Образные сравнения в художественном тексте

Дипломная работа

Художественное творчество — это особый способ познания и освоения человеком действительности. Художественная речь существует преимущественно в письменной форме. Устное ее представление (актером, чтецом и т.п.) носит вторичный, опосредованный характер. Оно неотделимо от личности и восприятия говорящего и меняется в связи с изменением последнего. Единицей же художественной речи следует считать законченное сообщение — целый текст, завершенное произведение.

Основная функция художественного текста заключается в эстетическом воздействии на читателя. Автор стремится вызвать у него чувства, эмоции, ассоциации, и с этой целью именно в художественном тексте, как ни в каком другом, широко используются различные изобразительные и выразительные средства языка. Одним из наиболее ярких средств является образное сравнение (simile).

Приём сравнения играет огромную роль в жизни и деятельности человека: сравнение применяется как метод познания действительности, ведущий к установлению характерных признаков предмета; вместе с тем сравнение широко употребляется и в качестве приёма художественной речи, служащего одним из средств зарисовки образа. Как художественный приём, сравнение — это сопоставление двух явлений, предметов, людей и их черт и т.д. — по признаку, наиболее выражающему замысел, позицию, мироощущение автора. В результате сопоставления лиц, характеров, событий с другими объектами сравнения изображаемое как бы конкретизируется, становится более очевидным и выразительным. Образное сравнение является мощным средством характеристики явлений и в значительной степени способствует раскрытию авторского мироощущения, выявляя субъективно — оценочное отношение писателя к фактам объективной действительности.

Исследованием образного сравнения как одного из наиболее ярких изобразительно — выразительных средств занимались многие лингвисты, но до сих не существует единого мнения по ряду вопросов, связанных с данным стилистическим приемом. Так, разные лингвисты предлагают различные классификации образных сравнений в зависимости от признаков, положенных в их основу. Особый интерес представляет анализ образных сравнений в произведениях художественной литературы, способов, с помощью которых они раскрывают взгляд автора на тот или иной предмет, то есть особой роли образного сравнения в отражении художественного замысла писателя. Все это определяет актуальность избранной темы.

13 стр., 6450 слов

Художественные средства построения композиции

... композиции Композиция - наиболее яркий показатель художественного мышления. Она делает произведение цельным, выразительным и гармоничным, создает единое композиционное пространство. Композиция ... Законы композиции, складывающиеся в процессе художественной практики, эстетического познания действительности, ... различных категорий художественной формы категория композиция поставлена на первое место. ...

Объектом исследования является образное сравнение в художественном тексте.

Цель работы: всесторонне проанализировать сравнение как одно из стилистических средств, участвующих в создании образности художественного текста.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

) рассмотреть понятие текста в трактовках различных лингвистов;

) определить основные характеристики художественного текста;

) рассмотреть понятие образного сравнения, выделить его признаки, типы, структурные образцы;

) найти примеры общеупотребительных и авторских сравнений в художественной литературе и проанализировать их структуру.

Методы исследования: описательный, компонентный, структурно-семантический и контекстуальный анализ.

В настоящей работе выдвигается следующая гипотеза: образное сравнение, являясь одним из приемов создания образности в художественном тексте, обладает стилистическим потенциалом.

Дипломная работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, списков использованной научной литературы и литературных источников. Во Введении называется тема дипломной работы и подчеркивается ее актуальность, определяются объект, цель, задачи и методы исследования, а также структура работы. Первая глава знакомит с образным сравнением как одним из изобразительно-выразительных средств художественного текста. Во второй главе приводятся классификации образных сравнений, данных различными лингвистами; доказывается то, что образное сравнение обладает стилистическим потенциалом. В Заключении даются основные выводы по всей работе.

Глава I. Образное сравнение как средство создания образности художественного текста

I.1 Художественный текст и его основные характеристики

Определение текста, которое можно было бы считать исчерпывающим и которое носило бы терминологический характер, еще не выработано. Подобно другим наукам лингвистика нередко оперировала понятиями, не получившими полного объяснения. Известны многовековые попытки определить понятия «слово» и «предложение». В настоящее время к ним можно отнести и понятие «текст».

Однако понятие текста целесообразнее всего рассматривать в рамках того направления в языкознании, которое наиболее стремительно развивалось во второй половине 60-х — в 70-х гг. и получило название лингвистики текста.

7 стр., 3467 слов

Журналистский текст как термин и как понятие

... – изучения журналистского текста. В этой связи особый интерес вызывает комплексное изучение журналистских текстов, что позволяет ... множество предложений, объединенных различными типами лексической, логической и грамматической связи, способное ... существует более 300 определений понятия «текст», и рассматривать все не ... можно выучить». Или вспомним и о другом языке – языке общения участников ...

Развитие этой лингвистической дисциплины в зарубежном языкознании явилось закономерной реакцией на ограниченность и идеализм некоторых методов в лингвистическом исследовании, утверждавшихся до сих пор прежде всего в рамках американского структурализма, и в особенности при построении лингвистической теории представителями генеративной трансформационной грамматики.

Текст понимается обычно как некоторая законченная последовательность предложений, связанных по смыслу друг с другом в рамках общего замысла автора [Иванова , c.12]. Взаимообусловленная связанность, или когерентность, таких предложений становится одним из важнейших критериев определения. Так, К. Бринкер подчеркивает, что текст — это когерентная последовательность предложений или, иначе, связанная по смыслу друг с другом последовательность предложений [Brinker, с.51].

Из такого определения первоначально для исследователя вытекала задача установления видов этой связи и определения правил передачи ее во избежание ложной трактовки текста читателем. При этом наибольшее внимание уделялось различного рода текстовым повторам, особенно именным. Устанавливалось, что возможен так называемый чистый повтор, без модификаций, или оказывалась возможной замена слова на синоним (друг — приятель), на местоимение (друг — он), на слово более широкого или узкого значения, на перифразу, сочетание с придаточным предложением и т. д.

Наряду с интересом к повторам и текстовым заменам был характерен в целом поиск единиц большей протяженности, чем предложение, внутри текста и анализ такого рода единиц — сложного синтаксического целого, сверхфразового единства, абзаца [Лотман, с.32].

Заметные успехи в разработке этих вопросов были сделаны в отечественном языкознании. В это время появилось большое количество работ, исследующих как межфразовые отношения и связи, так и проблемы единиц, промежуточных между предложением и текстом, а также вопросы структуры и свойств текста в целом. Существенную роль при таком анализе играла идея анафорических отношений, выявляющихся между различными единицами построения. Отмечалось, что аналогичность требует линейной первичности для исходного имени и вторичности — для анафорически соотнесенной замены. Эта линейная распределенность исходных, т. е. первично упомянутых, и вторичных, анафорических имен вызвала большой интерес к первой, начальной, абзацной фразе, ее структуре и текстовой сущности упоминаемых в ней имен. Выявившаяся оппозиция пред упомянутости-первоупомянутости текстовых элементов привлекла внимание и к другим явлениям текста, тесно связанным с идеей пред упоминания, известности-новизны, — порядок слов, тип актуального членения высказывания, распределение определенных и неопределенных артиклей и других средств выражения категории определенности — неопределенности. Интерес к структуре первой — не первой фразы выразился в появлении многочисленных работ о структуре абзаца.

Эти и подобные наблюдения и выводы, характерные для лингвистики текста на первом этапе ее развития, когда исследователи занимались главным образом изучением видов связи языковых единиц в тексте, в связи с чем данная дисциплина определялась как лингвистика связного текста, не могут считаться принципиально новыми. О правилах связи предложений говорилось еще в античной риторике, о правилах порядка слов, употреблении артиклей и др. многое говорится в учебниках по грамматике и стилистике. Однако повышенное внимание лингвистов к тексту определялось, как вскоре стало ясно, не только интересом к этим теоретически довольно простым и не новым идеям о когезии, т. е. внутренней связанности, и анафоре в тексте. Весь круг идей и проблем лингвистики текста, возникнув первоначально на этой узкой базе понятий связного текста, претерпевает существенное расширение, а формирующаяся лингвистика текста постепенно смещает свои онтологические акценты. Первым этапом на пути к такой новой ориентации можно рассматривать дефиницию лингвистики текста как науки, изучающей «язык в действии». В соответствии с таким определением можно было предположить, что лингвистика текста будет заниматься изучением употреблений языковых единиц в речи. Именно так первоначально и была понята лингвистика текста. Однако сосюровская дихотомия «язык — речь» приписывает речи индивидуальность, определенную случайность проявляемых характеристик, ценность которых состоит в возможном будущем обогащении языковой системы, тогда как лингвистика текста стремится к поиску «общих закономерностей, а не к анализу отдельных употреблений. Задача лингвистики текста — найти и построить систему грамматических категорий текста с содержательными и формальными единицами именно этой сферы.

7 стр., 3395 слов

Реферат по психологии связь речи и сознания человека

... использующая средства языка. Речь тесно связана с мышлением. Человек не только выражает свои мысли и воспринимает мысли других людей с помощью речи, но он думает словами. Неразрывная связь речи и мышления появляется ...

На современном этапе лингвистика текста подчеркивает не столько проблемы семантической и формальной близости последовательно расположенных высказываний, сколько вопросы коммуникативного плана, задачи исследования условий коммуникации, обеспечивающих однозначное толкование единиц создаваемого текста [Домашнев, с.41]. Коммуникативная направленность как важный аспект оценок понятия текста наиболее отчетливо проявляется в определении текста, которое дает Г. Глинц: «Текст — это речевое произведение, созданное автором с интенцией идентичного восприятия и зафиксированное с целью одинакового последующего воздействия, как правило, не на отдельного коммуниканта, а на несколько, и даже на множество коммуникантов»[Glinz , с.32].

.Я. Тураева понимает текст как «некое упорядоченное множество предложений, объединенных различными типами лексической, логической и грамматической связи, способное передавать определенным образом организованную и направленную информацию» [Тураева, с.56]. Авторы обоих определений обращают внимание на коммуникативную и прагматическую значимость текста.

Различные дефиниции текста приводятся в книге И.Р. Гальперина «Текст как объект лингвистического исследования». Автором дается и более узкое определение текста, которое исключает из рассмотрения устную речь и согласно которому текст является произведением речетворческого процесса, обладающим завершенностью, объективированным в виде письменного документа, литературно обработанным в соответствии с типом этого документа, произведением, состоящим из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи. Текст — это произведение, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку.

22 стр., 10885 слов

Особенности изучения художественного текста

... структуре англоязычных художественных текстов, в частности разобрать повествование, описание и рассуждение. Глава 1. Художественный текст как объект исследования .1 Особенности изучения художественного текста Художественный текст опирается на использование образно-ассоциативных качеств речи. Для него ...

Если устную речь характеризует звуковое воплощение, то для текста характерно графическое воплощение. Если устную речь отличает линейность, то текст характеризует многомерность. Устная речь линейна, так как она имеет лишь звуковое воплощение. Запись (графическая или на магнитную ленту) меняет ее качества. Таким образом, устная речь необратима — отзвучала и вернуться к какому-либо ее отрезку нельзя. Текст многомерен, так как возможно множественное возвращение к любому его участку. Если речь есть движение, процесс, то текст характеризует двойственная природа — способность находиться и в состоянии покоя, и в состоянии движения. Если существование речи во времени ограничено временем звучания данной речи, то существование текста практически ничем не ограничено [Гальперин 2007, с.11].

Текст не только отражает действительность, но и сообщает о ней. Семантика текста включает номинативный и коммуникативный компоненты. В тексте пересекаются коммуникативная, когнитивная (познавательная) и эмотивная функции.

Как высшее коммуникативное целое текст является и закрытой и открытой системой. Закрытость текста в его сущностных признаках — ограниченности и законченности. Как некая объективная реальность текст существует в определенных параметрах вне сознания творящего и воспринимающего его субъекта. В этом смысле он представляет собой закрытую систему, для которой характерно состояние покоя. Однако этим понятие «текст» не исчерпывается. Текст актуализируется в сознании получателя и в процессе сотворчества. При освоении текста читателем объем информации, передаваемой им, постоянно изменяется. В этом смысле текст представляет собой открытую систему, для которой характерно состояние движения.

Открытость текста как особой знаковой системы определяется особенностями его восприятия. Текст же есть единство системного и индивидуального. Системность текста отражает требование получателя к отправителю — моделирование текста по моделям, заданным языковым кодом. Индивидуальность текста есть результат бесконечной вариативности материальной формы, несущей художественный образ.

Углубление познаний о тексте, подход к тексту с различных точек зрения, естественно, приводит к появлению новых определений текста. Это не удивительно. Объект такой высокой сложности, как текст, может быть предметом различных подходов. Для данной работы наиболее приемлемой точкой зрения будет понятие текста, рассмотренное И. Р. Гальпериным, который дает следующее определение: «Текст — это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющих определенную целенаправленность и прагматическую установку» [Гальперин 2007 , с. 13].

Одним из видов текста является художественный. Каждое художественное произведение является результатом образного познания и отображения реальной действительности художником. Художественное литературное произведение обладает силой рационального и эмоционального воздействия на читателя благодаря индивидуально-образному изображению мира писателем. Изображая действительность, писатель неизбежно отражает свое видение мира, свое к нему отношение, сочетает правду и вымысел [Брандес , с.72]. Все это реализуется в тексте художественного произведения. «Конкретный художественный текст,- пишет Г.В. Степанов,- передает такой смысл, который, по нашему мнению, не может быть выражен синонимичными высказываниями. Художественный смысл не может быть «семантически представлен», независимо от данного языкового оформления. Изменение языкового оформления влечет за собой либо разрушение конкретного художественного смысла, либо создание нового»[Степанов , с.44].

3 стр., 1387 слов

Сущность художественного образа в музыкальных произведениях

... ассоциаций, углубляют понимание сути произведения и вызывают личностное отношение к нему» [2, с. 16]. Так, создание художественных образов в музыке реализуется при помощи средств ... же характерны художественные образы (в этом его принципиальное отличие от научной деятельности…). Образ в искусстве не только отражает многообразные и калейдоскопически пестрые явления действительности, окружающего мира, ...

Таким образом, отличительной чертой художественного текста является то, что он содержит не только семантическую, но и так называемую художественную или эстетическую информацию. Эта художественная информация реализуется только в пределах индивидуальной художественной структуры, т.е. конкретного художественного текста. Носителями художественной информации в тексте могут быть любые его элементы.

В языке различаются элементы, имеющие семантическое значение, соотнесенные с определенными объектами внеязыковой действительности, и элементы, имеющие лишь внутриязыковое, например грамматическое, значение (служебные слова).

Различаются также структурно-значимые элементы уровня языка и их варианты на уровне речи.

В художественном тексте любые элементы, как уровня языка, так и уровня речи, являются элементами структурно значимыми. Любые формальные элементы языка, включая графические средства, могут приобретать самостоятельную значимость. И как те, так и другие могут являться в тексте носителями эстетической информации [Виноградов 1959, с.52].

Эмоциональным воздействием языковые элементы любого уровня обладают только в системе текста, в определенной текстовой структуре, где они выступают не изолированно, а во взаимодействии с другими языковыми элементами в определенном контексте, протяженность которого различна — от микро контекста словосочетания до целого текста. Иногда, как уже было сказано, в понятие контекста, необходимого для реализации художественного воздействия того или иного элемента, включаются и так называемые вне текстовые структуры.

Другой специфической чертой художественного текста как единицы эстетической коммуникации является его абсолютная антропоцентричность, т. е. познание и отражение мира в произведении художественной литературы направлено в первую очередь на познание человека, а все изображаемые художественные события есть средство его всестороннего показа. Даже в жанрах басни, сказки и т. п. изображение моделируется по законам человеческого бытия и проникнуто духом человеческого «я». Свои ценностные представления о человеке писатель — как центральный субъект художественно-познавательной деятельности — развивает прежде всего в системе образов создаваемых им действующих лиц. Читатель как завершающее звено духовно-практической деятельности по эстетическому овладению действительностью воспринимает эти образы и обогащает их субъективным смыслом в зависимости от собственных взаимоотношений с действительностью. Таким образом, категории автор — персонаж — читатель являются смысловыми центрами антропометрической структуры литературного произведения.

12 стр., 5706 слов

Доклад “Художественный образ и художественный метод в изобразительном искусстве”

... поэтому описание природы осенью в художественных произведениях всегда имеет символическое значение. Автор: Свободная тема Произведение: Сочинение на тему «Что такое художественный образ» Это сочинение списано 7 977 раз Когда ... других стилей текста. Писатель применяет не только чисто литературный язык, но и заимствует средства из разговорной речи и просторечья. Черты художественного стиля также ...

Как уже отмечалось, различные читатели извлекают из художественного текста неодинаковую по своему объему смысловую и эстетическую информацию. Восприятие художественной информации, а также интерпретация смысла произведения читателем зависят от его эрудиции, личных вкусов и пристрастий. Чтение художественной литературы — процесс творческий, который идет от живого созерцания конкретного, единичного и особенного персонажей к познанию их абстрактного, всеобщего, того, что составляет сущность человека и определяет его поведение,- к познанию закономерностей социального порядка. По-разному воспринимаются и интерпретируются одни и те же произведения в различные эпохи: современниками писателя и последующими поколениями читателей. Трагедия И. В. Гёте «Фауст» актуальна и сегодня, однако она интерпретируется нашими современниками по-новому, с учетом исторического опыта человека XX века, что отражается и в современном прочтении и постановке трагедии режиссерами.

Это позволяет говорить о полисемантичности художественного текста как об одном из его свойств. Полисемантичность художественного текста наиболее ярко проявляется при толковании лирических стихотворений, в меньшей степени в прозаических фабульных текстах. В ряде случаев полисемантичность может быть результатом авторского замысла, автор предоставляет читателям возможность делать оценки и выводы. Однако любой художественный текст при всей полисемантичности имеет свое инвариантное ядро, которое не допускает диаметрально противоположных толкований текста.

Художественному тексту в большинстве случаев присуща и полифункциональность. В нем может совмещаться несколько функций: эстетическая и философская («Улисс» Д. Джойса, трагедия Шекспира «Макбет») [Домашнев, с.14-15].

I.2 Образность художественного текста и средства ее создания

В основе художественного творчества действует принцип эстетики: искусство является познавательно-оценочным отражением действительности. Особенность художественного текста заключается в том, что он представляет собой художественно — преображенную замыслом автора реальную действительность, наполненную эстетическим смыслом и содержанием. Таким образом, художественное произведение является отражением объективной реальности, какой ее видит и воспринимает автор. Художественное отражение включает в себя личностное отношение художника к изображаемому, выражение его суждений, чувств, ценностных установок. Художественный образ — одно из величайших достижений общественной сущности языка, позволяющее с большей эффективностью и эмоционально-экспрессивной достоверностью передать через них замысел и свое отношение к изображаемому. По мнению А.И. Федорова: «Образ — наглядное представление о каком-либо явлении, факте действительности, выраженное в художественной форме; в отличие от фотографического отражения фактов, явлений действительности, в художественном образе многие признаки явлений домыслены, изменены, преувеличены с целью передать отношение автора к изображаемому. Иначе говоря, образ не является адекватным отражением явлений действительности, в нем сознательно отображены и переданы те признаки, через которые можно выразить отношение к изображаемому, передать авторскую мысль» [Федоров, с. 28]. Отбор необходимых слов со строгой нормативной семантикой и их соединение друг с другом по законам грамматического строя языка, на основе которого создается произведение, делает образ конкретным, отсекая нецеленаправленные, уводящие в сторону от замысла ассоциации. Образ получает твердую смысловую базу в значениях слов, но он не представляет собой сумму их значений, как в научном тексте; являясь добавочным сообщением в контексте, он связывается с другими образами, а все они представляют в произведении систему образных средств. Фразы типа «Художник мыслит образами», «Искусство — это отражение действительности в форме чувственных образов», «Образ — первооснова художественного творчества» и т. п. легко обнаружить в любом исследовании по эстетике, теории литературы, стилистике художественной речи. Ни одна из них не вызывает возражений, и все они, в общем, подчеркивают специфику художественного мышления, воплощенную в произведении.

13 стр., 6093 слов

Что такое сила художественного слова? (по тексту Г.И. Беленького)

... базовой структуры с перечислением мебели и характеристиками комнаты. Используйте примеры сочинений «Моя комната» на английском языке ниже. Рассказы даны с переводом ... уроки и прячусь от родителей, если меня за что-то заругали. Сочинение Моя комната (от имени мальчика) Как же я люблю свою ... а еще можно открыть окно. Ветер, дующий из него, придает сил на творчество. И вроде бы все как всегда, ничего не ...

Все приведенные выше высказывания оперируют словом «образ» в его главном, обще эстетическом значении: «В прекрасном идея должна нам явиться вполне воплотившейся в отдельном чувственном существе; это существо, как полное проявление идеи, называется образом» (Н. Г. Чернышевский), «прекрасное в искусстве есть индивидуальное оформление действительности, обладающее специфическим свойством являть через себя идею» (Гегель), «эстетическое, очевидно, начинается там, где начинается специфическое переживание абсолютного единства и поэтому равноценности знака и значения, переживание значащей формы и оформленной идеи» (Гинзбург).

Образ , следовательно, — это представление общего через единичное, абстрактного через конкретное, отвлеченного через чувственно-наглядное, осязаемое.

И ученый, и художник наблюдают идентичные факты действительности. Первый отталкивается от серии фактов, обобщает их и в своих рассуждениях отвлекается от единичного, оперируя лишь обобщениями, абстракциями. Второй, наоборот, пристально изучает единичное, угадывая в нем представителя общего. Абстрагированный научный вывод применим ко всем частным случаям, отвечающим выведенным обобщенным характеристикам. Индивидуальный художественный образ реализует конкретное проявление общего. Вывод о единстве частного и общего, о проявлении общего в частном, завершающий и научное, и художественное познание мира, осуществляется в научном и художественном мышлении разными путями, с противоположных сторон.

Чувственная наглядность и индивидуальность художественного образа — это как бы первый план произведения. Здесь представлены конкретные объекты и явления, действуют конкретные люди со своими, только им присущими мыслями и эмоциями. Они вступают в конфликт с такими же конкретными людьми и живут своей индивидуальной жизнью. Однако единичный факт или явление представляет собой частный случай реализации общей системы. Точно так же каждый герой является представителем своей социальной, профессиональной, идеологической группы, и столкновение двух разных индивидуумов выступает как частное проявление социального, профессионального, идеологического конфликта. Обобщенный смысл, заключенный в художественных образах произведения, составляет его глубинный план. Допуская известное огрубление, можно сказать, что первый, внешний план произведения формирует его сюжет, второй, глубинный — проблематику. Оба неразрывно связаны в единое целое и только в единстве своем представляют художественное произведение.

12 стр., 5729 слов

Напишите -рассуждение, раскрывая смысл высказывания лингвиста ...

... в семье. Таким образом, точный подбор слов позволил А.Алексину предельно ясно рассказать о своей героине. Читатель же, в свою очередь, получил возможность понять, почему Колька гордился своей мамой. Сочинение на тему ... в такой диалог. Тематикой и манерой речи он характеризует своих героев». Вы представляете художественное произведение, ... сравнений и метафор. Обратимся к тексту Ю. Яковлева. Так, в ...

Поскольку обязательным условием создания и существования художественной речи является отражение в ней личного авторского мировосприятия, роль ассоциативных словесных связей здесь резко возрастает, слово нагружается дополнительным смыслом, текст приобретает дополнительную семантическую и эмоциональную емкость. Одна из исключительных особенностей художественного текста как раз и заключается в способности нести дополнительную информацию без увеличения сообщения, только за счет особой смысловой и эмоциональной нагрузки составляющих его единиц и их организации. В отличие от прочих, в художественном тексте слово реализует свои содержательные потенции не только за счет непосредственных связей с ближайшими, но и за счет семантических отношений с дистантно расположенными единицами. Одновременное наличие соседних и дистантных смысловых опор обеспечивает возможность одновременной или поэтапной реализации нескольких компонентов значения, постепенного наращивания смысла [Кухаренко, с. 24-25].

Взаимосвязанность и взаимообусловленность художественных образов произведения составляют его образную систему.

Центральное место в ней по своей значимости для восприятия конфликта и по удельному весу в произведении занимают образы персонажей. Именно они, отдельные характеры и личности, являются тем индивидуальным, конкретным, через которое постигается универсальное, общее. Они выступают носителями или противниками авторских идей, выразителями духа времени. В этом их сила и источник огромного общественного значения искусства. Для создания образа художник использует реальные характеристики людей, «переплавляя» их в своем сознании в характер-тип, характер-обобщение.

Выбор центральных персонажей — самый ответственный момент в процессе создания произведения. Ибо от их достоверности зависит достоверность конфликта, в который они вступают; от их общественной значимости — идейно воздействующая сила произведения. Образы персонажей в своем развитии в конечном счете создают образ конфликта и поглощают другие образы, входящие в образную систему,- образы естественной и вещной природы.

Пейзаж , к примеру, становится художественным образом тогда, когда приобретает функцию выражения состояния автора или персонажа. Природа в своих разнообразных проявлениях окружает человека с рождения. Она является постоянным объектом познания и источником эмоций, которые обязательно присутствуют при описании природы. Пейзаж в искусстве оказывает сильное эмоциональное воздействие: он вызывает у читателя сопереживание с художником (персонажем) и одновременно поднимает тот пласт эмоций, который отложился в памяти.

Функцию контрастного фона могут выполнять и вещные образы — обстановка, окружающие предметы. Так, например, совершенство и изысканность портрета, интерьера, званого ужина в широко известной новелле К. Мэнсфилд «Bliss» делают финальный удар совсем неожиданным и от этого особенно страшным. То же можно сказать о рассказе Э. Хемингуэя «The Capital of the World».

Однако прочитав книгу, мы представляем себе не только образы персонажей, природы и вещей, но и образ автора.

Образ автора является организующей силой произведения, объединяющей в единое целое его отдельные части, пронизывающей его единым сознанием, единым мировоззрением, единым мироощущением. Очень важно помнить, что автор, как конкретная реальная личность со своей биографией, собственным характером, слабостями и достоинствами и автор, представленный в образе автора, отнюдь не тождественны. Образ автора, как и каждый образ, — определенное отвлечение от биографической реальности. Образ автора всегда несколько идеализирован. Это, скорее, не то, что личность данного художника есть на самом деле, но то, какой она стремится стать: ведь творчество — это процесс познания и роста художника, путь самосовершенствования. Если читатель в процессе чтения сравнивает себя с образом персонажа, то писатель, по-видимому, делает то же с образом автора. Такое постоянное взаимодействие в значительной степени обеспечивает эволюцию художника.

Образы персонажей, природы, вещей не реализуются в тексте одномоментно, не локализованы в одном слове или одной фразе, а формируются постепенно, собирая и накапливая отдельные элементы по мере развития произведения. Такие обще эстетические образы в связи с характером их создания и восприятия можно назвать обобщающими (собирательными, синтетическими).

Их развитие и взаимодействие составляют структуру художественного произведения. Формируются они на основе образов словесных , локализуемых в пределах обозримого контекста. [Кухаренко, с. 22].

Образные представления могут быть выражены словосочетаниями, предложениями, а также семантическими контактами слов с содержанием отдельных отрывков текста. Чтобы сохранить целостное образное впечатление при его выражении средствами языка, писатель находит слова с соответствующей образу семантикой и соединяет их так, чтобы признаки, на которые указывает их семантика, совместились, и, дополнив друг друга, создали в сознании читателя такое же образное впечатление, которое сложилось в сознании читателя. Выбирая для этого слова и сталкивая их в словосочетания, художник слова действует по интуиции. При этом семантические поля слов, соединенных в необычные словосочетания, не выражают понятий (как это бывает в типичном контексте), а указывают лишь на те признаки их, которые служат семантическими знаками, ориентирами для создания образного впечатления или пробуждения психического явления в сознании читателя [Кузнец, с.10].

Именно в художественном тексте, как ни в каком другом, широко используются различные изобразительные и выразительные средства языка с целью воздействовать на читателя и вызвать у него определенные чувства, эмоции, ассоциации. Выразительные и изобразительные средства языка обычно называют фигурами речи (англ.figures of speech).

Итак, изобразительными средствами языка можно назвать употребление слов, словосочетаний и предложений в фигуральном (образном) значении. Различные виды переноса значений носят в стилистике название тропов (англ.tropes от греч. tropos- «поворот», «оборот»).

К выразительным средствам языка можно отнести такие речевые приемы, которые не связаны с переносом значения слов или словосочетаний, но используются для усиления экспрессивности высказывания или придания высказыванию эмоционального характера. В актуализации могут участвовать единицы всех языковых уровней. Так, единицы фонетического уровня актуализируются в аллитерации, ассонансе, ритме, метре и других явлениях, крайне важных для поэзии. Сознательное искажение общепринятого графического облика слова для более адекватной передачи перераспределения фонемного состава, отражающего его истинное звучание, — графон,- имеет место прежде всего, в диалоге прозы и драмы. Морфемный уровень представлен новыми сочетаниями морфем, их повторами и чаще реализуется в поэзии. Примером употребления образного средства морфологического уровня является использование определенного артикля, синтаксического — параллелизмы в построении предложений, антитезы и другие формы структурной организации речи.

Общая дифференциация стилистических средств на изобразительные и выразительные имеет относительный характер, ибо в конечном счете изобразительные средства также несут экспрессивную, т.е. выразительную, функцию. Однако, несмотря на некоторую условность и упрощенность этой дифференциации, она правомерна потому, что показывает два различных в своей основе способа, посредством которых достигается усиление экспрессивного воздействия речи: наглядную характеристику, непосредственное изображение предмета речи с помощью особых речевых средств, с одной стороны, и создание общего эмоционального тона высказывания — также с помощью особых речевых средств- с другой стороны [Кузнец, с.7].

I.3 Образное сравнение и его место в системе изобразительно-выразительных средств

Основным источником первичной образности служит уровень лексический. Не случайно термином «художественное (поэтическое) слово» обозначают все области актуальных языковых средств. Лексический материал используется для выделения, подчеркивания отдельных характерных признаков изображаемого, для дополнительного усиления их конфигурации. Например, через язык рисуется та социальная среда, к которой принадлежат действующие лица. Именно так используются в литературе диалектизмы — специфические слова и выражения, характерные для местных говоров, диалектов. Их использование помогает писателю оттенить своеобразие местного колорита.

Дополнительными средствами подчеркивания характерного в жизни персонажей являются и профессионализмы — слова и выражения, связанные с отдельной профессией, специальным родом занятий человека. В особых случаях в язык художественного произведения могут включаться и жаргонизмы — слова и выражения условного языка, применяемого в небольших социальных группах, обществах, кружках. К жаргонизмам примыкают так называемые «вульгаризмы», т.е. употребляемые в литературе грубых слов просторечия.

Архаизмами называют слова, устаревшие, вышедшие из употребления. Часто архаизмы являются признаками возвышенного стиля поэтической речи. Та резкость, с которой архаизмы выделяются на фоне современного языка, дает возможность значительно усилить с их помощью эмоциональную выразительность его. Неологизмы — вновь образованные слова, ранее в языке не существовавшие. Употребление неологизмов, так называемое «словотворчество», имеет широкое распространение в поэзии. Неологизмы несут различную функцию, создаются в поисках новых слов для новых понятий.

Все перечисленные понятия относятся к изобразительно-выразительным средствам языка, уже существующим в языке и используемым писателями для достижения определенной цели высказывания.

К важнейшим языковым средствам образности языка относятся тропы. Троп — это замена наименования явления словом или выражением, применяемым не в прямом, а в переносном смысле. Троп дает возможность кратко, но ясно и очень выразительно охарактеризовать какие-либо особенность или свойство предмета, явления о котором мы говорим. Такого рода выражение дает более выпуклое и живое представление об определенном свойстве предмета, чем подробнее объяснение, прямые описания. В литературе к нему обращаются не потому, что в языке явление не имеет точного названия, для того, чтобы сделать словесное определение образным. Троп поясняет явление изобразительно, действуя на воображение. Способы переноса свойств одного предмета на другой его характеристики могут быть различны, поэтому различаются многообразные виды тропов. К тропам можно отнести метафору, метонимию, перифраз, олицетворение, а также предмет нашего исследования — образное сравнение.

Мы воспринимаем какие-либо предметы и явления как отличные друг от друга вследствие того, что они находятся (или могут находиться) в отношениях сравнения с другими предметами и явлениями. Сравнивая предметы и явления друг с другом, мы выражаем свое отношение не только к изображаемому, но и к самому сравнению, как форме познания этого мира [Михайлов, с.26].

Образным сравнением

Попытаемся выяснить, какое место образное сравнение занимает в системе изобразительно-выразительных средств.

Один и тот же референт (человек) может в речи разных людей и в различных ситуациях фигурировать как молодой человек, молокосос, очкарик, шляпа, осел, свинья, медведь и т.д. Иными словами, названия, традиционно присущие одним предметам могут быть перенесены на другие в силу определенных закономерностей, ассоциаций: человек может быть назван «ослом» или «шляпой», верзила — «малышом», холодная комната — «Северным полюсом», красивая девушка — «розой» и т.п. Во всех этих случаях мы имеем дело с переносом (транспозицией) значений с целью экспрессивной характеристики предмета речи. Механизм и стилистические функции переноса значений — это одна из областей изучения стилистической семасиологии.

Вторая область — стилистические функции соотнесенности значений. Так, в выражениях «упрям как мерин» или «волна и камень, стихи и проза, лед и пламень», в английской идиоме «merciful tyrant» или строках известного писателя «it was the spring of hope, it was the winter of despair» экспрессивный эффект достигается благодаря комбинации значений. Соответственно, в стилистической семасиологии выделяют два вида приемов:

1) стилистические приемы, основанные на переносе значений (фигуры замещения)

) стилистические приемы, основанные на комбинации значений (фигуры совмещения)

. Перенос значения может быть количественным и качественным . Когда прямое и переносное наименования относятся к одной семантической сфере, т.е. в случае преувеличения или преуменьшения, имеет место количественный перенос: I have heaps of time (если до начала занятия осталось несколько минут).

Если же прямое и переносное значения относятся к разным семантическим сферам, то перенос носит качественный характер: The сlock has struck. Time was bleeding away.

По характеру переноса фигуры замещения делятся на фигуры количества и фигуры качества (см. Схему 2 ).

К фигурам количества традиционно относятся гипербола и мейозис. Фигуры качества включают метонимию, метафору и иронию. Мейозис, метонимия и метафора имеют разновидности, которые традиционно обозначаются отдельными терминами;

В лингвистике данные стилистические приемы часто именуют термином «тропы». Троп есть стилистически значимый перенос качения, т.е. перенос, в результате которого создаемся экспрессивный эффект. Экспрессивность тропа заключается в том, что одновременно актуализируются два значения нового наименования — традиционное и переносное, т.е. говоря «осел» о человеке, мы в то же время осознаем, что осел — это упрямое животное.

Помимо названных приемов к фигурам замещения относится еще целый ряд стилистических средств, известных со времен античности, которые, однако, не могут быть включены и вышеприведенную классификацию в качестве равноправных членов. К ним относятся перифраз, антономазия, эпитет, аллегория и аллюзия.

.Фигуры совмещения — совокупность стилистических приемов, или стилистически значимых способов сочетания в синтагматической последовательности лексических единиц одного уровня, в том числе и выразительных средств, в пределах единицы другого, более высокого, уровня. Как явствует из определения, реализация фигур совмещения возможна лишь в определенном контексте, она связана с развертыванием речи во времени и пространстве. Чаще всего данные фигуры образуются в речи в результате семантического взаимодействия слов, словосочетаний, реже — абзацев, хотя теоретически можно предположить, что данные отношения возможны и между более крупными фрагментами текста [Гриценко, с. 43-44].

Отношения между лексическими единицами отличаются многоплановостью и разнообразием. Тем не менее, возможно выделить три основных типа соотношений данных значений:

) соотношение семантически тождественных (синонимичных) лексических единиц. Эти единицы, относящиеся к одному и тому же референту, мыслятся субъективно как равнозначные, или синонимичные. Отправитель сообщения сочетает к тексте или высказывании несколько семантически тождественных единиц, в результате чего образуются фигуры тождества ;

) соотношение семантически противоположных (антонимичных) лексических единиц. Отправитель сообщения сочетает в высказывании или тексте две семантически противоположные антонимичные единицы, которые мыслятся как контрастные, в результате чего образуются фигуры противоположности ;

) соотношение семантически различающихся между собой лексических единиц. Отправитель сочетает в высказывании или тексте всяческие единицы, обозначающие разные нетождественные понятия, в результате чего образуются фигуры неравенства .

Образное сравнение, которое является предметом нашего исследования, относится к фигурам тождества.

М.Д. Кузнец предлагает другую классификацию стилистических фигур по признаку их конкретных целей. В соответствии с этим он выделяет фигуры качества и фигуры отношений. К фигурам качества относятся: метафорическая, метонимическая и смешанная группы. Фигуры эти имеют между собой то общее, что представляет собой средства качественной характеристики предмета речи.

Фигуры отношений основаны на особых, намеренно организованных отношениях между значениями слов или словесных групп, находящихся в одном контексте, либо между значениями слов, подразумеваемых или замещаемых.

Такие отношения могут быть: отношениями тождества (при особом использовании синонимии, эвфемизмах и перифразе); отношениями противоположности (при антитезе и иронии); отношениями неравенства(при нарастании и разрядке) [Кузнец, с. 11].

Здесь классификация М.Д. Кузнеца перекликается с системой стилистических отношений, приведенных А.Н. Мороховским. Однако Кузнец относит сравнение к фигурам качества , а именно к метафорической группе.

I.4 Структура и функции образного сравнения в художественном тексте

текст образный сравнение семантический стилистический

Образное сравнение — это сопоставление двух предметов, имеющих какой-либо общий для них обоих признак, в целях более яркой и наглядной характеристики одного из них.

Слова, обозначающие сравниваемые предметы, обычно связываются между собой союзами «as» или « like». При этом возможны различные структурные варианты сравнения. Иногда в нем непосредственно указывается, какой признак сравниваемых предметов имеется в виду:

«Не is as beautiful as a weathercock » (0. Wilde).

Иногда же такого прямого указания не дается, и характер сходства между сравниваемыми предметами только подразумевается:

«Look at the moon. How strange the moon seems: she is like a woman rising from a tomb. She is like a dead woman» ( 0. Wilde)

«My heart is like a singing bird » (Ch.G. Rosetti)

«The irregular houses were like the broken exteriors of cliffs lining deep gulches and winding streams.» (0. Henry)

Отмечаемым в сравнении признаком может быть не качество предмета, а его действие или состояние:

«Under the carver’s hand it cuts like clay, it folds like silk, it grows like living branches, it leaps like living flame. » (Carlyle)

«»Never! She’ll never wind and twine herself about her papa’s heart like»

«Like the ivy?» suggested Miss Tox.

«Like the ivy,»

«Startled fawn?» suggested Miss Tox.

«Like the startled fawn,»

Сравнение включает в себя три составные части: субъект сравнения (то, что сравнивается), объект сравнения (то, с чем сравнивается) и признак (модуль ) сравнения (общее у сравниваемых реалий) [Кузнец, с.11].

Н.Д. Арутюнова дает другие названия этим же элементам: предмет (то, что сравнивается), образ (то, с чем сравнивается) и признак (на основании которого и происходит сравнение первых двух).

[Арутюнова, с.28]. В нашей работе мы будем оперировать терминами, предложенными М.Д. Кузнецом. Так, предметом сравнения в предложении «My heart is like a singing bird» (Ch.G. Rosetti) является сердце, образом — поющая птица, а признаком , очевидно, ощущение счастья: сердце поэта так же наполнено радостью, как песня птицы, наслаждающейся красотой жизни.

Обязательным условием для стилистического приема сравнения является сходство какой-нибудь одной черты при полном расхождении других черт. Более того, сходство обычно усматривается в тех чертах и признаках, которые не являются существенными, характерными для обоих сравниваемых предметов (явлений), а лишь для одного из членов сравнения. Например:

«The gap caused by the fall of the house had changed the aspect of the street as the loss of a tooth changes that of a face» .

Единственным признаком, общим в этих двух разнородных понятиях (street и face) является пустое пространство. Естественно, что пустое пространство (между домами) не является характерной чертой понятия — улица; в равной степени оно не является характерной чертой, признаком понятия лицо. Случайный признак поднят сравнением до положения существенного.

В следующей фразе «a square forehead as coarse in grain as the bark of an oak» — coarse in grain является характерным, постоянным признаком коры дуба; в то же время он является случайным, несущественным внешним признаком для понятия forehead.

В качестве признака, который в сравнении является общим для двух сравниваемых членов предложения, может выступать как качество предмета (явления), так и действие. Например:

«Susan Nipper detached the child from her new friend by a wrench — as if she were a tooth.» (Ch. Dickens)

Здесь в основу сравнения положен характер действия (образ действия): detached by a wrench. Характер движения вызывает сопоставление с двумя объектами, на которые это действие может быть направлено: ребенок на руках у приятельницы Сюзанны Ниппер и — больной зуб, который нужно удалить. Опять же основной принцип стилистического сравнения сохраняется: образ действия (by a wrench) является характерным в применении к больному зубу; такой образ действия является случайным, неожиданным в применении к ребенку.

«Mr. Dombey took it (the hand) as if it were a fish , or seaweed, or some such clammy substance».

В этом примере один член сравнения (the hand) сравнивается с рядом разнородных предметов (fish, seaweed и др.).

Причем, во втором ряду сравнения даны такие предметы, у которых имеются общие постоянные признаки (clammy).

Следует иметь в виду, что не всякое сравнение является стилистическим средством. Очень часто сравнение используется для логического сопоставления двух предметов и не несет в себе никакой образной характеристики:

This Swedish sprinter runs like Mathew Jones, and can easily get the first place tomorrow.hated all those products of new art as I did. [Гальперин 1956, с. 166].

В английском языке существуют два термина, означающих сравнение: simile и comparison . Первый из них выражает понятие сравнения как стилистического средства; второй имеет более широкое значение и применим как по отношению к фигуре речи, так и к необразным сравнениям. Под термином simile обычно имеется в виду продукт индивидуального художественного творчества. Следует отличать образные стилистические сравнения от логических. При логическом сравнении принимаются во внимание все свойства двух объектов, но выделяется одно, которое сравнивается: «Нe was а big man, as big as Simon», but with sandy hair and blue eyes.» (D. Garnett) или «The boy seems to be as clever as his mother». В последнем предложении сын и мать принадлежат к одному классу объектов — человеческим существам, поэтому здесь имеет место не образное, а логическое сравнение.

Образное сравнение обычно исключает все свойства объектов кроме одного, которое является общим для них: «[…] учебный процесс она воспринимала как некий ритуальный танец, никакого отношения к научным занятиям не имеющий (Т. Грекова)»; «I could see the roof as pink as slice of salt ham from the top of my garden» (V. Pritchett).

Ср.: She sings like a professional soloist. She sings like a nightingale.changes in agriculture are as slow Our agricultural reform is as slow as they were last year. as a snail.speaks French like a born. He speaks French like a machine-gun.

Очевидно, что примеры в левой колонке — обычные сравнения (сomparison), а в правой — образные (simile).

Очевидным является и то, что образное стилистическое сравнение создается путем сопоставления двух понятий, радикально отличающихся друг от друга в семантическом плане. В вышеизложенных примерах сравниваются женщина и певчая птица, франкоговорящий и пулемет, уровень развития сельского хозяйства и улитка. Совершенно иначе дело обстоит в случае сопоставления певца — любителя и профессионала; человека, бегло говорящего на французском и коренного француза; уровень развития производства на сегодняшний день и уровень прошлого года. Нетрудно заметить, что comparison строится на логическом принципе, тогда как в стилистическом сравнении всегда присутствует элемент выдумки, фантазии. Образное сравнение тем сильнее, чем очевиднее несоответствие, разница между двумя конкретными объектами. Известно, что секрет любого стилистического эффекта в непредсказуемости, крушении ожидания, ведь получатель информации готов видеть все, но только не то, что он затем получает в действительности. [Мороховский, с. 188].

Однако не всегда возможно отличить образное сравнение от обычного, нестилистического логического сравнения. Иногда два понятия принадлежат к одному и тому же семантическому плану выражения, и все же результатом употребления такой конструкции является стилистическое средство. В выражении «Oh, John could do this forty times better than I» , несмотря на то, что, хотя Джон и говорящий — люди, очевидное преувеличение (hyperbole) делает высказывание настоящим образным сравнением.

B сравнении предметы и явления действительности выступают не в тождестве, а в разграничении. Это разграничение и поддерживается формальными средствами языка. Однако, как в метафоре, так и в сравнении сходным признаком является один признак, характерный для одного ряда явлений, и случайный для другого. Сравним два следующих предложения:

) My verses flow like streams.

) My verses flow in streams.

В первом предложении слова verses и streams употреблены в своих основных значениях: каждое слово независимо от другого. Во втором предложении первое слово verses употребляется в своем предметно-логическом значении, в то время как слово streams употреблено во взаимодействии двух значений: предметно-логического и контекстуального. Признак flow здесь как бы становится характерным для понятия verses. In streams выступает здесь в качестве обстоятельственного оборота к глаголу-признаку to flow.

Как известно, метафора и образное сравнение являются элементами сравнения. Отличие между этими стилистическими средствами состоит в том, что два сопоставимых понятия в сравнении все же остаются далекими при наличии общих черт, в то время как метафора указывает на равенство двух данных концептов, несмотря на их различие. Используя метафору, мы как бы верим в то, что называемый объект в действительности является равнозначным объекту — референту: называя человека свиньей, говорящий ведет себя, как будто он действительно такого мнения. В случае сравнения говорящий всегда знает, что неряшливый, толстый или наглый человек только выглядит или поступает как свинья.

Образное сравнениеМетафора

Таким образом, нужно помнить, что метафора — другое название, данное объекту; слово, фраза, предложение, употребленное вместо другого (более точного, но менее красочного).

В свою очередь образное сравнение всегда употребляется для называния двух различных предметов (являясь при этом фигурой совмещения , а не замещения ).

Кроме того (и это является главным отличием), сравнение содержит еще один компонент: слово или группу слов, указывающее на идею сопоставления или сравнения. Такими формальными сигналами являются союзы like, as, as if, as though, than. Эту функцию могут также выполнять и глаголы to resemble, to remind one of, глагольные сочетания to bear a resemblance to, to have a look of и другие.

В отличие от метафоры, образное сравнение может быть таким же точным, каким его пожелает сделать автор высказывания, чтобы выделить конкретную черту или косвенно указать на ее наличие. Эмпирические исследования показывают, что чаще образные сравнения употребляются с разъяснениями их скрытого значения. Это подтверждает факт того, что говорящий употребляет данный стилистический прием, когда хочет ассоциировать необычное или особенное качество предмета с названным объектом. [Гальперин 1956, с. 168].

Итак, художественный текст отличается от других типов текстов тем, что для придания ему эстетической ценности и отражения объективной реальности с точки зрения восприятия автора, в нем широко используются изобразительно-выразительные средства. Они делятся на собственно изобразительные средства, существующие в языке (expressive means), и стилистические приемы (stylistic devices), которые создает сам автор художественного произведения. Одним из последних, наиболее ярких, является образное сравнение, которое представляет собой уподобление двух предметов действительности, относящихся к разным классам с целью создания красочного образа, воспринимаемого читателем. Эта фигура речи используется для того, чтобы сделать описание более выразительным и ярким. Оно является мощным средством характеристики явлений и в значительной степени способствует раскрытию авторского мироощущения, выявляя субъективно — оценочное отношение писателя к фактам объективной действительности. Образное сравнение наряду с такими средствами, как синонимы — заместители и синонимы — уточнители относится к фигурам тождества (по классификации А.Н. Мороховского), которые, в свою очередь, являются подтипом фигур совмещения. Под этим термином следует понимать стилистические приемы, образующиеся в речи в результате семантического взаимодействия слов, словосочетаний, реже — абзацев.

Глава II. Структурно-семантический анализ образных сравнений в художественном тексте

II.1 Классификации сравнений

Среди образных сравнений лингвисты выделяют 3 вида:

)Сравнения — устойчивые идиомы;

2)Варианты сравнений, в которых варьируется один из компонентов;

3)Свободные авторские сравнения, созданные по существующим моделям.

Многие авторские образные сравнения (genuine similes) вследствие их широкого употребления превратились в устойчивые сочетания (hackneyed similes), своеобразные штампы: fresh as a rose, to blush like a peony, fat as a pig, blind as a bat, as proud as a peacock, to drink like a fish, bright as a button, to fit like a glove, to smoke like a chimney, drunk as a lord, и т. д. Традиционный характер таких штампов превращает их в фразеологические единицы, образная основа которых не только стала несущественной для их общего усилительного смысла, но во многих случаях вообще уже утеряна и даже непонятна. Таковы, например, выражения: dead as a door-nail, as thick as thieves, и многие другие. В английском языке существует целый ряд клишированных сравнений, которые подчеркивают тождество различных качеств или действий человека или животного, являющегося носителем данного качества: sly as a fox, busy as a bee, playful as a kitten, to swim like a duck, lo work like a horse. [Кузнец, с.11].

Проведенный анализ идиоматических сравнений позволил выделить следующие их виды в зависимости от частей речи, к которым относятся их элементы.

1) (as) + прил.+as+ сущ

as big as an elephant очень большойblack as pitch полностью черныйhard as nails жестокий, бессердечныйhappy as a king совершенно счастливыйas needles очень острый

Такие сравнения обычно выполняют функцию предикатива в предложении. В художественной литературе находим немало примеров использования таких идиом:

«Look at him now! He`s gone back to his books, and he`ll be as happy as a king , working away till I make him go to bed!» [Gaskell, p.17]

Сравнение as happy as a king следует здесь за глаголом-связкой to be. Речь о дедушке главной героини, Маргарет, которая рассказывает о том, какое удовольствие ему принесет чтение книг перед сном. Таким образом, сравнение «as happy as a king» означает «совершенно счастлив», показывая высшую степень удовлетворения от чего-либо.

«I couldn`t say less. I knew she was stupid, I thought she was scheming. My own belief was that she was as hard as nails. » [Maugham 2008, p.87]

Пример является отличной иллюстрацией к значению идиомы «as hard as nails». Рассказчик уверен в том, что невеста его друга Роджера- аферистка и обманщица, желающая во что бы то ни стало выйти замуж за Роджера. Хотя с виду она глупа и беззащитна, за этой маской скрывается расчетливая и жестокая натура.

«At length a sound, and an approaching object, proved to them that the driver of the mail-cart had been as good as his word. »[Hardy, p.42]. В данном случае выражение «as good as his word» является «стертым» сравнением, происхождение которого невозможно точно определить. Однако значение ясно: водитель оказался верен своему слову и согласился подвезти героев романа до места назначения.

В романе Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах» автор очень часто прибегает к использованию образных сравнений- идиом для создания красочного образа и характеристики персонажей или их состояния. В романе «The Man of Property» находим следующее сравнение: «June was as obstinate as a mule ». Нетрудно догадаться, что писатель намекает на упрямый нрав девушки. [Galsworthy «The man of Property», p.14].

«Soames had taken quite an interest in his birds of late years; he and Fleur would walk round and watch them; her eyes were sharp as needles , and she knew every nest.» [Galsworthy «To Let», p.86].

Очевидно, в сравнении «острые как иглы» подчеркивается способность Флер замечать многие вещи, и не только те, которые можно увидеть с помощью зрения. Проницательность девушки на протяжении всего романа восхищает героев «Саги о Форсайтах». Флер отличает любознательность, сообразительность, хорошая память и быстрая реакция.

« And though their kiss lasted perhaps 10 seconds, Jon`s soul left his body and went so far beyond, that, when he was again sitting opposite that demure figure, he was pale as death.» [Galsworthy «To Let», p.97]. помощью сравнения «бледен как смерть» автор очень ярко передает переживания Джона, влюбленного в Флер. Молодой человек буквально теряет голову во время поцелуя, и это не может не повлиять на цвет его лица и внутреннее состояние.

У Голсуорси встречаем и вариацию данного сравнения- «pale as sheet»:

«He was pale as sheet, and she knew that she was as bad.» [Galsworthy «To Let», p.181].

В данном случае сравнение переводится «бледен как полотно». Речь идет о разговоре Сомса со своей дочерью, Флер, когда девушка признается отцу, что влюблена в Джона и интересуется, испытывал ли ее отец в жизни подобную сильную страсть.

2) (глагол) +like+ сущ.

Использование сравнений-идиом данного глагольного типа — отнюдь не редкость. В них писатели проводят яркую параллель действия персонажа произведения с каким-либо животным или другим живым существом на основании общего для них признака (характеристики).

Обычно такая характеристика уже имплицитно содержится в названии самого объекта сравнения и вызывает у читателя определенные ассоциации.

«The first time I met her we had played bridge together and when she was my partner she twice trumped my best card. I behaved like an angel , but I confess that I thought if the tears were going to well up into anybody`s eyes they should have been mine rather than hers.» [Maugham 2008, p.88].

С концептом «ангел» у любого читателя, как правило, связаны такие положительные характеристики, как «чистота», «правда», «смирение». Прибегая к сравнению «вел себя как ангел», автор одновременно объясняет свое поведение по отношению к девушке (возлюбленной его друга Роджера) и иронизирует, поскольку на самом деле рассказчик не питает особой симпатии к героине рассказа.

«Tom lay on the sofa… reading «Pendennis» for the fourth time, and smoking like a chimney as he did so.» [Alcott, p.113]. Очевидно, герой курил сигарету за сигаретой, что и послужило причиной для сравнения его с трубой.

«The boy was off like a shot. » [Dickens, p.34].

В данном примере сравнение имеет значение «умчался пулей», то есть быстро и неожиданно.

Перечисленные 2 вида сравнений — идиом наиболее типичны для английского языка, но существуют и другие, в структуре которых встречаются наречия, прилагательные в сравнительной степени и такие союзы, как than, as if:

He ran as fast as the wind. is larger than life. ran as if for their lives . (примеры взяты у И.Р. Гальперина).

Кроме того, внимательный читатель может заметить прием аллитерации в некоторых общеупотребительных сравнениях: as dead as a door-nail, as mad as a march hare, as bright as a button, as cool as a cucumber, as blind as a bat, as proud as a peacock. Так, пуговицы (скажем, военной формы) могут, конечно, блестеть, но слово «яркий», очевидно, использовано метафорически, в значении «умный», «обладающим высоким интеллектом». Прилагательное «cool» в следующем сравнении употреблено также фигурально: оно не имеет ничего общего с температурой, а только с темпераментом человека. Остальные из фраз достаточно ясны, кроме первой, кажущейся не совсем логичной. Возможно, причиной использования слова «door- nail» является аллитерация. Примером использования такой идиомы является название детективного романа Шарлин Харрис — «Dead as a Doornail» , в котором расследуется убийство.

Это не единственный пример использования аллитерации среди «стертых» сравнений:

to fit like a glovefat as a pig drunk as a lord

Последняя из трех фраз кажется слегка неожиданной для изучающего английский язык, и даже оскорбительной для английской знати. Однако сравнение вполне имеет реальные основания существовать: злоупотребление алкоголем являлось характерной чертой английской аристократии прошлых веков: лорд обычно «пьет как рыба» (еще один фразеологический оборот), как бы соревнуясь с другими представителями — джентльменами своего круга.

Пример употребления такого сравнения находим у Голсуорси:

«He (Montague Dartie) was drunk as a lord last night; but he went off all right this morning.» [Galsworthy «In Chancery», p. 34].

В данном отрывке герои Сомс и Джордж обсуждают поведение мужа Уинифрид, Монтагью Дарти, перед его побегом в Буэнос-Айрес с другой женщиной.

Интересно отметить национальную специфику клишированных сравнений. Так, в русском и английском языках наряду с большим количеством семантически сходных структур существуют и структуры, которые существенно различаются объектами сравнения; старый как мир — as old as the hills, холодный как лед — as cool as a cucumber, пьян как сапожник — drunk as a lord, быстрый как молния — as quick as a monkey и др. Возникнув в устной речи и получив широкое распространение, такие сравнения утратили образность и экспрессивность, хотя они по-прежнему широко употребляются в обиходной речи и в художественной прозе: «Не left her and she looked about. Роог lamb, he must he as poor as a church mouse» [Maugham 2007, p.149]; «She had never seen him in evening clothes before. He shone like a new pin!» [Maugham 2007, p.123].

Анализ наиболее употребительных сравнений проливает свет на менталитет, культурные особенности конкретной страны. Например, следующие фразы передают довольно распространенные, даже стереотипные взгляды носителей языка на животных и окружающие объекты:

·as precise as a surgeon

·as regular as a clock

·as cunning as a fox

·as ugly as a toad

·as strong as an ox

·as sour as vinegar

·as quiet as a mouse

Особенность некоторых таких стереотипных сравнений состоит в том, что они выражают неверный и даже странный взгляд на вещи, однако широко используются в литературе:

·as hairy as a four footed platypus

·as cruel as a wolf

·as stubborn as a goat

·as drunk as a skunk

·as violent as a gorilla

·as proud as a peacock

В таких сравнениях чаще всего сложно увидеть какой-либо логический смысл. Выражение «горд как павлин» означает «быть очень гордым», вне зависимости от того, горда ли эта птица на самом деле. Этот факт становится неважным. Значение приобретает только то, что в народе павлин считается образцом гордыни. Возможны и вариации этого сравнения- «vain as a peacock», как например, в романе Моэма «Театр»:

«She never tired of praising his beauty… Darling, you’ll make me as vain as a peacock! » [Maugham 2007, p.123].

Джулия, главная героиня, постоянно расхваливала внешность Майкла, что и заставило его пошутить таким образом: «Дорогая, я же задеру нос!».

Конечно, в образной прозе или поэзии авторы не так часто прибегают к таким традиционным сравнениям, которые были проанализированы в данной главе. Подлинное или авторское образное сравнение, особенно развернутое красочное сравнение (раскрывающее неожиданные и поражающие черты сходства) остается самым сильным изобразительно — выразительным средством [Гальперин 1958, с.121].

Структура авторских сравнений отличается большим разнообразием. В английском языке выделяют несколько формул образных сравнений. М.Д. Кузнец классифицирует их по частям речи, употребляющихся в их структуре:

1) (as) + прил./нар.+as+сущ.

«Being a few private friends I`ve asked in to keep up club-walking at my own expense,» the landlady exclaimed at the sound of footsteps, as glibly as a child repeating the Catechism. » [Hardy, p.47].

Признак «glibly» уже дан в образном сравнении. Он присоединяется к другому компоненту конструкции — объекту сравнения (a child) с помощью частицы as. Семантический анализ данного оборота говорит о том, что героиня романа, Миссис Дарбейфилд, не просто произнесла эти слова, а буквально «выпалила» их. Это наводит на мысль о том, что фраза была либо уже заранее заготовлена, либо на то, что женщина хотела сообщить данную информацию как можно быстрее, дабы избежать недоразумений.

Именно сравнения подобного типа чаще попадают в разряд идиоматических, утратив свою красочность и новизну.

) глагол-связка+ like +(прил.)+ сущ.

Знаменитое стихотворение Роберта Бернса «My love is like a red red rose» уже в названии содержит пример сравнения- устойчивой идиомы второго типа.

«My love is like a red, red rose Thats newly sprung in June: My love is like the melody Thats sweetly played in tune» [Burns, p.24].

Образное сравнение означает: любовь героя так же чиста и свежа, как июньская роза; и красива, как звучащая мелодия. Такое сопоставление предметов рождает только яркие, положительные ассоциации у читателя, а значит, цель автора по достижению особой образности можно считать достигнутой.

У Шекспира встречаем:

« My love is as a fever, longing still

For that which longer nurseth the disease,on that which doth preserve the ill,uncertain sickly appetite to please» [Shakespeare, p.67].

И снова в этом сонете, как и во многих других, любовь оказывается в центре внимания поэта, а сходство ее с лихорадкой объясняется тем, что герой испытывает терзания и даже муки. Любовь похожа на болезнь, которая продолжается какое-то время и проходит в своем развитии несколько стадий.

«Rich people are like royality . They can`t afford to be touchy. Richesse oblige» [Cary, p.221].

Здесь перед нами развернутое сравнение, разъяснение которому автор дает в следующих двух предложениях. Джойс Кэри сравнивает богачей с королевской знатью. Причина этому проста: особы королевской крови не могут позволить себе размениваться на мелочи. Они не должны показывать свои истинные эмоции и слабости, как все обычные люди. Им остается только соответствовать своему высокому положению в обществе, и в итоге они превращаются в безжизненных манекенов, которые могут беседовать лишь о поверхностных вещах, но не имеют представления о реальной жизни.

Далее в этой же главе встречаем следующее образное средство:

«I saw the Professor winking at me so hard that his face was like a concertina with a hole in it. » [Cary, p.222].

«Сoncertina» — консертина (шестигранная гармоника).

Очевидно, факт того, что профессор усердно подмигивал главному герою, и явился причиной такого необычного сравнения его лица с музыкальным инструментом.

«And his forehead where it had been kissed had a little cool place between the brows, like the imprint of a flower. »[Galsworthy «To Let», p. 34].

Сравнение ощущения после поцелуя на коже и прикосновения цветка не случайно. Цветок всегда ассоциируется с чем-то нежным, сладким, прекрасным, хрупким. Именно такой и была в воображении Джона, героя «Саги о Форсайтах» Голсуорси, его возлюбленная Флер, а ее поцелуй воспринимался как неземное блаженство, как нечто священное.

У Гарди встречаем такой пример сравнения с использованием глагола-связки «looked»:

«Everything looked like money- like the last coin issued from the Min .» [Hardy, p.46].

Это очень необычное сравнение природного ландшафта с деньгами, а точнее, монетами, можно понимать следующим образом: все вокруг настолько отличалось чистотой и порядком, что создавало ощущение блеска новой монеты.

Следует сказать, что проведенный анализ произведений художественной литературы показал, что именно этот тип сравнения — излюбленный среди английских писателей-классиков.

3) глагол+ like+ (прил.)+сущ.

В предложениях, содержащих образное сравнение этого типа, обычно указывается характеристика действия, выраженная глаголом. Лицо, совершающее действие, является субъектом сравнения, а то, с чем сравнивается герой — объектом.

«He was no longer young when he fell in love with Ruth Barlow and he had sufficient experience to make him careful; but Ruth Barlow had a gift (or should I call it a quality?) that renders most men defenceless, and it was this that dispossessed Roger of common sense. He went down like a row of ninepins.» [Maugham, p.86].

Речь идет о герое рассказа Моэма «The Escape» Роджере, который поначалу был очарован обаянием Рут Барлоу и почти потерял рассудок вследствие влюбленности. Сравнение его состояния с падением кеглей указывает на то, что чувство к Рут пришло неожиданно, быстро, и сам герой был сражен «наповал».

Голсуорси при описании тайного свидания Джона и Флер в саду использует такое образное сравнение:

«Come on!», she called. Jon glanced at the others, and followed. She was running among the trees like a ghost. »[Galsworthy «To Let», p.70].

Как известно, привидения — существа мистические, и именно эта черта является определяющей в сравнительной конструкции. Загадочная и в то же время ловкая и неуловимая Флер, как призрак, дразнит Джона и покоряет своей таинственностью.

«The words hit June like a pebble, in the ribs. »[Galsworthy «To Let», p.169].

Обидные слова об Англии, сказанные Джун художником — иностранцем, не просто задели женщину за живое. Они ударили ее «как булыжник в ребра». Посредством такого выразительного сравнения автор передает всю боль и горечь, вызванную репликой собеседника.

У Томаса Гарди в описании дома главного персонажа употребляется следующее предложение:

«Far behind the corner of the house- which rose like a geranium bloom against the subdued colours around — stretched the soft azure landscape of The Chase.» [Hardy, p.47].

Данным сравнением — rose like a geranium bloom against the subdued colours around- автор несомненно подчеркивает яркость дома, его отличие от других. Ведь цветок герани «посреди бледных красок» выглядит запоминающимся, свежим, дарящим красоту.

Это наиболее типичные образцы сравнений в английском языке. Но сравнение может осуществляться и в других формах:

) В отрицательной форме:

Шекспир в своих сонетах часто использует такой тип сравнения:

«Blow, blow, thou winter wind,art not so unkindman’s ingratitude» [Shakespeare, p.56].

Автор с горечью отмечает, что человеческая неблагодарность, к сожалению, намного сильнее и безжалостнее пронизывающего, холодного зимнего ветра.

В знаменитом сонете Шекспира №130 находим следующее описание внешности возлюбленной главного героя:

«My mistress’ eyes are nothing like the sun; Coral is far more red than her lips’ red » [Shakespeare, p.56].

Смысл всего сонета заключается в том, что для героя его любимая прежде всего- обычная, «земная» женщина, и сравнивать ее лицо, фигуру и походку с чем-то божественным бессмысленно. Пышные фразы о коралловых губах и белоснежной коже звучат неестественно. Она мила герою, потому что любима. Во второй же строке сонета сравнение построено на употреблении прилагательного в сравнительной степени (об этом виде речь пойдет в следующем пункте).

С помощью прилагательного в сравнительной степени:

«Не had no more idea of money than a cow. «[Galsworthy «To Let», p. 97].

Очевидно, таким образом автор хотел подчеркнуть отсутствие смекалки персонажа романа, неспособность зарабатывать деньги. Корова в этом случае является образцом простоты, глупости.

«He (Jon) bowed therefore over her head in an intoxicating manner, and became more silent than the grave» [Galsworthy «To Let», p. 34].

Сравнением «тише могилы» писатель выражает тот факт, что Джон буквально потерял дар речи, когда официально был представлен Флер. Ведь на самом деле молодые люди уже были знакомы, но мудрая девушка решила не подавать вида.

) С помощью обстоятельственного оборота, содержащего предложное определение:

With the quickness of a long cat, (she) climbed up into the nest of cool-bladed foliage. В данном образном сравнении подчеркивается проворство и быстрота героини романа «Тэсс из рода Д`Эбервилей», свойственная кошке [Hardy, p.225].

7) Посредством союзных наречий as though, as if, вводящих придаточное сравнение (сказуемое которого обычно употребляется в сослагательном наклонении):

«Tony again had the sensation that the inner reality which was him had become in vulnerable, as if an impalpable but imperietrable shield had been placed between him and human enmity. »[Aldington, p.355].

Мы видим, что в данном примере после союзного наречия as if действительно употребляется сослагательное наклонение, о чем говорит форма had been placed. Тип сравнения с такой структурой обычно представляет собой развернутую конструкцию, в которой сравниваются не отдельные предметы, а ситуации или состояния персонажей. Герой Олдингтона приходит с войны и чувствует себя опустошенным. Он не может адаптироваться к новой, мирной жизни, все еще находясь под впечатлением ужасов и жестокости сражений. Тони отделяет себя от остального мира, аргументируя это тем, что он потерял надежду в счастливое существование, познав слишком много горя. Именно этот смысл и заложен в сравнительной конструкции, блестяще использованной автором.

Следующее предложение также взято из романа «Все люди — враги»:

«She nodded, still gazing fixedly, and mournfully at him, as if she were taking farewell of one going to the gallows. »[Aldington, p.215].

Ситуация интерпретируется так: Тони разговаривает с Маргарет, влюбленной в него. Однако же сам герой равнодушен к девушке. Он пытается порвать исчерпавшую себя связь, и они все чаще ссорятся. Данное сравнение иллюстрирует отношение Маргарет к главному герою романа, выраженное в красноречивом взгляде. Нетрудно догадаться, что Тони здесь выступает в роли преступника, осужденного на повешение и прощающегося, а девушке, не способной ничего сделать для его спасения, только и остается осознать неизбежность его участи и скорое расставание.

«During several days Antony lived suspended in tranquil happiness. It was as if he had climbed to the very height of his faculties, to the mountain- crest of his islet. » [Aldington, p.111].

И снова автор ярко изображает чувства и эмоции героя. На этот раз Тони окрылен, и именно сравнение его внутреннего состояния с ощущением подъема на высоту доказывает данную мысль.

8) Посредством лексически выраженного указания на факт сопоставления:

« Не reminded Fleur of a hungry cat. » [Galsworthy «To Let», p. 83].

Голсуорси, сопоставляя объект и субъект сравнения, употребляет в данном обороте глагол to remind, который сам по себе уже выражает некоторую степень сходства, общности. Ситуацию можно объяснить так: речь идет о Проспере Профоне, бельгийце, пользующемся сомнительной репутацией у семьи Форсайтов. Кроме того, личная неприязнь девушки к герою позволяет сравнивать его c «голодным котом», который рыщет повсюду в поисках наживы.

9) С помощью сложного предложения, содержащего обстоятельственное придаточное сравнения:

«However, for more than two minutes before she began to move her blue eyes from side to side, as a cat moves its tail »[Galsworthy «To Let», p.168].

Герои «Саги о Форсайтах», Джун и приглашенные ею гости- художники, ведут беседу об Англии. В данном примере обстоятельственное придаточное, относящееся к сказуемому «she began to move» выражено довольно выразительным сравнением «as a cat moves its tail». Благодаря этой фразе читателю нетрудно догадаться, что героиня медленно и даже нехотя переводила взгляд с одного гостя на другого, обдумывая свои дальнейшие реплики в этом неприятном и оскорбительном для нее разговоре о соотечественниках как о высокомерных и жестоких эксплуататорах.

Следующий пример, также ярко отражающий особенность употребления этого вида сравнения, взят из того же произведения Джона Голсуорси:

«The sensation , with which Soames dropped the letter was similar to that he would have had entering his bedroom and finding it full of black-beetles.» [Galsworthy «To Let», p. 193].

Уже при прочтении этого предложения у читателя возникают живые ассоциации. В сравнительном обороте очень выразительно показаны чувства Сомса после прочтения анонимного письма, в котором сообщалось о связи его жены Аннет с неким иностранцем. Неудивительно, что у Сомса это известие вызвало такое же отвращение, как если бы он зашел «в спальную, полную тараканов». Мерзость данной ситуации усиливает тот факт, что неверность его жены известна другому, в общем то чужому человеку, написавшему это письмо. Символическое значение имеет и упоминание не просто комнаты, а спальной. Ведь получение такого письма равносильно вторжению в неприкосновенное, скрытое от глаз посторонних место. И самое неприятное для Сомса состоит не столько в том, что его жена-француженка уличена во внебрачных связях, а скорее в том, что постыдная правда уже известна кому-то еще.

У Джойса Кэри в уже упомянутом ранее произведении «The Horse`s Mouth» такой тип сравнения встречается в следующем предложении:

« Of course, I said, «the sky is just a leetle bit chancy, looks a bit accidental, like when the cat spills its breakfast.» [Cary, p.222].

Само прилагательное «ассidental» является основой сравнения (общим признаком двух сопоставляемых предметов).

Когда кот проливает молоко, к примеру, это всегда случается неожиданно и быстро. Интересно то, что здесь состояние, а точнее, цвет неба на картине сравнивается с действием. Остается только предполагать, что хотел выразить автор таким образом. Возможно, краски, которые женщина выбрала для изображения неба, или сама атмосфера картины оставляют подобное впечатление незавершенности, некоей тревоги.

Иногда союз «like» помещается в образном сравнении в конец фразы и почти сливается с ней, превращаясь в суффикс. К примеру:

«Emily Barton was very pink, very Dresden-china-shepherdesslike» [Gaskell, p. 34].

Если выражать ту же мысль более простым языком, не прибегая к использованию подобной структуры, предложение примет такую форму:

«Emily Barton was very pink, and looked like a Dresden-china-shepherdess.»

Очевидно, именно цвет лица героини явился причиной столь необычного сравнения.

«He had not broken his Christ-like silence»[Galsworthy «To Let», p.168].

В данном предложении сравнение может интерпретироваться следующим образом: герой выглядел так же величественно и вел себя так спокойно, даже смиренно, что оказалось достаточно для сравнения его с Христом.

А.Н. Мороховский предлагает другую классификацию типов сравнений, которые отличаются друг от друга как синтаксической структурой левой части, так и синтактико- смысловыми отношениями между обеими частями:

) сравнение, в котором эксплицитно выражен субъект и объект сравнения; причем последний выступает в качестве предикативного члена. Функция сравнения этого типа — выражать путем сопоставления двух предметов комплекс признаков предмета, являющегося темой сравнения:

«Life`s like a lot of monkeys scrambling for empty nuts .» [Galsworthy «To Let», p.81].

В довольно циничном высказывании героя романа «Сдается внаем» Проспера Профона жизнь подобна драке мартышек из-за пустого ореха. То есть, по мнению бельгийца, все действия людей в конечном счете бессмысленны и даже смешны, как упомянутые животные.

«The French- they were like cats — one could tell nothing!» But- how pretty!»[Galsworthy «To Let», p. 87].

Данное сравнение употребляет в своих размышлениях Сомс, имея в виду свою жену — француженку Аннет. Интересно, что писатель Джон Голсуорси очень часто уподобляет своих героев кошкам и котам, подчеркивая тем самым такие их разнообразные и зачатую противоположные качества, как быстрота, сноровка, смекалка, а также мягкость и нежность. В данном случае француженки сравниваются с кошками благодаря своей хитрости и умению очаровать, не раскрываясь при этом полностью, оставив долю загадочности. Следующее восклицательное предложение выражает удивление и даже восхищение такими женщинами: « Но все же как милы!»

Иногда авторы употребляют развернутые сравнения , в которых уже содержится в указание на наличие общего признака между объектом и субъектом и разъяснение автора:

«Love is like a flower which can only be given to one person at a time . You cannot give a flower to a crowd or a country. If you love, you must give all yourself, and feel yourself accepted- and perhaps in love it is harder to accept all than to give all.»[Aldington, p.74].

Итак, первое предложение данной конструкции включает сравнение любви с подаренным цветком. Особую роль играет здесь числительное «оne». Далее автор объясняет свою мысль, и из этого объяснения мы видим, что цветок, как и любовь — это нечто неповторимое, уникальное, единственное, и человек может отдать свою любовь только кому-то одному.

) сравнение, выраженное сочетанием A + субстантивная группа, которую можно рассматривать как редуцированное придаточное предложение с опущенным сказуемым:

«Who the devil is Alice Chrichton?»

«Oh, she` s a young actress I know. She’s as pretty as a picture.» [Maugham 2007, p.113].

Здесь снова находим устойчивое сравнение, подчеркивающее привлекательность актрисы. Картина является объектом сравнения, представляя собой образец красоты.

) сравнение, правая часть которого во всех случаях определяет глагол или глагольную группу левой части с таким же действием, совершаемым иным субъектом либо тем же субъектом, но в иных воображаемых обстоятельствах:

В сонете №60 Уильяма Шекспира:

«Like as the waves make towards the pebbled shore ,So do our minutes hasten to their end; Each changing place with that which goes before, In sequent toil all forwards do contend» [Shakespeare, p.56].

Первое действие, оказывающееся во внимании читателя — движение волн по направлению к берегу — сравнивается здесь с течением времени. Общий признак для такого сопоставления — неизбежность, постоянный характер этих двух процессов. Так же, как мы не можем остановить волну, так же невозможно и задержать время даже на секунду.

«Never was anything so intoxicating as that vivacious look. It acted on him exactly as the tug of a chain acts on a dog- brought him up to her with his tail wagging and his tongue out. »[Galsworthy «To Let», p.100].

Поведение Джона напоминает поведение собаки с натянутой цепью. Сравнение можно расширить: в образе собаки угадывается Джон, чьей «хозяйкой» выступает Флер. Это указывает на специфический характер отношений между молодыми людьми. Джон предан и верен девушке, он следит за каждым ее взглядом и внимает каждому слову. В данном случае Голсуорси описывает взгляд Флер как нечто пленяющее и околдовывающее Джона настолько, что влюбленный оказывается полностью в его власти, подобно псу, помахивающему хвостом и высовывающему язык, готовым выполнить любое приказание хозяйки.

) сравнение, в котором правая часть определяет обстоятельство образа действия при глаголе левой части:

«Tess still stood hesitating like a bather about to make his plung e, hardly knowing whether to retreat or to persevere.» [Hardy, p.49].

В данном предложении «like a bather about to make his plungе» является обстоятельством образа действия при глаголе «stood», при этом дополняя одиночное обстоятельство «hesitating».Сравнение означает, что Тэсс колебалась, обдумывая свое дальнейшее поведение с молодым человеком, и была напряжена , как пловец перед прыжком.

«She nudged him, while he, looking through her as through a windowpane , went on with his recitative.» [Hardy, p.33].

Образное сравнение, взятое из романа «Тэсс из рода Д`Эбервилей», можно интерпретировать следующим образом: речь идет о разговоре Джона, главного героя романа, и его матери. Взгляд молодого человека был отсутствующим, поскольку он думал о чем-то своем и не слушал мать внимательно. Именно это и послужило основой для сравнительного оборота «смотрел на нее как сквозь оконное стекло», то есть «совершено не замечая».

5) сравнения, в которых сравниваются ситуации. Они обычно выражаются двумя или несколькими предложениями:

«It was different from the rapt delight of Evelyn `s touch and yet akin, but that was more intense, personal and concentrated , and this more diffuse and impersonal, a communication with mysterious beings as tenuous but as moving as perfume. It was like holding mute converse with gods.» [Aldington, p.38].

Здесь герой (Тони) сравнивает ощущения, посетившие его во время летней прогулки по лесу с чувством бесконечной нежности к девушке по имени Эвелин.

Итак, первое предложение как бы вводит нас в данную ситуацию и рассказывает о том, чем для героя является общение с природой. Тони, несмотря на все его волнующие воспоминания о глазах девушки, ее прикосновениях, в данный момент сильнее восхищает природа, ее созерцание герою дарит неповторимое ощущение. Второе предложение завершает образность конструкции, включая в себя сравнение такого взаимодействия с «немым разговором с богами», что означает особый, почти священный характер такой беседы без слов. Ведь природа не может ответить (да это и не требуется), что это еще больше возвышает ее в глазах людей.

У Голсуорси такие сравнения также нередки:

«When I came here to-night I was- I hoped- I meant everything that I could to do away with the past, and start fair again. There`s nothing tangible. It`s like- it`s like a spider`s web. »[Galsworthy «In Chancery», p.134].

Ситуация, в которой оказался Сомс, действительно имеет много общего с паутиной. Герой Сомса использует последний шанс, чтобы вернуть свою жену, Ирэн, которая ушла от него. Он покупает ей брошь к дню рождения и дарит во время визита к ней. Но женщина только высмеивает Сомса и не принимает подарок. Это причиняет невыносимую боль Сомсу, с одной стороны понимающему, что жена не любит его, и в то же время неспособному забыть свою давнюю и единственную страсть. Само же сравнение«like a spider`s web» имеет более широкое значение- оно интерпретируется как безвыходная, тупиковая ситуация, ловушка, в которой Сомс пребывает на протяжении всего романа «В петле».

Уподобляя разноплановые понятия, не связанные между собой в действительности, писатели создают чрезвычайно яркие, образные сравнения благодаря неожиданности сопоставления: «Confucius’s beard hung meagerly down like a waterfall in the dry season.» (G. Greene).

« A big wardrobe stood open and two white suits Hang there like the last teeth in an old mouth.» (G. Greene) (сравнения заимствованы у А.Н .Мороховского, с. 188).

Образные сравнения могут указывать на сходство в характере совершаемых действий. В этом случае оба элемента структурного дизайна образного сравнения будут иметь сходство благодаря действиям, которые они совершают.

II.2 Семантическая структура образных сравнений

Образные сравнения отличаются своей семантической структурой. Лингвисты описывают синтаксический комплекс сравнительных конструкций исходя из грамматической оформленности, т. е. наличия особых функциональных слов, оформляющих сравнительный оборот, характерный порядок слов и другие признаки, регулярно проявляющиеся в синтаксической структуре сравнения. Успехи последних лет в области семасиологии дают возможность более углубленно заняться анализом семантической структуры образных сравнений в произведениях различных авторов и содержательных связей компонентов в структуре сравнения.

Большой интерес представляет концепция М. В. Никитина, основанная на стройной, хорошо разработанной теории лексического значения в слове и словосочетании, что дает возможность понять и объяснить механизм создания стилистической информации образных средств, «сложения смыслов» в структуре образного сравнения.

Содержательная характеристика слова (его семантическая структура) определяется М. В. Никитиным как «структура свойственных слово значению семантических признаков (понятий) плюс прагматическое коннотативное значение, присущее данному лексико-семантическому варианту»[Никитин, с.50]. Соответственно в семантической структуре словесного знака автор выделяет интенсионал, импликационал и эмоционал значения. Интенсионал значения традиционно предстает как жесткая закрытая структура обязательных признаков, составляющих ядро значения. Интенсионал имеет сложный состав и структуру. М. В. Никитин выделяет в нем «гиперсему» — общий семантический компонент родового значения — и «гипосему» — различительный компонент видового значения.

Основательно разработано автором понятие импликационала значения, который составляет не часть собственной семантики имени, а его «силовое поле». Импликационал имени предстает как вероятностная структура необязательных признаков, имплицируемых интенсионалом. Признаки могут имплицироваться с большей или меньшей вероятностью, составляя жесткий, сильный или слабый (свободный) импликационал. В том случае, когда импликация каких-то признаков по отношению к интенсионалу представляется невозможной, автор говорит об отрицательном импликационале (негимпликационале).

Информационная функция высказывания (образных сравнений в нашем случае) различна в зависимости от того, какая часть лексического значения в них эксплицируется [Голышева с.4].

Авторы художественной английской литературы в своем творчестве очень часто прибегают к использованию образных сравнений для достижения выразительности речи и передачи характерных особенностей персонажей. Среди таких писателей мы можем назвать Голсуорси, Кэри, Гарди, Олдингтона, Грина и др. Образное сравнение в произведениях Олдингтона является одним из излюбленных приемов. Но при всей своей красочности употребление вышеназванного стилистического приема этого автора зачастую уступают образным сравнениям, встречающимся в произведениях Грэма Грина. Стиль последнего давно привлекает внимание как литературоведов, так и лингвистов в силу неповторимости образных средств, четкости и лаконичности языка их произведений, которая порой доходит до афористичности. В работе мы проанализируем семантическую структуру образного сравнения в основном на примерах английского классика Грэма Грина, при этом включив несколько примеров из произведений Ричарда Олдингтона.

Что касается творчества Грэма Грина, образное сравнение в его творчестве в основном характеризуется экспликацией слабого и отрицательного импликационала. На импликационал значения компонентов образного сравнения дополнительно наслаивается прагматический, субъективно-оценочный компонент содержания, называемый коннотационалом значения или просто коннотативным значением [Арнольд, с.105]. Выразительный образный эффект сравнений в произведениях Грэма Грина достигается за счет переосмысления одного из компонентов структуры сравнительного оборота. Переосмысленное слово при этом или обобщает свое значение, или подвергается семантическому сдвигу. В результате возникают содержательно осложненные, но доступные пониманию гиперсемантизированные значения, в которых на единицу выражения приходится больше содержания, чем в норме.

В зависимости от переосмысления одного из компонентов образные сравнения в романах Грэма Грина подразделяются на:

) отмеченные (неметафорические)

) неотмеченные (метафорические).

Отмеченные образные сравнения соответствуют сравнениям с экспликацией слабого импликационала. Неотмеченные образные сравнения соответственно эксплицируют отрицательный импликационал (негимпликационал) [Голышева, с.5].

Образные сравнения неметафорического характера составляют наиболее многочисленную группу в произведениях не только Грэма Грина, но и Ричарда Олдингтона. В этой группе образных сравнений можно выделить две разновидности по выраженности (не выраженности) признака слабого импликационала в теме. Рассмотрим подробнее обе разновидности на примерах.

I. Группа сравнений с невыраженным признаком, воспринимаемом интуитивно на основании образа.

1) «Не (the ambassador) seemed a very different man. He sat on the sofa and thumbed through Paris like a man in a dentist’s waiting room.» (The Comedians, p. 135).

В данном примере правая часть сравнительного оборота (образ) служит как бы обстоятельством образа действия при глаголе thumb и переосмысляется, обобщая свое значение. Импликации могут быть различные, так как сообщение референционно расплывчато. Но исходя из контекста читатель интуитивно предполагает нервное, неуверенное, беспокойное состояние героя.

2) «Is that the way you loved women?» the doctor asked, but Querry hardly heard him. He was talking as a hungry man eats.» (A Burnt-Out Case, p. 46).

Правая часть в данном сравнении имплицирует признак hungrily, quickly — говорил быстро, без остановок, не умолкая.

3) «When the police-sergeant gave me my visa at last, shoving it across like a crust of bread to a beggar, someone told me» (The Comedians, p. 95).

В интенсионале глагола shove уже имеется сема грубости — push vigorously, move along by hard or rough pushing. Экспрессивность глагола shove усиливается противопоставлением нейтрального глагола give — давать. Образ shove a crust of bread to a beggar имплицирует сему презрения, с которым полицейский швыряет визу. Здесь присутствует и эмоционал значения — униженное состояние главного героя, который находится на положении нищего, выпрашивающего корку хлеба (визу на выезд из страны диктаторов).

Читатель понимает, что от этой «милостыни» зависит вся его жизнь.

4) «A Chinese seemed to take up no room at all: he was like the piece of grease-proof paper that divides the biscuits in a tin» (The Quiet American, p.159).

Сравнение человека с пергаментной бумагой подчеркивает внешние качественные признаки персонажа: китаец был таким худым и истощенным, что, казалось, просвечивал насквозь.

5) «Pietri sat in his usual place. He had an odd elongated skull which sat on his shoulders like a pear on a dish; he was a Surete officer and was married to a pretty Tonkinese who owned the Paix Bar.» (The Quiet American, p. 92).

Здесь вновь подчеркивается качественная характеристика субъекта: посадка головы, сравниваемой с грушей, сидящей на тарелке, имплицирует отсутствие шеи у французского полицейского. Итак, во всех перечисленных случаях имплицируемый признак дает качественную характеристику героя, его эмоционального состояния, подчеркивает качество действия, совершаемого героем [Голышева с.5-6].

6) «And there was the ruthless competition from countries where land was worked like a slave , not loved as a wife.» [Aldington, p.45].

В данной сравнительной конструкции имплицируется признак «работать усердно», «без отдыха», «до седьмого пота».

) В другом примере из произведения Олдингтона автор мастерски передает внутренне состояние следующим фантастичным сравнением:

Сравнение эмоций героя с ощущением рыбы, которая обрела крылья и на несколько секунд поднялась из воды к солнцу, очень необычно и красочно. Читатель без труда может сам домыслить конструкцию, сделав вывод о том, что хотел тем самым сказать автор. Несомненно, герой переживает мгновение счастья, пусть мимолетного, но оттого не менее яркого и ценного.

8) «I feel like a tree that has been blasted level with the ground, with only the roots still living. Some even of the roots are dead, some I have to kill, the rest have to grow again tomorrow.» [Aldington, p.150].

Здесь Олдингтон с помощью образного сравнения помогает читателю понять ситуацию, в которой оказался главный герой Тони, вернувшись с войны. Автор уподобляет Тони и его жизнь дереву, а его прошлое- корням, подразумевая то, что он потерял веру во все, во что верил до войны, потерял друзей, а самое страшное- начал терять себя.

II. Группа образных сравнений с признаком, выраженным в теме и акцентируемым в образе.

1) «Не (Doctor Magiot) came slowly with his inexplicable dignity up the broken verandah steps as though they were the marble steps of the senate-house and he was a senator from the outer empire granted Roman citizenship.»

Акцентируемый признак to come slowly with dignity (подымается медленно с достоинством) имплицирует положительный коннотационал (субъективно-оценочный компонент содержания).

Автор возвышает героя в глазах читателя, акцентируя сходство доктора с сенатором Римской империя в его осанке (походке).

Образ становится очень экспрессивным.

2) «Oh yes, he was being careful as he had been careful boating down the river into Phat Diem, with his caution of a hero in a boy’s adventure-story, proud of his caution like a Scout’s Badge and quite unaware of the absurdity and the improbability of his adventure.»(The Quiet American, p. 143).

Здесь, как и в предыдущем примере, акцентируется субъективно-оценочный компонент содержания темы. Автор снисходительно относится к «геройству» Пайла, который гордился своей осторожностью, как значком бойскаута. Имплицируется отрицательное отношение автора к главному герою. Автор высмеивает его школярскую наивность, инфантильность и невежество.

3) «Не absentmindedly offered his arm to Jones to escort him into the house. Jones took it and moved magnificently across the hall like a Victorian matron.» (The Comedians, p. 237).

В сравнении происходит переосмысление глагола «to move». К семе движения, присущего глаголу «to move», присоединяется сема, указывающая на способ передвижения. С ее помощью создается качественная характеристика действия: Джонс не просто прошел через зал, а прошелся по залу грациозной, плавной, манерной походкой, с чувством собственного достоинства и величия; иначе говоря, он величественно проплыл по залу, подобно замужней даме XIX в. во времена правления королевы Виктории. Сравнение содержит наряду с экспрессивностью и легкую иронию и невольно вызывает улыбку читателя.

4)«Не (the new Secretary for Social Welfare) was a small fat man who wore, for some reason, a fraternity pin, and his teeth were very big and white and separate, like tombstones designed for a much larger cemetery. A curious smell crossed his desk as though one grave had stayed open» (The Comedians, p. 163).

В сравнении акцентируется качественная характеристика зубов персонажа: «big and white and separate» — крупные, белые, редкие зубы. Сравнение их с могильными плитами настраивает читателя на резко отрицательную оценку персонажа, которая вполне оправдана широким контекстом: герой занимает пост министра в диктаторском правительстве, приносящем смерть и несчастье народу Гаити. Отрицательный коннотационал усиливается дальнейшим развитием сравнения и переосмыслением слов cemetery, grave, to stay open в другом образном сравнении: a curious smell crossed his desk as though one grave staved open — изо рта шел могильный запах, т. е. от всей его внешности веяло смертью [Голышева с.6-7].

5)«The place made him feel restless, like an animal trapped in a pit » [Aldington, p.125].

Данное сравнение, включая в себя глагол «restless» с присущей ему семой тревоги, беспокойства, подчеркивает состояние героя. Он также неспокоен и несвободен, как животное, попавшее в клетку.

6)«He pulled his dirty old British-warm close about him, and sat there, vaguely resenting her, almost unconsciously hostile, like a wounded beast when someone tries to tend it» [Aldington, p.137].

Здесь находим достаточно подробное и развернутое образное сравнение с ярко выраженным признаком «враждебно, недоверчиво», которое автор сначала эксплицирует в прилагательном «hostile», а затем подтверждает с помощью уподобления героя тревожному раненому зверю.

Итак, анализ нескольких примеров из группы отмеченных (неметафорических) образных сравнений позволяет сделать следующий вывод. Если в I группе признак имплицируется, то во II группе он акцентируется. В I группе подчеркиваются состояние героя, действие и качество предмета, во II группе превалирует авторская оценка явлений, героев, их действий. Обе группы сравнения отмеченного (неметафорического) характера дают материал для исследования всевозможных коннотационных компонентов значения. В компонентах сравнения реализуются как положительный, так и отрицательный коннотационал значения (субъективно-оценочный компонент содержания), а также эмоциональный и экспрессивный оттенки значений.

Большую группу среди образных сравнений Грэма Грина составляют сравнения с экспликацией отрицательного импликационала (негимпликационала).

Негимпликациональный характер образного сравнения проявляется в сочетании несовместимых десигнатов, когда один из компонентов сравнения является ненормативным обозначением соответствующего концепта. [Никитин, c.147]. При интерпретации образного сравнения негимпликационального характера происходит перестройка концептов (имен) в логические цепи. Компоненты сравнительной конструкции негимпликационального характера объединены синтаксическими связями и содержательно синтаксическим отношением экспликации. Экспликация есть логико-синтаксическое содержательное отношение имен, связанных подчинительной связью и осмысляемых как вещь и ее признак (свойство или отношение)[Никитин, с.105]. Аргументы отношения экспликации условимся вслед за М. В. Никитиным называть «экспликандумами» (имена вещей), а предикаты «экспликантами» (имена признаков) [Голышева с.8].

Говоря о творчестве Ричарда Олдингтона, сравнения с экспликацией отрицательного импликационала почти не встречаются в его произведениях, поэтому рассмотрим ряд примеров из этой группы сравнений, подобрав наиболее выразительные у Грэма Грина.

1) «Angrily I tried to move away from him and take my own weight, but the pain came roaring back like a train in a tunnel and I leant more heavily against him, before I began to sink into the water» (The Quiet American, p. 143).

Ситуация интерпретируется следующим образом. Герой испытывал сильную боль, отзывавшуюся во всем его теле, когда он переступал на больную ногу. В сравнительном обороте экспликандум «the pain», употребленный в своем интенсиональном значении «suffering, distress of body», приобрел экспликант из области своего негимпликационала — «roar» (первичное значение которого — «utter loud deep hoarse sound»).

Поскольку экспликант «roar» является ненормативным обозначением соответствующего концепта, происходит метафорический перенос первичного значения этого имени. Читатель начинает восстанавливать логические связи концептов. Правильно осмыслить экспликант в отношении «the pain came roaring» помогает присутствие другого аргумента отношения «the train came roaring in the tunnel», реализующего первичное значение экспликанта «roar». Итак, в данном образном сравнении мы наблюдаем нарушение логических норм подчинения (логической связи) смыслов, или, говоря словами С. Карцевского, происходит «транспозиция семантической стороны знака». С. Карцевский пишет по этому поводу: «Мы постоянно транспортируем, употребляя переносно семантическую ценность знака. Но мы начинаем замечать это только тогда, когда разрыв между «адекватной» (обычной) и случайной ценностью знака достаточно велик, чтобы произвести на нас впечатление. Тождество знака тем не менее сохраняется» [Карцевский, с.86].

Переподчинение предикатов в структуре образного сравнения (будем называть его симилятивным переподчинением) — весьма характерное явление для творчества Грэма Грина. Чаще всего переосмысленный экспликант в сравнениях негимпликационального характера выражен глаголом. Приведем еще несколько примеров подобного рода.

2) «Не wore his ambiguity like a loud suit and he seemed proud of it like a man who says «you must take me as you find me.»(The Comedians, p. 37).

3) « I couldn’t hear him any more. I lay still and heard nothing but my own pain beating like a monstrous heart .» (The Quiet American, p. 144).

4) «They (the beggars) seeped through every chink like water in the rainy season» (The Comedians, p. 40).

5) «They (the correspondents) seem to sniff the battle like war-horses. But Granger — you can’t keep him out of the scrap.» (The Quiet American, p. 51).

Во всех сравнениях мы наблюдаем нарушение логических норм подчинения смыслов, так как экспликанты, выраженные глаголами «wear», «beat», «sniff», «seep», являются ненормативным обозначением соответствующих концептов в экспликандумах темы. Во всех глаголах происходит метафорический перенос первичного значения. Переосмысленный экспликант в негимпликациональном сравнении может быть выражен не только глаголом, но и прилагательным. Но таких случаев переподчинения в романах Грэма Грина сравнительно немного.

1) «What will you do with your money?» I would never have thought that Jones’s flat brown eyes like copper coins had the capacity to dream, yet they moistened now with some kind of emotion.»(The Comedians, p. 212).

В сравнительном обороте дается качественная характеристика глаз персонажа, сравниваемых с медяками: «copper coins». Образ строится на переосмыслении определения «flat». Для того чтобы осмыслить все импликации, заложенные в этом сравнении, обратимся к семантической структуре концепта «copper coins». Наряду с признаками жесткого импликационала — «round, smooth and level»; «even (flat)»-круглые, гладкие и плоские по форме — концепт copper coins содержит и сильно вероятностный признак ничтожности (в цене), который и помогает осмыслить переносное значение экспликанта «flat» в отношении «flat eyes — dull; uninteresting» — пустые и невыразительные. То есть это глаза пустого, ничтожного человека, для которого главное — деньги. Автор дает резко отрицательную характеристику персонажа. Сравнение очень емкое, гиперсемантизировано, за счет чего создается компрессия выражаемого содержания.

2) «I was filled with self-pity, sweet like the bourbon biscuit of Angel.» (The Comedians, p. 238).

В этом сравнении переосмысленный экспликант «sweet» изъят из своего синтаксического подчинения экспликандуму «biscuit» и подчинен экспликандуму «self-pity». Обычное направление переноса при симилятивном переподчинении от того, с чем сравнивают, на сравниваемое. Но возможно переподчинение предикатов и с обратным вектором экспликации. В этом случае экспликант употребляется в своем прямом значении, но в результате нарушения нормы обозначения наблюдается контракция смысла, являющаяся частным случаем компрессии информации.

1) «In the distance the sacred mountain stood like a green bowler hat above Tanyn» (The Quiet American, p. 108).

В этом сравнении наблюдается нарушение нормы обозначения в отношении «a green bowler hat». Экспликант «green» изъят из синтаксического подчинения экспликандуму «mountain» и подчинен другому аргументу — «bowler hat». «Bowler hat» означает «hard, rounded, usually black hat» (мужской котелок, круглой формы, твердый, обычно черного цвета).

Как видим, экспликандум «bowler hat» не имеет в своем интенсионале признака качества «зеленый». В аргументе «sacred mountain» имплицируются слабые признаки качества — «rounded and green». Восстанавливаем концепты: гора была сплошь покрыта лесами, одетыми в листву; леса равномерно покрывали склоны горы в виде шапки. Довольно часто аргумент образного сравнения негимпликационального характера используется Грином как модель описания сравниваемого. В результате возникают сравнения с множественным переподчинением предикатов.

1) «Не (Mr. Smith) was acutely uneasy if I spoke ill of anyone — even of stranger or of an enemy. He would back away from the conversation like a horse from water. It amused me sometimes to draw him unsuspectingly to the very edge of the ditch and then suddenly urge him on, as it were, with whip and spurs. But I never managed to teach him how to jump. I think he soon began to divine what I was at» (The Comedians, p. 16).

В результате переосмысления экспликанта «back» в сравнительном обороте метафоризуются и последующие глаголы «draw», «urge», «jump».

Таким образом, переподчинение предикатов при сравнении негимпликационального характера стоит на полпути от сравнения к чистой метафоре (за исключением переподчинения с обратным вектором экспликации).

Образные сравнения гиперсемантизированы. Достоинство гиперсемантизации образных сравнений у Грэма Грина заключается в экономной компрессии выраженного содержания.

Итак, анализ семантической структуры образных сравнений на примере произведений Грэма Грина и Ричарда Олдингтона позволяет выявить содержательные связи компонентов в структуре сравнения, которыми определяются окказиональные изменения узуальных значений компонентов сравнения, их возможные ассоциативные переосмысления и многочисленные коннотации, возникающие в результате этого явления [Голышева с.10-11].

II.4 Стилистический потенциал авторских сравнений

Зачастую писатели употребляют образные сравнения не в чистом виде, а соединяя их с другими стилистическими средствами для более яркого художественного эффекта. К примеру, автор может использовать сравнение с элементом иронии или сарказма [Гриценко, с.44].

В таких случаях они могут приобретать значение, прямо противоположное использованному в сравнении прилагательному:

«Brandon liked me as much as Hiroshima liked the atomic bomb » [Mc.Bain, p.163].

Умело вкладывая подобное сравнение в уста героини, автор детективных романов на самом деле имеет в виду совсем другое: Брэндон ее попросту терпеть не может, и женщина саркастично признает это.

Сравнения, включающие иронию, создают атмосферу ожидания того, что затем неожиданно разрушается несоответствием. Это и способствует юмористическому эффекту. А несоответствие — ключевое понятие в понимании юмора как когнитивного механизма. Ирония является типичной чертой образных сравнений, особенно употребляемых в современных газетно — публицистических материалах и Интернете. Исследователи отмечают, что сравнения такого рода составляют 10-15% всех авторских сравнений.

В следующем примере из произведения Кэри «The Horse`s Mouth» доброжелательность и открытость миллионера сравниваются с запахом мыла, исходившего от него, лосьона после бритья и т.д. Ирония состоит в том, что такое поведение героя неискреннее, показное, и художник, раз пообщавшись с Хиксоном, замечает это и высмеивает в следующем интересном сравнении:

«When I first met Hickson, I could have kissed his beautiful boots. I loved them for themselves, works of art, and he was full of goodwill that came off him like the smell of his soap, linen, hair cream, tooth wash, shaving lotion, eye-wash and digestive mixture. Like the glow of a firefly» [Cary, p.222].

Образное сравнение «like the glow of a firefly» подчеркивает стремление Хиксона, как и любого другого миллионера, выделиться, блеснуть в обществе и вызвать зависть.

Иногда авторы намеренно искажают общеупотребительные сравнения для выражения иронии. Для достижения юмористического эффекта очевидно использование семантического несоответствия, расхождения употребляемых понятий. Такое явление часто встречается в современной прозе. Например, молодая ирландская писательница Сесилия Ахерн в своем романе «P.S. I love you» использовала трансформацию «стертого сравнения» «as clear as mud»:

«His explanation was as clear as mud » [Ahern, p. 442].

Такая реплика героини означает не что иное, как тот факт, что объяснение было расплывчатым и совершенно непонятным.

Образные сравнения могут употребляться и с гиперболой, когда они основываются на преувеличении описываемой черты объекта сравнения. Например, вот как характеризует молодую женщину писательница Макбэйн: «hotter than a welder’s torch and much, much more interesting».

Ниже — примеры гиперболических сравнений у Гарднера:

«He held out a hand that could have been mistaken for bunch of bananas in a poor light » [Gardner , p.110].

В данном случае гипербола употреблена для более красочного описания руки персонажа. Скорее всего, уподобляя человеческую руку связке бананов, автор подчеркивает одутловатость руки и неестественность движений.

«She heaved away from the table like a pregnant elephant » [Gardner , p.44].

Несомненно, такое грубое, но яркое сравнение указывает на то, что героиня вышла из-за стола грузно, медленно, с полным животом пищи. Нужно заметить, что именно прилагательное «pregnant» придает особое звучание конструкции и, собственно, делает ее гиперболическим сравнением. Автор не остановился на сопоставлении женщины со слоном, а усилил оборот с помощью вышеупомянутого прилагательного.

В следующей конструкции сравнение, являясь частью обстоятельства образа действия, указывает на характеристику предмета:

«The morning mail-cart, with its two noiseless wheels, speeding along these lanes like an arrow, as it always did, had driven into her slow and unlighted equipage » [Hardy, p.41].

Несложно догадаться, что автор, сравнивая карету со стрелой, намекает на быстроту, высокую скорость ее движения. В то же время читателю ясно, что писатель преувеличивает скорость данного вида транспорта.

Следующее отрицательное сравнение является одновременно и литотой:

«His eyes were no warmer than iceberg » (Mc. Bain) [Гриценко, с.45]. Здесь указывается на то, что взгляд персонажа был холоден, неприветлив.

Некоторые образные сравнения можно одновременно назвать и метафорами. И.Р. Гальперин в своей книге «Stylistics» дает следующий пример:

«It was that moment of the year when the countryside seems to faint from its own loveliness, from the intoxication of its scents and sounds» (J. Galsworthy).

Это пример образного сравнения, являющегося наполовину метафорой. И если бы не слово «кажется», мы бы с полным правом именно так назвали данный прием. Действительно, если опустить слово «кажется» и сказать, что природа «теряет сознание от», ключевое faint становится метафорой. Но глагол «кажется» разграничивает понятия тишины и потери сознания. В образном сравнении второй элемент — человек- только подразумевается благодаря слову « faint»[Гальперин 1977, с. 168].

Д.Г. Чейз, известный писатель детективных романов, умело употребляет развернутые сравнения, в которых дает детальное описание воображаемых ситуаций. Вот что рассказчик сообщает о случившемся, когда он был схвачен гангстерами и его привезли к главарю банды:

«They eased me through a door as if I were a millionaire invalid with four days to live, and who hadn’t as yet paid his doctor’s bill.» [Сhase, p.134].

Употребляя подобную конструкцию, автор, видимо, подчеркивает жалкое состояние героя, его беспомощность в данной ситуации. Именно такое значение имплицирует существительное «invalid». Но на этом сравнение не ограничивается, и автор дает более подробное описание («a millionaire invalid with four days to live, and who hadn’t as yet paid his doctor’s bill»), которое ясно дает понять читателю, что герой оказывается в безвыходном положении не по своей воле, а преступники пользуются этим и вдоволь глумятся над ним.

Он также описывает свой ужин в дешевом ресторане:

«The rye bread was a little dry and the chicken looked as if it had a sharp attack of jaundice before departing this earth» [Сhase, p.45].

Такое мастерское и юмористичное указание на цвет приготовленного цыпленка, несомненно, вызывает улыбку и читателя. Несложно догадаться, что герой иронизирует по поводу низкого уровня качества продуктов питания заведения, в котором он оказался.

«A little after midnight Dolores Lane came in and stood holding a microphone the way a drowning man hangs on to a lifebelt» [Сhase, p.186].

Чейз использует это эффектное образное сравнение для изображения певицы, не имеющей ни голоса, ни музыкального слуха. Именно поэтому она производит впечатление утопающего, сознавая, однако, что спасательный пояс (в сравнении — микрофон) уже вряд ли поможет. [Мороховский, с. 188].

Итак, образные сравнения характеризуются разнообразной структурой. Разные лингвисты предлагают различные классификации типов образных сравнений: по частям речи, употребляемых в сравнении (М.Д. Кузнец), по синтактико- смысловым отношениям между обеими частями (А.Н. Мороховский), по семантическим характеристиками ( М.В. Никитин).

Все сравнения ученые делят на устойчивые штампы, их вариации и подлинные (авторские) сравнения. Наиболее яркими являются авторские сравнения. Зачастую они выражают довольно оригинальный взгляд на вещи и, несомненно, помогают выразительнее передать идею автора касательно персонажей художественного произведения или охарактеризовать какой-либо предмет окружающего мира. Кроме того, образные сравнения могут представлять собой комбинацию образных средств, то есть употребляться с оттенком иронии, образовывать единое целое с гиперболой и метафорой, что также способствует появлению определенных ассоциаций у читателей, может вызывать у них определенные чувства или отношение к описываемому.

Заключение

Итак, в настоящей дипломной работе всесторонне проанализировано образное сравнение как одно из стилистических средств, участвующих в создании образности художественного текста. В первой главе рассмотрено понятие текста в трактовках различных лингвистов; определены основные характеристики художественного текста. Во второй главе раскрыто понятие образного сравнения, выделены его признаки, типы, структурные образцы; найдены примеры общеупотребительных и авторских сравнений в художественной литературе и проанализирована их структура.

Изученная и критически переработанная научная литература, анализ фактического материала позволили сделать следующие выводы:

. Основная функция художественного текста заключается в эстетическом воздействии на читателя. Автор стремится вызвать у него чувства, эмоции, ассоциации, и с этой целью именно в художественном тексте, как ни в каком другом, широко используются различные изобразительные и выразительные средства языка.

2. Одним из наиболее ярких средств является образное сравнение (simile) — стилистический прием, состоящий в частичном уподоблении двух предметов действительности, относящихся к разным классам. Говоря о месте образного сравнения среди других выразительных средств, следует упомянуть, что оно относится к фигурам тождества. Особенность их заключается в том, что единицы, относящиеся к одному и тому же референту, мыслятся субъективно как равнозначные, или синонимичные.

. Выделяют различные структурные компоненты сравнения. Мы разделяем традиционную точку зрения и считаем, что образное сравнение включает в себя три составные части: субъект сравнения (то, что сравнивается), объект сравнения (то, с чем сравнивается) и признак (модуль ) сравнения (общее у сравниваемых реалий).

. Среди образных сравнений различают 3 вида:

1)Сравнения — устойчивые идиомы;

)варианты сравнений, в которых варьируется один из компонентов;

)свободные авторские сравнения, созданные по существующим моделям.

Классификации каждого из данных видов сравнения довольно обширны. Они зависят от того, какой признак взят в основу: морфологический, семантический или синтаксический. Сравнения могут различаться по частям речи, по синтактико-смысловым отношениям между обеими частями, по семантическим характеристиками.

. Наиболее яркими являются авторские сравнения. Зачастую они выражают довольно оригинальный взгляд на вещи и, несомненно, помогают выразительнее передать идею автора касательно персонажей художественного произведения или охарактеризовать какой-либо предмет окружающего мира.

. Образные сравнения могут представлять собой комбинацию образных средств, то есть употребляться с оттенком иронии, образовывать единое целое с гиперболой и метафорой, что также способствует появлению определенных ассоциаций у читателей, может вызывать у них определенные чувства или отношение к описываемому.

. Проведенный анализ образных сравнений в художественной литературе показал, что наиболее часто в сравнении эксплицитно выражены субъект и объект сравнения, а элементами связи между ними выступают союзы «as» и «like». Авторы мастерски используют образные сравнения для создания яркого стилистического эффекта, передачи характеристик персонажей, субъективно-оценочного отношения к какому-либо предмету или явлению.

Итак, выдвинутая нами гипотеза, согласно которой образное сравнение, являясь одним из приемов создания образности в художественном тексте, обладает стилистическим потенциалом, доказана.

Материалы дипломной работы могут быть использованы в курсе лекций по стилистике, лексикологии, семасиологии и на уроках английского языка в школе.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/diplomnaya/obraznoe-sravnenie-operiruet-dalekimi-predmetami/

1.Азнаурова Э.С. Очерки по стилистике слова. — Ташкент,1973.

.Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка.- Л.: Просвещение, 1973.

.Арутюнова Н.Д. Функциональные типы языковой метафоры // Изв. АН СССР. Т.37. -1978, № 4.

.Ахманова О.С. Принципы и методы лингвистического исследования. — М.: Просвещение, 1969.

.Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Просвещение,1966.

.Ашурова Д.У. Лингвистическая природа художественного сравнения. — М.:,1970.

.Балли Ш. Французская стилистика. — М.: Просвещение,1961.

.Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Худож. лит.,1975.

.Будагов Р.А. Литературные языки и языковые стили. — М.: Высшая школа,1967.

. Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс.- М.: Прогресс, 2004.

.Виноградов В.В. О языке художественной литературы. — М.: Просвещение, 1959.

. Виноградов В.В. О теории художественной речи. — М.: Просвещение, 1971.

. Виноградов В.В. Стилистика. Поэтика. Теория поэтической речи. — М.: Просвещение,1963.

. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка.- М.: Высшая школа, 1974.

. Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка.- М.: Из-во лит-ры на ин. яз., 1958.

. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка.- М.: Высшая школа, 1974.

. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования.- М.: КомКнига, 2007.

. Гальперин И.Р. О понятиях «стиль» и «стилистика»// «Вопросы языкознания», 1973, №3.

. Гальперин И.Р. Перевод и стилистика.- В сб.: Теория и методика учебного процесса. — М.: изд-во АПН, 1960.

. Голышева В.Г. Семантическая структура образных сравнений// Cемантика слова и предложения в английском языке/ Под ред. Товмач. Н.Л. -Ленинград, 1980.

.Гриценко Е.С. Стилистика английского языка.- Нижний Новгород , 2005.

.Домашнев А.И. Интерпретация художественного текста.-М.:Просвещение,1989.

.Ефимов А.И. Об изучении языка художественных произведений.- М.: Учпедгиз, 1952.

.Ефимов А.И. Стилистика художественной речи.- М.: Изд. МГУ, изд.2-е, 1961.

.Звегинцев В.А. Семасиология.- М.: Просвещение, 1957.

.Иванова Г.П. Стилистическая интерпретация текста.- М.: Высшая школа, 1991.

.Карцевский С. Об асимметричном дуализме лингвистического знака.- В кн. Звегинцев В.А. История языкознания, ч.2., 1965.

27.Кузнец М.Д. Стилистика английского языка. — Ленинград: Учпедгиз., 1960.

28.Кухаренко В.А. Интерпретация текста — М.: Просвещение,1988.

.Кухаренко В.А. Лингвистическое исследование английской художественной речи.- Одесса, 1973.

.Ларин Б.А. Эстетика слова и язык писателя. Сб. статей — Л.,1974.

.Лотман Ю.М. Структура художественного текста. — М: Просвещение,1970.

.Михайлов Л.М. Прагматика немецкой диалогической речи. — М., 1986.

.Мороховский А.Н., Воробьева О.П. Стилистика английского языка. — Киев: Высшая школа,1991.

. Никитин М.В. Лексическое значение в слове и словосочетании.- Владимир, 1974.

. Пешковский А.М. Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы.- М.: Просвещение,1927.

. Прохорова В.И. и Сошальская Е.Г. Хрестоматия английской лингвистической литературы по стилистике. — М.: изд. МГПИИЯ, 1969.

. Рудяков Н.А. Основы стилистического анализа художественного произведения.- Кишинев, 1972.

. Степанов Г.В. Несколько замечаний о специфике художественного текста//Лингвистика текста. Сборник научных трудов МГПИИЯ. им. М.Тореза — М.: Просвещение,1976.

. Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение.- Л.,1952.

. Томашевский Б.В. Стих и язык. — М.- Л.,1959.

. Томашевский Б.В. Язык и стиль.- Л.,1952.

. Тураева З.Я. Время грамматическое и время художественное. -АДД, Л., 1974.

. Тураева З.Я. Лингвистика текста. — М.: Просвещение , 1986.

. Успенский Б.Поэтика композиции. — М.: Просвещение, 1970.

. Федоров А.И. Семантическая основа образных средств языка.- Новосибирск, 1969.

. Хованская З.И. Принципы анализа художественной речи и литературного произведения.- Саратов, 1975.

. Шкловский В.О. Художественная проза.- М.: «Советский писатель», 1961.

. Шкловский В.О. О теории прозы. — М.- Л., 1925.

. Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. -М.: Просвещение,1959.

51. Akhmanova O. Linguostylistics: Theory and Method.- М.: изд. МГУ, 1972.

. Arnold I., Diakonova N. Three Centuries of English Prose. -L., 1967.

. Brinker K. Textlinguistik.- Düsseldorf, 1972.

. Сrystal D. and Davy D. Investigating English style.- London: Longmans, 1969.

. Enkvist N. E.SpencerJ. and Gregory M.Linguistics and Style. — London: Longmans, 1964.

. Galperin I.R. An essay in Stylistic Analusis. — М., 1968.

. Galperin I.R. Stylistics.-М.: Moscow Higher School, 1977.

. Glinz H. Soziologisches im der Kerbereich der Linguistik. -Düsseldorf, 1971.

59. Jakobson R. The Metaphoric and Metonymic Poles. In: Fundamentals of Language.-Gravenhodge, 1956.

. Kukharenko V. Seminars in Style.- M.,1971.

. Read H. English Prose Style. — London: Longmans, 1963.

. Sosnovskaya V. Analytical Reading. -M.,1974.

. Ahern C.P.S. I love you.-M.: Harper, 2009.

. Alcott L.M. An Old-Fashioned Girl. -M.: Penguin, 2008.

. Aldington R. All Men are Enemies. -London: Chatto Windus, 1934.

. Burns R. Collected Poems of Robert Burns. — М: Poetry Library, 2007.

. Cary J. The Horse’s Mouth. -London: Joseph, 1957.

. Сhase J. Cade. -M.: Айрис-Пресс, 2007.

Приложение

Cписок общеупотребительных образных сравнений

Англ. Рус.

As bitter as gall горький, как полынь

As black as a crow, as a raven, as a raven’s wing черный, как ворон

As black as coal черный, как сажа

As black as ink мрачный, безрадостный

As black as hell, as midnight совершенно темно

As black as sin, as thunder мрачнее тучи

As blind as a bat, as a beetle совершенно слепой

As bold, brave as a lion храбрый, как лев

As bright as a button, as a new penny, as a new pin нарядный, с иголочки

As brisk as a bee очень проворный

As brittle as glass хрупкий, как стекло

As brown a berry загорелый

As busy as a bee, аs a hen with one chicken очень занятыйclean as a whistle прямо, начистоclear as a bell ясно слышимыйclear as crystal чёткий, ясный

As clear as a day, as daylight ясный, как деньclear as mud (ironic) совершенно неясноclear as two and two make four ясно, как дважды два — четыре

As clear as the sun at noonday ясно, как деньclosed as an oyster нем, как рыбаcold as charity, as ice, as marble, as a stone холодный, как ледcommon as dirt самый обычныйcool as a cucumber совершенно невозмутимыйcrazy as a bedbug рехнувшийсяcrooked as a corkscrew бесчестный: пробу негде ставить

As cross as a bear не на шутку рассерженныйcross as two sticks в плохом настроенииcunning as a fox хитрый как лисаdark as midnight ни зги не видно

As dead as a herring бездыханный

As deaf as an adder, as a post глухая тетеря

As deep as a well глубокий, как колодец

As different as chalk and cheese ничего общего

As dry as a bone высохший

As dry as а mummy высохший, как мумия

As drunk as a fiddler пьян в стельку

As dull as ditch-water невыносимо скучный

As dumb as a fish нем, как рыба

As dumb as a wooden Indian глуп, как пробка

As easy as ABC легче лёгкого

As easy as falling off a log проще простого

A face as long as a fiddle унылое, мрачное лицо

As fair as a lily прекрасный, как лилия

As far back as ещё, уже

As fast as a hare быстрый, как заяц

As fast as one’s legs can carry one со всех ног, сломя голову

As fat as a pig толстый, как боров

As fat as butter пухленький

As fine as a fiddle в добром здоровье, как нельзя лучше

As fine as silk мягкий, как шелк

As firm as a rock неподвижный, как скала

As dumb as a fish нем, как рыба

As flat as a board плоский, как доска

As flat as flounder, as a pancake, as your hand совершенно плоский

As fleet as a deer быстроногий, как лань

As free as the wind свободный, как ветер

As fresh as a daisy пышущий здоровьем

As fresh as paint бодрый, свежий

As full as a googol переполненный

As funny as a crutch (ironic) ничего смешного

As good as one’s word верный своему слову

As good as a play очень забавно

As good as gold золотой человек

As good as pie паинька

As good as wheat подходящий

As silly as a goose глуп, как пробка

As harmless as a dove кроткий, как голубка

As heavy as lead тяжелый, как свинец

As helpless as a baby беспомощный, как ребенок

As lean as a rake худ, как щепка

As light as a feather легкий, как пух

As light as a butterfly легкомысленный

As long as one’s arm длиннющий

As mad as a March hare не в своем уме

As merry as a cricket полный жизни

As merry us a marriage-bell очень весёлый

As mild as a dove, as a lamb, as milk кроткий, как овечка

As mute as a statue нем, как рыба

As quiet, silent as a mouse тихий, как мышка

As heat as a bandbox с иголочки

As neat as a (new) pin, as a ninepence чистенький, аж всё блестит

As numberless as the sands бесчисленные, как песчинки

As near as no matter почти, на волосок от

As obstinate, stubborn as a mule упрямый, как осёл

As old as Adam старо, как мир

As old as Methuselah старый, как Мафусаил

As pale as a ghost смертельно белый

As pale as ashes бледный, как полотно

As plain as daylight ясно, как день

As plain as the nose on your face совершенно очевидно

As plain as the sun at noonday яснее ясного

As plump as a partridge пухлый, толстенький

As poor as a church mouse беден, как церковная мышь

As poor as Job беден, как Иов

As proud as a peacock важный, как павлин

As proud as Lucifer гордый, как дьявол

As pleased as punch очень доволен

As pure as a lily чистый, непорочный

As quick as a flash быстрый, как молния

As red as a сherry кровь с молоком

As red as a lobster красный, как рак

As red as a turkey cock красный, как индюк

As red as blood красный, как кровь

As red as fire огненно-красный

As regular as clockwork с точностью часового механизма

As safe as the Bank of England надёжный, устойчивый

As salt as brine одна соль

As sick as a cat испытывающий приступ рвотыsilent as the grave нем как могила

As slick as a whistle ловко, начисто

As slow as a snail медлительный

As slow as a tortoise медленный, как черепаха

As smart as paint ловкий, находчивый

As smart as a steel trap проницательный, блестящий (человек)

As smooth as glass гладкий, как стекло

As snug as a bug in a rug очень уютно

As soft as butter, down, silk, velvet мягкий, как пух

As sound as a bell здоров, как бык

As sour as vinegar кислый, как уксус

As straight as an arrow прямой, как стрела

As straight as a poker прямой, словно аршин проглотил

As straight as a die прямолинейный

As stupid as a donkey глуп, как осел

As sure as a gun верно, как дважды два — четыре

As sure as eggs is eggs как пить дать

As sure as fate несомненно, неизбежно

As sweet as honey сладкий, как мёд

As swift as an arrow с быстротой молнии

As tall as a maypole «каланча»

As tame as a chicken ручной, как цыпленок

As tender as a chicken нежное, как курятина (о мясе)

As thin as a lath худ, как щепка

As tight as a drum туго натянутый

As timid as a hare трусливый, как заяц

As tough as leather жёсткий, как подошва (о еде)

As true as flint преданный душой и телом

As true as the needle to the pole надежный

As ugly as a scarecrow страшен, как пугало

As unstable as water неустойчивый, непостоянный

As warm as toast очень теплый

As watchful as a hawk зоркий, как ястреб

As weak as water слабенький, хиленький

As welcome as flowers in May долгожданный, весьма кстати

As welcome as a storm нужен, как собаке пятая нога

As white as chalk белый, как мел

As white as a sheet смертельно белый

As wide as the poles apart диаметрально противоположный

As wise as Solomon умный, как Соломон

As yellow as a crow’s foot, as gold жёлтый, как лимон