Вклад Эразма Роттердамского в развитие образования Западной Европы в средние века

Курсовая работа

Эразм Роттердамский — нидерландский гуманист эпохи Возрождения (около 1469 -1536 гг.) католический писатель, писатель-педагог, богослов, библеист, ученый-филолог. Не был настоящим философом, но произвел огромное влияние на современников. Лучше всех других гуманистов Эразм оценил могучую силу книгопечатания. Его произведения переиздавались со скоростью, которой могут позавидовать другие наши отечественные издатели. Долгое время занимал ведущее положение в европейском научном и литературном мире. По его мнению обращали внимание передовые люди его времени, с ним шли нога в ногу те, кто боролся с тупым фанатизмом, невежеством схоластов, предрассудками, кто прокладывал дорогу прогресса, образовании, правде. Считая разум человека в борьбе со всем отсталым за наиболее эффективное оружие, Эразм стал предшественником просветителей X VIII века.

Эразм Роттердамский был сложной личностью. Он — кабинетный ученый возлагал все надежды на просветительскую силу ума, мечтал о возврате к некой «евангельской чистоте» первоначального христианства, которая вместе с гуманистической культурой должна была, по его мнению, идейно и морально обновить европейское общество.

Трудно переоценить Эразмово влияние на современников: иногда его сравнивают с влиянием Вольтера в XVIII веке. Он был душой раннего гуманизма; единомышленников Эразма называли эразмистами. Он много сделал для распространения античной культуры и классических языков на севере Европы, находился в тесном контакте с европейскими гуманистами. Рейхлином, Т. Мором, X. Вивесом, Г. Бюдде и другими. Значительным был авторитет автора среди гуманистов славянских стран. До наших дней дошло его переписка с польскими поэтами- неолатинистами А. Кржицьким и Я. Дантишеком, чешскими — Бы.Лобковицем, С. Гелениэм, С. Турзо и Я. Шлехтою, пивденнословянскими (сербскими и хорватскими) — Я. Баничевичем, Т. Андроником и Я. Паннониэм (Я.Чесминним).

Поддерживал связи Эразм с венгерским поэтом М. Олахом.

Цель курсовой работы: обосновать вклад Эразма Роттердамского в развитие образования западной Европы в средние века.

Объект: сущность вклада Эразма Роттердамского в развитие образования.

Предмет: личность Эразма Роттердамского

19 стр., 9375 слов

Эразм Роттердамский и его «Похвала глупости»

... мнению, подлинный смысл учения Христа и его апостолов, как оно выражено в «Новом завете». Эразм восторженно отзывался о глубокой учености оксфордских гуманистов. ... в чтении древних авторов усматривали они гарантию развития индивидуальности человека и его разума, высокого мастерства ... и социальных изменений в жизни средневековой Европы, это движение было связано с выработкой нового мировоззрения, ...

Задачи:

1. Рассмотреть гуманистические и педагогические взгляды Эразма Роттердамского их становление и развитие в средние века западной Европы;

2. Проанализировать точку зрения Эразма Роттердамского «образование как средство воспитания»;

3. Рассмотреть игру как средство воспитания детской социализации;

4. Проанализировать вопрос необходимости стимулирования и коррекции поведения ребенка;

Методы исследования:

-анализ психолого-педагогической литературы и научной литературы;

1. Гуманистические взгляды Эразма Роттердамского их становление и развитие в средние века Западной Европы

Становление гуманистической точки зрения Эразма Роттердамского возникло в детстве и объединено с нахождением им в школе Девента «братьев совместной жизни», где он в первый раз повстречался с двумя разрешающими для всей его будущей жизни внутренними действиями – гуманизм и так называемое «новое благочестие». Большой процент в мировоззрении Эразма – не только богословские его принципы, но и больше, философские взгляды, — свободно и веско объясняется воздействие собственно данного временного промежутка.

В будущем изменение мышления произошло под воздействием французского гуманистического течения во Франции, где Эразм учился с 1492 по1499 гг. Центральным в развитии собственной точки зрения весомого гуманиста было нахождение его в Англии в период 30-ти летия, где он завязал знакомство с прогрессивными философами Томасом Мором и Джоном Колетом.

Он считался незаконнорожденный. Отец его был священник, а мать-служанка. Табу незаконнорожденного причиняла тягостные страдания: препятствовали работе, в большей степени духовной. Но позднее за успехи Папа Юлий II в 1506 году особенной грамотой избавил Эразма от всех запретов канона, которые наложили на него с момента внебрачного рождения.

В 1485 году в Девентере прогрессиовала чума и мать Эразма умерла, оставив его и брата сиротами. В скором будущем умер и их отец.

В 1487 году оба брата вновь оказались в Гауди. Эразм стал послушником жилища Стейн, которое находилось около полутора километров от Гауды [1, с. 23].

В этом жилище существовал хороший библиотечный фонд. Эразм большое количество времени проводил за чтением. Прочитывал и «языческих» классиков и произведения древних христианских писателей. Разговаривал и вел переписку с друзьями, сочинял стихотворения. Но в скором будущем ему делается тесно и душевно плохо в монастыре. Он смолкает, погружается в себя, мыслит только о том, как из мелкого мира монашества, вновь выбиться в мир, где существуют не только тяжести и губительные соблазны, но и знания, мудрость, научные труды.

И в сентябре 1492 году Эразм стал студентом богословского факультета Парижского университета. Здесь Эразм впервые непосредственно соприкоснулся с традициями итальянского гуманизма и активно общался с гуманистами Парижа. До весны 1499 года он был студентом, проживая не столько на незначительную стипендию, сколько зарабатывая репититорством. Под опекой у него находились дети подросткового возраста, которым нужно было объяснять общеобразовательный курс занятий, который назывался «семь свободных искусств».

7 стр., 3194 слов

Главные идеи и представители эпохи Ренессанса в Европе

... представителей эпохи Возрождения, я использовала очерки Л. М. Баткина «Европейский человек наедине с собой» и «Антологию мировой философии», где не только даются сведения о жизни и деятельности представителей этой эпохи, ... отношений в Западной Европе. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле.[7, с.90] Среди определений Возрождения нет ...

Эразм создавал для своих учеников личные пособия; их он не печатал, но предоставлял и пересылал друзьям систематически. На протяжении всего этого времени он искал спонсоров, которые захотели бы пожизненно сделать свое имя популярным с помощью покровительства будущего светилы богословия и словесности. Осенью 1498 года такой спонсор отыскался: четвертый лорд Маунтджой ( 1479-1534).

В мае 1499 года Маунтджой привез Эразма в Лондон. Впервые жил Эразм в Англии недолго – всего полгода, но английские встречи оказались весьма существенными для будущей жизни. Это в первую очередь – общение с Томасом Мором и Джоном Колетом. В большей мере Эразм и Мор отличались друг от друга и как будто создавали дополнения между собой, образуя совместно поистине «безупречного человека», «апогей природы». Они не просто испытывали симпатию друг к другу, испытывали гордость и восхищение за собственную дружбу – они нуждались друг в друге. « Дружественные взаимосвязи двух ученых повергли к сотворению коллективного произведения под заглавием «Лукиановы вещицы». Это стало исключительным фактом в истории культуры Европы. Казнь Мора стала для Эразма угнетающей потерей, он лишился всякой связи с природным миром и через какой-то промежуток времени сам ушел в небытие [1, с.27].

Заинтересованность Эразма религией, внутренним, в первую очередь, содержанием, книгами Священного писания, источником собственного благочестия, завязался в школьные годы и упрочился впервые в монастырский период. Потом это отодвинулось на последний план перед гуманистическим кругом интересов филолога и литератора. Однако » возобновление им истинных текстов Нового завета и измышлений «отцов церкви» проявило колоссальное воздействие на научную критику Библии, что располагало большим значением для возобновленного вольномыслия в рамках всей Западной Европы.

Чтобы стать правителем размышлений перед широким религиозным и общественно-политическим движением Западной Европы, а затем на протяжении четырех столетий сберегать славу важнейшего или, по меньшей мере, показательного представителя гуманизма ренессанса, чтобы подойти радостным к XX веку, он должен был еще раз адресоваться к служению Богу, к вопросам веры и благочестия. Последнее обращение к богословию и сотворение его с помощью категорических и совершенных филологических сведений, на исследовании древних основ христианской веры, своего рода ассоциация богословия с гуманизмом Ренессанса были первоначально результатом воздействия Колета, Мора и прочих гуманистов Англии, которые зачастую называются «христианские гуманисты».

Начало XVI века для Эразма Роттердамского – это основа новоиспеченного этапа в жизни. В последствии собственной деятельности он обретает размашистую популярность и славу не только в Германии, но в странах Европы, прежде всего в Нидерландах, Англии, Швейцарии, Италии содействуя «сотворению международной атмосферы свободного мышления».

7 стр., 3478 слов

Жизнь и творчество М.Грека

... в 1505 году) и проходившая в годы его становления как личности одиссея, несомненно оказало неизгладимое влияние на внутренний мир мыслителя. И.Денисов в своей книге "Максим Грек и Запад" пытается ... свои негативные стороны: торжество золотого тельца, эгоцентризм и аморализм личности, против которых будет так решительно выступать публицист Максим Грек. Италия потрясла его распущенностью нравов, ибо она ...

В начале 1500 года Эразм возвращается во Францию. Эразм издает первое свое творение «Адагии» (Книга поговорок) – сборник древних поговорок и притч. После 1500 — 1504 года, гуманист издает еще несколько собственных произведений: «Об обязанностях» — текст трактата Цицерона; «Кинжал христианского воина» – самое знаменитое богословское сочинение; «Примечания к Новому завету» итальянского гуманиста Лоренца Валли (1407-1457), где он попробовал возобновить реальное значение основной книги христианства – Новый завет, — затемненный, а в некоторых местах даже искаженный классическим переводом латыни.

1505 – 1506 году Эразм посетил Англию и Италию. В 1506 году он приобрел степень доктора наук. За это время трудился над переводом двух драм Еврипида, увеличивал «сборник пословиц» материалами из Греции. В 1509 — 1511 году работал над книгой «Похвала Глупости». В 1511 – 1514 годах Эразм живет в основном в Кембридже, отдает предпочтение греческому языку, читает лекции, но основная его деятельность – труд над посланиями святого Иеронима и Новым заветом. Не прерывается и основная работа по филологии, включая – поправление и увеличение сборника пословиц. В 1513 году «Юлий, не допущенный на небеса», — отзыв Эразма на события войны в Европе, где он винит Папу, считая его главной причиной тотальной взаимной неприязни [1, с. 32].

Теперь он знаменит, теперь не он ищет меценатов, а меценаты спорят из-за него. Простой парижский студент превратился в великого, прославленного на всю Европу ученого — богослова и филолога, лучшего латиниста своего возраста и, как знаем сегодня мы, всех веков Возрождения. Короли, князья, епископы почитали за честь получить от него письмо и увидеть свое имя в посвящении к новому труду Эразма. В этом же году, Эразм получает письмо от настоятеля монастыря Стейн: августинскому Еразму предлагалось вернуться, наконец, в свою обитель после двадцатилетних странствий. Эразм отказывается вернуться, ссылаясь на свою негодность к монашеской жизни, но прежде всего на то, что исполняет великое и желаемую Богу дело возрождения богословия.

С 1515-1517 годов работа над произведением продолжается. Издана новая богословская работа: избавленный от погрешностей текст на греческом языке Нового завета с большим количеством комментариев и латинского перевода; девять томов сочинений святого Иеронима; «Воспитание христианского государя», посвятив его королю Карлу Испанскому в признательность за пост советника короля, которую он принял в 1515 году. В 1516 году он способствует изданию книги Томаса Мора « О наилучшем устройстве государства и о неведомом острове Утопия ». В данный период времени все, что когда-то писал Эразм, обрело значительность и заинтересованность. Большое количество его произведений, распространенных по различным городам Европы, стали объектом внимания печатников и выходили в свет, не поставив в известность автора. И зачастую Эразм был возмущен.

31 октября 1517 года он обозначился со своими 95 тезисами против индульгенций, Мартин Лютер. Возникла революция.

Первоначально Эразм помогает Лютеру во всем, затем с большой настороженностью наблюдает за его действиями и вслушивается в высказывания. Он видит, что Лютер непримиримый и нетерпимый точно так же, как и его противники, а борьба лютеран с папским Римом направлена не к обновлению Церкви, а к ее расколу. В справедливости борьбы Эразм не сомневается, но цель ужасает его. Он отбивался изо всех сил, писал одну «апологию» за другой, взывал к защите папы и императора. К богословам присоединились нищие, монахи-проповедники. Его объявляют предтечей и прямым руководством Лютера. Теперь цель травли одна – заставить князя ученых и богословов выступить против Лютера и, тем самым, раздавить Лютера весом Еразмового авторитета. И католики, и лютеране ждали от Эразма решительного и решающего выступления, а он все молчал или высказывался как можно более неопределенно. Положение Эразма становится все более трудным и двусмысленным. Он предпочитает бегство, и в конце 1521 года переселяется в Базель.

4 стр., 1561 слов

Эразм Роттердамский

... эпохи Возрождения: обращение к античным авторам (поэтому панегирик ) и дух критики общественного уклада жизни (поэтому иронический). Евросоюз значимость "Похвалы глупости" отметил выпуском юбилейных монет в 2009 и в 2011 годах, ...

Здесь, укрытый от истошного брани врагов, он хладнокровно и трезво определил свою позицию в борьбе, которой положило начало выступление Лютера. В Базеле, не под чужим давлением, а по собственному почину, по внутренней потребности, он разграничилось с Лютером до конца («О свободе воли», 1524).

Но это не заставило его присоединиться к лагерю обскурантов и заядлых папистов. Свои убеждения он сохранил спокойствие и продолжал высказывать их до конца жизни, подставляя себя под огонь обоих лагерей.

1529-1535 года он жил во Фрейбурге. Политические события почти не волнуют его больше – годы и болезни берут свое. Но ни старость, ни недуги не властны над неиссякаемой трудоспособностью этого человека – одна книга следует за другою: «О раннем и достойном воспитании детей» (1529) « Изъяснение псалма XXII», «Рассуждение насчет войны с турками», «О приличии детских нравов» (1530), «Истолкование Символа веры», «О согласии в Церкви» (1533), «О приготовлении к смерти» (1534) « Экклезиаст, или Евангельский проповедник» (1535).

И это – не считая новых изданий античных авторов и отцов церкви, переводов, « апологий», сборников своих писем, дополнений к « Разговорам».

В июне 1535 года Эразм приехал в Базель, чтобы лично наблюдать за печатанием « Евангельского проповедника», которого он писал много лет и сам оценивал очень высоко. Известие о казни Томаса Мора он пережил крайне тяжело, действительно почувствовав, что жизнь заканчивается. Он умер в ночь на 12 июля 1536 года в доме Иеронима Фробена. 18 июля он был со всеми возможными почестями погребен в кафедральном соборе Базеля[1, с. 47].

Основные его труды посвящены решению этико-нравственных, религиозных, педагогических проблем того времени. Центральной в размышлениях о социуме является идея общественной пользы: «свое имущество и себя самого целиком посвяти общественной пользы». В «Похвале Глупости» дворян и знать он относит к «сословию сумасшедших» за то, что их жизнь лишена разумной цели: ради «охоты на красного зверя» они забывают про все на свете. Эразм презирает тех, которые «сторонятся благородства своего происхождения», хотя и «не отличаются ничем от последнего прохвоста», тех, кто хвастается скульптурными и живописными изображениями своих предков и «готовы приравнять эту родовиту скотов к богам». Высокомерие дворянства, по его мнению, ничем не оправдана, поскольку сам по себе дворянин ничем не лучше крестьянина и сапожник. «Неотесанная знать нашего века, в которой, кроме внешнего вида нет ничего человеческого, но себе самой она кажется прямо-таки равным богам. Знатные, — и прежде всего придворные, — лживые, властные, завистливые, коварные интриганты; сорви с них пурпур и драгоценные украшения – и обнаружишь грубых мошенников.

3 стр., 1113 слов

Какова роль отца в жизни ребенка?

... роль отца в жизни ребенка? Несколько интересных сочинений Джордж Гордон Байрон (1788-1824 гг.) относится к одним из знаменитых английских поэтов направления романтизма. Байрон является уроженцем Лондона и появляется на свет в ... это тем, что семейное благополучие – его главная цель. Он с успехом справляется с этой задачей. Усталость не мешаем ему оставаться дружелюбным и приветливым человеком. Его ...

По мнению гуманиста именно знатные вельможи, умышленно портят и развращают государей, чтобы самим вольготнее было безчинствовать. Им милая и любезная война – «под звон мечей легко грабить и наживаться».

Паразитическим социальным слоем для Эразма есть наемные солдаты. Частый предмет возмущения Эразма – несправедливость в судах, продажность судей, безнаказанность, которой пользуются крупные хищники, между тем как мелким злоумышленникам пощады нет. «Глупее всех купеческая порода, ибо купцы ставят себе самую гнусную цель в жизни и достигают ее пагубными средствами: вечно лгут, божатся, воруют, мошенничают, обманывают и при всем том мнят себя первыми людьми в мире потому только, что пальцы их украшены золотыми перстнями». Он очень суров к купцам – важнейшей доли городского населения: «для них нет ничего святого, кроме наживы, ею меряют вонь благочестие, ею – дружбу, ею – добродетель, ею – славу, ею – все божественное и человеческое. Остальное – ерунда». Страсть к накоплению богатств, гордость своим богатством безусловно порочны. Самоуверенные богачи – богопреступники, потому что место бога у них занимают деньги [12, с.61].

Земным благам он противопоставлял духовное богатство, а людей, стремящихся к накоплению, осуждал, как сумасшедших, что гоняются за призраком. Со временем взгляды мыслителя изменились. Он считал, что материальный достаток важен не только для отдельного индивида, но и для всего общества. В период зрелого творчества он высказывал мнение о том, что богатство само по себе не является злом и может служить основой для добрых дел. Ведь бедняки подвергаются всевозможным несправедливостям, терпят голод, нужду во всем, порой доходят до крайнего отчаяния. Считая, что судьба бедных тяжелая и несчастная, он рекомендовал овладеть профессиями, которые обеспечивают регулярный доход, способствующими приумножению состояния и что тем самым уберегают человека от нищеты.

В разрешительном отдыхе Эразм видел истоки этической порчи и сам, не смотря на слабое здоровье, всегда работал. Но вместе с симпатией просматривается и неприязнь к простому народу. Он считает невежественным и больше всего склонным к бессмысленности.

Обманчивость первого впечатления очень опасная и не случайно именно сдержанность в мыслях, взглядах была особенно свойственна Эразму, как человеку. Человек, его духовный мир, ее истинная сущность проявляется в его поступках и делах, а не в толщине кошелька и чем больше социальный статус. «Нет никого беднее, чем знаменитые на весь мир богачи, никого несчастнее за тех, кого весь мир считает за небывалых счастливцев»[10,с.24]. Утверждение духовных принципов жизни, саморазвитие и самосовершенствование личности — главный смысл бытия по-эразмски. Благоразумие должно быть обдуманным: в ближайшей родства с гибельной глупостью.

Доброта — божественная. Так было даже во времена язычества, подчеркивает Эразм, «так учил апостол Павел, так внушали батюшки древней Церкви». Благодеяния без душевной доброты теряет всякую цену. Как моралист и критик он отвергает зло, предостерегает от контакта с ним, называя его вредным и губительным. Он искренне сожалеет: «Если зло преодолевается злом, если за оскорбление мы мстимо стократною обидой — и разве это называется справедливостью»?

5 стр., 2082 слов

Роль философии в развитии и жизни человека и общества

... жизни. Особенно роль философии возрастала в кризисные периоды общественного развития, на переломных этапах, когда экономические, социально-политические и духовные потрясения каждый раз с новой остротой поднимали вопросы о сущности человека ... проходящей через всю историю философии, оказалась идея свободы, воодушевлявшая передовые умы даже в самые мрачные периоды развития общества. От Сократа и до ...

Толпа – постоянный предмет неприязни гуманиста. «Что до толпы христиан, то, судя по их понятиям о добрых нравах, никогда не бывало ничего хуже, даже среди язычников». Недоверие к толпе, презрение к ее косности, темноте, жестокости, нелепым обычаям, дурацким мнениям.

Стремление к гармоничному развитию личности, Роттердамского привело к убеждению, что война — большая беда, должна исчезнуть с лица земли. Война, по его мнению, явление противоестественное, уродливое, такое, что противоречит этике. Его призывы к миру, осуждение войны как преступления против человечества нашли яркое выражение в сочинении «Война люба тем, кто ее не прошел», в трактате «Жалоба Мира», в диалоге «Харон» (из сборника «Домашние беседы»), и сатире «Похвала Глупости» и во многих письмах[12].

Не смотря на всю искренность критики войны и военщины (его некоторые мысли актуальны и сегодня) Эразм, как и все гуманисты, по-настоящему не понимал, что является причиной войн, и потому не мог указать на реальные средства борьбы против военной опасности. Исходя из этого его произведения, посвященные разоблачению войны как огромного общественного бедствия, имеют утопический, абстрактный характер.

Острая остроумие, тонкая ирония, глубокий критицизм, способность заметить порочное и безобразное — вот качества, которые давали Роттердамском право стать непревзойденным сатириком.

«Похвалу Глупости» Эразм посвятил лучшему своему другу Т. Мора. В предисловии автор выясняет свое намерение — написать похвальное слово в честь Глупости. Он понимает, замысел его может некоторым показаться несерьезным, но перед ним стоит уважительное задача — высмеять все уродливое и смешное в человеческой жизни для того, чтобы умный читатель вынес из этого пользу для себя.

Достойное внимание того, что объектом сатирических стрел не стали ни крестьяне, ни ремесленники, очевидно, потому, что эти социальные слои Эразм считал самыми здоровыми в тогдашнем обществе, на их стороне была его симпатия.

Смех «Похвалы Глупости» богат своими интонациями: он иногда добродушный, порой ироничный, но преимущественно остро сатиричный, язвительно-убийственный.

Это произведение сразу завоевал большую популярность, хотя и был рассчитан на ограниченный круг читателей — только на тех, кто знал латынь. Красноречивым свидетельством этого являются многочисленные переиздания, которые появились в различных городах Европы: в Страсбурге, Лувени, Базеле, Венеции. В течение шести первых лет этот панегирик-пародия издавался 12 раз, причем его тиражи, как на то время, были довольно значительны и быстро расходились.

1 стр., 437 слов

Водоросли в жизни человека

... определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее. На стенах этого здания живут и процветают настоящие водоросли, для поддержания жизни которых, нужны лишь фотобиореакторы. Благодаря им, ... биологическое топливо и снижают затраты на охлаждение объекта летом. Пока, такие технологии мало изучены и используются преимущественно в качестве декора. Полезный материал по теме:

2. Педагогические взгляды Эразма Роттердамского

В эпоху Реформации он не примкнул ни к католицизму, ни к протестантизму, оставаясь гуманистом в самом широком смысле слова. Основные педагогические идеи Эразма Роттердамского изложены в его работах «О том, как подобает быстро и достойно обучать детей добродетели и наукам», «О методе обучения», «О первоначальном воспитании детей» и др.

Эразм был красноречивым пропагандистом гуманистического идеала человечности и справедливости. Как и его великие современники Т. Мор и Ф. Рабле, он считал, что мать Природа создала человека добрым, наделив ее благородными порывами, способностью сеять светлое и прекрасное.

Для него от природы все люди равны: «не различает Креза от Ира, царя от простолюдина» и « все искупают одинаковой ценой – крестной мукой Христа.

Этот принцип незамкнутой, открытой для всех аристократии неотъемлемый от веры в могуществе воспитания – не смотря на силу природных способностей. Испорченность или же добродетель детей зависит главным образом от родителей, потому что «конечно от добрых добрые и родятся, значит, приложим все усилия, чтобы самим быть добрыми. Затем постараемся, чтобы дети еще с молоком матери впитали возвышенные правила и закономерности. Чрезвычайно важно, что нальешь впервые в новую посудину. Позаботимся, наконец, чтобы всегда были дома пример для подражания» [11, с.71].

Светское и духовное понимание назначения человеческой жизни он рассматривает в контексте историко-политического развития.

Мир человека у него это, прежде всего человек, а не материальные условия ее существования, «Толпа зовет городом стены и дома, сложенные из камней и бревен тогда как на самом деле город образуют характеры людей».

Еще более определенно эта точка зрения сформулирована в «Воспитании детей…», где Эразм категорически возражает против того, что на бедных детей общие педагогические правила не распространяются: «Разве дети граждан менее люди, чем сыновья царей? Разве собственно ребенок не должен быть дороже крестьянину так, словно бы он царского рода? Если судьба его не высока, тем больше потребность в воспитании и науках, которые помогают подняться с земли. Ведь немалое число людей из скромного состояния призываются к рулю государственной власти, а иногда – и до самой высокой, папского достоинства. Не все достигают этих вершин, но направлять к ним за помощью воспитание должно всех»[9, с.112]. Также мнение, что «от природы все равны» звучит в «Адагиях»: «Большей долей чем батюшки богаче, тем меньше заняты мыслями о воспитании: зачем, мол, нашим детям философия, если у них и без нее всего вдоволь. И у знатных то же самое и, что самое ужасное, в государей. Ребенку, которому предстоит править целым миром, учат только одному – быть тираном, внушают лишь одну любовь – к войне». Воспитывает не природа, но только человек и личность учителя зеркально отражается в лице ученика, потому что одна душа переливается в другую и дух лепится духом. Апогеем педагогической мысли, по мнению Эразма служат такие строки: «Нет животного злее и шкодливее человека, которым движет властолюбие, алчность, гнев, зависть, разнузданность. Следовательно, те, кто не позаботился насытить своего сына лучшими знаниями, не сам человек». Отсутствие воспитания губительно для души, которая, не зная благородных правил и занятия, остается пустой, и неизбежно зарастает сорняками. Человек, не получила воспитания, хуже зверя.

4 стр., 1549 слов

Театральная педагогика как инновационная модель воспитания личности ребенка

... познавать культуры и традиции других народов. Таким образом, театральная педагогика как инновационная модель воспитания личности ребенка сегодняшнего дня находится в стадии становления, а ... современной модели театральной педагогики уже сегодня можно выделить: Приёмы развития мыслительных процессов : - театральные упражнения, сюжетно-ролевые игры, движения под музыку, приемы игры на музыкальных ...

Гимн знаниям, по эразмански – гимн человечности. Самый благородный и благодарный терн, на котором должен трудиться человек в мире гуманиста, — это науки. Занятия имеют лечебное свойство от существующей тьмы» и остаются единственным благом неподвластным самодурству судьбы, порождая красоту, доброжелательность в океане уродства и злобы «мира сего». В предисловии посвящении к первому парижского издания «Адагий» Эразм писал: « Коли бы неприкосновенность к наукам, я просто не вижу, что есть утешительного в этой жизни». «Скорби, грубостям, строгости в обучении не место. Мне кажется, что и древние хотели указать именно на это, наделив музыкальной красотой, кифарой, звонким пением». Успех наук заключается главным образом во взаимной доброжелательности, от чего древние и называли ученость «человечностью». Путь к будущему, свободному от тьмы и заблуждений, лежит для Эразма только через воспитание: моралист и закоренелый, неисправимый книжник, он не обладал ни темпераментом социального реформатора, как Лютер или Мюнцер, ни мудростью и прозорливостью государственного мужа, как Мор, ни отважным воображением фантаста, как Рабле. Отсюда – особое место, которое занимают педагогические взгляды Эразма в системе его взглядов. Действительно, преимущества ранней образования, необходимость разнообразия, занимательности и наглядности, роль эмоций в воспитательном процессе, средства развития памяти, чтения, женское образование, изучение языков – качества, которыми надо обладать учителю и многое другое – почти все идеи Эразма оставались такими, что ведут в педагогической теории и практике вплоть до конца XIX века.

Формирование человека осуществляется под воздействием трех основных сил: природных задатков, опыта и целенаправленной системы воспитания. Рассуждая, можно предположить, что мудрость и совершенство достижимы и через один только опыт, но цена, которую придется отдать за такую мудрость, очень большая, чтобы человек мог расплатиться за нее в течение одной жизни. Для правильного и эффективного воспитания все три силы нужно соединить. «Разум творит человека». Вряд ли найдется такая наука, которую ум не способен овладеть при хороших наставниках и надлежащих упражнениях».

В своих памфлетах «Похвала Глупости» и «Разговоры запросто» Роттердамский остро высмеивает средневековые школы и воспитания, католическое духовенство, критикует схоластику, формализм в обучении, палочную дисциплину и грубость учителей, высмеивает нравы и пороки тогдашнего общества — невежество, тщеславие, лицемерие. Обучение, по его мнению, должен быть легким, приятным, учитывать интересы детей, развивать их активность и самостоятельность. Его книга «Молодым детям наука» содержит до 600 правил, важных для юношества [12, с. 114].

В своем основном педагогическом трактате «О первоначальном воспитании детей», а также в других трудах по вопросам воспитания Эразм определил необходимость сочетания античной и христианской традиций при выработке педагогических идеалов, а также принцип активности воспитанника («врожденные способности могут быть реализованы лишь через напряженный труд»).

Эразм писал, что к воспитанию следует приступать с первых лет жизни: «Воспитание начинается с колыбели в привлекательном виде для приобщения ребенка к добродетелям и знаниям». С раннего возраста целесообразно «насаждать образование, особое изучение языков». Программа обучения не должна излишне обременять учащихся, ибо тем самым отбивает желание учиться.

Осуждая грубых и жестоких учителей, Эразм писал: «Этим людям я неохотно доверил бы укрощать диких лошадей, тем более им нельзя отдавать в руки хрупкие существа». Эразм не видел никакой педагогической пользы в физических наказаниях, предлагая опираться на здравый смысл: «Не следует приучать ребенка к ударам… Тело постепенно становится нечувствительным к пинкам, а дух — к упрекам… будем настаивать, будем повторять, твердить им! Вот какою палкой нужно сокрушать детские ребра!»[8, с.257]

Определенным шагом вперед были взгляды Эразма на женское образование. Он рекомендовал одинаковую программу женского и мужского образования, оклеветав, однако, что женщинам целесообразно давать по преимуществу классическое языковое образование и в очень малом объеме — естественнонаучные знания.

Преобразование мира, изменение государственного и церковного уклада, достижение счастья он связывал прежде всего с воспитанием. «Лучше меньше знать и больше любить, чем больше знать и не любить».

Одним из первых он заговорил о собственно народном образовании, а провозглашение отношения к труду критерием нравственности поставило его в ряд самых прогрессивных мыслителей той эпохи.

По его мнению, с семилетнего возраста ребенок, независимо от состояния, готово к систематическому обучению и воспитанию. А до того его должны воспитывать мать и отец. «Природа, дав тебе сына, передала тебе не что иное, как сырую и необработанную массу и что от тебя зависит придать наилучшую форму пластичному, для всякой обработки пригодному материалу»[7, с.20].

Каких — либо особенностей воспитания девочек Эразм не признавал, считая, что специальные методы, которые приспосабливаются к особенностям женского характера — капризам, любви к интригам и так далее, — только усиливают эти негативные качества. Высокой же целью формирования ребенка выступает у него воспитание ощущения морального долга и религиозного послушания.

Влияние Эразма Роттердамского сильно ощущалось в среде английских педагогов. Возрождение гуманистического идеала воспитания в Англии, начавшееся в начале XVI века, привело к появлению школ гуманистического типа, таких как школа св. Павла в Лондоне, открытая при непосредственном содействии Роттердамского. Он активно помогал основателю светской грамматической школы при лондонском кафедральном соборе Джону Колету (1476-1519).

3. Образование как средство нравственного воспитания личности

Особенностью гуманистической системы образования было то, что она полностью подчинялась цели нравственного воспитания. Соответственно этому педагоги Ренессанса изменили структуру и акценты традиционного образовательного комплекса семи свободных искусств, обосновывая ведущую роль гуманитарных дисциплин, в основу которых положили античную классику. На первый план были вынесены учебные предметы тривиуму (грамматика, риторика, диалектика), а квадривиум (арифметика, геометрия, музыка, астрономия) занял довольно скромное место. Позже гуманитарный цикл существенно расширился за счет истории, литературы и моральной философии (этики).

Позиция Эразма Роттердамского в этом плане не отличалась от общепринятой в гуманизме. Как христианский мыслитель, он в вопросах нравственности полагался в основном на религию, но в работе «Оружие христианского воина», размышляя о путях совершенствования человека, указывал на значение «языческой» культуры, ибо в ней можно найти очень много полезного для правильной жизни»: «благородные науки», «изысканные произведения древних авторов», знание латинского и греческого языков. Это не пустая слава и мальчишечьи развлечения, а средство преодоления невежества и формирования морального сознания. Гуманист исходил из того, что в первую очередь необходимо воспитывать ум, интеллект, который выполняет регулятивную функцию относительно «страстей» — источники греховности и разнообразных пороков.

Большое значение Эразм предоставлял развития интеллекта как такового, умению мыслить точно и ясно, критически оценивать реальные факты, не попадаться на крючок предрассудков и суеверия. Последние особенно раздражали гуманиста. Сколько баек понавыдуманно о привидениях, лемуров, злых духов, мертвецов и тысячи подобных чудес! «Причем чем меньше в этих сказках правды, тем активнее слушают и верят в них люди…». А священники и проповедники, в то же время, имеют доходы из неразумных глупых людей, что свидетельствует о интеллектуальное убожество мира, вызванное прежде всего умственной невоспитанностью, невежеством. Этот недостаток и должна преодолеть образование, ибо образованный человек в состоянии доверять астрологии и алхимии, замысловатым схоластам. Она должна хорошо разбираться в Священном Писании, ибо понятие Бога имеет не только мистическую, но и интеллектуальную функцию. Итак, Эразма можно считать не только гуманистом, но и просветителем, представителем ранней просветительской мысли [6, с.54].

По убеждению гуманиста, нужны разнообразные знания стихий, звезд, свойств растений и животных. Человек должен осознать свое место в мире. Именно для нее Бог и создал этот странный космический строй («машину мира»).

Но все это не следует понимать так, что Эразм настаивал на натуральном философском знании: его образовательная программа была гуманитарной, книжной, а предполагаемые знания природы не выходили за пределы произведений античных авторов.

В основу этой программы было положено изучение языка. Для Эразма филологические студии стали одним из главных направлений научной и педагогической деятельности. Он вошел в историю культуры европейского Возрождения как блестящий мастер латинской стилистики. В его произведениях эта мертвая речь превращалась в живую, главное в общении ученых Европы.

Эразм много сделал для разработки содержания и методов преподавания латыни. В сочинении «О двойное богатство — слов и предметов» он размышлял о значении слова в повседневной жизни человека. «Что для нашего тела одежду, то для мыслей речи. И так же, как платье или придает телу красоту и величие, или уродуют его, так и слова, или искажают, или украшают мнение. Итак, очень ошибаются те, кто считает, будто совершенно неважно, какими словами выражен предмет разговора…». Следовательно, стоит позаботиться, чтобы «одежда была опрятной, хорошо скроенным и сидел удачно».

Глубокое знание языка и свободное владение им Эразм считал важным также и потому, что без нее невозможно «знание вещей». «Поскольку вещи можно познать только с помощью слов, то неизбежно должны ошибаться те, кто не знает языка…». Более того, изучение слов должно предшествовать изучению вещей, предметного мира, в противном случае возникнут противоречия и путаница. Ключ к знаниям дает грамматика, греческий и латинский языки, которые стоит изучать одновременно, так как между ними существуют тесные родственные связи, что облегчает усвоение. А начинать обучение необходимо как можно раньше, опираясь на особенности детского восприятия. «Если полученные, пусть небольшие, и крепкие знания языков, то дух вскоре должен прийти к пониманию действительности».

Кроме риторики, обучение словесности, за Эразмом, включало эпистолографию. Сохранился его учебник «Как писать письма», где даются указания относительно стиля, композиции, видов переписка, примеры и письменные формулы. Педагог учил при составлении писем учитывать их цель и смысл, а также личность адресата и автора. Европейцы в то время получили обстоятельное пособие, где были теоретически изложены основные типы переписки: деловое сообщение, поручение, похвала, благодарность, жалоба другу, поздравления и тому подобное. Интересно, что сам Эразм иронически относился к тем его методического пособия, которые хотели бы легко и быстро овладеть искусством эпистолографии, не прилагая ни собственных усилий, ни нравственности.

В едином русле с классической филологией и риторикой мыслилось изучения истории. Среди античных авторов, переведенных или изданных при участии Эразма — Й. Флавий, Ксенофонт, Тит Ливий, «История Августов» и другие. В истории (преимущественно древней) гуманист искал яркие личности, героические образы, примеры добродетельной жизни, чтобы использовать их для воспитания «настоящего христианина», или просто молодой морального человека: «В анналах спартанцев, персов, афинян и римлян больше святости, чем сегодня в христианском мире»- отмечал он[6, с.68].

Таким образом, воспитание нравственности Эразм Роттердамский тесно связывал с образованием, обучением по программе обновленного гуманистами комплекса «свободных искусств», в котором на первое место были поставлены дисциплины гуманитарного цикла. Первостепенное значение придавалось языку как ведущему элементу знаний о человеке, высоко оценивался нравственно-воспитательный потенциал литературы, риторики, истории, ибо они, по мнению мыслителя, призваны дать доброе направление мыслям « молодежи, расчистить «путь к добродетели».

4. Игра как средство воспитания детской социализации

Исследуя методическую составляющую морально-воспитательного учение нидерландского мыслителя Эразма Роттердамского, стоит напомнить, что педагогический процесс он, как и все европейские гуманисты XV — XVI веков, представлял в духе известной формулы Псевдо- Плутарха «природа —дисциплина — упражнения». Ее главный смысл раскрывается в эразмовском призыве, обращенном к педагогу: «Сплести в одно эти три нитки, чтобы и природу вела наука, и науку, совершенствовало вправления» [5, с.54].

Для успешного внедрения этого задания Эразм Роттердамский советовал в ходе учебно-воспитательного процесса создавать атмосферу непринужденности, доброжелательности, даже веселья и удовольствия для ребенка. Он предлагал предоставлять обучению игровой характер или форму соревнования. Трудности грамматики, — писал он, — необходимо «лечить искусством», то есть приемами, которые привлекают детей. В древности, вспоминал гуманист, одни педагоги изображали буквы в виде сухариков, а дети поедали их, и с тем — учились. Другие — изготавливали буквы из кости для того, чтобы ребенок мог ими играться (сравним с нашими алфавитами-кубиками) [5, с.63].

В исследуемый период детские игры почти не отличались от игр взрослых. На полотнах многих тогдашних художников, старинных гравюрах можно увидеть детей с колодой карт в руках, малолетних игроков в кости и тому подобное. Однако, известно, что церковные деятели XV — XVI веков категорически осуждали любые формы игр. Например, азартные игры ими были объявлены аморальными, групповые игры и игры-представления — неприличными, а подвижные развлечения, похожие на борьбу, — грубыми. Священнослужителям, клирикам вообще запрещалось участвовать в любой игре. Она часто приравнивалась к ненависти, смертному греху. Враги игр искали любые основания для их запрета: драки, нарушения общественного порядка, что случались в их ходе.

Существовала и другая тенденция. Просвещенное и педагогически настроенное меньшинство, среди них и ренессансные мыслители, старалась оберегать детство от грубых и азартных игр, указывая на их безнравственном характере. Вместе с тем прослеживалось стремление дифференцировать игры на взрослые и детские. Обсуждалась целесообразность их применения в воспитательной практике. Гуманисты были первыми, кто способствовал этой эволюции взглядов. Так, Эразм Роттердамский считал игры, в особенности подвижные, на свежем воздухе не только полезны для здоровья, не только активной формой отдыха от умственного труда, но и средством нравственно-социального воспитания, развития основ «детской социализации»[5, с.71].

В трактате мыслителя «О приличии детских нравов» есть раздел «Об игре» [7, с.14]. И уже тот факт, что автор в целом небольшой труда выделил игру в отдельный аспект детского воспитания, сам по себе интересный. Он называет ее средством формирования «детской социализации». «Что же требуется в благородных играх? — спрашивал гуманист. — Веселье и благопристойность, не хитрость, не обман, не упрямство — мать всех раздоров, а согласие — колыбель всех дел». По мнению гуманиста-педагога, детям полезно и крайне необходимо играть в мяч, шарики, обруча, бегать, прыгать, заниматься гимнастикой. Азартные игры (кости, карты), убежден Эразм, не эффективны. Они развращают детей. Он советует играть для наслаждения, развлечения и обучения, а не ради наживы, ибо последняя часто толкает на воровство, а это уже на грани с преступлением.

Разграничив детские игры по моральным принципам, Эразм Роттердамский высказал важную с педагогической точки зрения мнение: игра дает возможность воспитателю наблюдать за детьми, потому что «врожденные свойства обычно в наибольшей степени проявляются именно в ней». Игровая ситуация помогает педагогу своевременно распознать природные наклонности ребенка, положительное и отрицательное в ее характере для того, чтобы знать, какими методами действовать. «Ведь у кого в природе есть склонность к хитрости, обмана, ссор, гнева, жестокости, тщеславия, у того эта природная недостаток окажется». С другой стороны, нужно всеми средствами направлять детей в игре на выполнение определенного морального кодекса, содержание которого Эразм видел таким: ни с кем не спорить; лучше уступить победой, чем ссориться; играя с менее опытным, иногда дать себя победить; не беситься от азарта и помнить, что «славное победа — это победа над собой. Поэтому лучше уступить, чем одержать победу». Как видим, нравственный аспект игры Эразм Роттердамский трактовал в христианско-гуманистическом духе. Он также напоминал, что игра никого не должна обидеть, не нанести материальный ущерб. Ее участникам необходимо «отбросить неприятность, крик, ругань» (слова апостола Павла), всегда помнить, что украшает игру «достоинство, благородная веселость, живость, сила духа, подвижность, взаимное уважение, а также игра честная и по правилам. Победа должна быть заслуженной, а не подаренной».

В другом произведении, рассказе «Мальчиковые развлечения», входящий в большого труда гуманиста «Разговоры запросто», Эразм Роттердамский с дидактической целью описал игры трех школьников, которые стремились придерживаться сформулированных выше нравственных правил. Но здесь акцент им сделан на древней спортивной традиции, подчеркнуто стремление личности к первенству, славы, почета. Мальчики Адольф и Бернард отдают предпочтение единоборству («чтобы ни с кем не делиться победой», «чтобы слава моя была полной»).

Они выбирают наградой «похвалу своему народу» (один из них — немец, другой — француз), а все спорные вопросы относительно игры решают с помощью арбитра, решения которого безусловно подчиняются. Кажется, эразмовый принадлежит важное место в формировании этической традиции современного спорта, а контуры его вырисовываются именно в контексте нравственно-воспитательной доктрины. Мальчики, по его мнению, достаточно хорошо осознают свою игру как «встреча двух великих народов». В ней не должно быть хитростей и обмана. «Хочу победить доблестью… ведь мы бьемся ради славы» — заявляет француз Адольф. Таким образом, ценность детских игр понималась гуманистом не только с точки зрения воспитания коллективистских чувств, присущих христианской идеологии, но и учитывая их соревновательный характер, что способствует развитию индивидуальной инициативы, ловкости, воли к победе, личной славы, почета. А отголосок античности ощущалось и в ссылках Эразма на Квинтилиана («умеренной игрой возбуждается живость ума»), и в выборе мальчиковых игр, и в формах чествование победителей, и в упоминаниях о Геракла, Энея, других древних героев. Не обойдена вниманием и такая старина игра, как «бабки» — ее историю автор ярко изложил в другом рассказе («Игра в бабки»), привлекая к этому огромный античный материал — произведения Гесиода, Лукиана, Марциала, Горация, Овидия и других авторов.

Отмечаем большую роль Эразма Роттердамского в разработке методов образования и воспитания. Он выступал против догматизма и схоластики, отстаивал право и обязанность наставника их разнообразить, творчески применять.

Креативность позиции гуманиста оказалась в подходе к детским играм. Преодолевая предвзятость церковников, он обосновал значение игры для всестороннего развития личности, в частности, процесса социализации молодого человека.

5. Необходимость стимулирования и коррекция поведения ребенка

Методический аспект воспитательного процесса ренессансными мыслителями разработан сравнительно меньше, чем его содержание и программа. Они довольно четко представляли, что именно следует воспитывать в детях, но как это делать, знали гораздо меньше. Это объясняется тем, что большинство из гуманистов были слабо связаны с практикой, в массовой школе не преподавали, а сведения о методике, трудности и противоречия воспитательного процесса принимали в основном из античной педагогики. В XVI веке интерес ко всем этим вопросам усилилось, острее стала критика старой школы и в целом действующей тогда системы воспитания.

Наибольшую обеспокоенность у Эразма Роттердамского вызвали методы, которые касались, языком современной педагогики, «стимулирования и коррекции поведения» ребенка, то есть поощрения и наказания. Гуманист был в первых рядах тех, кто выступил на защиту ребенка и детства от жесткостей школьной системы. В трактате «О воспитании детей» он особенно подчеркивал несправедливости наказания и связывал его с профессиональной некомпетентностью учителя, пренебрежением к детской психологии.

Возмущение гуманиста вызвали и другие проблемы школьной жизни — грубые привычки и традиции самих школьников, проявления корпоративной солидарности. Это была своеобразная «дедовщина», потому что каждый новичок должен был пройти науку обрядов, большей частью грубых и унизительных. Побои, грубость, агрессивность Эразм считал несовместимыми с моральным совершенствованием человека. Его обеспокоенность можно понять, потому что плохие примеры показывали тогда наставники. Эразм говорил, что это были люди не ученые, но убеждены в своей учености, раздражительны, склонны к пьянству, ярости, способны сечь ради развлечения, с характером настолько агрессивным, что получали наслаждение от чужого страдания. Этим «сортовым» людям надлежит быть мясниками или палачами, а не воспитателями детей.

Будучи сторонником «раннего воспитания», считая, что «…человек после рождения способна к нравственному воспитанию», Эразм придавал особого значения первым годам жизни ребенка и советовал, «…чтобы мужчина выбрал себе жену достойного происхождения и правильно воспитанную»; «…чтобы муж во время зачатия не был раздраженным и навеселе», а оба родителя имели «чистую совесть»; «…чтобы мать сама кормила ребенка грудью или в случае необходимости… была выбрана кормилица, которая имеет прочное телесное здоровье, чистое молоко, добрые нравы, не склонную к пьянству, не ругательную, не разгульную, потому что пороки, как телесные, так и душевные, сохраняются вплоть до зрелого возраста». Четвертое требование — своевременно отдать ребенка внимательно подобранному наставнику, «признанным людьми и проверенным многими средствами»[2, с.15].

В то же время Эразм Роттердамский предостерегал от чрезмерной опеки детей. Он считал опасным держать ребенка до 7 лет у матери и превращать его в игрушку, в объект взрослых забав. Вследствие лишней мягкости, особых ласк ребенок, по мнению гуманиста, становится упрямым, дерзким.

Эразм Роттердамский очень тонко понимал педагогический смысл родительской любви к ребенку и видел опасность в том, что она может перейти разумные пределы и превратиться в свою противоположность. Мягкость, ласковость, умиление ребенком не должны вытеснить серьезного отношения к его нравственному воспитанию. «Вежливость порождает и вызывает вежливость».

Стараясь убедить в целесообразности «мягких» методов воздействия на ребенка, он советовал родителям обращать внимание на личность учителя, придирчиво подходить к выбору наставника, которому они поручают ребенка. Кажется, у него не было сомнений, что это обязательно должен быть мужчина, а не женщина (женское начало олицетворяют мать и кормилица, и этого более чем достаточно): «противоречит природе, чтобы женщина имела власть над мужчинами; кроме того, нет ничего безжалостного, чем представительницы этого пола, если они прогневаются, а сердятся они легко, а успокаиваются — трудно, лишь удовлетворившись наказанием…» Итак, воспитание мальчика необходимо поручить мужчине зрелого возраста, но не очень старому, спокойному, уравновешенному, способному любить детей, понимать их и уметь «нянчиться», шалить с детьми. Первый шаг в осуществлении методики «мягкой руки», по мнению гуманиста, — завоевать любовь и доверие питомца. «Нет ничего более опасного, когда характер наставника вызывает у ребенка ненависть… начальная ступень обучения — любовь к наставнику».

Рассуждая над проблемой наказания, Эразм неоднократно подчеркивал недопустимость побоев и любой жестокости в отношении маленького ребенка. По его мнению, непомерные побои делают ребенка непокорной. Тогда «…более способный от природы становится упрямым, а обычный ребенок — впадает в отчаяние». От частых побоев тело не чувствует боли, а душа становится невосприимчивой к словам. Главный аргумент гуманиста — побои унижают личность, травмируют и деморализуют ее. Более того, отмечал гуманист, даже строгий выговор не следует применять для детей очень часто, потому что «… лекарства, которые употребляют неправильно, усиливают болезнь вместо того, чтобы ее облегчить, а если их употреблять постоянно, постепенно теряют целебные свойства и действуют так же, как обычная неприятная, мало полезная для здоровья пища». Педагогическое общение, по мнению Эразма, должно строиться не по схеме «господин — слуга», или «тиран — подчиненный», а «мудрый царь — гражданин» или «отец — сын»[2, с.23].

В то же время наказание как метод воспитания, имеет право на существование в педагогической практике. Но оно, убежден мыслитель, должно быть справедливым и обоснованным, как можно более мягким, не унижать достоинство, применяться лишь в крайнем случае. Мыслитель рекомендовал не столько наказание, сколько стимулирование добропорядочного поведения, а двумя наиболее эффективными методами считал стыд и похвалу. «Стыд — это страх перед справедливой позором, похвала — кормилица всех искусств». Гуманист призывал ними «побудить ум детей». Они должны заменить палку. «Пусть слышат, как одних хвалят за честные поступки, другие — осуждают за плохие. Пусть им показывают примеры тех, кто своей образованностью снискал наивысшую славу, богатство, достоинство, авторитет, и, с другой стороны, примеры тех, чьи бесчестные обычаи и никакими науками не облагороженный ум принесли позор, презрение, бедность и гибель»[4, с.40].

Однако заметим, что Эразм Роттердамский не отвергал и наказание розгами: «Когда ничто не помогает — ни уговоры, ни просьбы, ни соревнования, ни стыд, ни похвала, ни другие ухищрения, необходимо использовать, если другого выхода нет, также и наказание розгами, но в приличном духе». В то же время он предостерегал, чтобы дружеские отношения и «мягкая рука» воспитателя не превращались в фамильярность, неуважение к учителю. «Ничего чрезмерного!» — кардинальный мировоззренческий принцип Эразма определял его подход как к вопросу о методике нравственного воспитания, так и к обучению вообще.

Заключение

Эразм Роттердамский осознавал бессмысленность рабского копирования античных образцов, даже похожих с первичной простотой, искренностью и бескорыстием, столь разительно несхожими с современным богатством, жестокостью, бездушной обрядностью и властолюбием католической церкви.

Эразманский образец — его легкость и изящество, бесконечные шутки, насмешки, оговорки – раздражали врагов, тяжеловесных фанатиков, не меньше, чем прямой текст.

Больше всего имел упреки от недругов и даже от друзей, по жизни и, особенно, после смерти доставалось Эразму за непоследовательность.

Сатирическое перо Эразма стало метким оружием в его непримиримой борьбе с пережитками, отсталостью и разнообразной негодностью, порожденной феодальным строем.

На основе гуманизма Эразм строит свою концепцию воспитания благородного человека, отражая в ней свое специфическое отношение: доверие к человеческой природе, ощущений, верховенство жизни над отвлеченными взглядами, светское благочестие, своеобразный демократизм. Необходимо подчеркнуть и еще одну особенность учения Эразма о человеке и человечестве — целостное восприятие развития духовно-телесного существа в органическом единстве со вселенной (космополитизм).

Роттердамский иронизирует над монахами-трутнями, едко высмеивает бездумного поклонения святым мощам и иконам, из ритуалов и атрибутов внешней религиозности, выражает сомнения в некоторые чудеса святых, насмехается над индульгенций и папских булл, разоблачает фальшь бесчестных церковных проповедников; осуждает феодальные междоусобицы, захватнические походы, которые несли непоправимое бедствие народам.

Смело Эразм отстаивал право женщин на образование, осуждал проституцию, считая женитьбы наилучшей формой взаимоотношений между мужчинами и женщинами, выступал против неравных браков. В этом отношении Эразм стоял выше своей эпохи, опережая ее взгляды на несколько веков.

Эразм с удовольствием наблюдал, как сдает свои позиции схоластика, как создается новая светская культура, озаренная идеями гуманизма, как человеческая личность приобретает все больший вес, освобождаясь от бремени церковно-феодального мировоззрения.

Содержанию морального, физического, эстетического воспитания и обучения в педагогической системе Эразма Роттердамского в полной мере соответствуют предложенные им методы, обоснованные принципами гуманизма и его ценностями. Не воевать с ребенком, а вести ее к знаниям и нравственности «мягкой рукой» — такая педагогическая позиция педагога Эразма. Мысль о недопустимости и вреде телесных наказаний, что является наивысшей заслугой ренессансных мыслителей, доказана в него с предельной четкостью. Она подтверждена философско-антропологическими теориями эпохи Возрождения, собственными психолого-педагогическими наблюдениями мыслителя.

Значимость позиций Эразма Роттердамского о необходимости стимулирования и коррекции поведения ребенка сегодня высоко оценена теоретиками и практиками воспитания.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kursovaya/pedagogicheskoeerazma-rotterdamskogo/

1.Ауганбаев М. А. Эразм и В. Агрикола // Чиколини Л. С. Эразм Роттердамский и его время.- М.: Наука, 1989.

2.Кичанова И.М., Субботин А.Л., Ярошевский Т.М. От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела (Проблемы буржуазного гуманизма и свободомыслия).- М.: «Мысль», 1969.- 303 с.

3. Литература Возрождения / ред. Ковалевского Г. В. — К., 1999.

4. Маркиш С. П. Знакомство с Эразмом из Роттердама.- М: Мысль,1971.-223 с.

5.Меньшова В. М. Педагогика Эразма Роттердамского: открытие мира детства. Педагогическая система Хуана Луиса Вивеса / Учеб. пособие. М., 1995.

6.Пинский Л.Е. Эразм и его «Похвала Глупости». – Интернет:

7. Румянцева В.С. Епифаний Славинецкий и «Правила поведения для юношества» Эразма Роттердамского. Исторический вестник, 2000. №5

8. Субботин А.Л. Слово об Эразме Роттердамском. – М.: Сов. Россия, 2011.- 309с.

9. Цвейг С.

10. Эразм Роттердамский и его время /Отв. ред. К. С. Чиколини. М., 1988;

11.Эразм Роттердамский. Философские произведения/Отв. ред. Ст. Соколов. М., 1986.

12. Эразм Роттердамский Похвала Глупости, вид. 2-е, 1993, Киев: Основы.