Искусство скорее покрывало чем зеркало

Эссе

* * *

Оскар Уайльд

Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайльд (1854-1900), английский драматург, поэт, прозаик и критик, родился году в Дублине, в семье выдающегося ирландского хирурга, удостоенного титула баронета. Мать — светская дама, писавшая стихи об Ирландии и освободительном движении. Атмосфера её литературного салона, в котором прошли юные годы будущего писателя, оказали на него определённое влияние. Страсть к позе, подчёркнутый аристократизм воспитаны в нём с детства. Но не только эти качества унаследовал он от матери. Прекрасно знавшая древние языки, она открыла перед ним красоту «божественной эллинской речи». Эсхил, Софокл и Еврипид с детства сделались его спутниками.

Окончив школу, он проводит несколько лет в привилегированном дублинском колледже Троицы (Тринити-колледж), после чего, благодаря исключительной эрудиции в области античной поэзии, поступает в Оксфорд.

Годы пребывания в Оксфордском университете (1874-1878) — это период оформления его философии искусства. Сам Оксфорд — островок старинной культуры, воздействовал на чуткую, восприимчивую к красоте натуру, усиливая неприязнь к неэстетичности промышленной Англии. Здесь слушал он блестящие, полные полемического огня лекции Рёскина по эстетике. «Рёскин познакомил нас в Оксфорде, благодаря очарованию своей личности и музыке своих слов, с тем опьянением красотой, которое составляет тайну эллинского духа, и с тем стремлением к творческой силе, которое составляет тайну жизни».

Уже первый поэтический сборник Уайльда — «Стихотворения» (1881) продемонстрировал его приверженность к эстетическому направлению декаданса, которому свойственны культ индивидуализма, вычурность, мистицизм, пессимистические настроения одиночества и отчаяния.

В конце 1881 году Уайльд уехал в Нью-Йорк, куда его пригласили прочитать курс лекций по литературе. В этих лекциях он впервые сформулировал основные принципы английского декаданса, позднее подробно разработанные в его трактатах, объединённых в 1891 году в книге «Замыслы». Эстетические взгляды Уайльда наиболее чётко выражены в трактате «Упадок искусства лжи». Написанный в типичной для Уайльда манере раскрывать свою мысль через насыщенный парадоксами диалог, этот трактат имел ярко полемический характер и стал одним из манифестов декаданса. В нём Уайльд доказывает, что не искусство отражает природу, а наоборот, — природа является отражением искусства. «Природа вовсе не великая мать, родившая нас, — говорит он, — она сама наше создание. Лишь в нашем мозгу она начинает жить. Вещи существуют потому, что мы их видим». Лондонские туманы, по утверждению Уайльда, существуют лишь потому, что «поэты и живописцы показали людям таинственную прелесть подобных эффектов». Несмотря на то, что Шопенгауэр дал анализ пессимизма, выдуман пессимизм был Гамлетом; русский нигилист не что иное, как выдумка Тургенева…

14 стр., 6667 слов

Жизнь и творчество Оскара Уайльда

... И его пророком стал не кто иной, как Оскар Уайльд. В годы пребывания в Оксфорде Оскар Уайльд примкнул к эстетскому направлению в искусстве. Называя Англию “гнездом торгашей”, отвергая с эстетских ... чем богатой, оригинальной и типичной для декаданса фантазии? Ни у одного из критиков нет прямого указания на то, что Оскар Уайльд явился первым и чуть ли не ...

Провозглашая право художника на полную творческую свободу, Оскар Уайльд говорит, что искусство «нельзя судить внешним мерилом сходства с действительностью. Оно скорее покрывало, чем зеркало». Доводя свою мысль до крайне парадоксального заострения, Уайльд заявляет, что подлинное искусство основано на лжи и что упадок искусства в ХIХ веке (реализм) объясняется тем, что «искусство лжи» оказалось забытым: «Всё плохое искусство существует благодаря тому, что мы возвращаемся к жизни и к природе и возводим их в идеал».

К этому же времени относится и первый его опыт в драматургии, однако следующие десять лет он драматургией не занимался, обращаясь к другим жанрам — эссе, сказкам, литературно-художественным манифестам.

Отрицание социальной функции искусства, приземлённости, правдоподобия, отстаивание права художника на полное самовыражение нашли своё отражение в сказках Уайльда, впрочем, объективно вырывающихся за пределы декаданса. Нельзя не отметить поистине завораживающего обаяния этих очень красивых и грустных историй, несомненно, адресованных не детям, но взрослым читателям. В сказках Уайльда выкристаллизовался эстетический стиль отточенного парадокса, отличающий драматургию Уайльда, и превращающий его пьесы в уникальное явление, почти не имеющее аналогов в мировой литературе.

До возвращения к драматургии, Уайльд пишет свой самый крупный роман «Портрет Дориана Грея» (1890).

Уайльд хотел прославить героя, принёсшего душу в жертву красоте и искусству, но художественная правда оказалась сильнее этого замысла. Дориан стал жертвой своей страсти — любви к самому себе. В его судьбе Уайльд раскрыл трагедию реального противоречия: наслаждение, ставшее самоцелью, порождает не радость, а муки.

Все пьесы Уайльда написаны в начале 1890-х годов: «Веер леди Уиндермир» (1892), «Женщина, не стоящая внимания» (1893), «Идеальный муж» (1895), «Как важно быть серьёзным» (1895), и сразу поставлены на лондонской сцене. Эти комедии, лишённые действия и характерности персонажей, но полные остроумной салонной болтовни, эффектных афоризмов, парадоксов, имели большой успех. Критики писали о том, что Уайльд внёс оживление в английскую театральную жизнь, о продолжении драматургических традиций Шеридана. Однако с течением времени стало ясно, что эти пьесы вряд ли можно отнести к простым «комедиям нравов». Сегодня именно Оскар Уайльд, наряду с Бернардом Шоу, справедливо считается основоположником интеллектуального театра.

В 1890-е годы практически всё творчество Уайльда сопровождалось громкими общественными скандалами. Первый из них возник при появлении «Портрета Дориана Грея», когда широкое обсуждение романа свелось к обвинению автора в безнравственности. Далее, в 1893 году, английская цензура запретила к постановке драму Саломея, написанную на французском языке для Сары Бернар. Здесь обвинения в безнравственности были куда серьёзнее, поскольку в декадентскую стилистику был переведён библейский сюжет. Сценическую историю Саломея обрела лишь в начале 20 века: в 1903 году её поставил знаменитый немецкий режиссер Макс Рейнхарт; в 1905 году Рихард Штраус написал по мотивам пьесы оперу; в 1917 году в России прогремел спектакль Александра Таирова с А. Коонен в главной роли.

4 стр., 1776 слов

Рюмина Дарья ::: по произведению Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

... книга другого автора. А сам Уайльд в письме отмечал: "Книги, которая отравила или сделала верхом совершенства Дориана Грея не существует; это только моя ... Дориан Грей - тот, каким автор хотел бы видеть себя в другое время (фраза из письма). Юношу, в общем то, сгубило искусство. Портрет ... этого человека считали, чуть ли не чудовищем! Последние годы Уайльд прожил под псевдонимом, забытый всеми. Ему не ...

Но главный скандал, разрушивший не только драматургическую карьеру, но и всю его жизнь, разразился в 1895 году, вскоре после премьеры последней комедии драматурга. Уайльд был осуждён за безнравственность и приговорён к тюремному заключению. Названия пьес Уайльда тут же исчезли с афиш театров, имя его перестало упоминаться. Единственным коллегой Уайльда, ходатайствовавшим о его помиловании — правда, безуспешно — стал Бернард Шоу.

Два года, проведённые писателем в тюрьме, обернулись двумя последними литературными произведениями, исполненными огромной художественной силы. Это пронзительная «Тюремнаю исповедь» («De Profundis» — «Из бездны»), написанная во время заключения и опубликованная посмертно, и поэма «Баллада Редингской тюрьмы», написанная вскоре после освобождения в 1897 году. Она была опубликована под псевдонимом, которым стал тюремный номер Уайльда — «С.3.3.» Оба произведения проникнуты чувством пессимизма, желанием автора как бы со стороны посмотреть на прожитую жизнь и подвести определённые итоги. В своей «Тюремной исповеди» он напишет: «Страдание и всё, чему оно может научить, — вот мой новый мир. Я жил раньше только для наслаждений. Я избегал скорби и страданий, каковы бы они ни были. И то и другое было мне ненавистно… Теперь я вижу, что Страдание — наивысшее из чувств, доступных человеку, — является одновременно предметом и признаком поистине великого искусства».

Оскар Уайльд

Освобождённый в 1897 году из тюрьмы, Уайльд тотчас же уехал во Францию. Больше он не виделся со своими сыновьями — Вивианом и Сирилом, и с женой. Приняв имя Себастьяна Мельмота, очевидно, под влиянием популярного романа «Мельмот-скиталец», принадлежавшего перу его дальнего родственника, писателя Чарльза Роберта Мэтьюрина, он доживает свои последние годы в нищете и одиночестве грязных меблированных комнат на окраинах Парижа. Оскар Уайльд скончался 30 ноября 1900 года на сорок пятом году жизни.

В творчестве Уайльда и в его эстетических декларациях можно обнаружить сколько угодно “влияний”, можно говорить о “духе времени”, который воплотил в себе Уайльд. Но прежде всего он воплотил самого себя, блистательно реализовав то, что было дано ему от рождения. В первую очередь это умение запечатлевать абсолютно все стороны жизни в метких, отточенных парадоксах, блестящее владение диалогом и классическая простота фразы. Трезвый ироничный ум соединялся в нём с богатейшей фантазией, и это обеспечило ему место в ряду выдающихся писателей всех времён.

Избранные мысли

из романа «Портрет Дориана Грея», 1890

3 стр., 1260 слов

«Жизнь учит лишь тех, кто её изучает» (В. Ключевский). Цели и ...

... настоящей жизнью". Природа учит жить настоящей жизнью, а не чужими выдумками, учит того, кто умеет ... Бога и надеется на Провидение. Портрет мужика передаёт его внутреннее состояние: ... пристанища человека, всего лишь гостя в этой жизни и вечного обитателя ... боязнь показаться недостаточно похожим на тех, что прославлены. С другой ... чужой выдумкой, реальной земной жизни с её яркой, зримой красотой, автор ...

«Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, сразу по выходе в свет (1890) снискавший скандальную славу и вызвавший разноречивые оценки современников, стал литературным манифестом европейского эстетизма и шедевром английской художественной прозы. В парадоксальных афоризмах предисловия Уайльд повторил положения своей эстетики. Демонстративно отказываясь от дидактики и морализма викторианской литературы, Уайльд, однако, написал глубоко нравственную книгу, где Искусство мстит за попранную Красоту и преданную Любовь.

  • Художник — тот, кто создаёт прекрасное. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать своё впечатление от прекрасного. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадёжны. Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и всё. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Когда критики расходятся во мнениях, художник — в согласии с самим собою. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мысль и Слово для художника — средства Искусства. Порок и Добродетель — материал для его творчества.

    Нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. «Портрет Дориана Грея», 1890

  • У истинного художника нет этических симпатий. Склонность к этике в художнике является непростительной манерностью стиля. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать всё. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрит, а вовсе не жизнь. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Если произведение искусства вызывает споры, — значит, в нём есть нечто новое, сложное и значительное. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создаёт бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Очень неприятно, когда о вас много говорят, и только одно может быть ещё хуже — это когда о вас вовсе не говорят.

    «Портрет Дориана Грея», 1890

  • Епископ в восемьдесят продолжает твердить то, что ему внушали, когда он был восемнадцатилетним юнцом, — естественно, что лицо его сохраняет красоту и благообразие. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Одна только таинственность может сделать жизнь загадочной и чудесной. Самая простая вещь приобретает особую прелесть, если только её скрывать. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Быть естественным — это поза, и к тому же самая раздражающая из всех. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Совесть и трусость, в сущности, одно и то же. «Совесть» — официальное название трусости. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Во фраке и белом галстуке кто угодно, даже биржевой маклер, может сойти за культурного человека. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Любить всех — это значит не любить никого. Значит — все одинаково безразличны. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В близкие друзья выбираю себе людей красивых, в приятели — людей с хорошей репутацией, врагов завожу только умных.

    2 стр., 655 слов

    Портрет Дориана Грея

    ... Портрет Дориана Грея". курсовая работа Краткая биография и творческий путь О. Уайльда – известного английского писателя, автора стихов, сказок. "Портрет Дориана Грея" ... на том, что молодой человек Дориан Грей, обладающий ангельской красотой, гонится за вечной молодостью и вечными наслаждениями, он видит лишь в этом смысл своего существования. Дориан ... для отражения жизни Дориана Грея. Погружение в ...

    Тщательнее всего следует выбирать врагов. «Портрет Дориана Грея», 1890

  • Ценность идеи ничуть не зависит от искренности выражающего её человека. И, пожалуй, идея имеет тем большую самостоятельную ценность, чем менее верит в неё тот, от кого она исходит, ибо она тогда не отражает его желаний, нужд и предрассудков… «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Художник должен создавать прекрасные произведения искусства, не внося в них ничего из своей личной жизни. В наш век люди думают, что произведение искусства должно быть чем-то вроде автобиографии. Мы утратили способность отвлечённо воспринимать красоту. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мозг образованного, сведущего человека подобен лавке антиквария, набитой всяким пыльным старьём, где всякая вещь оценена гораздо выше своей настоящей стоимости. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Тем, кто верен в любви, доступна лишь её банальная сущность. Трагедию же любви познают лишь те, кто изменяет. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Хорошего влияния не существует. Всякое влияние уже само по себе безнравственно, потому что влиять на другого человека — это значит вложить в него свою душу.

    Он начинает думать не своими мыслями, пылать не своими страстями. И становится отголоском чужой мелодии «Портрет Дориана Грея», 1890

  • Цель жизни — саморазвитие. Выразить во всей полноте свою сущность — вот для чего всякий из нас призван в этот мир. А в наш век люди стали бояться самих себя. Они забыли, что высший долг — это долг перед самим собой. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Основа морали — боязнь общественного мнения. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению. После этого остаётся лишь воспоминание о наслаждении или сладострастие раскаяния. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему. Если же бороться с ним, душу будет томить влечение к запретному. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Величайшие события в мире — это те, которые происходят в мозгу у человека. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Музыка будит в душе волнение, но волнение смутное, бездумное. Она творит в душе не новый мир, а скорее — новый хаос. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Только самые непроницательные люди не судят по внешности. Истинное таинство жизни в зримом, а не в сокровенном. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Пользуйтесь своей молодостью, пока она не ушла. Не тратьте понапрасну золотые дни, слушая нудных святош, не пытайтесь исправлять то, что неисправимо, не отдавайте свою жизнь невеждам, пошлякам и ничтожествам, следуя ложным идеям и нездоровым стремлениям нашей эпохи. Живите той чудесной жизнью, что скрыта в вас. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Между капризом и страстью на всю жизнь разница только та, что каприз длится несколько дольше. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Простые удовольствия — последнее прибежище сложных натур. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В любви верность — это всецело вопрос физиологии, она не зависит от нашей воли. Люди молодые хотят быть верны — и не бывают, старики хотели бы изменять, но не могут. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В нашей жизни не осталось ничего красочного, кроме порока. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Филантропы, увлекаясь благотворительностью, теряют всякое человеколюбие. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • За прекрасным всегда скрыта какая-нибудь трагедия. Чтобы зацвёл самый скромный цветочек, миры должны претерпеть родовые муки. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Все ораторы, ставящие себе целью исчерпать тему, исчерпывают терпение слушателей. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Правда жизни открывается нам в форме парадоксов. Чтобы постигнуть Действительность, надо увидеть, как она балансирует на канате. И только посмотрев все те акробатические штуки, какие проделывает Истина, мы можем правильно судить о ней. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Путь парадоксов ведёт к истине. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Для того, чтобы вернуть свою молодость, надо повторить все свои безумства. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В наше время большинство людей слишком благоразумны, и уже слишком поздно познают истину, что только одни ошибки свои вспоминаешь с удовольствием. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Аккуратность — воровка времени. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщины — декоративный пол. Им нечего сказать миру, но они говорят — и говорят премило. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщина — это воплощение торжествующей над духом материи, мужчина же олицетворяет собой триумф духа над моралью. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Те, кто любит только раз в жизни — поверхностные люди. Их так называемая верность, постоянство — лишь летаргия привычки или отсутствие воображения. Верность в любви, как и последовательность и неизменность мыслей, — это попросту доказательство бессилия. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Верность в любви — это жадность собственника. Многое мы охотно бы бросили, если бы не боялись, что другие это подберут. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Влюблённость начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Судя по их виду, большинство критиков продаются за недорогую цену. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Большинство людей становятся банкротами из-за чрезмерного пристрастия к прозе жизни. Разориться на поэзии по крайней мере почётно. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В чужих жизненных драмах всегда есть что-то безмерно жалкое. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В наш век миром правят личности, а не идеи. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Только бездарные художники являются обаятельными людьми. Они вносят в жизнь ту поэзию, которую не способны внести в своё творчество. Талантливые живут своим творчеством, и поэтому сами по себе совсем неинтересны. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В горниле жизни возникают яды столь тонкие, что изучить их свойства можно лишь тогда, когда сам отравишься ими, и гнездятся болезни столь странные, что понять их природу можно лишь переболев ими. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Душа и тело, тело и душа — какая это загадка! В душе таятся животные инстинкты, а телу дано испытать минуты одухотворяющие. Чувственные порывы способны стать утончёнными, возвышать человека, а ум — унизить. Кто может сказать, когда умолкает плоть и начинает говорить душа? «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Опыт — это только название, которое люди дают своим ошибкам. Единственное, что он действительно доказывает, это то, что наше будущее будет таким же, каким было наше прошлое, и что грех, совершённый однажды с содроганием, мы ещё повторим много раз — но уже с удовольствием. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Сильнее всего властвуют над нами именно те страсти, природу которых мы неверно понимаем. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщины, защищаясь, всегда переходят в наступление, и всё часто заканчивается неожиданной и необъяснимой сдачей. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В детстве мы любим родителей. Став взрослыми — судим их. И бывает, что мы их прощаем. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Самые нелепые поступки человек совершает из благороднейших побуждений. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В палате общин едва ли найдётся хоть один человек, на которого художнику стоило бы расходовать краски. Правда, многие из них очень нуждаются в побелке. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Я никогда ничего не одобряю и не порицаю, — это нелепейший подход к жизни. Мы посланы в сей мир не для того, чтобы проповедовать свои моральные предрассудки. Я не обращаю внимания на то, что пошлые люди говорят, и никогда не вмешиваюсь в то, что милые люди делают. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мы приписываем нашим ближним добродетели, которые могут нам пригодиться и из которых можем извлечь выгоду для себя, но воображаем, что делаем это из великодушия. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Все мы готовы верить в других по той простой причине, что боимся за себя. Основанием оптимизма является сплошная трусость. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Разбитой можно считать лишь ту жизнь, которая остановилась в своём развитии. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Исправлять и переделывать человеческую натуру — значит, только портить её. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Кто принуждён жить в согласии с другими, тот бывает в разладе с самим собой. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Современная мораль требует от нас, чтобы мы разделяли общепринятые понятия своей эпохи. Я же полагаю, что культурному человеку покорно принимать мерило своего времени ни в коем случае не следует — это грубейшая форма безнравственности. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В нынешние времена за всё приходится платить слишком дорого. Трагедия бедняков в том, что только самоотречение им по средствам. Красивые грехи, как и красивые вещи — привилегия богатых. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Для романа годится только то, что в жизни уже вышло из употребления. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Терпеть чьё-то обожание — это скучно и тягостно. Женщины относятся к мужчинам так же, как человечество к своим богам: они поклоняются — и надоедают, постоянно требуя что-то. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщины отдают мужчинам самое драгоценное в жизни, но неизменно требуют его обратно, и всё самой мелкой монетой. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщины вдохновляют нас на великие дела, но неизменно мешают приводить их в исполнение. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Всегда есть что-то смешное в душевных волнениях людей, которых мы разлюбили. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В самобичевании есть своего рода сладострастие. Обвиняя самих себя, мы чувствуем, что никто другой уже более не в праве нас обвинить. Не священник, а исповедь освобождает нас от грехов. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщина может сделать мужчину праведником только одним способом: так ему надоесть, что он утратит всякий интерес к жизни. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Благие намерения — попросту бесплодные попытки идти против природы. Это чеки, которые люди выписывают на банк, где у них нет текущего счёта. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Какой то злой рок тяготеет над благими решениями. Они всегда принимаются слишком поздно. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Подлинные трагедии обычно принимают в жизни такую неэстетическую форму, что оскорбляют нас своим грубым неистовством, крайней нелогичностью и бессмысленностью, полным отсутствием изящества. Они нам претят, как всё вульгарное. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Человек должен вбирать в себя краски жизни, но никогда не помнить деталей. Детали всегда банальны. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Единственная прелесть прошлого — в том, что оно прошло. Но женщины никогда не видят, что занавес упал. Им непременно подавай шестой акт! Если бы дать им волю, каждая комедия имела бы трагическую развязку, а каждая трагедия перешла бы в фарс. Они очаровательно искусственны, но у них нет ни малейшего понятия об искусстве! «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Совесть делает людей эгоистами. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Пожалуй, жестокость, откровенная жестокость женщинам милее всего: в них удивительно сильны первобытные инстинкты. Мы им дали свободу, а они всё равно остались рабынями, ищущими себе господина. Они любят быть в чьей-нибудь власти. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В наш век люди слишком много читают, что мешает им быть мудрыми, и слишком много думают, что мешает им быть красивыми. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Одни поверхностные неглубокие натуры в течение долгих лет не могут избавиться от чувства. Человек с волей может так же просто освободиться от печали, как и найти себе новую радость. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Сделаться зрителем собственной жизни — это значит уберечь себя от земных страданий. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • У людей, слывущих постоянными, на самом деле всё зависит от настроения. Разница лишь та, что настроения их довольно ничтожны. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Было бы ошибкой думать, что чувства художника находят полное отражение в его творении. Искусство гораздо отвлечённее, чем мы считаем, и в гораздо большей степени скрывает художника, чем раскрывает его. Форма и краски говорят нам о форме и красках, и только. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В нашей жизни не должно быть места аскетизму, умерщвляющему чувства, так же как и грубому распутству, притупляющему их. Гедонизм научит людей во всей полноте переживать каждое мгновение жизни, ибо и сама жизнь — лишь преходящее мгновение. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Не следует останавливать своего умственного развития присоединением к какому-нибудь вере или учению. Это равносильно — принять за дом гостиницу, пригодную лишь для того, чтобы провести в ней ночь. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Притворство — это способность придать многообразие человеческой личности. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Грех нельзя скрыть. Если у человека есть порок, он выказывается в линиях рта, в вырезе век, даже в форме его рук. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Чтобы выглядеть естественным, необходимо уметь притворяться. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Вступая в брак, люди ставят на карту своё счастье. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщины любят нас за наши недостатки. Если этих недостатков у нас достаточно, они готовы всё нам простить, даже ум. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Не говорите, что вы исчерпали жизнь. Когда человек говорит это, знайте, что жизнь исчерпала его. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мужчина может быть счастлив с какой угодно женщиной, если только он её не любит. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Человечество относится к себе слишком серьёзно. Это первородный грех мира. Если бы пещерные люди умели смеяться, история сложилась бы иначе. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Умеренность — это всё равно, что обыкновенный скучный обед, а неумеренность — праздничный пир. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • То, что огонь не в силах сжечь, он закаляет. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Мы утратили способность давать вещам красивые имена. А ведь слово — это всё. Человека, способного назвать лопату лопатой, следовало бы заставить работать ею — только на это он и годен. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Определить — значит ограничить. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Религия — распространённый суррогат веры. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Скептицизм — начало веры. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Любовь питается повторением, и только повторение превращает простое вожделение в искусство. Притом каждый раз, когда влюбляешься, любишь впервые. Предмет страсти меняется, а страсть всегда остаётся единственной и неповторимой. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Чем больше изучаешь жизнь и литературу, тем живее чувствуешь, что за всем замечательным стоит личность, и что не исторический момент создаёт человека, а человек — эпоху. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Кто-то сказал про женщин, что они «любят ушами». А мужчины любят глазами. Если только вообще когда-нибудь любят. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Женщина — это сфинкс без загадок. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Действительность — это хаос, но в работе человеческого воображения есть неумолимая логика. И только воображение заставляет раскаяние следовать по пятам за преступлением. Только воображение рисует нам отвратительные последствия каждого нашего греха. В реальном мире фактов грешники не наказываются, праведники не награждаются. Сильному сопутствует успех, слабого настигает неудача. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Сильные страсти, если они не укрощены, сокрушают утончённые натуры. Страсти эти либо убивают, либо умирают сами. Мелкие горести и неглубокая любовь живучи. Великая любовь и великое горе гибнут от избытка своей силы. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Предзнаменований не существует. Судьба не посылает нам вестников. Она для этого слишком мудра или слишком жестока. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • В деревне всякий может быть праведником. Там нет никаких соблазнов. Вот деревенские жители и закоснели в добродетели. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • С дурными привычками труднее всего расстаться. Они составляют такую необходимую часть нашей личности. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Есть только два явления, которые и в нашем веке ещё остаются необъяснимыми: смерть и пошлость. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Наши дни слишком коротки, чтобы взваливать себе на плечи еще бремя чужой скорби. Всякий человек живёт свою жизнь и уплачивает за эту жизнь свою отдельную цену. Одно несчастье, что приходится столько раз расплачиваться за ту же ошибку — снова и снова платить, за одно и то же. — В своих сношениях с людьми судьба никогда не закрывает счёта. Дориана Грея», 1890
  • Всякое преступление вульгарно, точно так же, как всякая вульгарность — преступление. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Того, во что твёрдо веришь, в действительности не существует. Такова фатальная участь веры. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он в душе остаётся молодым. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Так называемые «безнравственные» книги — это те, которые показывают миру его пороки. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Искусство не влияет на деятельность человека, — напротив, оно парализует желание действовать. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Стремление порисоваться иногда толкает нас на поступки благороднее нас самих. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Высший вид критики — анализ своей собственной души. Он обаятельнее истории, так как касается лишь вас одних. Он доставляет больше наслаждения, чем философия, так как предмет его не отвлеченный, а конкретный, не туманный, а действительный. Это единственный культурный вид автобиографии, так как он имеет дело не с событиями, а с мыслями вашей жизни, не с физическими случайностями ваших поступков или стечением жизненных обстоятельств, а с душевным настроением, порывами воображения и страстями мысли. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Какой-то злой рок тяготеет надо всем выдающимся, как в области физической, так и умственной; тот же рок, который, по-видимому, на протяжении всей истории преследует дрожащие шаги королей. Лучше не отличаться от своих ближних. Счастлив удел уродов и глупцов на этом свете. Они могут спокойно сидеть и глазеть на игру. Если им и неизвестна победа, они, по крайней мере, избавлены от знакомства с поражением. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Красота — вид гениальности: она даже выше гения, так как не требует никакого объяснения. Она — одно из великих мировых явлений, как свет солнца, весна, или отражение на темной поверхности воды серебряной раковины, которую мы зовём луной. В ней нельзя сомневаться, у неё свои державные права. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Всякое сочувствие прекрасно, но сочувствие страданию — наименее прекрасный вид его. Сочувствовать надо красоте, ярким краскам и радостям жизни, и как можно меньше говорить о тёмных её сторонах. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Человек — существо с мириадами жизней и мириадами ощущений, сложное, многообразное создание, хранящее в себе непостижимое наследие мыслей и страстей, и даже плоть его пропитана чудовищными недугами умерших предков. «Портрет Дориана Грея», 1890
  • Между мужчиной и женщиной не может быть дружбы. Есть страсть, ненависть, поклонение, любовь, но дружбы не бывает. «Портрет Дориана Грея», 1890

* * *

11 стр., 5401 слов

Роль искусства в жизни человека по произведениям Пушкина, Гоголя, Куприна

... он полезен людям в удовлетворении "нужд низ­кой жизни". Моцарт противопоставляет нужды низкой жизни и вольное искусство; труд, заботы и счастливую праздность творца. Но мир ... и проблематики: гений и талант, художник и ремесленник, творческое и жреческое, земное и божественное начала в художнической деятельности; художник и толпа; польза или бесполезность искусства; искусство и религия. И Пушкин, и ...

12 стр., 5692 слов

Искусство в жизни общества. Искусство и массовая культура

... в наше время означает активно способствовать сохранении) жизни на нашей планете. В русской философии понятие культуры ... человека. Но вместе с тем он имеет изъяны. Технологическая цивилизация основана на таком взаимоотношений между человеком ... критики культуры до предела и рассматривал ее лишь как средство для подавления и порабощения человека с помощью правовых и иных норм, предписаний и запретов. По ...

36 стр., 17774 слов

Расцвет искусства в начале 20 века

... попытаемся в предварительном виде очертить некоторые особенности состояния и развития искусства 20 века. Итак, генеральное свойство искусства 20 века заключается в том, что оно принадлежит эпохе великих переворотов, ... исходную предпосылку в этом случае справедливее всего было принять следующий тезис: искусство 20 века - искусство переломное, а не просто старый или просто новый период его ...

4 стр., 1988 слов

Уайльд «Портрет Дориана Грея» — «Некоторые ...

... в этом романе он отобразит свое будущее, что в своей жизни он встретит юношу, похожего на своего ... говорил, что молодость — единственное богатство, которое стоит беречь, что подлинная тайна жизни заключается в зримом, а не в ... вам тем же…». Вымышленный сюжет часто предопределяет судьбу автора. Думал ли О. Уайльд, когда писал роман «Портрет Дориана Грея», что ...

Избранные мысли

из пьес, рассказов и сказок Избранные мысли 1

В пьесах Оскара Уайльда именно парадоксальность, а не разработанная интрига или мелодраматические ситуации определила своеобразие драматических произведений. Именно афоризмы и парадоксы, полные наблюдательности и остроумия, живой диалог, острые эпиграммы, произносимые персонажами, насмешки над предрассудками мещан горячо воспринимались публикой, обогатили комедию нравов и обессмертили имя автора.

Остро реагируя на противоречия окружающей действительности, Уайльд и сам весь соткан из противоречий. В своих высказываниях он предстаёт то сентиментальным циником, то аморальным моралистом, то мечтательным скептиком; призывает видеть смешное в печальном и ощущать трагический оттенок в комедии; естественность для него — трудная поза, ничегонеделание — самое тяжкое в мире занятие, маска — интереснее лица, театр — реальнее жизни; по его мнению, жизнь больше подражает искусству, нежели искусство подражает жизни.

  • Женщина без милых ошибок — это не женщина, а особа женского пола. «Преступление лорда Артура Сэвила», 1887
  • Нет, я не цинична, просто у меня есть опыт — впрочем, это одно и то же. «Преступление лорда Артура Сэвила», 1887
  • Хорошо актёрам! Они по собственному выбору участвуют в трагедии или комедии, страдают или веселятся, смеются или плачут. Но в жизни всё не так. Большинство вынуждено играть роли, для которых они совсем не подходят. Весь мир — сцена, но репертуар из рук вон плох, да и роли распределены неудачно. «Преступление лорда Артура Сэвила», 1887
  • Чувствительный человек — это тот, кто непременно постарается наступить другим на мозоли, если сам от них страдает. «Необыкновенная история…», 1888
  • На войне сильный порабощает слабого, но наступит мир, и богатый порабощает бедного. «Молодой король», 1888
  • Бремя мира сего не вынести одному человеку, и скорбь мира сего не выстрадать одному сердцу. «Молодой король», 1888
  • Тайны искусства должно познавать втайне. Красота, подобно Мудрости, любит, когда ей поклоняются в одиночестве. «Молодой король», 1888
  • Споры — крайне вульгарная вещь. В хорошем обществе все держатся одних и тех же мнений. «Необыкновенная история…», 1888
  • Любовь ничего не доказывает, всегда обещает несбыточное и заставляет верить в невозможное. «Соловей и роза», 1888
  • Все обаятельные люди испорчены. В этом и кроется секрет их привлекательности. «Портрет г-на У.Г.», 1889

* * *

  • Жизнь — не игра. Жизнь — таинство. Её идеал — любовь. Её очищение — в жертве. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Жизнь слишком важна, чтобы рассуждать о ней серьёзно. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Добродетельные люди приносят большой вред. И главный вред в том, что они придают такое огромное значение дурному. Нелепо делить людей на хороших и дурных. Люди бывают или милыми, или и скучными. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Все мужчины — чудовища. Женщинам остаётся одно — кормить их получше. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Нет ничего более похожего на невинность, чем нескромность. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Когда мужчина перестаёт говорить приятные слова, у него и мысли меняются соответственно. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Мир — один для всех нас. Добро и зло, грех и невинность проходят через него рука об руку. Закрыть глаза на одну половину жизни, думая создать себе этим спокойное существование, то же, что ослепить себя, чтобы безопаснее пройти через местность, покрытую ямами и пропастями. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Чтобы завоевать мужчину, женщине достаточно разбудить самое дурное, что в нём есть. Ты делаешь из мужчины бога, и он тебя бросает. Другая делает из него зверя, и он лижет ей руки и не отстаёт от неё. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • С дурными женщинами не знаешь покоя, а с хорошими изнываешь от скуки. Вот и вся разница между ними. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Какая разница между злословием и сплетней? О! Сплетня — восхитительна. Вся история — сплошная сплетня, а злословием называется сплетня, обременённая скучным нравоучением. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Всякий раз, когда люди со мной соглашаются, я чувствую, что сболтнул глупость. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Все мы барахтаемся в грязи, но иные из нас созерцают оттуда звёздное небо. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • В нашей жизни возможны только две трагедии. Первая состоит в том, что не можешь удовлетворить своих желаний. Вторая — это когда они уже удовлетворены. Вторая гораздо хуже первой, в ней то и лежит настоящая трагедия жизни. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Циник — это человек, который всему знает цену и ничего не ценит. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Сентиментальный романтик, это человек, который во всём усматривает какую-то нелепую ценность и не знает, что почём на рынке. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • В наше время утешаются не раскаянием, а удовольствиями. Раскаяние вышло из моды. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • Рассказать — значит, всё пережить сызнова. Поступки — первая трагедия в жизни; слова — вторая. Слова, пожалуй, хуже; слова беспощадны. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • В женщинах, которых называют хорошими, таится много страшного — безрассудные порывы ревности, упрямство, греховные мысли. А так называемые дурные женщины способны на муки, раскаяние, жалость, самопожертвование. «Веер леди Уиндермир», 1892
  • В зеркалах мы видим только маски. «Саломея», 1893

* * *

  • Бежать — это трусость. Это значит избегать опасности, а опасность стала такой редкостью в наши дни. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Никогда и ни в чём не надо становиться на чью-либо сторону. С этого начинается искренность, за ней по пятам следует серьёзность — и человек делается непроходимо скучен. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Законодательным актом нельзя привести людей к добродетели — и это уже хорошо. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Ничто не серьёзно, кроме страсти. Разум — несерьёзное явление, да и никогда не был серьёзным. Он просто инструмент, на котором играешь; вот и всё. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Ничто так не вредит роману, как чувство юмора в женщине или недостаток его в мужчине. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Жизнь есть просто неприятная четверть часа, состоящая из чудесных мгновений счастья. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Мужчина всегда хочет быть первой любовью женщины. Такое у них нелепое тщеславие. Женщины, более чутки в таких вещах. Им хотелось бы стать последней страстью мужчины. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Семья чаще всего распадается от здравомыслия мужа. Как женщина может быть счастливой с человеком, который упорно желает видеть в ней вполне разумное существо. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Мужчина принадлежит к полу, который был рассудительным уже миллионы лет. Он ничего с собой поделать не может. Это у него в крови. История женщин иная. Она всегда были живописным протестом против самого существования здравого смысла. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Чувство долга — это как раз то, что мы ждём от других. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Непослушание является первородной добродетелью человека. Непослушание — первый шаг к прогрессу, как у отдельного человека, так и у народа. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Не надо стараться понять женщину. Женщина — это картина. Мужчина — это проблема. Если вы хотите знать, что на самом деле думает женщина — а это, кстати сказать, всегда опасно, — смотрите на неё, но не слушайте. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Женщина являет собой торжество материи над духом, мужчина — торжество духа над моралью. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Бывать в обществе просто скучно, но быть вне его — уже трагедия. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • История женщин — это история самого худшего вида тирании, какую знал мир. Тирания слабого над сильным. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Надо всегда быть влюблённым. Вот почему никогда не следует жениться. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • История женщины — это история самого долговечного вида тирании, какую знал мир: тирании слабых над сильными. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Нельзя доверять женщине, говорящей откровенно о своём действительном возрасте. Женщина, признающаяся в этом, не постесняется сказать всё, что угодно.«Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Настоящая большая страсть встречается ныне довольно редко. Это привилегия людей, которым больше нечего делать.
  • Книга Жизни начинается с мужчины и женщины в саду. А кончается Откровением. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Ничто не может сравниться с молодостью. Люди средних лет в залоге у жизни. Старые — в жизненной кладовой. Но молодость — царица жизни. Её ждет царство. Всякий родится царем, и большинство людей умирает в изгнании — как большинство царей. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Смеяться над своими трагедиями — это единственный способ переносить их. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Всякая мысль безнравственна. Самая сущность её — разрушение. Размышляя о чём-нибудь, вы это губите «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Умеренность — роковое свойство. Только крайность ведёт к успеху. «Женщина, не стоящая внимания», 1893
  • Женщины живут только чувством и ради чувства. У них нет никакой жизненной философии. «Женщина, не стоящая внимания», 1893

* * *

  • Сила женщины в том, что её не объяснишь с помощью психологии. Мужчин можно анализировать, женщин — только обожать. «Идеальный муж», 1895
  • Естественность — это очень трудная поза, долго не выдержишь! «Идеальный муж», 1895
  • Благотворительность — это последнее прибежище для тех, кто любит допекать своих ближних. «Идеальный муж», 1895
  • Слушать — очень опасно. Если вы слушаете, вас могут убедить. «Идеальный муж», 1895
  • В наше время ничто не производит такого благоприятного впечатления на слушателей, как хорошее, совершенно затёртое общее место. — Все вдруг ощущают некое родство душ. «Идеальный муж», 1895
  • Когда козыри на руках, то можно играть честно. «Идеальный муж», 1895
  • От своей жены ничего не скроешь — она всё равно узнает. У женщин просто удивительное чутьё. Они всё видят, кроме очевидного. «Идеальный муж», 1895
  • Жизнь никогда не бывает справедливой. И для большинства из нас, пожалуй, так оно и лучше. «Идеальный муж», 1895
  • Есть такие страшные соблазны, что для того, чтобы им поддаться, нужна сила, сила и мужество. Поставить всю жизнь на карту, всем рискнуть в одно мгновение — все равно, ради власти или ради удовольствия, — нет, это не слабость! Для этого нужно дьявольское мужество. «Идеальный муж», 1895
  • Глубокое декольте и избыток румян, — в женщине это всегда признак отчаяния. «Идеальный муж», 1895
  • Понять людей можно, только если иметь к ним милосердие. Жить с людьми можно, только имея к ним милосердие. Потому что любовь, а не немецкая философия — основа жизни. «Идеальный муж», 1895
  • Истинная любовь прощает все преступления, кроме преступления против любви. «Идеальный муж», 1895
  • Женщины считают, что они строят из мужчин свои идеалы; на самом же деле, они только создают себе фальшивых идолов. «Идеальный муж», 1895
  • Современные женщины понимают всё, кроме своих мужей. И это очень хорошо, а то вряд ли уцелел бы хоть один счастливый брак. «Идеальный муж», 1895
  • Если знакомство начинается с комплимента, оно имеет все шансы превратиться в прочную дружбу. Потому что начало было правильное. «Идеальный муж», 1895
  • Любовь к себе — это начало романа на всю жизнь. «Идеальный муж», 1895
  • Когда боги хотят наказать нас, они исполняют наши молитвы. «Идеальный муж», 1895
  • Ложь — это правда других людей, также как вульгарность — это поведение других людей. Единственное хорошее общество — это ты сам. «Идеальный муж», 1895
  • Многим нравится быть непонятыми. Быть понятным — это как бы быть раскрытым и уличённым. «Идеальный муж», 1895
  • Женщин нельзя обезоружить комплиментами. Мужчин — можно. «Идеальный муж», 1895
  • Когда человек приходит в гости, он тратит время хозяев, а не своё. «Идеальный муж», 1895
  • Назначение женщины не в том, чтобы судить мужчин, а в том, чтобы прощать, когда они нуждаются в прощении. Её дело миловать, а не карать. «Идеальный муж», 1895
  • Хуже брака без любви — это брак, в котором есть любовь, но только с одной стороны; есть верность, но только с одной стороны; есть преданность, но только с одной стороны. В таком браке одно из сердец непременно будет разбито. «Идеальный муж», 1895
  • Разводы совершаются на небесах. «Как важно быть серьёзным», 1895
  • Вся правда редко бывает чистой. Иначе современная жизнь была бы невыносимо скучна. А современная литература и вообще не могла бы существовать. «Как важно быть серьёзным», 1895
  • Быть здоровым — это наша первая обязанность в жизни и наш первейший долг. «Как важно быть серьёзным», 1895
  • Во всех незначительных делах важен стиль, а не искренность. В важных вопросах главное не искренность, а стиль. «Как важно быть серьёзным», 1895
  • Женщина не должна быть слишком точной в определении своего возраста. Это отдаёт расчётливостью. «Как важно быть серьёзным», 1895

Избранные мысли из эссе, статей

  • Искусство являет собой наш духовный протест, нашу отважную попытку указать природе её истинное место. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Древние историки оставили нам восхитительный вымысел, изложенные в форме фактов; современный же писатель преподносит нам сухие факты под видом художественных произведений. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Истинно реальны только те персонажи, которых никогда не было, а если писатель настолько беспомощен, чтобы брать своих героев из жизни, то следует, по крайней мере, скрывать, что они не придуманы. Персонажи нужны в романе не для того, чтобы увидели людей, каковы они есть, а для того, чтобы познакомиться с автором, не похожим ни на кого другого. В противном случае, роман не есть произведение искусства. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Прекрасно только то, что нас не беспокоит. Как только нечто становится полезным, начинает доставлять нам боль или радость, вызывает наши симпатии, оно перестаёт быть искусством. Предмет художественного произведения должен быть нам безразличен. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Бальзак — не реалист. Он созидал жизнь, а не описывал её. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Искусство скорее покрывало, нежели зеркало. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Пессимизм изобрёл Гамлет. Мир впал в уныние, потому что у театральной куклы однажды сделался приступ меланхолии. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Девятнадцатый век, каким мы его знаем, изобретён Бальзаком. Мы просто выполняем, с примечаниями и ненужными добавлениями, прихоти или художественные замыслы великого романиста. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Жизнь подражает Искусству в гораздо большей степени, нежели Искусство подражает Жизни. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Природа — не праматерь, породившая нас, а наше творение, произрастающее в наших собственных мозгах. Вещи существуют постольку, поскольку мы их видим, а что и как мы видим зависит от повлиявших на нас Искусств. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Смотреть на что-то далеко не то же самое, что видеть. Нечто начинает существовать только тогда, когда нам становится видна его красота, когда поэты и художники научат нас её видеть. Красоты не существовало, пока её не изобрёло Искусство. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Великий художник никогда не видит вещи такими, каковы они в действительности. А если бы увидел, то перестал бы быть художником. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Большинство современных портретистов обречено на полное забвение. Они никогда не передают то, что видят. Они рисуют то, что видит публика, а она не видит ровным счётом ничего. «Упадок искусства лжи», 1889
  • В этом унизительно признаваться, но все мы сделаны из одного теста. В Фальстафе есть что-то от Гамлета, а в Гамлете — немало от Фальстафа. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Люди могут поверить в невозможное, но никогда не поверят в неправдоподобное. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Передача красивых небылиц — вот подлинная цель искусства. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Цель искусства не простая правда, а сложная красота. Искусство, само по себе, есть, в сущности, форма преувеличения, а выбор объекта, составляющей самую сущность искусства, ничто иное, как отыскание способа наиболее яркого выражения своей мысли. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Как нельзя переступить порог Академии, не возлюбив Платона больше самой истины, так и тот, для кого Красота не дороже Истины, никогда не вступит в святую святых Искусства. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Искусство не только не является нам созданием своего времени, наоборот, оно обыкновенно находится с ним в прямом противоречии, и единственная история, сохраняемая нам искусством, есть история его собственного развития. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Искусство никогда не отражает свой век. Ошибка всех историков заключается в том, что они по искусству эпохи судят о самой эпохе. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Быть слишком современным опаснее всего. Рискуешь сразу сделаться старомодным. Пер.: Д.Л. Вяземского «Упадок искусства лжи», 1889
  • Порой искусство полностью опережает своё время и преподносит в одном столетии произведение, на осмысление и восприятие которого уходят все последующие. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Всякое несовершенное искусство происходит от возврата к Жизни и Природе и от возведения их в идеал. Можно иногда использовать Жизнь и Природу в качестве грубого исходного материала, но какую-либо реальную ценность они начинают представлять только будучи переложенными на язык художественных условностей. «Упадок искусства лжи», 1889
  • Жизнь движется быстрее Реализма, но Романтизм всегда опережает Жизнь. «Упадок искусства лжи», 1889

* * *

  • Форма — тайна жизни. Найдите выражение для скорби, и она станет вам дорога. Найдите выражение для радости, и вы усиливаете её восторг. Найди слова для своей печали, и ты полюбишь её. «Критик как художник», 1890
  • В истины веры верят не потому, что они разумны, а потому, что их часто повторяют. «Критик как художник», 1890
  • Жизнь удручающе бесформенна. Её катастрофы случаются не вовремя и не с теми людьми. В её комедиях есть какой-то низкий, отвратительный ужас, её драмы всегда как-то кончаются фарсом. События либо тянутся бесконечно, либо проходят слишком скоро. «Критик как художник», 1890
  • Если человек вглядывается в свое прошлое, он не заслуживает никакого будущего. Сумев выразить какое-то настроение, незачем к нему возвращаться. «Критик как художник», 1890
  • Не грешник, а глупец — вот наибольшее из наших зол. Нет греха, кроме глупости. «Критик как художник», 1890
  • В разговоре следует касаться всего, не сосредоточиваясь ни на чём. «Критик как художник», 1890
  • Немного искренности — опасная вещь, искренность в больших дозах — безусловно роковая. «Критик как художник», 1890
  • Люди сделались настолько трудолюбивы, что стали совершенно тупы. «Критик как художник», 1890
  • Ничегонеделанье — самое трудное в мире занятие, самое трудное и самое духовное. Для Платона с его жаждой мудрости это было высшее проявление энергии. И к этому же вела святых и мистиков Средневековья их жажда святости. «Критик как художник», 1890
  • Действуя, человек уподобляется марионетке. Описывая, он становится поэтом. «Критик как художник», 1890
  • Хочется назвать человека разумным животным, всякий раз утрачивающим почву под ногами, если ему приходится действовать согласно требованиям разума. «Критик как художник», 1890
  • Тот, для кого настоящее ограничено одним теперешним временем, ровно ничего не знает о переживаемой им эпохе. Чтобы хоть отчасти понять самого себя, надо понять всё о других. «Критик как художник», 1890
  • Хотите понять других — пристальнее смотрите в самого себя. «Критик как художник», 1890
  • Человек бывает наименее естественным, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он скажет вам правду. «Критик как художник», 1890
  • Если мы разовьемся достаточно тонко, совесть должна слиться с инстинктом. «Критик как художник», 1890
  • Эстетика выше этики. Она принадлежит сфере более высокой духовности. Научиться видеть красоту вещей — это предел того, чего мы способны достичь. В становлении личности даже обретённое ею чувство цвета важнее обретённого понимания добра и зла. «Критик как художник», 1890
  • Ханжа — преинтересный предмет для психологов, и хотя из всех видов позёрства моральное всего отвратительнее, умение встать в позу уже чего-то стоит. «Критик как художник», 1890
  • Самообуздание — не более как средство задержать собственное развитие, а самопожертвование — это остаток дикарского ритуала членовредительства, напоминание о том преклонении перед болью, которое в истории принесло столько зла, да и сейчас каждый день требует новых жертв, воздвигнув свои алтари. «Критик как художник», 1890
  • Питать симпатии к обездоленным куда как просто. Питать симпатии к мысли намного труднее. «Критик как художник», 1890
  • Обычные люди очень плохо себе представляют, что такое мысль, и, похоже, уверены, будто вынесли той или иной идее смертный приговор, объявив её рискованной, хотя лишь такие идеи и обладают истинной интеллектуальной ценностью. Идея, не таящая в себе риска, вообще не заслужила того, чтобы называться идеей. «Критик как художник», 1890
  • Много хорошего можно сказать о современных журналах. Доводя до нашего сведения мнения ничего не понимающих в искусстве, они дают нам ощутить степень невежества толпы. Старательно информируя о событиях текущей жизни, они нас лучше всего убеждают в том, насколько эти события незначительны. «Критик как художник», 1890
  • Что есть Истина? Если дело идет о религии, это не более чем известное мнение, которое сумело продержаться века. Если иметь в виду науку, истина в ней — последняя и самая громкая сенсация. Ну а в искусстве это последнее из пережитых нами настроений. «Критик как художник», 1890
  • Тем, кто пытается вести народ за собой, приходится следовать за толпой. «Критик как художник», 1890
  • Пока война будет считаться греховной, она всегда будет иметь известную привлекательность; когда на неё будут смотреть как на нечто вульгарное, она потеряет свою популярность. «Критик как художник», 1890
  • Свое право на существование журналистика доказывает при помощи великого дарвиновского закона выживания наиболее пошлых. «Критик как художник», 1890
  • Общественное мнение есть попытка организовать невежество общества и возвести его в ранг физической силы. «Критик как художник», 1890
  • Отыскать свой путь человечество сумело лишь потому, что никогда не знало, куда идёт. «Критик как художник», 1890
  • Избранные существуют, чтобы не делать ничего. Действие и ограниченно, и относительно. Безграничны и абсолютны видения того, кто бездеятелен и наблюдателен, кто мечтателен и одинок. «Критик как художник», 1890
  • Только у людей действия больше иллюзий, чем у мечтателей. Они не представляют себе, ни почему они что-то делают, ни что из этого выйдет. «Критик как художник», 1890
  • Основа действия — недостаток воображения. Это последнее прибежище не умеющих мечтать. «Критик как художник», 1890
  • Преступника общество нередко прощает, мечтателя — никогда. Прекрасные бесплодные эмоции, которые в нас пробуждает искусство, ему ненавистны, и тирания его кошмарных социальных представлений столь безгранична, что к вам то и дело бесстыдно пристают с вопросами о том, чем вы занимаетесь, тогда как единственный вопрос, который цивилизованный человек должен бы скромно задавать другому человеку, — это о чём он размышляет. «Критик как художник», 1890
  • Нам нужны непрактичные люди, умеющие заглянуть за пределы наличествующего и поразмыслить над тем, что не ограничено сегодняшним днем. «Критик как художник», 1890
  • В наши дни каждая крупная личность имеет своих учеников, последователей, и из них обыкновенно Иуда пишет биографию. «Критик как художник», 1890
  • Способность точно описать то, чего никогда не было, — не только истинное призвание историка, но ещё и неотъемлемое достояние каждого, кто не лишён таланта и культуры. «Критик как художник», 1890
  • Современные мемуары обыкновенно пишутся людьми, либо совершенно утратившими память, либо не совершившими ничего, о чём стоило бы вспоминать. «Критик как художник», 1890
  • Гораздо труднее говорить о чём-нибудь, чем совершить то же самое. Любой может сделать историю; только великий человек может её написать. «Критик как художник», 1890
  • Не торопитесь со мною соглашаться. Когда со мною соглашаются, у меня всегда такое чувство, что я где-то напутал. «Критик как художник», 1890
  • Вполне беспристрастное суждение можно высказать только о том, что нас не интересует, и вот почему беспристрастные суждения не имеют ровно никакой ценности. Тот, кто видит обе стороны вопроса, попросту ничего не видит. «Критик как художник», 1890
  • Трудно не быть несправедливым к тому, что любишь. «Критик как художник», 1890
  • Каждый может написать трехтомный роман. Всё, что для этого нужно, — совершенно не знать ни жизни, ни литературы. «Критик как художник», 1890
  • Вся скверная поэзия порождена искренним чувством. Быть естественным — значит быть очевидным, а быть очевидным — значит быть нехудожественным. «Критик как художник», 1890
  • Материал, которым пользуется живописец или ваятель, скуден в сравнении с орудием писателя — словом. «Критик как художник», 1890
  • Язык — не сын, а отец мысли. «Критик как художник», 1890
  • Актер — вот критик драмы. Музыкальный критик — это певец, или скрипач, или флейтист. «Критик как художник», 1890
  • Музыка творит для нас прошлое, которого мы прежде не знали, и наполняет душу печалями, которые прежде оставляли наши глаза сухими. «Критик как художник», 1890
  • Техника — это на самом деле личность художника. Вот почему мастер и не способен ей обучить, а подмастерье не в силах ее перенять, понять же ее может критик-художник «Критик как художник», 1890
  • Скверные художники вечно восторгаются друг другом. Они именуют свои восторги широтой вкуса и свободой от предвзятости. Но истинно крупный мастер не способен представить себе, что можно показывать жизнь и творить красоту не теми способами, которые он избрал для самого себя. Творчество целиком поглощает и растворяет в себе критическую способность, ему отпущенную. Оно не оставляет ничего, что пошло бы на суждение о других. Лишь по той причине, что человек сам ничего не может создать, он может сделаться достойным судьей созданного другим. «Критик как художник», 1890
  • Один только торговец на аукционе способен бесстрастно восторгаться всеми школами поровну. О нет, справедливость не является свойством истинного критика. «Критик как художник», 1890
  • Мы никогда не можем выйти за пределы самих себя, и чего нет в творце, не может быть и в творении.«Критик как художник», 1890
  • Чем объективнее кажется нам произведение, тем оно на деле субъективнее. Быть может, Шекспир и вправду встречал на лондонских улицах Розенкранца и Гильденстерна или видел, как бранятся на площади слуги из враждующих семейств, однако Гамлет вышел из его души и Ромео был рожден его страстью. «Критик как художник», 1890
  • Критика в любой её форме является на высшей своей ступени не более как настроением, и мы всего правдивее перед самими собой, когда мы непоследовательны. Критик-художник последователен лишь в признании красоты всех вещей и ищет лишь свежих впечатлений. «Критик как художник», 1890
  • Снисходительность публики достойна удивления… Она всё готова простить, кроме таланта. «Критик как художник», 1890
  • Самое лучшее, что можно сказать о современном искусстве, — что оно чуть менее вульгарно, чем жизнь. «Критик как художник», 1890
  • Цель искусства — переживание во имя переживания, тогда как цель жизни — переживание во имя действия. «Критик как художник», 1890
  • Я бы назвал критику творчеством внутри творчества. Великие художники не выискивали свои темы в жизни, а обращались к мифам, легендам и преданиям — так и критик берёт материал, который, так сказать, был для него очищен другим, уже добавившим сюда форму и цвет, рожденные воображением. «Критик как художник», 1890
  • Для подлинной интерпретации абсолютно необходима собственная личность. Исполняя «Аппассионату», Рубинштейн доносит до нас не только Бетховена, но и самого себя. «Критик как художник», 1890
  • Высокая Критика — это хроника жизни собственной души. Она увлекательнее, чем история, потому что занята одной собой. Она восхитительнее философии, ибо её предмет не абстрактен, а конкретен и реален. Это единственная подлинная автобиография, рассказывающая не о событиях чьей-то жизни, а о заполнивших её мыслях, не об обстоятельствах и поступках, являющихся плодом случайности или физической необходимости, а о том, что пережил дух и какие мечты родило воображение. «Критик как художник», 1890
  • Часто говорят, что трагедия художника заключается в невозможности осуществить свой идеал. Однако, истинная трагедия, преследующая по пятам большинство современных художников, именно та. что они осуществляют свои идеалы слишком безусловно. А раз идеал осуществлен, он теряет свою таинственную прелесть и становится попросту исходной точкой для искания нового, иного идеала. «Критик как художник», 1890
  • Много ли значит тема для художника столь творческого, каким является критик? Не меньше, но и не больше, чем она значит для романиста или для живописца. Он схож с ними в том, что умеет находить свои мотивы повсюду. Меру его сил покажет истолкование темы, потому что нет таких тем, которые не таили бы в себе возможностей блеснуть проникновенностью и смелостью. «Критик как художник», 1890
  • Хуже Несправедливости лишь одно — Справедливость, из чьих рук вынули меч. Когда Правда не есть к тому же и Сила, она есть Зло. «Критик как художник», 1890
  • Творчество суживает пределы видения, созерцание же их раздвигает. «Критик как художник», 1890
  • Есть два способа ненавидеть искусство. Первый — это просто не любить его, второй — любить его рассудочно. «Критик как художник», 1890
  • У красоты смыслов столько же, сколько у человека настроений. Красота — это символ символов. Красота открывает нам всё, поскольку не выражает ничего. «Критик как художник», 1890
  • Если Природа — это материя, стремящаяся стать душой, то Искусство — это душа, выражающая себя в материальном. «Критик как художник», 1890
  • Наука остается вне сферы действия морали, поскольку она имеет дело с истинами внешнего порядка. Искусство остается вне сферы действия морали, поскольку имеет дело с прекрасным, бессмертным и вечно изменчивым. Морали принадлежат области низшие и менее интеллектуальные. «Критик как художник», 1890

* * *

  • Умение жить — редчайшая способность на свете. Большинство же людей существуют, и только. «Душа человека при социализме», 1891
  • Утонченная праздность, а вовсе не труд, есть истинная цель человека. «Душа человека при социализме», 1891
  • Есть только один класс людей, которые ещё более алчны, чем богатые, — это бедняки. Бедные ни о чём, кроме денег, думать не могут. Вот в чём несчастье бедности. «Душа человека при социализме», 1891
  • В массе своей обеспеченные люди совершенней обездоленных, они более нравственны, более умственно развиты, лучше воспитаны. «Душа человека при социализме», 1891
  • Бедность и нищета до такой степени принижают и парализуют человеческое естество, что бедняки даже не способны по-настоящему осознать, насколько они обездолены. Об этом им должен рассказать кто-то со стороны, и часто ему совершенно не верят. «Душа человека при социализме», 1891
  • Можно расхваливать добродетель бедных, но, по правде сказать, она достойна жалости. «Душа человека при социализме», 1891
  • Искусство — это наиболее яркое проявление индивидуализма, которое только знает мир. «Душа человека при социализме», 1891
  • Милосердие порождает множество всяких зол. «Душа человека при социализме», 1891
  • Единственное, что нам доподлинно известно о человеческой Натуре, — это что она меняется. Изменчивость — единственное предсказуемое её свойство. «Душа человека при социализме», 1891
  • Совершенная личность созвучна покою, а не бунтарству. «Душа человека при социализме», 1891
  • Ничто не способно навредить человеку, кроме него самого. «Душа человека при социализме», 1891
  • Человеку внушается, что самое главное — это иметь, чтобы он не подумал, что главное — быть. Истинное совершенство человека заключается не в том, чем он обладает, а в том, что он собой представляет. «Душа человека при социализме», 1891
  • «Познай самого себя!» — начертано было на вратах античного мира. На вратах грядущего должно быть начертано: «Будь самим собой!». «Душа человека при социализме», 1891
  • Думать о себе не есть эгоизм. Тот, кто не думает о себе, вообще не способен мыслить. «Душа человека при социализме», 1891
  • Крайне эгоистично требовать от ближнего мыслей и суждений, подобных своим. Зачем? Если тот способен мыслить, скорее всего, он мыслит иначе. Если не способен, недопустимо требовать от него проблеска мысли. «Душа человека при социализме», 1891
  • Всякое подражание воззрениям других, чужому образу жизни порочно. «Душа человека при социализме», 1891
  • Для тех, кто непричастен к искусству, чья жизнь сводится к грубой реальности, боль — единственные врата к совершенству. «Душа человека при социализме», 1891
  • Всякий может сочувствовать другу в его страданиях, но нужна большая душевная тонкость, чтобы сочувствовать его успеху. «Душа человека при социализме», 1891
  • Общество несравненно больше дичает от систематического применения карательных мер , нежели от эпизодически совершаемых преступлений. «Душа человека при социализме», 1891
  • Чем усердней применяются наказания, тем больше это влечёт за собой преступлений, и чем меньше наказаний, тем меньше и преступлений. «Душа человека при социализме», 1891
  • Безнравственные папы любили Красоту почти столь же страстно, сколь страстно ненавидели Мысль добродетельные папы. «Душа человека при социализме», 1891
  • Членам Палаты общин сказать нечего, о чём они и говорят. «Душа человека при социализме», 1891
  • Все типы правления ошибочны. Деспотизм несправедлив для каждого члена общества, включая и самого деспота, который, возможно, был создан для лучшего. Олигархии несправедливы для большинства, охлократии несправедливы для немногих. Большие надежды возлагались на демократию. Но демократия означает лишь дубинку, практикуемую людьми во имя людей. Любая власть унижает людей. Она унижает тех, кто её представляет и тех, по отношению к которым она применяется. «Душа человека при социализме», 1891
  • Есть три вида деспотов. Один тиранствует над телом. Другой тиранствует над душой. Третий тиранствует и над телом, и над душой. Первый зовется Государем. Второй зовется Папой. Третий зовется Народом. «Душа человека при социализме», 1891
  • Нередко приходится слышать, что сила — не аргумент. Это, однако, всецело зависит от того, что именно требуется доказать. «Душа человека при социализме», 1891
  • Перо гораздо увесистее булыжника и сподручнее, чем кирпич. «Душа человека при социализме», 1891
  • Если раньше растягивали на дыбе, то теперь расплющивают прессой. «Душа человека при социализме», 1891
  • Для всякого, кто знаком с историей, непослушание есть первородная добродетель человека. Прогресс совершался только благодаря непослушанию — непослушанию и бунтарству. «Душа человека при социализме», 1891
  • Прогресс — это реализация утопий. «Душа человека при социализме», 1891
  • Если Социализм станет авторитарен, если будущие Правления вооружатся экономической властью, как ныне они вооружены властью политической, то будущее человечества будет страшней, чем настоящее.«Душа человека при социализме», 1891
  • Эгоизм, себялюбие заключается не в том, чтобы жить, как самому хочется, а в требовании от других, чтобы они жили именно так, как ты этого хочешь. Отсутствие эгоизма состоит в том, чтобы не вмешиваться в жизнь других людей и оставить их в покое. «Душа человека при социализме», 1891
  • В Англии мы имеем замечательную поэзию, потому что публика её не читает, а следовательно, никак на неё не влияет. «Душа человека при социализме», 1891
  • Истинный художник тот, кто всецело доверяет себе, ибо он всецело является самим собой. «Душа человека при социализме», 1891
  • Публика, ненасытная в своем любопытстве, интересуется всем на свете, за исключением того, что действительно стоит знать. «Душа человека при социализме», 1891
  • Публика использует классиков как средство торможения прогресса в искусстве. Она низводит классиков до авторитетов. Использует их в качестве орудия сдерживания свободного воплощения Прекрасного в новых формах. «Душа человека при социализме», 1891
  • Деспот может быть причастен к культуре, но толпе, этому чудовищу, культура чужда. Император или король способны остановиться, чтобы поднять кисть, оброненную художником; демократия остановится лишь для того, чтобы швырнуть в него грязью. «Душа человека при социализме», 1891
  • Искусство ни в коем случае не должно стремиться стать общедоступным, наоборот, публика должна стараться стать художественной. «Душа человека при социализме», 1891
  • Быть популярным романистом и слишком легко, и слишком трудно. Слишком легко, поскольку для удовлетворения запросов публики достаточно самых убогих способностей. Слишком трудно, поскольку для удовлетворения этих запросов художнику пришлось бы совершить насилие над собой. «Душа человека при социализме», 1891

* * *

  • Порочность есть миф, придуманный людьми добродетельными, чтобы объяснить загадочную привлекательность некоторых из нас. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Тот, кто видит какое-либо различие между душой и телом, не имеет ни того ни другого. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Религии умирают тогда, когда бывает доказана заключенная в них истина. Наука — это летопись умерших религий. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Скука — это постаревшая серьёзность. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Во всех пустяковых делах важен стиль, а не искренность. Во всех серьезных делах — тоже. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Удовольствие — единственное, ради чего стоит жить. Ничто так не старит, как счастье. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Только не платя по счетам, ты можешь лелеять мечту, что память о тебе не умрет в нашем торгашеском обществе. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Преступление никогда не бывает вульгарным, но вульгарность — всегда преступление. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Только неглубокий человек способен познать самого себя. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Надо быть всегда чуть-чуть неправдоподобным. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Все благие намерения подвержены какому-то року: они всегда оказываются преждевременными. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Всякая озабоченность тем, насколько правильно ты живешь, — признак задержки умственного развития. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Честолюбие — последнее прибежище неудачника. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Истина перестает быть истиной, как только в неё уверует больше, чем один человек. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Каждый должен быть произведением искусства — или носить его на себе. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Только внешнее и поверхностное может долго таиться в душе. Глубокое скоро выходит наружу. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Эпохи живут в веках благодаря своим анахронизмам. «Заветы молодому поколению», 1894
  • Старики всему верят, люди зрелого возраста во всём сомневаются, молодые всё знают. «Заветы молодому поколению», 1894

* * *

  • Общественное мнение существует лишь там, где у общества нет никаких мыслей. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Англичанин вечно низводит истины до фактов. Истина, ставшая фактом, утрачивает интеллектуальную ценность. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • В прежнее время книги писали писатели, а читали читатели. Нынче книги пишут читатели и не читает никто. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Большинство женщин настолько искусственны, что не имеют ни малейшего понятия об Искусстве. Большинство мужчин настолько естественны, что не имеют ни малейшего понятия о Красоте. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Аномальное в жизни находится в нормальных отношениях с Искусством. И это единственное в Жизни, что находится в нормальных отношениях с Искусством. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Предмет, прекрасный сам по себе, не вдохновляет художника. Ему не хватает несовершенства. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Единственное, чего не видит художник, — это очевидное. Но это единственное, что видит публика. Так появляются критические опусы журналистов. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Искусство — единственная серьёзная вещь в мире, но художник — единственный человек в мире, никогда не бывающий серьёзным. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894
  • Чтобы быть по-настоящему средневековым, следует не иметь тела. Чтобы быть по-настоящему современным, следует не иметь души. Чтобы быть настоящим эллином, следует не носить одежды. «Максимы для наставления чересчур образованных», 1894

* * *

  • Господь, создавая нашу Вселенную, дал каждому из нас свой собственный мир, и именно в этом мире, который существует в каждом из нас, нам и следует жить. «Тюремная исповедь», 1896
  • Самый большой порок в человеке — поверхностность. Во всём, что происходит в нашей жизни, есть глубокий смысл. «Тюремная исповедь», 1896
  • У людей различного культурного уровня интересы могут быть общими в одном-единственном случае — если это интересы того из них, чей уровень более низок. «Тюремная исповедь», 1896
  • Страдание для нас — единственно возможный способ существования, потому что только страдая мы сознаём, что всё ещё живы. «Тюремная исповедь», 1896
  • Любовь питается воображением, от которого мы, сами того не сознавая, становимся мудрее, лучше, благороднее. Только в воображении мы можем охватить жизнь во всей полноте; оно и только оно помогает нам понять других. «Тюремная исповедь», 1896
  • Боги непостижимы и карают нас не только за наши пороки и прегрешения, но и за то, что есть в нас хорошего. Это помогает человеку — или должно помогать — понять и добро и зло и не кичиться ни тем, ни другим. «Тюремная исповедь», 1896
  • Любой суд есть суд над чьей-либо жизнью, и любой приговор — это смертный приговор. «Тюремная исповедь», 1896
  • За благородные чувства приходится расплачиваться. И именно это и придаёт им благородство. «Тюремная исповедь», 1896
  • Вселенная создана из Страдания, но создана она руками Любви, потому что для человеческой Души, ради которой и создана Вселенная, нет иного пути к полному совершенству. Наслаждение — прекрасному телу, но Боль — прекрасной Душе. «Тюремная исповедь», 1896
  • Дружба трагичнее любви — она умирает слишком долго. «Тюремная исповедь», 1896
  • Наша трагедия заключается в том, что только немногие из нас успевают познать свою душу до того, как уходят из жизни. Мало кто способен поступать по собственной воле. Большинство людей — это тени других людей; их мысли — перепев чужих мыслей, их жизнь — подражание чужой жизни, их страсти — эхо чужих страстей. «Тюремная исповедь», 1896
  • Человек совершает в жизни роковые ошибки не потому, что ведёт себя безрассудно: минуты, когда человек безрассуден, могут быть лучшими в его жизни. Ошибки возникают именно от излишней рассудочности. «Тюремная исповедь», 1896
  • Отказаться от своего прошлого — значит закрыть себе путь в будущее. «Тюремная исповедь», 1896
  • Художники не любят, когда их считают кому-то или в чём-то полезными, ибо художники, как и само Искусство, по самому своему существу бесполезны. «Тюремная исповедь», 1896
  • Поэтические натуры любят людей простых и неграмотных, в душе которых всегда найдётся место для великой идеи, и не выносят глупцов, особенно образованных, — людей, напичканных предвзятыми мнениями, ни одного из которых они сами толком не понимают. «Тюремная исповедь», 1896
  • У людей различного культурного уровня интересы могут быть общими только в том случае, если это интересы самого низменного свойства. «Тюремная исповедь», 1896
  • Все великие идеи всегда опасны. «Тюремная исповедь», 1896
  • Понять, что душа человека непознаваема, — это высшее достижение Мудрости. Ты сам — последняя из всех тайн. «Тюремная исповедь», 1896
  • Искусство начинается только тогда, когда кончается слепое подражание жизни. «Тюремная исповедь», 1896
  • Сентиментальный человек — это тот, кто желает придать блеск своим чувствам, не платя за это. «Тюремная исповедь», 1896
  • Эмоциональность и сентиментальность — это не что иное, как оборотная сторона цинизма. «Тюремная исповедь», 1896
  • Трудно говорить правду. Но ещё труднее говорить ложь. «Тюремная исповедь», 1896
  • Свой слог нужно настраивать, как скрипку. Подобно тому, как излишек или недостаток вибраций в голосе певца или в дрожании струны делают ноту фальшивой, точно так же излишняя выразительность или бледность стиля мешают пониманию смысла изложенного. «Тюремная исповедь», 1896
  • Время и пространство, последовательность событий и протяжённость материи — всё это лишь условные границы существования Мысли. Воображению в силах переступить через эти границы и войти в свободную сферу духовных субстанций. «Тюремная исповедь», 1896

* * *

  • Последовательность — последнее прибежище людей, лишенных воображения. «Отношение костюма к живописи», 1885
  • Учить искусству надо не в Академии. Художника создаёт то, что он видит, а не то, что он слышит. «Отношение костюма к живописи», 1885
  • В доступности развода заключено хотя бы то достоинство, что это привносит в брачный союз новый элемент романтической зыбкости. Когда пара до конца жизни связана узами брака, сколь часто обходительность становится чистым излишеством, а галантность и вовсе ничего не значит. «Американец», 1887
  • Маска говорит нам больше, чем лицо. «Перо, полотно и отрава», 1889
  • Искусство заимствует не из жизни, а из других искусств. «Перо, полотно и отрава», 1889
  • Моральный инстинкт можно довести до такой степени совершенства, что он начнет заявлять о себе даже там, где он вовсе не нужен. «Перо, полотно и отрава», 1889
  • Тот факт, что человек угодил в тюрьму, никак не меняет качества написанной им прозы. Обыденные добродетели не могут служить опорой в искусстве, хотя способны отлично поддерживать репутацию второстепенных художников. «Перо, полотно и отрава», 1889
  • Концепция «искусства для искусства» подразумевает не конечную цель, а лишь формулу творчества. «Письма великой женщины»
  • Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы их понимали. «Сфинкс без загадки», 1891
  • Современный мистицизм — это способ поделиться бесполезными сведениями в абсолютно невразумительной форме. «Женщины-романистки»
  • Целью беседы должно быть развлечение, а не поучение. «Аристотель за утренним чаем»
  • Единственные люди, с которыми должен водить знакомство художник, это люди красивые и глупые, люди, смотреть на которых — художественное наслаждение, и говорить с которыми — отдых для ума. «Натурщик-миллионер»
  • Единственное, что утешает человека в тех глупостях, которые он совершает, — это то, что он всегда ставит их себе в заслугу. «Китайский мудрец»
  • Альтруист все время пытается быть кем-то другим — то есть лишает себя единственного оправдания собственного бытия. «Китайский мудрец»
  • Люди очень любят делиться тем, что самим им не нужно, поэтому благотворительность крепнет и процветает. «Лучшая книга, чтобы отдать её»
  • Религии могут быть поглощены другими религиями, но не могут быть опровергнуты. «Развитие исторического метода в критике»
  • Так легко собирать факты и так трудно что-то построить из них. «Развитие исторического метода в критике»
  • Лучшие творения инженеров всегда изящны; линия силы и линия красоты совпадают. «Искусство и ремесленник»
  • Прежде мы канонизировали наших героев. Современный обычаи — их опошлять. Дешёвые издания великих книг могут быть превосходны, но дешёвые издания великих людей отвратительны. «Дешевая версия великого человека»
  • Все великие личности рано или поздно обречены оказаться на уровне их биографов. «Дешевая версия великого человека»
  • Смирение — удел лицемеров, скромность — удел неспособных. Амбициозность — одновременно обязанность и привилегия художника. «М-р Оскар Уайльд о м-ре Оскаре Уайльде»
  • Главное, без чего не обойтись журналисту, — это дурные манеры. «М-р Оскар Уайльд о м-ре Оскаре Уайльде»
  • Чем больше публика интересуется художником, тем меньше она интересуется искусством. «М-р Оскар Уайльд о м-ре Оскаре Уайльде»
  • Цель искусства не в том, чтобы развлекать публику или заставить её страдать. Цель искусства — быть искусством. «М-р Оскар Уайльд о м-ре Оскаре Уайльде»
  • Художники, подобно греческим богам, открываются только друг другу. «Возрождение искусств в Англии»
  • Расходиться во мнениях с тремя четвертями британской публики относительно чего бы то ни было — один из главных признаков умственного здоровья. «Возрождение искусств в Англии»
  • Не следует слишком строго судить об английских романах: это всего лишь досуг умственно безработных. «Болтливо и мило»
  • Дешевое чтиво требует лишь легковерия и вовсе не требует воображения. «Несколько романов»
  • Моральные принципы неизменно оказываются последним прибежищем людей, лишенных чувства красоты. «Истина о масках»
  • Театр должен быть в руках просвещенного деспота. «Истина о масках»
  • В искусстве не существует универсальной правды. Правда в искусстве — это Правда, противоположность которой тоже истинна. «Истина о масках»
  • Истина никогда не зависит от фактов, отбирая и создавая их по своему усмотрению. «Истина о масках»
  • Худшие произведения всегда пишутся с самыми лучшими намерениями, и наиболее банальны мы тогда, когда принимаем себя всерьез. «Уголок поэтов»
  • Большой поэт всегда непонятен, а маленького не стоит и понимать. «Уголок поэтов»
  • По-видимому, существует какая-то странная связь между благочестием и скверными рифмами. «Уголок поэтов»
  • Публика смотрит на трагика, но комик смотрит на публику. «Генрих IV» в Оксфорде»
  • Истинный драматург показывает нам жизнь средствами искусства, а не искусство в форме жизни. «Гамлет» в «Лицеуме»
  • Быть может, мы, люди нынешнего века, слишком альтруистичны, чтобы быть по-настоящему артистичными. «Двенадцатая ночь» в Оксфорде»

Избранные мысли из разных источников, писем

  • Я правил свое стихотворение полдня и вычеркнул одну запятую. Вечером я поставил её опять. (Свидетельство современников, 1883)
  • Хотите знать, в чем заключается величайшая драма моей жизни? Я вложил свой гений в свою жизнь, и всего лишь свой талант — в свои книги. (Свидетельство современников, 1895) ,
  • Вы замечали, как раздражительны становятся свиньи, если не разбрасывать перед ними бисер? (Свидетельство современников, 1895)
  • Не то беда, что поэт пьет, а то беда, что не все пьяницы поэты. (Свидетельство современников, 1897)
  • Я совершенно согласен с д-ром Нордау, что все гениальные люди психически нездоровы; но д-р Нордау забыл добавить, что все психически здоровые люди идиоты. (Свидетельство современников, 1897)
  • Лицо мужчины — его автобиография. Лицо женщины — её роман о себе. (Свидетельство современников, 1898)
  • Невиновные страдают всегда, это их ремесло. К тому же мы все невиновны, пока не попались. (Свидетельство современников, 1898)
  • Если допустить, что Христос был сверхъестественным существом, наделенным чудодейственной силой, его страдания обратятся в фарс. (Свидетельство современников)
  • Я бы мог отказать себе в удовольствии говорить, но не могу отказать другим в удовольствии слушать. (Свидетельство современников)
  • Сильная антипатия указывает на тайное притяжение. (Свидетельство современников)
  • У меня наипростейший вкус: я всегда удовлетворяюсь лучшим. (Свидетельство современников)
  • Будь вы мудры, вы бы знали, что жизни нас учит только неопытность. (Свидетельство современников)
  • Фундаментом литературной дружбы служит обмен отравленными бокалами. (Свидетельство современников)
  • Художники, как и боги, никогда не должны покидать свои пьедесталы. (Свидетельство современников)
  • Аскеза — блестящая язва на прокажённом теле христианства. (Свидетельство современников)
  • Молитва должна оставаться без ответа, иначе это уже не молитва, а переписка. (Свидетельство современников)
  • Господь, создавая человека, несколько переоценил свои силы. (Свидетельство современников)
  • Джентльмен — это человек, который никогда не оскорбит ближнего непреднамеренно. (Свидетельство современников)
  • Совесть журналиста — элемент исключительно декоративный. (Лекция, 1883)
  • Популярность — это лавровый венок, которым мир венчает низкопробное искусство. (Лекция, 1883)
  • Нет такого красивого предмета, который при определенных условиях не мог бы выглядеть некрасивым. Я полагаю, что хотя бы раз в сутки красивое выглядит уродливым, а уродливое — красивым. (Лекция, 1883)
  • Никогда от начала времен не было ни золотой эры художества, ни художественно одаренного народа. Художник всегда был и всегда будет редчайшим исключением. (Лекция, 1883)
  • Истинны в жизни человека не его дела, а легенды, которые его окружают. Не следует разрушать легенд. Сквозь них мы можем смутно разглядеть подлинное лицо человека. (Интервью, 1891)
  • Жажда красоты есть не что иное, как высшая форма жажды жизни. (Интервью, 1882)
  • Нет нравственных или безнравственных мыслей. Есть лишь безнравственные чувства. (Уайльд на своем судебном процессе)
  • Любая попытка объяснить произведение искусства обесценивает его. (Письмо, 1887)
  • Критик призван просвещать читателя; художник призван просвещать критика. (Письмо, 1890)
  • Бесполезная вещь непременно должна быть красивой — иначе её существование лишено смысла. (Письмо, 1891)
  • Бог и другие художники всегда немного темны. (Письмо, 1894)
  • Женщинам всегда можно довериться, потому что они не помнят ничего важного. (Письмо, 1897)
  • В жизни нет ничего сложного. Это мы сложны. Жизнь — простая штука, и в ней чем проще, тем правильнее. (Письмо, 1897)
  • Тех, кто платит свои долги, непременно ожидает банкротство. (Письмо, 1897)
  • Тщеславие помогает удачливому и вредит неудачнику. (Письмо, 1897)
  • Лучше уж сотня противоестественных грехов, чем одна противоестественная добродетель. (Письмо, 1897)
  • Борьба со смертью — либо вульгарный фарс, либо отвратительная трагедия. (Письмо, 1897)
  • Сложные натуры половину своих сил тратят на то, чтобы понять себя. Не удивительно, что они всегда в угнетенном состоянии духа. (Письмо, 1897)
  • Я всегда считал и теперь считаю, что эгоизм — это альфа и омега современного искусства, но, чтобы быть эгоистом, надобно иметь эго. Отнюдь не всякому, кто громко кричит: «Я! Я!», позволено войти в Царство Искусства. (Письмо, 1897)
  • Страдание — страшный огонь; он либо очищает, либо сжигает насмерть. (Письмо, 1897)
  • Мало хорошего быть пуританином, педантом или проповедником. А сочетание всех этих качеств стоит худших эксцессов Французской революции. (Письмо, 1898)
  • Христос умер не для того, чтобы спасти людей, а для того, чтобы научить их спасать друг друга. (Письмо, 1898)
  • Литература не может адекватно выразить жизнь. Но произведение искусства вполне адекватно выражает Искусство, а больше ничего и не надо. Жизнь — это только мотив орнамента. (Письмо, 1899)
  • Люди слушают прежде всего то, что говорят сами. (Письмо, 1900)
  • Женщины выходят замуж ради спокойной жизни и берут любовников ради бурных страстей. И тут и там их ожидает разочарование. (Из черновых рукописей)
  • Только слабые натуры твердо отвергают соблазны. (Из черновых рукописей)
  • Воинствующий моралист — это гедонист на покое, или, во всяком случае, должен им быть. (Из черновых рукописей)
  • Сочувствие страданию — это радость прокаженного, которому на улице попался другой прокаженный. (Из черновых рукописей)
  • Человек может поклоняться лишь тому, что стоит ниже него. В этом — интеллектуальная слабость всех космогоний и эмоциональная сила всех религий. (Из черновых рукописей)
  • Религии освящают рождение народов, философии зачастую провожают их в последний путь. (Оксфордские тетради)
  • Лучший способ сделать детей хорошими — это сделать их счастливыми. «Литературные и другие заметки», II
  • Художественное произведение бывает прекрасно именно тогда, когда оно включает в себя элементы, до него в искусстве не существовавшие, и измерять его степень совершенства меркой образцов прошлого — значит измерять его как раз той меркой, отсутствие которой обусловливает его действительное совершенство.
  • Смотреть на современные картины приятно, слов нет, по крайней мере, на некоторые из них, но жить с ними совершенно невозможно. Они слишком умны, слишком непреложны, слишком разумны, их смысл слишком очевиден, и значение их слишком ясно выражено. Слишком короткое нужно время, чтобы исчерпать всё то, что они имеют вам сказать, и тогда они становятся скучны, как родственники.
  • В наш век благоразумия и бездуховности художники черпают вдохновение не из жизни, а друг у друга.
  • Ложь поэзии правдивее правды жизни.
  • Люди редко говорят ту правду, которую стоит говорить. Мы должны были бы с тою же вдумчивостью выбирать правду, как мы тщательно выбираем произносимую нами ложь.
  • Красота — единственное, что время не в силах сокрушить. Философские учения рассыпаются, как песок, верования сменяют одно другое, но действительно прекрасное является радостью всех времён, достоянием вечности.
  • Есть истины, сами по себе верные, но которые могут быть сказаны не во время и не тем людям, кому следует.
  • Нравственность — это мерка, с коей мы подходим к людям, которых мы не любим.
  • Мужчины могут любить то, что ниже их, недостойное, запятнанное, обесчещенное. Мы, женщины, когда любим, поклоняемся, а, потеряв возможность поклоняться, теряем всё.
  • Женщины подобны детям: они живут ожиданиями.
  • Если мы живём для достижения определённых целей, мы притупляем наши душевные порывы. Если мы живём для целей, мы живём для одной минуты, для одного дня, для одного года, вместо того, чтобы жить для каждой минуты, каждого дня, каждого года.
  • Здравый смысл — это унаследованная глупость наших предков.
  • Философия учит нас стойко переносить несчастья других людей.
  • Когда человек действует, он марионетка; когда он описывает, он поэт.
  • То, о чём не говорят, никогда и не случилось. Только называя вещь по имени, мы призываем её к жизни.
  • Искривлённые умы так же свойственны людям, как искривлённые тела.
  • Счастливые люди имеют в жизни своё значение, но значение отрицательное, значение фона. Они подчёркивают прелесть несчастных.
  • Женщины обычно держат в руках все козыри, но всегда проигрывают последнюю ставку.
  • Учёный разговор — притворство невежды или занятие умственно безработных.
  • Цинизм есть не что иное, как искусство видеть вещи, как они есть, а не какими они должны быть.
  • Прошлое — это то, чем не следовало было быть человеку; настоящее есть то, чем ему теперь не следует быть.
  • Искусство можно покорить лишь тогда, когда покоришься ему.
  • Когда женщина говорит с одним мужчиной, она улыбается другому и думает о третьем.

Оскар Уайльд

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/esse/iskusstvo-skoree-pokryivalo-chem-zerkalo/

  • Уайльд Оскар, ПСС. — М., изд. В.М.Саблина, 1909
  • Оскар Уайльд, Избранное в 2 томах. — М.: ГИХЛ., 1960.
  • Оскар Уайльд, De PROFUNDIS. Тюремная исповедь. — М.: ЭКСМО, 2003.
  • Оскар Уайльд, «Душа человека при социализме», файл. Пер.: О. Кириченко
  • Оскар Уайльд, «Душа человека при социализме», файл. Пер.: Виктор Постников
  • Оскар Уайльд, «Критик как художник», файл. Пер.: А.Зверев
  • Оскар Уайльд, ПИСЬМА, файл.
  • Афоризмы & парадоксы Оскара Уайльда. / Составитель Л. Крайнов-Рытов — Н. Новгород: Ф-М, 1999.
  • Оскар Уайльд, Афоризмы. / Составитель К. Душенко — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.
  • Оскар Уайльд, «Музыка будет по-немецки, вы все равно не поймете», Афоризмы. / Составитель К. Душенко: Эксмо; М.; 2014

В начало

Оглавление , На главную