись с одним из новых отрывков «Былого и дум», Тургенев писал в декабре 1856 г. Герцену: «Это в своем роде стоит Аксакова. Я уже, кажется, сказал, что в моих глазах вы представляете два электрических полюса одной и той же жизни — и из вашего соединения происходит для читателя гальваническая цепь удовольствия и поучения»

3. Повесть С.Т. Аксакова «детские годы багрова-внука»

С 1854 по 1856 гг. Аксаков сосредоточено работает над написанием «Детских лет Багрова-внука». Опубликована книга была сразу целиком в 1858-м, лишь небольшой отрывок был напечатан годом раньше в периодике. Хронология её сюжета восполняет «пробел» между окончанием «Семейной хроники» и началом «Воспоминаний», и охватывает период биографии Аксакова с 1794 по 1801 годы «Детские годы Багрова-внука» заслуженно считается одним из лучших произведений, художественно описывающих душевную жизнь ребёнка, постепенное, по мере взросления, изменение его мировосприятия.

Главное место в художественном наследии Аксакова занимает автобиографическая проза. В “Семейной хронике” прослеживается жизнь трех поколений усадебных дворян Багровых. Книга “Детские годы Багрова-вкука” является продолжением “Хроники”. При этом “детские годы” произведение, написанное для детей. В одном из писем внучке Оленьке, своей любимице, Аксаков обещает сочинить для нее книжку «…про весну младую, про цветы полей, про малюток птичек , про лесного Мишку, про грибочек белый». В процессе работы замысел автора существенно расширился и изменился. Возникла книга, описывающая жизнь ребенка от младенчества до девятилетнего возраста на фоне тщательно воссозданного быта русской усадьбы, на фоне грандиозных по степени одухотворенности картин природы.

В творчестве Аксакова огромную роль играли личные впечатления, воспоминания, жизненный опыт, поэтому основные произведения писателя — «Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука» — находятся на грани между художественной прозой и литературой мемуарного характера. Богатая природа Оренбургского края на рубеже XVIII-XIX вв.- далекой российской окраины, где Аксаков провел детские и отроческие годы, — патриархальная деревенская жизнь сформировали доминанту его мировоззрения и личности, отраженную во всем творчестве Аксакова: стремление к простоте и естественности жизни, любовь к природе, общение с которой Аксаков считал нравственно очищающим, критическое отношение к «искусственной» городской цивилизации и отвлеченной книжности.

Самым большим достоинством «Детства» Аксакова Л.Н.Толстой считал разлитую в книге любовь к природе, поэзию природы. Чувство природы пришло к мальчику, герою книги, во время первой весны в деревне и сложилось под влиянием отца его Алексея Степановича Багрова и дядьки Евсеича. Оживающие под весенним солнцем берега реки, со всякого рода дичью, плавающие утки и проносившиеся стаи птиц, которых отец и Евсеич знали по голосам, наполняли сердце мальчика восторгом. Именно в этот период мальчик почувствовал то слияние с природой, которое так характерно для писателя Аксакова: «В конце фоминой недели началась та чудная пора, не всегда являющаяся дpужно, когда пpиpода, пpобудясь ото сна, начинает жить полною, молодою, тоpопливою жизнью: когда все переходит в волненье, движенье, в звук, в цвет, в запах. Ничего тогда не понимая, не разбирая, не оценивая, никакими именами не называя, я сам почуял в себе новую жизнь, сделался частью природы, и только в зрелом возрасте, сознательных воспоминаний об этом времени сознательно оценил всю его очаровательную прелесть, всю поэтическую красоту».Природа благотворно влияла на Аксакова.

Аксаков впервые в отечественной литературе в качестве главного персонажа представил путешествующего и в пути рассуждающего ребенка, уделил значительное место переживаниям, сопровождавшим в дороге Сережу Багрова. Главный герой вспоминает детство, проведенное им в Уфе, а также в нескольких деревнях, составлявших у семейства Багровых «родовую отчину». В «Дороге до Парашина» автор наделяет следующими чертами имя героя повести «Детские годы Багрова-внука». «Кто он, этот Сережа?» — спросите вы. Отвечаем. Это маленький мальчик, который любознателен, любопытен, вся дорога ему интересна заранее. Он испытывает недоумение, удивление, даже потрясение от того, что увидел, поскольку все происходит с ребенком впервые. Мальчик ощущает радость и удовольствие, и именно это состояние становится определяющим, главным в пути. В первом путешествии, таким образом, перед нами предстает герой, открытый для восприятия всего нового, все его восхищает, удивляет. Помимо волнующих впечатлений, у него здесь нет других мыслей. Настолько хороша дорога, что смотрит в будущее лишь с надеждой герой повести «Детские годы Багрова-внука». повесть детские годы багрова внука «Зимняя дорога в Багрово»: характеристика главного героя По-другому изображает автор мальчика в главе под названием «Зимняя дорога в Багрово». Осень и зима проходят между этими двумя путешествиями. Прошедшее время было наполнено разнообразными событиями, как печальными, так и радостными. Цель его — навестить дедушку, который умирает, и этот факт очень огорчает главного героя. В нем, кроме того, еще живы грустные воспоминания о днях, проведенных в Багрово с сестрой без родителей.

Герой Сережа из этого путешествия может быть охарактеризован следующим образом: из его восприятия исчезли любопытство, удивление, изумление, но остались тревога и страх, которые становятся основой для возникновения веры в предчувствия. Путешественник этот — уставший от дороги, раздражительный, злой, вкладывающий свое раздражение в характеристику окружающих предметов и явлений. Сереже в первой поездке хотелось путешествовать, а во второй он почувствовал окончание пути с облегчением и радостью, ощущал себя в то же время измученным и разбитым. Аксаков рассказал с полной правдивостью о том, что было в детстве им пережито, начиная от первых ощущений и заканчивая целой гаммой различных человеческих чувств. Даже имя героя повести «Детские годы Багрова-внука» автор взял свое, подчеркивая тем самым автобиографичность произведения. Хотя в тексте, безусловно, присутствует и вымысел. Так, имя героя повести «Детские годы Багрова-внука» следует считать лишь наполовину автобиографичным, поскольку фамилию автор произведения изменил. имя героя повести детские годы багрова внука кто он К внутреннему миру ребенка писатель проявляет большой интерес. Он следит с пристальным вниманием за развитием в мальчике душевных движений, включая самые незначительные. Умственная зрелость, обгоняющая возраст, выработала у главного героя привычку анализировать свои мысли и чувства. Он живет не одними лишь впечатлениями. Они являются предметом анализа мальчика, который подыскивает соответствующие понятия и толкования и закрепляет эти впечатления в своей памяти. Когда маленькому Сереже это не удается, Багров вспоминающий, повзрослевший приходит на помощь. Таким образом, на протяжении всего произведения слышны два разных голоса. Развитие личности мальчика. Углубляются, расширяются знания о внешнем мире. Это приводит к тому, что мальчика все чаще навещает желание его практического освоения. Потребность труда пробуждается в нем. Начинает восхищаться Сережа прелестями работ в поле, но подмечает он также и то, какими ужасно тяжелыми порой бывают будни крепостных крестьян. Повзрослевший герой не только сострадает, но утверждается в мнении о святости и важности труда, в том, что гораздо ловчее и искуснее состоятельных слоев населения крестьяне, так как могут делать то, чего не умеют другие.

Герой повести детские годы багрова внука Сережа, переживая существующую дисгармонию внешнего мира, приходит к пониманию собственного несовершенства. В мальчике просыпается критическое отношение к себе. В его душе «ясная тишина» заменяется исканиями выхода, сомнениями.Маленький Сережа растет, познает мир, который кажется ему ярким, загадочным, бесконечным. Читатель видит предметы и явления, описанные в книге глазами маленького героя, чувствует свежесть и непосредственность детского восприятия. Бытовые картины, жизнь природу, переживания и впечатления Сережи, простые и важные события его жизни — разговоры с маменькой, смерть дедушки, рождение брата соединяются в единое полотно книги повествования. Аксаков в детстве нежно привязывается к матери. Растет их взаимная любовь и понимание друг друга. Мать становится для Сережи самым большим авторитетом, самым любимым и дорогим авторитетом в мире. Он делится с ней всем увиденным, всем услышанным и пережитым. Добросердечие и искренность, которые мать воспитывала в Сереже, побуждали мальчика сочувствовать подневольному положению крепостных. В богатом поместье бабушки Прасковьи Ивановны, Парашине, старостой был Мироныч, которого Сережа называл про себя «мужиком со страшными глазами».Осматривая вместе с отцом мельницу, Сережа наблюдал грубое отношение Мироныча к старику-засыпке и другим крестьянам и чувствовал «внутреннюю дрожь». Множество вопросов возникало в сознании Сережи: «За что страдает больной старичок, что такое злой Мироныч, какая это сила Михайлушка и бабушка». О Михайлушке — Михаиле Максимовиче, управителе имениями Прасковьи Ивановны . Он был дедом известного поэта-шестидесятника М. Л. Михайлова. В «Воспоминаниях» Н. В. Шелгунова содержатся некоторые интересные сведения о последующей судьбе Михайлушки, дополняющие рассказ Аксакова: «Замечательно умный и деловой человек, известный всем и каждому в двух губерниях, был дед Михаила Ларионовича Михайлова; но он умер не потому, что спился на воле, а вот почему. После смерти Прасковьи Ивановны Михайлушка был отпущен на волю, но вольная была сделана не по форме. Этим воспользовались наследники, и всех уволенных Прасковьей Ивановной, в том числе и Михайлушку, опять закрепостили. Дед Михаила Михайлова протестовал, за что его заключили в острог, судили и высекли как бунтовщика. Вот отчего он умер; очень может быть, что он и запил, но уж, конечно, не оттого, как объясняет Аксаков , что Михайлушка «держался скромного образа жизни», пока был крепостным, и разбаловался на свободе.»

Преимущественный интерес Аксаков проявляет к внутреннему миру своего героя. С пристальным вниманием следит он за возникновением и развитием душевных движений, даже самых незначительных. Обгоняющая возраст умственная зрелость выработала у Сережи привычку анализировать собственные чувства и мысли. Он не только живет впечатлениями. Он делает их предметом анализа, подыскивая им соответствующие толкования и понятия и закрепляя в своейпамяти. Когда же герою повествования это не удается, на помощь приходит Багров повзрослевший, вспоминающий. И на протяжении всей книги мы слышим два голоса. Расширяются, углубляются знания о внешнем мире — и все чаще и чаще приходит желание практического его освоения. И пусть над Cережей не тяготела необходимость физического труда, потребность труда, неотъемлемая от человеческого естества, властно пробуждается и в нем. Сережа не только восхищался прелестями полевых работ. Он подмечал и то, какими невыносим тяжелыми бывают они для крепостных крестьян. И, повзрослев, он не только сострадает, он убеждается в «важности и святости труда», в том, что «крестьяне и крестьянки гораздо нас искуснее и ловчее, потому что умеют то делать, чего мы не умеем». Чем шире раздвигаются горизонты Сережиного мира, тем настойчивее вторгаются в него факты, нарушающие его гармонию. В сознании Сережи никак не укладывается, почему злой староста Мироныч, выгоняющий крестьян на барщину даже в праздник, считается самими же крестьянами человеком добрым».Почему пасхальный кулич для Багровых «был гораздо белее того, каким разговлялись дворовые люди»? Одни из этих многочисленных «почему» оставались без ответа. Даже его любимая мать, чьим «разумным судом» привык Сережа проверять свои впечатления и мысли: «Это не твое дело». Другие же «почему» затрагивали такие отношения, которые дети с их врожденной справедливостью вообще не могли понять, а тем более оправдать. Все это приводило к «смешению понятий», производило «какой-то разлад в голове», возмущало «ясную тишину души».

Мир взрослых, не всегда понятный для детей, начинает просвечиваться непосредственным, естественным, чисто человеческим детским взглядом. И многое в нем начинает выглядеть не только странным, но и не ненормальным, достойным осуждения. Переживая дисгармонию внешнего мира, Сережа приходит к сознанию и своего собственного несовершенства: в нем пробуждается критическое отношение и к самому себе, «ясная тишина» сменяется в душе по-детски преувеличенными сомнениями, исканиями выхода. Но внутренний мир Сережи не раскалывается, не распадается. Он изменяется: он наполняется социально-психологическим содержанием, в него входят ситуации и столкновения, в преодолении которых и протекает становление человека, подготавливающее его к равноправному участию в жизни.