Анализ произведения М.П. Мусоргского «Картинки с выставки»

Контрольная работа

Первым большим законченным произведением после оперы «Борис Годунов» были «Картинки с выставки». Это стало новой страницей в творчестве не только самого Мусоргского, но и в фортепианной программной музыке его времени.

В трудной жизни Мусоргского редким островком чистой радости и полного упоения творчеством стал июнь 1874 года.

В это время композитор создал произведение поистине уникальное в мировой музыкальной литературе — фортепианную сюиту «Картинки с выставки».

Название точно соответствует содержанию «Картинки» написаны Мусоргским под впечатлением посмертной выставки художника и архитектора В.К.Гартмана.

Гартман был человеком живым, легким в общении, увлекающимся. Богатство фантазии и воображения, изобретательность во всяких выдумках и розыгрышах делали художника незаменимым в дружеской компании. С Мусоргским Гартмана связывали теплая дружба и взаимное уважение. Поэтому страшная весть о скоропостижной смерти друга в 1873 году потрясла Модеста Петровича. Свое произведение, рожденное под впечатлением выставки в память о друге, Мусоргский первоначально озаглавил «Гартман».

Устроители на выставке собрали картины, акварели, архитектурные проекты, эскизы театральных декораций и костюмов, рисунков с натуры, а также художественные изделия — например, каменные часы в русском стиле в виде избушки на курьих ножках, щипцы для раскалывания орехов. Здесь представлены были жанровые сцены и типы, нарисованные Гартманом в годы его путешествий по Италии, Франции и Польше, а также заимствованные из русской национальной поэзии и жизни. Из них 10 произведений Мусоргский переложил на язык музыки, которые составили преоригинальную сюиту — чередование картинных зарисовок.

«Картинки с выставки» были созданы им на взлете вдохновения и в необычайно короткий срок — за 3 недели июня 1874 года. Во время работы он сообщает Стасову: «Мой дорогой generallissime, Гартман кипит как кипел «Борис, — звуки и мысль в воздухе повисли, глотаю и объедаюсь, едва успеваю царапать на бумаге. Хочу скорее и надёжнее сделать … До сих пор считаю удачным». М. П. Мусоргский в воспоминаниях современников. Москва, 2009

Это признание удачи особенно ценно, потому что автор всегда был до придирчивости строг к себе.

Он очень вольно подошёл к истолкованию отдельных произведений Гартмана. Взяв за основу отдельного номера сюиты сюжет того или иного рисунка, эскиза или макета, он предоставлял затем полную свободу своей фантазии. Так выросла целая серия музыкальных зарисовок. Сюда вошли картинки быта и природы, портреты, комические и даже сказочные сценки.

9 стр., 4424 слов

Картинки с выставки

... в основном же пьесы стали результатом свободного полёта пробуждённой фантазии композитора. За основу «выставки» Мусоргский взял «заграничные» рисунки Гартмана, а также два его эскиза на русскую тематику. ... переложение» Равеля, причём даже пропуская вслед за ним последнюю «Прогулку». 4. Пьесы «Картинки с выставки» — яркий образец программной музыки со своими особенностями. В ней оригинальным образом ...

Единство, придаваемое «Картинкам с выставки» развитием рефрена, далеко не исчерпывает средств объединения, примененных в этом произведении. «Прогулка» — рефрен совсем особого рода. Это не обычная главная мысль в рондо, а скорее род фона, на котором разворачиваются пьесы-картины, своего рода воплощение авторского «угла зрения» при восприятии всех картин. Поэтому рефрен связан с воплощением субъекта переживаний (напомним стасовское его толкование), пьесы-картины — с объектами переживаний. Рефрен, таким образом, играет в данном случае, с одной стороны, роль большую, чем конструктивное скрепление всей сюиты, а с другой стороны — меньшую, чем в обычном рондо.

Представим на некоторое время, что в сюите вообще рефрен отсутствует и она состоит из ряда пьес. Однако и в этом случае можно найти факторы, способствующие объединению их в одно целое.

Все пьесы-картины сюиты ясно делятся на две группы — быстрые и медленные.

Первые из них (быстрые) охватывают все нечетные номера:

№ 1 — «Гном»,

№ 3 — «Тюльерийский сад»,

№ 5 — «Балет невылупившихся птенцов»,

№ 7 — «Лимож. Рынок»,

№ 9 — «Баба-Яга».

Все пьесы этой группы (кроме «Гнома») отличают яркая характеристичность образов, общие черты, свойственные жанру скерцо, и (за исключением «Гнома») преобладание мажорного лада. В самом же расположении пьес обнаруживается симметрия. Крайние и центральный номера (1-й, 5-й, 9-й) содержат в себе значительные контрастные формы с очень четкими и определенными гранями разделов. При этом центральная пьеса — «Балет невылупившихся птенцов» — написана в самой четкой форме с классическим трио. По характеру своему это чистая шутка — воплощение жанра скерцо в его первоначальном понимании и единственная пьеса в сюите, отмеченная композитором: scherzino. Крайние же пьесы сближает сказочность, фантастичность воплощенных в них персонажей и связанная с этим угловатость мелодических очертаний, острота ритмики; 3-й и 7-й номера не заключают в себе существенных внутренних контрастов. Сюжеты их сходны. Это своеобразные зарисовки французских бытовых сцен Берченко Р. Э. Композиторская режиссура Мусоргского. Москва: УРСС, 2003..

Вторая группа — пьесы, написанные в медленном темпе и в минорном ладу:

№ 2 — «Старый замок»,

№ 4 — «Быдло»,

№ 6 — «Два еврея»,

№ 8 — «Катакомбы»,

№ 8а — «С мертвыми на мертвом языке» (вариант рефрена).

№ 10 — «Богатырские ворота» —завершающий синтетический финал сюиты.

Для второй группы характерно развитие от чистой лирики («Старый замок») через характерно-драматические пьесы («Быдло» и «Два еврея») к драматизму («Катакомбы»).

Примыкающий к последней пьесе вариант рефрена «С мертвыми на мертвом языке» возвращает нас к лирике, хотя и совершенно иного характера, чем в «Старом замке». В результате также образуется симметрия.

Крайние пьесы — тихие, как бы далекие от действительности. С одной стороны, это картина прошлого («Старый замок»), с другой — «музыкальный некролог» об ушедшем друге («С мертвыми на мертвом языке»).

3 стр., 1446 слов

М.П. Мусоргский «Картинки с выставки»: история, видео, содержание, слушать

... на курьих ножках» (слушать) Богатырские ворота, Музыка «Картинок с выставки» в кинематографе Многие известные режиссеры активно используют отдельные номера из цикла «Картинки с выставки» Мусоргского. Каждый музыкальный номер ... данного номера «С мертвыми на мертвом языке». В основу положена тема ... номера в Си мажор. «Старый замок» (слушать) Тюильрийский сад Быдло . Резким фортиссимо начинается пьеса, ...

Три средние пьесы — громкие, рисующие картины драматического содержания: «Быдло», польская телега, запряженная волами,— символ крестьянской бедности, «Два еврея» — воплощение социального контраста между богатством и нищетой, «Катакомбы» — трагический образ прошлого.

Эти пьесы-картины кратки, но значительны по идее. Из пяти медленных пьес только одна — и именно центральная по положению» (№ 6, «Два еврея») — основана на тематическом контрасте, остальные четыре однотемны.

В быстрых пьесах из пяти только две были однотемны. Последовательно проводимый контраст нечетных и четных номеров — обычное периодическое противопоставление быстрых и медленных произведений. Но их соотношение представляет особый интерес. Наконец, общий распорядок пьес по типу содержания создает многочастную симметрию.

Быстрые пьесы типа скерцо (до «Бабы-Яги» включительно) преобладают, и на их фоне проходят медленные пьесы. Поэтому первые — своего рода жанровый рефрен:

№1

Гном

№2 Старый замок

№3 Тюльери

№4 Быдло

№5 Птенцы

№6 Два еврея

№7 Лимож

№8 Катакомбы

№8а С мертвыми

№9

Баба-Яга

быстр

медленн

быстрая

медл

быстр

медл

быстр

медл

медл

быстр

а

b

a1

b1

a2

b2

a3

b3

b4

a4

«Картинки с выставки» Мусоргского — достойнейший и неисчерпаемый объект для многочисленных исследований. Это произведение может быть рассмотрено с самых разных точек зрения. В настоящей статье анализируются лишь общие композиционные принципы, обеспечивающие полное единство этой уникальной сюиты. Ведь, в отличие от многих других сочинений этого жанра, «Картинки с выставки» воспринимаются как целостное нециклическое произведение, хотя каждая из пьес цикла законченна и самостоятельна.

Единство любого циклического произведения (назовем его циклическим единством) зиждется в основном на идейно-образной основе и в гораздо меньшей степени на структурно-тематической. Поэтому закономерности циклической формы, а особенно сюиты, подвижны, многообразны и проявляются во многих случаях в неповторимо-индивидуализированной форме. Но вместе с тем можно отметить общую тенденцию: сила циклического единства зависит от единства и особых свойств идейного содержания. Множественность частей циклической формы возникает при этом как следствие того, что самая идея произведения требует расчленения музыкального целого на ряд отдельных самостоятельных пьес. Этим условиям полностью отвечает сюита «Картинки с выставки». Сравнение музыки Мусоргского с художественными прообразами Гартмана (некоторые дошли до нас в репродукциях, некоторые известны по описаниям) говорит о том, что сюжеты художника значительно преобразованы творческой фантазией композитора.

Так, например, макет игрушки — гнома — вызывает у Мусоргского глубоко трагический образ обиженного судьбой человека. Такому же творческому переосмыслению подвергаются и другие объекты музыкального воплощения. Мусоргский передавал звуками не столько то, что непосредственно можно было увидеть в картинах и эскизах Гартмана, сколько то, что он сам видел за ними Холопов Ю. Н. Мусоргский как композитор XX века // Мусоргский и музыка XX века. Москва, 2009. .

Единство сюиты отражено в первую очередь в особой роли пьесы «Прогулка». Значение «Прогулки» общеизвестно — она совмещает функции одной из частей сюиты с функцией рефрена. Совмещение функций — один из факторов циклического единства «Картинок с выставки». Поэтому анализ последнего и следует начать с «продвижения» рефрена по форме сюиты. Для простоты в дальнейшем все ее номера делятся на ряд проведений рефрена и пьес-картин (подобно эпизодам рондо).

В качестве примера для анализа рассмотрим только медленные пьесы:

1.

2.

3.

4. «Катакомбы». Лад пьесы — в основном хроматически усложненный минор с фригийским элементом. Следует отметить выразительное значение нисходящего хроматизма в басу, вызывающего ассоциации со старинными жанрами. Далее появляется d-moll, то есть минорная тональность на расстоянии малой терции, выявленная через отклонение в ее субдоминанту (g-moll), звучащую на доминантовом басу. Таким образом, в «Катакомбах» содержится наиболее сильное нарушение диатоники в ряду медленных пьес.

5.

Интонационные «арки» внутри медленных пьес просты. Самые типичные из «арочных» связей можно отметить в пьесах «В старом замке» и «Быдло» (вспомним, какую роль в них играет II пониженная ступень и отклонение в субдоминанту).

Большую роль играет также соотношение концентрического типа, образующееся между крайними пьесами — «В старом замке» и «С мертвыми на мертвом языке»,— в них преобладает звучание pianissimo, общая мягкость, отмеченная при анализе статика.

Весь цикл «Картинок с выставки» можно разбить на ряд крупных разделов. Граница первых двух проходит между пьесой «Быдло» и четвертым проведением рефрена. Здесь образуется, как было сказано выше, резкий тональный скачок (gis-moll — d-moll), начало второго раздела образует заполнение этого скачка. В этом месте находится грань между субдоминантовой и доминантовой тональными сферами. После четвертого проведения рефрена начинает действовать тенденция к большей слитности. Четвертое проведение рефрена в гармоническом миноре — начало «возмущений» — первое проявление влияния хроматических нарушений диатоники и минора пьес-картин на чистую диатонику и мажор рефрена. Грань между вторым и третьим разделами — пятое проведение рефрена в его начальной тональности B-dur с идущей вслед за ним пьесой-картиной «Лимож» в основной тональности цикла Es-dur, играющей роль тональной репризы.

Необходимо также отметить межгрупповые интонационные и структурные связи. Рефрен соотносится в основном с медленными пьесами. Пьесы «В старом замке» и «Быдло» объединяет большая роль в них трихордности.

Обращают на себя внимание и структурные аналогии — симметричная структура «собственно тематического зерна» (первого двутакта) «Прогулки» отражена в симметричности начальных построений пьес «Быдло» и «Два еврея». Однако и здесь наблюдаются значительные отличия. Если в «Прогулке» симметрия распространяется на лаконичную двутактовую ячейку, то в двух других пьесах она охватывает более развернутые построения, что объясняется краткостью рефрена и большей масштабностью пьес.

Связи между рефреном и быстрыми пьесами слабы и носят случайный характер, что, естественно, проистекает из резкого образно-жанрового контраста этих двух групп пьес.

Аналогии между двумя видами пьес-картин более определенны и основаны прежде всего на ладовой общности всех пьес драматического характера. Это пьесы — «Гном», «Два еврея», «Катакомбы», «С мертвыми на мертвом языке». Их объединяет (как это отчасти указывалось выше) следующий комплекс интонационных и ладовых явлений: минор с повышенной IV ступенью, фригийский минор, нисходящий хроматизм, хроматическое опевание.

К этому надо добавить сходные регистровые противопоставления внутри этих двух пьес, близкие бемольные тональности.

Основной контраст, определяющий единство ладово-интонационного развития,— это контраст чистой в основном диатоники натурального мажора рефрена и разных видов хроматических нарушений натуральных мажора и минора в пьесах-картинах; контраст трихордной структуры рефрена и хроматизма пьес-картин. Борьба двух сфер приводит к усилению натиска хроматизма, к «штурму» изначальной чистой диатоники и трихордности рефрена. «Штурм» достигает наибольшей силы в пьесах «Катакомбы», «С мертвыми» и «Баба-Яга». В последней на длительном протяжении, на звучании fortissimo при оживленном ритмическом движении бушуют силы, пытающиеся «взорвать» диатонику рефрена, диатонику основного интонационного фона «Картинок с выставки». Этот бушующий поток с огромной силой вторгается (цезура между пьесами отсутствует) в финал цикла и тут же превращается в свою противоположность — в динамизированную и окончательную репризу изначальной чистой диатоники и трихордности. Так борьба диатонической основы цикла с «враждебными» силами превращает последние в творческое начало, способствующее воссозданию исходного тезиса на более крепкой основе. В этом и заключается сущность и логика ладово-интонационного сквозного развития Федякин С. Р. Мусоргский // Жизнь замечательных людей. Москва: Молодая гвардия, 2009. .

В «Картинках с выставки» фактура — также важнейший формо-образующий фактор. Большую роль в сквозном развитии сюиты играет контраст регистров смежных пьес, сила которого возрастает к концу цикла. Особенно ясно его воздействие в тех случаях, когда две соседние пьесы-картины соединяются без перерыва с помощью attacca.

Отметим противопоставление высокого регистра «Балета невылупившихся птенцов» и низкого регистра непосредственно следующей далее пьесы «Два еврея». К этому присоединяется контраст собственно фактуры. Резко отличны между собой и три идущие подряд пьесы: «Лимож», «Катакомбы» и «С мертвыми на мертвом языке».

Принцип перехода от первой из отмеченных выше пьес («Лимож») ко второй повторяется при переходе от «Бабы-Яги» к финалу — тот же тип фортепианного изложения — перемежающиеся удары правой и левой руки, образующие пышный каскад звучаний.

В результате анализа можно сформулировать следующие факторы «циклического единства» сюиты «Картинки с выставки»:

1. Сквозное развитие в структурном плане — от расчлененности к большей слитности.

2. Сквозное развитие в плане ладово-интонационном на основе контраста диатоники и трихордности рефрена с разными формами их хроматического усложнения. «Штурм» диатоники к концу цикла.

3. Обобщающий синтезирующий и суммирующий финал.

4. Наличие общей динамической кульминации цикла.

5. Концентричность в расположении пьес-картин.

6. Организация цикла аналогично нециклической двойной трехчастной форме.

7. Внедрение рефренности в сюиту, наличие «арок», интонационных связей.

В двух последних, чисто композиционных факторах проявляются закономерности, влияние которых можно проследить во многих циклических произведениях XIX века, выходящих за пределы норм строго регламентированной симфонии или сонаты.

Речь идет не только о проникновении рефренности или образовании двойной трехчастности. Единое непрерывное сквозное развитие, наличие общей кульминации в сюите Мусоргского — также факторы, в первую очередь присущие нециклическим формам.

Два противоположно направленных сдвига играют решающую роль в композиции «Картинок с выставки». Это — особая, новая форма претворения драматургического приема на основе принципа предварительного отведения действия в сторону, противоположную той, где лежит истинная цель. Этот прием — проявление существенного принципа художественного воздействия не только в музыке, но и в других искусствах. Другой — «принцип множественного и концентрированного действия», означающий, что «существенный художественный результат, важный выразительный эффект… обычно достигается с помощью не какого-либо одного средства, а нескольких средств, направленных к той же цели» — воплотился в композиции «Картинок с выставки» особенно наглядно. Внедрение принципа нециклической формы в циклическую, рондовости и рондообразности (двойная трехчастность) в сюиту — первое звено в цепи этих средств. Дальнейшие звенья — превращение рефрена в переходящий рефрен и связанная с этим композиционная модуляция от сюиты к контрастно-составной форме. Это первое последствие внедрения принципа нециклической формы в циклическую — ведь контрастно-составная форма занимает промежуточное положение между ними, давая возможность ярче, чем в цикле, проявиться принципам сквозного развития и одновременно не лишая композицию контрастов циклического типа. Возникающее сквозное развитие, в свою очередь, сливает отдельные этапы формы, так как две предфинальные кульминации-каденции (в пределах возникшей контрастно-составной формы) образуют зону композиционной подготовки последней высшей финальной кульминации. Так возникает единая волнообразная линия восходящего композиционного и связанного с ним ладово-интонационного развития от «Прогулки» к «Богатырским воротам». Вся эта цепь объединенных друг с другом факторов и образует ту особую индивидуальную форму циклического единства, которая была найдена Мусоргским именно в данном произведении. Творческая фантазия композитора преобразовала отдельные разрозненные впечатления от картин Гартмана.

1. Берченко Р. Э. Композиторская режиссура Мусоргского. Москва: УРСС, 2003. — 400 с.

2. Васильева А. Русский лабиринт. Биография М. П. Мусоргского. Псков: Псковская областная типография, 2008. — 255 с.

3. М. П. Мусоргский в воспоминаниях современников. Москва, 2009. — 279 с.

4. Федякин С. Р. Мусоргский // Жизнь замечательных людей. Москва: Молодая гвардия, 2009. — 378 с.

5. Холопов Ю. Н. Мусоргский как композитор XX века // Мусоргский и музыка XX века. Москва, 2009. — 320 с.