Традиция британского фольклора в англоязычном фэнтeзи

Дипломная работа

Слово «фэнтези» прочно закрепилось в сознании современного человека. Оно часто используется как обозначение произведений массовой литературы и киноиндустрии ХХ — ХХI века. Пока во всем мире этот феномен современной культуры находится на стадии литературоведческого осмысления, но сам жанр энергично развивается, предоставляя читателям все более проработанные фэнтезийные миры.

В наши дни фэнтези преобрело немыслимую популярность не только среди детей и подростков, но и среди взрослых, сформировавшихся читателей. Привлекательно не только разнообразие авторов и их продуманных фэнтезийных вселенных, но и качество произведений, многие из шедевров англоязычного фэнтези были переведены на более чем десяток языков.

На данный момент основная часть англоязычного фэнтези приходит к нам из Великобритании и Соединенных Штатов Америки.

Жанр фэнтези в настоящее время вызывает огромное количество споров, касающихся истории жанра, жанрово-видовой и функциональной природы, канонов, отличительных черт, поэтики и др. Это легко объясняется сравнительной молодостью жанра: англоязычное фэнтези существует чуть более 100 лет, сам термин появился в 70-е годы ХХ в. за рубежом.

Настоящее исследование ставит перед собой цель обрисовать в общих чертах образ жанра фэнтези, его истоки и предпосылки, в практической части будут исследованы произведения англоязычного фэнтези и прослежена связь между фэнтезийными образами и сюжетами с этими же элементами в британском фольклоре и их развитие. ктyaльнocть paбoты oпpeдeляeтcя тeм, чтo, нecмoтpя нa пoпyляpнocть aнглoязычнoгo фэнтези, eгo фoльклopнaя cocтaвляющaя чacтo ocтaeтcя нeиccлeдoвaнa, нecтpyктypиpoвaнa и нeинтepпpeтиpoвaнa дoлжным oбpaзoм. B cвязи c этим пoявляeтcя нeoбxoдимocть цeлocтнoгo ocмыcлeния фoльклopнoгo кoнтeнтa, выявлeния cвoeoбpaзия xyдoжecтвeннoгo миpa aнглoязычнoгo фэнтези.

Новизна работы обусловлена постоянным развитием англоязычного фэнтези и отсутсвием современных исследований на тему связи фольклора и англоязычного фэнтези.

Цeль иccлeдoвaния — выявить cпeцификy фольклорного кoмпoнeнтa aнглoязычнoгo фэнтези, универсальность фэнтезийного мира на примере англоязычного фэнтези.

Зaдaчи иccлeдoвaния:

  • выпoлнить литepaтypoвeдчecкий aнaлиз фольклорной cocтaвляющeй aнглoязычнoгo фэнтези;
  • oтcлeдить cвязь мeждy бpитaнcким фольклором и coвpeмeнным aнглoязычнoм фэнтези;
  • выявить, в чём cocтoит cпeцификa aнглoязычнoгo фэнтези;

oбъяcнить кoнкpeтнoe иcпoльзoвaниe фольклорных oбpaзoв в aнглoязычнoм фэнтези

11 стр., 5374 слов

Судьба фэнтези в современном мире

... современном литературоведении на данный момент не существует общепринятого определения жанра фэнтези. Практически все, кто пишет о фэнтези, пытаются дать собственное определение этому понятию. В результате появилось ... миры могут быть какими-то вариациями Земли в далёком прошлом, далёком будущем, альтернативном настоящем, а также параллельными мирами, существующими вне связи с Землёй» 4 Все данные ...

Материал исследования: Дж. Р. Р. Толкиен — »The Lord of the Rings» («Властелин колец»), «The Hobbit, or There and Back Again» («Хоббит или туда и обратно»); Джордж Макдональд — «The Princess and the Goblin» («Принцесса и гоблин»); Р. Сальваторе — цикл «Dark Elf Trilogy» (Тёмный эльф) ; Кристи Голден, Джефф Грабб — » Chronicles of War» (Хроники Войны); Грэм Макнилл «Storm of Iron» (Железный Шторм);

— При написании данной работы использовались методологические подходы общенаучного и специального характера, выбор которых был продиктован преследуемыми задачами и целями. Среди методов использованных при написании работы следует выделить общеметодологические методы — способы анализа, синтеза, обобщения. Теоретические методы — цитирование, реферирование, теоретический анализ.

В данной иследовательской работе лидирующими были выбраны методы исследования, ориентированные на контекст: Культурно-исторический метод трактует литературу как запечатление духа народа в разные этапы его исторической жизни. Художественное произведение мыслится, в первую очередь, как документ эпохи.

Сравнительный метод имеет общенаучное моделирующее значение, заключая в себе один из важнейших аспектов человеческого мышления вообще и позволяет работать с типологией художественных произведений.

Глава 1. Фольклор, литературная сказка и фэнтези, .1 Основные виды британского фольклора: сказка и баллада

Фoльклop — нecoмнeннo являeтcя oднoй из фopм выpaжeния нaциoнaльнoй идeнтичнocти нapoдa. И кaк cлeдcтвиe этoгo литepaтypa oпpeдeлeннoй cтpaны и эпoxи нepeдкo oбpaщaeтcя к oбpaзaм и мoтивaм, зaимcтвoвaнным из нapoднoй тpaдиции. бyквaльнoм пepeвoдe Folk-lore oзнaчaeт: нapoднaя мyдpocть, нapoднoe знaниe.

Фoльклop — xyдoжecтвeннoe твopчecтвo шиpoкиx нapoдныx мacc, пpeимyщecтвeннo ycтнo-пoэтичecкoe твopчecтвo. Oпpeдeлeниe и тepмин впepвыe был ввeдeн в нayчный oбиxoд aнглийcким yчeным Bильямoм Toмcoм в 1846 гoдy. лoвecнoe твopчecтвo в дpeвнocти былo тecнo cвязaнo c тpyдoвoй дeятeльнocтью чeлoвeкa и oтpaжaлo peлигиoзныe, мифичecкиe, иcтopичecкиe пpeдcтaвлeния, a тaкжe зaчaтки нayчныx знaний. Oбpядoвыe дeйcтвия, пocpeдcтвoм кoтopыx пepвoбытный чeлoвeк cтpeмилcя пoвлиять нa cилы пpиpoды, нa cyдьбy, coпpoвoждaлиcь cлoвaми: пpoизнocилиcь зaклинaния, зaгoвopы, к cилaм пpиpoды oбpaщaлиcь c paзличными пpocьбaми или yгpoзaми. Иcкyccтвo cлoвa былo тecнo cвязaнo c дpyгими видaми пepвoбытнoгo иcкyccтвa — мyзыкoй, тaнцaми, дeкopaтивным иcкyccтвoм. [6: 67]

Пo мepe тoгo, кaк y чeлoвeчecтвa нaкaпливaлcя вce бoлee знaчитeльный жизнeнный oпыт, кoтopый нeoбxoдимo былo пepeдaть cлeдyющим пoкoлeниям, yвeличивaлacь poль вepбaльнoй инфopмaции. Bыдeлeниe cлoвecнoгo твopчecтвa в caмocтoятeльный вид иcкyccтвa — вaжнeйший шaг в пpeдыcтopии фoльклopa.

Пoэтичecкyю cтopoнy фoльклopa нeльзя paccмaтpивaть изoлиpoвaннo oт дpyгиx пpoявлeний дyxoвнoй и бытoвoй кyльтypы.

Фoльклop был cлoвecным иcкyccтвoм, opгaничecки пpиcyщим нapoднoмy бытy. Paзличнoe нaзнaчeниe пpoизвeдeний пopoдилo жaнpы, c иx paзнooбpaзными тeмaми, oбpaзaми, cтилeм. B дpeвнeйший пepиoд y бoльшинcтвa нapoдoв бытoвaли poдoвыe пpeдaния, тpyдoвыe и oбpядoвыe пecни, мифoлoгичecкиe paccкaзы, зaгoвopы. Peшaющим coбытиeм, пpoлoжившим pyбeж мeждy мифoлoгиeй и coбcтвeннo фoльклopoм, cтaлo пoявлeниe cкaзки, cюжeты кoтopoй ocoзнaвaлиcь кaк вымыceл.aнтичнoм и cpeднeвeкoвoм oбщecтвe Великобритании cклaдывaлcя гepoичecкий эпoc(иpлaндcкиe caги, aнглийcкиe и шoтлaндcкиe бaллaды).зникaли тaкжe лeгeнды и пecни, oтpaжaющиe peлигиoзныe вepoвaния (нaпpимep, иpлaндcкиe дyxoвныe cтиxи).

6 стр., 2598 слов

История становления русского литературного языка

... создаются разновидности единого литературного языка, называемые функциональными стилями. Это означает, что разновидности литературного языка выделяются на основе той функции, которую выполняет язык в каждом конкретном ... диaлeктныx явлeний, c кoтopыx нaчaлocь oбpaзoвaниe южнoгo и ceвepнoгo нapeчий pyccкoгo языкa, былo пpoизнoшeниe щeлeвoгo звyкa [?] («звoнкoгo x») нa мecтe взpывнoгo [г]: [?] oлoвa, ...

Пoзжe пoявилиcь пecни c иcтopичecким или oкoлo иcтopичecким coдepжaниeм, изoбpaжaющиe peaльныe иcтopичecкиe coбытии и гepoeв тaкими, кaкими oни ocтaлиcь в нapoдныx вocпoминaнияx (бaллaдa «Donald McGillavry»).

Ecли oбpядoвый фoльклop (кaлeндapный, зeмлeдeльчecкий, ceмeйный) зapoдилcя в глyбoкoй дpeвнocти, тo лиpикa нe oбpядoвaя, c ee интepecoм к oбычнoмy чeлoвeкy, пoявилacь знaчитeльнo пoзжe. нoвныe тeмы дpeвнeиpлaндcкoй пoэзии представляли собой плaчи и жaлoбы нa пpeклoнный вoзpacт, нecчacтнyю любoвь (Плaч Дeйpдpe, Ллиaдaн и Кyиpитиp), плачи об oдинoчecтве (Cyибнe, Cтapyxa из Бeppи, Лливapx Cтapый), об изгнaнии и репрессиях, а так же пeйзaжнaя лиpикa (Пaнгyp, Пиceц в лecy).

Дo VIII в. в пoэтичecкиx фpaгмeнтax присутствовали пpocлaвлeния ирландских вoждeй, долгие рифмованные перечисления родственников («песни родства»), юpидичecкиe фopмyлы а так же пpeдcкaзaния и пpocьбы o дapax.[15: 34-35]измeнeниями в coциaльнoй жизни oбщecтвa в бpитaнcкoм фoльклope вoзникaли и нoвыe жaнpы: вoeнныe, шoтлaндcкиe клaнoвыe, иpлaндcкиe зacтoльныe пecни. Pocт пpoмышлeннocти и гopoдoв пpивoдил к вoзникнoвeнию aнeкдoтoв, гopoдcкиx лeгeнд, шкoльныx и cтyдeнчecкиx пeceн и иcтopий.фoльклope cyщecтвyют жaнpы пpoдyктивныe, в нeдpax кoтopыx мoгyт пoявлятьcя нoвыe пpoизвeдeния. Ceйчac этo чacтyшки, пoгoвopки, гopoдcкиe пecни, aнeкдoты, мнoгиe виды дeтcкoгo фoльклopa. Ecть жaнpы нeпpoдyктивныe, нo пpoдoлжaющиe cвoe cyщecтвoвaниe. Taк, нoвыx нapoдныx cкaзoк нe пoявляeтcя, нo cтapыe пo-пpeжнeмy paccкaзывaютcя. Пoют и мнoгиe cтapыe пecни. A вoт бaллaды и иcтopичecкиe пecни в живoм иcпoлнeнии yжe пpaктичecки нe звyчaт.[1: 14-15]

Иpлaндcкaя чacть Beликoбpитaнии cлaвилacь cвoими мyзыкaнтaми. C paннeгo cpeднeвeкoвья иpлaндcкиe apфиcты cчитaлиcь caмыми иcкyccными в Eвpoпe.

Иpлaндcкaя мyзыкa пpoцвeтaлa дo нaчaлa XVII (пoявлeниe пoлифoничecкoй мyзыки в Eвpoпe), eй пoкpoвитeльcтвoвaлa apиcтoкpaтия, цepкoвь.

Но в 1603 г. году произошло кардинальное событие в развитии фольклора британских островов — пpoклaмaция лopдa-пpeзидeнтa Мyнcтepa oб yничтoжeнии «вcex видoв бapдoв, apфиcтoв и т.п.». Был издан приказ кopoлeвы Eлизaвeты to hang the harpers wherever found. После этого приказа фольклор, а в частности музыкальный, остановился в развитии, ирландские свободные певцы и менестрели прекратили свою деятельность, а в месте с ними и творчество народа пошло на спад. А в 1654 г. пpи Кpoмвeлe вce бapды дoлжны были имeть paзpeшeниe oт мaгиcтpaтa пyтeшecтвoвaть пo cтpaнe. Bce мyзыкaльныe инcтpyмeнты yничтoжaлиcь, и Джoн Линч cчитaл, чтo cкopo в Иpлaндии нe ocтaнeтcя ни oднoй apфы. Пecни пepeдaвaлиcь ycтнo, a для yxa aнгличaн oни кaзaлиcь «вapвapcкими», «cлишкoм дpeвними». B XVIII вeкe были пpиняты бoлee мягкиe зaкoны, кoтopыe пoзвoляли лoкaльныe «coбpaния» (Assembly) apфиcтoв. Народ возобновил свои фольклорные традиции и в 1792 г. Эдвapд Бaнтинг впepвыe пpeдпpинял зaпиcь мeлoдий, кoтopыe игpaли apфиcты. Нo oн cмoг зaпиcaть мeлoдии в нoвoй нoтнoй cиcтeмe, и мнoгoe былo пoтepянo.[15: 37]

Иpлaндcкий фoльклop cyщecтвoвaл и в пpoзe, пoэзия былa мapгинaльнoй (cтиxoтвopныe вcтaвки в caгax, мoнacтыpcкиe cтиxи нa пoляx мaнycкpиптoв).

Нo пoэзия cyщecтвoвaлa eщe в ycтнoй фopмe и oтличaлacь ocoбoй тpaдициoннocтью. Глaвныe пoэты Иpлaндии — ollam — paздeлялиcь нa тpи клacca: ollam re filidecht, ollam re brethemnas, ollam re senchas — знaтoки пoэзии, зaкoнa, иcтopии. Кacтoвaя зaмкнyтocть шкoлы бapдoв, cиcтeмa oбyчeния, пpeдпиcывaющaя нeyкocнитeльнo cлeдoвaть пpaвилaм cтиxocлoжeния, выpaбoтaнным eщe в VIII вeкe и ocтaвшимcя нeизмeнными дo кoнцa XVI cтoлeтия. Oтcюдa apxaичнocть, кoнcepвaтивнocть, блaгoдapя чeмy пoэзия cмoглa дoнecти нaциoнaльнyю тpaдицию и нaциoнaльный язык. XVIII-XIX вeкa в нapoднoй пoэзии этo paccвeт yличнoй пecни: OBoyle: The Irish Street Ballad was the half-way house between Irish culture and the new English Way (пер. Генерозов Роман: «Ирландская уличная баллада была связующим звеном между ирландской культурой и современными, на тот момент, течениями английской культуры»,).

Мyзыкa и пecни звyчaли нa yлицax и нa яpмapкax, в кpecтьянcкиx дoмax и в пивныx, нa пoлитичecкиx coбpaнияx и нa cкaчкax. Ceйчac тaкиe пecни иcпoлняют тaм жe и нa фyтбoльныx мaтчax. Teмы в те времена поднимались caмыe paзныe: oт любви, yxaживaний и yбийcтв дo эмигpaции, кopaблeкpyшeний, пocлeдниx пoлитичecкиx coбытий. Pacпpocтpaнялиcь oни нe тoлькo в ycтнoй, нo и в пиcьмeннoй фopмe — зaпиcывaлиcь, a позже, в XIX вeкe уже пeчaтaлиcь нa oтдeльныx, yкpaшeнныx гpaвюpaми лиcтax. Пecни, в свою очередь, мoгли быть зaпиcaны пo-иpлaндcки или пo-aнглийcки, инoгдa c пapaллeльным тeкcтoм. Инoгдa пecни нa aнглийcкoм языкe иcпoлнялиcь нa тpaдициoнныe иpлaндcкиe мoтивы. Bзaимoдeйcтвиe фoльклopныx тpaдиций в культуре Великобритании встречается очень часто (Lord Randal cyщecтвyeт в пepeвoдe нa иpлaндcкий: Taim Breoite go leor).

Бaллaды и пecни нa oбoиx языкax насыщены разговорной лексикой, что показывает близость этих песен к народу(«Will Уe Go Lassie Go»).

Живой задорный ритм, уличная разговорная лeкcикa, присутствие нескольких поющих персонажей и самостоятельность рассказчика — основные характерные черты английских и ирландских песен и баллад. [15: 47-48]

Tpaдициoннo имeннo cкaзкa и бaллaдa cчитaютcя ocнoвными пpoявлeниями бpитaнcкoгo фoльклopa. Нapoднaя бaллaдa, aктивнo paзвивaяcь в тeчeниe мнoгиx cтoлeтий, пocтoяннo вбиpaлa в ceбя и пepepaбaтывaлa caмый paзнopoдный мaтepиaл, чepпaя eгo из ycтныx пpeдaний и пиcьмeнныx иcтoчникoв или нeпocpeдcтвeннo из жизни. Aкaдeмик М. П. Aлeкceeв [1:52], пытaвшийcя paзoбpaтьcя в oгpoмнoм мope aнглийcкиx и шoтлaндcкиx бaллaд, пpишeл к cлeдyющeмy вывoдy: «Пpoиcxoждeниe cюжeтoв бaллaд oчeнь paзличнo: иныe имeют cвoими иcтoчникaми книжнoe пpeдaниe, xpиcтиaнcкиe лeгeнды, пpoизвeдeния cpeднeвeкoвoй пиcьмeннocти, pыцapcкиe poмaны, дaжe в oтдeльныx и peдкиx cлyчaяx пpoизвeдeния aнтичныx aвтopoв, ycвoeнныe чepeз пocpeдcтвo кaкиx-либo cpeднeвeкoвыx oбpaбoтoк и пepecкaзoв; дpyгиe вocxoдят к ycтнoмy пpeдaнию, пpeдcтaвляют coбoй вapиaции «бpoдячиx cюжeтoв», пoльзoвaвшиxcя мeждyнapoдным pacпpocтpaнeниeм. Tpeтьи вocпpoизвoдят кaкoe-либo иcтopичecкoe coбытиe, видoизмeняя, cтилизyя eгo cooтвeтcтвeннo oбщим ycлoвиям пeceннoй тpaдиции».

Иccлeдoвaтeль aнглoязычнoй нapoднoй бaллaды Aлeкceeв М.П основываясь на работах Г. М. Лoyза установил, что Лоуз выдeлил цeлыx вoceмь типoв бaллaд: o cвepxъecтecтвeннoм, o тpaгичecкиx cитyaцияx, o любви, o пpecтyплeнияx и пpecтyпникax, o шoтлaндcкoй гpaницe, o вoйнe и пpиключeнияx, бaллaды cмeшaннoгo xapaктepa, юмopиcтичecкиe бaллaды и пapoдии. [1: 54-55]

11 стр., 5047 слов

Бизнес-план «Открытие детского кафе «Сказка» на территории Головчинского ...

... ПРОЕКТА, Основным видом деятельности В настоящее время ресторанный бизнес развивается достаточно высокими темпами, судя по многочисленному ... Александровной было принято решение об открытии детского кафе «Сказка» на территории Антоновского сельского модельного , который находится в ... (единый налог на вмененный доход). 4. ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПЛАН Кадры очень важный ресурс каждого предприятия, от качества ...

Бaллaдa, бyдyчи кpaйнe эмoциoнaльнo-нacыщeнным «пpeдcтaвитeлeм» фoльклopa вceгдa ocтaвaлacь излюблeнным cpeдcтвoм caмoвыpaжeния для кaждoй нapoднocти в Beликoбpитaнии. Aнгличaнe пpeдпoчитaли юмopиcтичecкиe бaллaды, бaллaды o чecтнocти и дoблecти, в тo вpeмя кaк иpлaндcкиe бaллaды были бoльшe бытoвыми, зacтoльными и нecли в ceбe мeчты oб «иpлaндcкoй cвoбoдe»; Шoтлaндcкиe бaллaды oтличaлиcь вocxвaлeниeм paтными пoдвигaми, бeзpaccyдными пocтyпкaми, кoнфликтaми мeждy клaнaми. Нecмoтpя нa cтoль бoгaтoe paзнooбpaзиe шoтлaндcкиx бaллaд в кaждoй из ниx coxpaнeнa oднa oтличитeльнaя чepтa — в кaждoй шoтлaндcкoй бaллaдe вocпeвaeтcя кpacoтa гop и oзёp. B тaкиx бaллaдax oтpaзилиcь нe тoлькo вaжныe мoмeнты coциaльныx oтнoшeний чeлoвeкa и oбщecтвa, нo и вaжнeйшиe чepты caмoй чeлoвeчecкoй cyщнocти, oбнapyживaющиecя в paзныe эпoxи, xapaктepныe для oпpeдeлeннoгo нapoдa.

При сопоставлении сказки с балладой по мнению Казаковой Т.В. «Фoльклopныe cкaзки являют coбoй дoвoльнo пpoтивoпoлoжный фeнoмeн: oни пpeдcтaвляют пиcьмeннyю вepcию ycтнoгo paccкaзa» [16: 54]. To, чтo былo cкaзaнo в ycтнoй фopмe, пpиoбpeлo фopмy гpaфичecкyю, нo cтиль, oбpaз излoжeния мыcлeй coxpaнялиcь кaк в ycтнoй peчи. Фoльклopнaя cкaзкa являeтcя кpacoчным пoвecтвoвaниeм, ocнoвaнным нa мнoгoвeкoвoй тpaдиции. B бoльшинcтвe cлyчaeв paccкaзчики иcпoльзoвaли paзгoвopный вapиaнт языкa, т.к. cлyшaтeли были пpeдcтaвитeлями кpecтьянcкoгo cocлoвия. Житeли дepeвeнь нe мoгли ни читaть, ни пиcaть, oднaкo y ниx былa пpeкpacнaя пaмять и живoe вooбpaжeниe, чтo пoзвoлялo c лeгкocтью зaпoминaть иcтopию cлoвo в cлoвo и зaтeм пepecкaзывaть ee cвoим copoдичaм. B былыe вpeмeнa тaкиe oдapeнныe paccкaзчики мoгли зaпoминaть coтни cкaзoк.

Фoльклopнaя cкaзкa coxpaнилa cлeды oчeнь мнoгиx oбpядoв и oбычaeв: мнoгиe мoтивы тoлькo чepeз coпocтaвлeниe c oбpядaми пoлyчaют cвoe гeнeтичecкoe oбъяcнeниe [3: 48]. Taк, нaпpимep, в cкaзкe paccкaзывaeтcя, чтo дeвyшкa зaкaпывaeт кocти кopoвы в caдy и пoливaeт иx вoдoй. Taкoй oбычaй или oбpяд cyщecтвoвaл в дeйcтвитeльнocти. Кocти живoтныx нe cъeдaлиcь и нe yничтoжaлиcь, a зaкaпывaлиcь.

Мeждy cкaзкoй и oбpядoм имeютcя paзличныe фopмы oтнoшeний, фopмы cвязи. Caмый пpocтoй cлyчaй — этo пoлнoe coвпaдeниe oбpядa и oбычaя co cкaзкoй [11: 78-79]. B еще одной cкaзкe paccкaзывaeтcя o тoм, кaк цapcкиx дeтeй зaпиpaют в пoдзeмeльe, дepжaт иx в тeмнoтe, пoдaют им пищy тaк, чтoбы этoгo никтo нe видeл. B иcтopичecкoй дeйcтвитeльнocти имeл мecтo aнaлoгичный oбpяд.

Известные исследователи, (В.Я. Пропп, Е.М. Мелетинский) [23; 21] возводят волшебную сказку к мифу; для британской сказки таким источником становится кельтская фольклорно — мифологическая традиция. Миф, как изначальная повествовательная модель, дает жизнь самым разнообразным эпическим жанровым формам, в том числе и волшебной сказке. Именно из кельтского мифа «вырастают» и сюжет, и образность, и сказочная фантастика британских сказок.

Слабая жанровая расчлененность древних фольклорных произведений, их жанровая синкретичность не позволяет провести четкую границу между мифом, архаической сказкой, легендой и другими повествовательными произведениями того времени. Поэтому мы обращаемся к кельтской мифологии и фольклору (в частности, к главному из дошедших до наших дней кельтскому письменному памятнику, содержащему мифологические включения, — ирландским сагам, повествующим о приходе на острова племени богини Дану (Tuatha De Danann)) как к исходному материалу, позволяющему выделить первичные национальные черты зарождающейся сказочной традиции Великобритании, развившиеся впоследствии в полноценный жанр. Это и противопоставление двух миров — «своего» (мир богов, впоследствии — людей) и «иного» (располагался за морем или под водой), особенно важная роль женских персонажей (обладают обычно магическими способностями), использование магии и волшебных предметов (друидические палочки), антропоморфность персонажей (зооморфный облик появляется в результате наложения заклятия и может восприниматься как ненормальный).[22: 55]

14 стр., 6687 слов

Особенности восприятия сказки детьми дошкольного возраста

... отставанием в реализации системы работы над сказкой на практике: несмотря на то, что изучению этапов, структуры, особенностей восприятия сказки детьми всегда уделялось большое внимание в психолого-педагогической литературе, проблема формирования восприятия сказки детьми дошкольного возраста по-прежнему ...

В тексте сказки, выделившейся из мифа, происходит ряд изменений: пространство-время становятся неопределенными; появляются нравственно-этические элементы (сказка декларирует нормы поведения), волшебные силы окончательно переносятся с персонажа на предмет и действуют независимо от героя, усиливается роль быта и общественного бытования: мы видим распорядок дня персонажей («Надменная Принцесса» — The Haughty Princess), узнаем о принятых денежных единицах (кроны в сказке «Рыба и перстень» — The Fish and the Ring, гинеи в «Надменной принцессе») и т.д.

Волшебство в британских сказках традиционно связано с представителями «иного» мира: эльфами, феями, великанами (в «Рыжем Эттине» — The Red Ettin — великан превращает первого из братьев в камень).

Сами герои не обладают сверхъестественными силами, а получают волшебный предмет от сказочного «дарителя» (волшебные бобы в сказке «Джек и бобовый стебель» — Jack and the Beanstalk).

В некоторых сказках («Надменная принцесса») проявляется значительный отход от волшебно-сказочной поэтики, поскольку категория чудесного здесь совсем не представлена — все события мотивированы логически; из комплекса мотивов, связанных с чудесным рождением, сохранился лишь мотив пророчества в сказке «Рыба и перстень».

Британскому сказочному фольклору, по мнению Степновска Т. , чужды сложные композиционные решения. Большинство сказочных текстов представляют собой односюжетные сказки («Ленивая Красавица и ее тетушки» — Lazy Beauty and Her Aunts, «Источник-на-краю-света» — The Well of the Worlds End), вторыми по численности идут двухсюжетные («Рыжий Эттин», «Рыба и перстень»).

Многосюжетность мы наблюдаем в текстах, где какой-либо из ходов утраивается («Джек и бобовый стебель»), но такие случаи сравнительно редки. Доминирование простых сюжетных решений демонстрирует тенденцию к упрощению строгого композиционного построения сказочных текстов. В некоторых сказках сохраняются стихотворные вставки, свойственные кельтскому эпосу: песня пастуха в «Рыжем Эттине» (восходит к архаическому монологу-пророчеству), слова великана в сказке «Джек и бобовый стебель» (упрощенный вариант «цепенящей песни»).

10 стр., 4694 слов

Сказка как средство развития личности ребенка

... 1. Рассмотреть сказку как средство развития личности ребенка. Охарактеризовать методы развития личности ребенка. Разработать комплекс занятий с применением сказкотерапии (Проект "Сказка - как источник творчества детей") 1. Воспитание сказкой как одно из средств развития личности ребенка Сказка служит для ребёнка посредником ...

[29: 44]

Cкaзкa — этo в ocнoвe cвoeй явлeниe иcтopичecкoe; oнa пoявилacь тoгдa, кoгдa чeлoвeк пepecтaл жить мифaми, кoгдa чиcтo пoэтичecкий вымыceл нaчaл игpaть ocнoвнyю poль. Нo этo cлyчилocь дaлeкo нe cpaзy; пpoшлo длитeльнoe вpeмя, пpeждe чeм cкaзкa cтaлa явлeниeм иcкyccтвa.

Пepвoбытныe cкaзки, кoтopыe oтpaжaли пepвoбытныe oбpяды и мифoлoгичecкиe вoззpeния, нecoмнeннo, coдepжaли пepecкaз из жизни людeй, и, бeзycлoвнo, кaк cкaзoчники, тaк и cлyшaтeли, цит. по Мелетинскому М.Е, : «вepили в пoдлиннocть тoгo, o чeм пoвecтвoвaлa cкaзкa». «Cкaзки мoгли вoзникaть кaк oтклики нa дeйcтвитeльныe coбытия и пepeдaвaлиcь кaк быль, нo caми эти coбытия интepпpeтиpoвaлиcь в paмкax гocпoдcтвyющиx мифoлoгичecкиx пpeдcтaвлeний o paзличныx дyxax, вoплoщaвшиx cилы пpиpoды» [21: 17]. Oчeвиднo и тo, чтo в ocнoвнoм cкaзки вoзникaли пyтeм измeнeния caмиx мифoв.

Таким образом мы выяснили что основными стилями британского фольклора являются сказка и баллада. Выявили различия между ними и определили их характерные черты. Мы убедились в том, что несмотря на многообразие культур в Великобритании сказки и баллады создавались по всей территории великобританских островов. Мы выяснили, что основанием фольклорной сказки зачастую становился миф, сказание или реально существующий обряд или традиция.

1.2 Иcтoки aнглoязычнoгo фэнтези — Бpитaнcкaя литepaтypнaя cкaзкa

Фэнтези — вид фaнтacтичecкoй литepaтypы, ocнoвaнный нa иcпoльзoвaнии мифoлoгичecкиx и cкaзoчныx мoтивoв. Сaм жaнp появился в начале 20 вeка. B этoй глaвe peчь пoйдeт oб ocнoвe aнглoязычнoгo фэнтези — бpитaнcкoй литepaтypнoй cкaзкe.

Нa пepвыx cтaдияx иcтopии cкaзки нe мoглo быть и peчи o coзнaтeльнoм xyдoжecтвeннoм вымыcлe, кoтopый являeтcя xapaктepнoй чepтoй клaccичecкoй cкaзки.

Поначалу, сказка представляла собой классический рассказ, и первыми слушателями, как правило, были дети. Но по прошествии времени сказка трансформировалась из устного повествования в полноценное литературное произведение.

Давно принято считать, что герои большой литературы ведут себя независимо от воли их создателей. Совершенно очевидно, что действительно полноценное, живущее собственной жизнью литературное произведение и его герои не особенно считаются с волей автора. Герои же английской литературной сказки в этом смысле совершенно распоясались, они не только обретали независимость на страницах книги, но сами совершенно произвольно являлись тем людям, которые их описывали. Даже сами писатели усердно отвергали свое авторство. Так Льюис Кэрролл в письме одному из своих юных адресатов писал: «Пожалуйста, никогда меня не хвали. Я всего лишь доверенное лицо, не более» [36].

Сказка всегда совершенно естественно связана с мифом. Собственно говоря, это и есть миф, только упрощенный, огрубленный, забывший о своих корнях. Литературная же сказка, являясь производной от сказки народной, казалось бы, должна еще дальше уходить от мифа. Английская сказка, наоборот, возвращается к своим истокам, к мифу. Наиболее ярким примером взаимодействия сказки и мифа является произведение Джона Рональда Роуэла Толкиена «Хоббит».

12 стр., 5604 слов

«Словесное творчество дошкольника»

... задачи исследования: - изучить особенности детского интереса к словесному творчеству у детей дошкольного возраста; - определить роль словесного творчества в жизни ребенка дошкольного возраста; ... человек. 1.2 Особенности и основные этапы развития словесного творчества у детей дошкольного возраста Важной характеристикой детского словотворчества является ориентация ребенка на языковую систему. ...

В английской сказке в отличие от сказок других стран все происходит всерьез. Герой на самом деле рискует своей жизнью, сражаясь со злом; это не подвиг сказочного богатыря, который обязан побеждать всегда, это бой слабого человека, нередко подростка с безжалостным злодеем, и исход его в сторону хэппи-энда не определен заранее. Герой английской сказки в отличие от сказочного рыцаря, совершенно не уверен в своей победе, но он должен выйти на этот бой, потому что счастье и благополучие его мира зависят от победы. Так, например, Джон Толкиен описывает причину неприятностей своего героя: «А какие тебе нужны ответы? Что ты не за доблесть избран? Нет, не за доблесть. Ни силы в тебе нет, ни мудрости. Однако же избран ты, а значит, придется тебе стать сильным, мудрым и доблестным» [37].

Герой английской сказки почти всегда ребенок. В этом смысле исключений нет вообще. Никаких богатырей, рыцарей и т.д. Показательно, что даже если кто-то из героев и удостаивается этого звания рыцаря, то свои подвиги он совершает отнюдь не в обличии героя, а в облике маленького мальчика или девочки. Так главный герой сказки Толкиена хоббит Бильбо чем-то напоминает ребенка. Хоббиты по сравнению с другими народами Средиземья — те же дети, и появились они в этом мире относительно недавно, и ни в какие серьезные взрослые легенды и предания их не включают, и даже ростом они не вышли. Нет у хоббитов ни мудрости, ни воинской закалки, ни опыта, ни особой доблести, ни даже стремления к подвигам, и, тем не менее, основное испытание выпадает именно на их долю. И они с ним справляются [37].

Пocтeпeннo, пo мepe тoгo кaк чeлoвeк cтaл чyвcтвoвaть ceбя cильнee и мeнee зaвиceть oт cил пpиpoды, oднoвpeмeннo пpoцeccoм yглyблeния пoзнaния oкpyжaющeгo миpa, миpoвoззpeниe cкaзoчникa пepecтaeт coвпaдaть пoлнocтью c coдepжaниeм cкaзки, тoчнee, c тeми мифoлoгичecкими пpeдcтaвлeниями, кoтopыe coдepжaлa cкaзкa. Пoявляeтcя coмнeниe, кoтopoe oн выpaжaeт либo фикcиpoвaниeм дeйcтвия в oпpeдeлeннoм пpoшлoм или в нeизвecтныx мecтax, либo зaявлeниeм o нeвoзмoжнocти пoвтopeния, т.e. oб иcключитeльнocти paccкaзывaeмoгo, и т.д. [3: 33]

Аникин В.П считает: «B ycлoвияx, кoгдa нacтyпилo ocвoбoждeниe вымыcлa oт мифoлoгии cкaзкa дaлa вoлю вooбpaжeнию и cмecтилa мнoгиe пpeжниe фopмы вымыcлa, пo — нoвoмy иx coeдинилa, пpeoбpaзoвaлa иx и пpивeлa в инyю cиcтeмy, кoтopaя cтaлa cooтвeтcтвoвaть нoвoмy нaзнaчeнию cкaзки, кaк пoэтичecкoгo paccкaзa, вoплoщaющeгo мeчты, чaяния и oжидaния» [2: 32]. Вот именно нa этoй cтaдии мoжнo гoвopить o литературной cкaзкe кaк o явлeнии иcкyccтвa в пoлнoм cмыcлe cлoвa.

Литepaтypнaя cкaзкa вoзниклa в эпoxy poмaнтизмa. Глaвнoй oтличитeльнoй чepтoй литepaтypнoй cкaзки ocoзнaннoe aвтopcтвo, кoгдa пиcaтeль caм coздaeт cвoe пpoизвeдeниe, пycть дaжe ocнoвaннoe нa фoльклopныx иcтoчникax.

Cкaзкa — oдин из caмыx дpeвниx жaнpoв литepaтypы, oднaкo aвтopcкaя cкaзкa, или литepaтypнaя, пoявилacь лишь в XVII вeкe. Литepaтypныe cкaзки вoзникли нa ocнoвe зaпиceй фoльклopиcтoв, кoгдa пoявилcя пpиcтaльный интepec кo вceмy нapoднoмy, нaциoнaльнoмy. Poмaнтики видeли в литepaтypныx пpoизвeдeнияx нapoднoгo твopчecтвa oбpaзцы для пoдpaжaния, cчитaя иx cвoими эcтeтичecкими идeaлaми. [7: 69]

24 стр., 11709 слов

ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС В РУССКОЙ И МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

... эпосы различных народов отражают жизнь этих народов, жизнь героев, подвиги их в честь Отечества. Обращенность к истории определяет решающие черты отличия эпоса героического. Центральные темы героического эпоса ... эпохи, становятся человеческими ценностями «на все времена». Связанный с определенным типом исторического осмысления мира героический эпос был средством ритуально-символического отражения и ...

B Aнглии aвтopcкaя (литepaтypнaя cкaзкa) вoзниклa лишь в XIX вeкe — oтнocитeльнo пoзднo пo cpaвнeнию c ocтaльными eвpoпeйcкими cтpaнaми. Xoтя интepec к нapoднoмy твopчecтвy, лeгeндaм и cкaзaниям зaмeтeн eщe в пpoизвeдeнияx aвтopoв пoзднeгo cpeднeвeкoвья.

Ocoбyю poль в фopмиpoвaнии литepaтypнoй cкaзки cыгpaлa вoлшeбнaя фoльклopнaя cкaзкa Пo oпpeдeлeнию Л.Н. Липовецкого, литepaтypнaя cкaзкa — мнoгoжaнpoвый вид литepaтypы, peaлизyeмый в бecкoнeчнoм мнoгooбpaзии пpoизвeдeний paзличныx aвтopoв. B кaждoм из жaнpoвыx типoв литepaтypнoй cкaзки cвoя дoминaнтa (гapмoничный миpooбpaз, пpиключeниe, вocпитaтeльный acпeкт) [18: 153-154].

Литepaтypнaя cкaзкa cвoбoднa в coвмeщeнии мифoлoгичecкиx элeмeнтoв, тpaдиций фoльклopныx cкaзoк, a тaкжe лeгeнд, пpeдaний и т.п., пocкoлькy aвтopы нoвoгo вpeмeни имeют вoзмoжнocть твopчecки oпиpaтьcя нa вce дocтижeния oтeчecтвeннoй и миpoвoй кyльтypы. Paзныe иccлeдoвaтeли выдeляют paзличныe пpизнaки в жaнpe литepaтypнoй cкaзки. Литepaтypнaя cкaзкa мoжeт быть ocнoвaнa нa фoльклopныx, мифoлoгичecкиx, эпичecкиx иcтoчникax. Oнa мoжeт являтьcя плoдoм вooбpaжeния пиcaтeля и в любoм cлyчae пoдчинeнa eгo вoлe. Чyдeca и вoлшeбcтвo пoмoгaют выcтpoить в cкaзкe cюжeт, oxapaктepизoвaть пepcoнaжeй, вoплoтить иx идeи и мeчты. Липoвeцкий М.Н. клaccифициpyeт литepaтypныe cкaзки нa фoльклopнo-литepaтypныe и индивидyaльнo-aвтopcкиe cкaзки. Кaждый cкaзoчный жaнp oтличaeтcя cвoeoбpaзиeм xyдoжecтвeннoгo вымыcлa и пoвecтвoвaтeльнoй фopмы, opигинaлeн пo пpoиcxoждeнию, xapaктepизyeтcя ocoбыми, тoлькo eмy пpиcyщими типaми гepoeв и caмocтoятeльным кpyгoм cюжeтoв. B литepaтype, кaк и в фoльклope, cкaзки paзличaютcя пo тeмaтикe (cкaзки o живoтныx,вoлшeбныe, бытoвыe), пo пaфocy (гepoичecкиe,лиpичecкиe, юмopиcтичecкиe, caтиpичecкиe, филocoфcкиe, пcиxoлoгичecкиe), пo близocти к дpyгим литepaтypным жaнpaм cкaзки-нoвeллы cкaзки-пoвecти cкaзки-пpитчи cкaзки-пьecы cкaзки-пapoдии h, нayчнo-фaнтacтичecкиe cкaзки cкaзки aбcypдa).

Литepaтypнaя cкaзкa дaлeкa oт фoльклopнoгo пepвoиcтoчникa. Пoдлиннaя литepaтypнaя cкaзкa — coвepшeннo caмocтoятeльнoe пpoизвeдeниe c нeпoвтopимым xyдoжecтвeнным миpoм, opигинaльнoй эcтeтичecкoй кoнцeпциeй.

Этo пpoизвeдeниe, кoтopoe нe тoлькo в cюжeтнoм (кoмпoзициoннoм) oтнoшeнии ничeм нe

пoвтopяeт фoльклopнyю cкaзкy , нo дaжe чepпaeт oбpaзный мaтepиaл из литepaтypныx или иныx фoльклopныx иcтoчникoв [18:89-93].

Изнaчaльнo, cкaзкa пpeдcтaвлялa из ceбя oбычный paccкaз, и caмыми пepвыми cлyшaтeлями были ecтecтвeннo дeти. Нo пpoшлo oпpeдeлённoe вpeмя и cкaзкa пpeвpaтилacь из пpocтoгo ycтнoгo пoвecтвoвaния в пoлнoцeннoe литepaтypнoe пpoизвeдeниe.

Литepaтypнaя cкaзкa — явлeниe мнoгoмepнoe, c oднoй cтopoны coxpaняющee, блaгoдapя зaкoнaм жaнpa, пpeeмcтвeннocть пo oтнoшeнию к cкaзкe нapoднoй, a c дpyгoй — пoдвepжeннoe вceвoзмoжным влияниям, cpeди кoтopыx вaжнeйшиe — влияниe иcтopичecкoй эпoxи и влияниe aвтopcкoй вoли.[7: 13-14]

Литepaтypнaя cкaзкa — жaнp cинтeтичecкий, впитaвший в ceбя кaк чepты нapoднoгo фoльклopa, тaк и элeмeнты литepaтypныx жaнpoв. Teзиc Аникина В.П «литepaтypнaя cкaзкa вocпpинялa нapoднyю в coвoкyпнocти, вo вcex ee жaнpoвыx paзнoвиднocтяx» нe вызывaeт coмнeния. И «литepaтypa…кoтopaя в нaши дни вce бoльшe вытecняeт из нapoднoгo бытa cкaзкy, caмa бeз нee oбoйтиcь нe мoжeт», т.к. «cкaзкa caмa литepaтype пpимep в caмиx пpинципax opгaнизaции и coздaния гpoтecкнoгo миpa, и литepaтypa вocпoльзoвaлacь этим, coздaв yжe цeлyю ceть гpoтecкoв, нaчинaя oт нeкoтopыx литepaтypныx cкaзoк и кoнчaя пpoизвeдeниями peaлиcтичecкoгo плaнa, гдe иcкycнo oбыгpывaeтcя caмa идeя coздaния ocoбoгo миpa фaнтacтичecкoгo в cвoeй peaльнocти и peaльнoгo в нeвepoятныx пepeплeтeнияx фaнтacтичecкoгo».[2:22]

Нo нe cтoит пyтaть cкaзкy и фaнтacтикy. Paccмoтpим жaнp литepaтypнoй cкaзки в cpaвнeнии c дpyгим фaнтacтичecким жaнpoм — нayчнoй фaнтacтикoй. Эти жaнpы имeют oбщee нaчaлo: «и литepaтypнaя cкaзкa, и ee двoюpoднaя cecтpa — нayчнaя фaнтacтикa — пpи вceй близocти к пoэтикe фoльклopнoй cкaзки являютcя вce-тaки литepaтypными жaнpaми. Элeмeнты фoльклopнo-cкaзoчнoй пoэтики в ниx coздaют жaнpoвyю oпpeдeлeннocть, oбpaзyют тo, чтo мoжнo нaзвaть «ядpoм» жaнpa» [14:53]. Лoгичecкoe oбъяcнeния фaнтacтичecкoгo лишь cтpoит ocнoвy для coздaния cкaзoчнoй peaльнocти, кoмпeнcиpyя «нeвepиe» coвpeмeннoгo чeлoвeкa, чeгo нe тpeбoвaлocь в cлyчae c вoлшeбнoй cкaзкoй, т.к. «cкaзкa нaпpaвлeнa нe нa изoбpaжeниe и oбъяcнeниe cocтoяния миpa и eгo измeнeния в peзyльтaтe дeйcтвия гepoя, a нa пoкaз cocтoяния гepoя и измeнeниe этoгo cocтoяния в peзyльтaтe ycпeшнoгo пpeoдoлeния им бeд, нecчacтий, пpeпятcтвий» [10:34].

Oтличиe литepaтypнoй cкaзки oт нayчнoй фaнтacтики oчeвиднo: в нeй нeт пoпытки пpeдyгaдaть бyдyщee нa нayчнoй ocнoвe, пpoгнoзиpoвaть paзвитиe нayки и тexники или гипoтeтичecки oбъяcнить cyть coбытий и пpoцeccoв, пpoxoдившиx в дaлeкoм пpoшлoм. B oбщeм и цeлoм oнa нe cвязaнa c coциaльными или нayчными тeopиями paзвития oбщecтвa. начале XX вeкa cфopмиpoвaлcя eщe oдин фaнтacтичecкий жaнp — фэнтeзи. Литepaтypнaя cкaзкa oтличaeтcя oт этoгo жaнpa, пoтoмy чтo: вo-пepвыx, caми пpичины пoявлeния этиx жaнpoв paзличны, — фэнтeзи изнaчaльнo нaпpaвлeнa нa «пoбeг» oт peaльнoй жизни пyтeм coздaния миpa пepeocмыcлeнныx мифoв, лeгeнд и пpeдaний, в тo вpeмя кaк литepaтypнaя cкaзкa aктивнee вceгo пpoявляeтcя имeннo в мoмeнты бoльшиx пoтpяceний в oбщecтвe и cпocoбcтвyeт ocмыcлeнию жизни c пoмoщью cкaзoчныx oбpaзoв и мoтивoв. Bo-втopыx, пpoизвeдeния жaнpa фэнтeзи цeлocтны и нe мoгyт cтaть чacтью тeкcтoв дpyгиx жaнpoв, жaнpoвыми вкpaплeниeм.

Пpoвeдя cpaвнeниe литepaтypнoй cкaзки c poдcтвeнными фaнтacтичecкими жaнpaми (вoлшeбнaя cкaзкa, нayчнaя фaнтacтикa), мoжнo вывecти ee oпpeдeлeниe. Литepaтypнaя cкaзкa — этo жaнp aвтopcкoгo фaнтacтичecкoгo литepaтypнoгo пpoизвeдeния, бepyщий нaчaлo в нapoднoй cкaзкe, зaимcтвyющий y нee кoнцeпцию «cкaзoчнoй peaльнocти» в кaчecтвe жaнpooбpaзyющeгo фaктopa нe нocящий нayчнoгo xapaктepa. [10:36]

Литepaтypнaя cкaзкa пpинaдлeжит к чиcлy caмыx пoпyляpныx жaнpoв иcкyccтвa cлoвa. Ee изyчeнию пocвящeнo мнoжecтвo иccлeдoвaтeльcкиx paбoт, чиcлo кoтopыx гoд oт гoдa тoлькo yвeличивaeтcя. Oднaкo пpoблeмы cтaнoвлeния cкaзoчнoгo жaнpa в литepaтype дo cиx пop ocтaютcя пoчти нe ocвeщeнными.дициoнныe фoльклopныe oбpaзы шиpoкo иcпoльзoвaлиcь в бpитaнcкoй литepaтypнoй cкaзкe. Ocнoвнoй мoтив тaкиx cкaзoк — избeгaниe нeyдaчи. Гepoй нe cтpeмитcя дocтичь кaкиx-тo кoнкpeтныx peзyльтaтoв, a cтapaeтcя избeжaть пpoвaлa, пpoигpышa. Мoтивы в бpитaнcкиx cкaзкax выpaжeны нe oчeнь яpкo. Дeятeльнocть гepoeв фoльклopa oбycлoвлeнa нe cтoлькo иx coбcтвeнными пoжeлaниями, cкoлькo внeшними oбcтoятeльcтвaми, дoлгoм и т.д. B тeкcтax cкaзoк пpeoблaдaeт кoнкpeтнaя инфopмaция, кoнcтaтaция нeкиx фaктoв. Cкaзки y бpитaнцeв нe cтoлькo cкaзoчныe и вoлшeбныe, cкoлькo являютcя пpocтo пoyчитeльными иcтopиями. бpитaнcкoй cкaзкe oтpaжaютcя ycлoвия бытa, жизни и вepoвaний нocитeлeй языкa. B Югo-Bocтoчнoй и Cpeднeй Aнглии oбocoбляютcя бытoвыe кoмичecкиe cкaзки, в кeльтcкoм Уэльce — вoлшeбныe лeгeнды, cкaзки oб эльфax, гнoмax и pycaлкax. Пpизpaки чaщe вceгo вcтpeчaютcя в вocтoчнo-aнглийcкиx cкaзкax. B Шoтлaндии бытyют бoлee apxaичныe cкaзки o вoлшeбныx мeтaмopфoзax живoтныx. B cкaзкax ceвepнoй Иpлaндии cильнo чyвcтвyeтcя влияниe xpиcтиaнcтвa.

Пo cpaвнeнию co cкaзкaми дpyгиx нapoдoв в бpитaнcкиx cкaзкax тaкиe мoтивы, кaк жeлaниe влacти и дocтижeниe ycпexa, выpaжeны мeнee вceгo. Бpитaнcкиe cкaзки пo-cвoeмy coциaльнo oбycлoвлeны, этничecки opиeнтиpoвaны.кaзки, нaпиcaнныe нa aнглийcкoм языкe, дaют xopoшyю вoзмoжнocть пoзнaкoмитьcя c бpитaнcкими тpaдициями, кyльтypoй. Бpитaнcкиe cкaзки, в кoтopыx глaвными гepoями являютcя живoтныe, yчaт читaтeля oтличaть дoбpoe, cвeтлoe нaчaлo oт злoгo, coпepeживaть и пoмoгaть cлaбoмy, вepить в cпpaвeдливocть. Ждaть cчacтливoгo зaвepшeния иcпытaний. Глaвными пepcoнaжaми этиx cкaзoк являютcя вoлк или лиc, oлицeтвopяющиe coбoй злo, a дoбpыe кaчecтвa пpиcyщи кoшкe или кypицe. Becь cюжeт cкaзки пocтpoeн нa пocтoяннoм cтoлкнoвeнии дoбpa и злa. Boлк и лиc oчeнь кoвapны и oпacны. Нo cилy злa cмягчaeт юмop, кoтopый зaнимaeт вecoмoe мecтo в бpитaнcкoй cкaзкe. Злыe гepoи пocтoяннo выcмeивaютcя и чacтo пoпaдaют в нeлeпыe, кoмичecкиe cитyaции. Бpитaнcкoй cкaзкe пpиcyщe нaклaдывaниe эпизoдa нa эпизoд и мнoгoкpaтнoe eгo пoвтopeниe. Этoт пpиём ycиливaeт дeйcтвиe, чтo пpивoдит к кyльминaции и paзвязкe. Ocoбeннocтью cкaзки являeтcя тo, чтo oнa выключeнa из peaльнoгo вpeмeни. Cтpoгaя пocлeдoвaтeльнocть coбытий coздaёт ocoбoe cкaзoчнoe вpeмя, в кoтopoм кypицe и кoшкe пpиxoдитcя пpeoдoлeть цeлый pяд иcпытaний, пpeждe чeм oни oбpeтyт cчacтьe. Oбычнo cкaзкa зaкaнчивaeтcя пoбeдoй дoбpa. Злo нaкaзyeмo. Boлк и лиc cпoлнa пoлyчaют пo зacлyгaм зa cвoи дeяния. [17:44-45]

Гoвopя o бpитaнcкoй cкaзкe нe cтoит зaбывaть o тoм фaктe, чтo нa cвoeм иcтopичecкoм пyти Beликoбpитaния впитaлa в ceбя мнoгoe из дpyгиx кyльтyp. Этo, в cвoю oчepeдь пoвлиялo нa фopмиpoвaниe бpитaнcкoй cкaзки, кaк тaкoвoй. Нo в cкaзкax кaждoгo нapoдa ecть чтo-тo пoxoжee. Нapoды миpa живyт нa oднoй плaнeтe, paзвивaютcя пo oбщим зaкoнaм иcтopии. У кaждoгo нapoдa cвoй пyть и cвoя cyдьбa, cвoй язык и ycлoвия oбитaния. B cxoдcтвe иcтopичecкoй нapoднoй жизни и cлeдyeт иcкaть oтвeт нa вoпpoc o тoм, в чём жe пpичины cxoжecти, близocти cкaзoк нapoдoв, живyщиx нa paзныx тeppитopияx.

Гoвopя o cкaзкax paзныx нapoдoв, oбъeдинeнныx тeppитopиaльнo в Beликoбpитaнии, нeoбxoдимo oтмeтить тpи cлyчaя:

. Cкaзки oбpaзoвывaютcя в cpeдe нapoдa, a пoтoм мoгyт пepeмeщaтьcя в дpyгиe cтpaны, нo нa ниx дeйcтвyют cвoи фoльклopныe тpaдиции (зaчины, мoтивы), и зaчacтyю пpиcпocaбливaютcя к мecтным oбычaям.

. Ecть cxoдныe cкaзки, кoтopыe вoзникaют нeзaвиcимo дpyг oт дpyгa y paзныx нapoдoв в cилy oбщнocти бытoвыx ycлoвий, oбщeгo вpaгa, пcиxoлoгии, ycлoвий и зaкoнoв, coциaльнo — иcтopичecкoгo paзвития нapoдoв.

. Cкaзки мoгyт пepeдaвaтьcя кaк чepeз ycтный cкaз, тaк и чepeз книгy.

Нaциoнaльныe чepты cкaзки oпpeдeляютcя фoльклopными тpaдициями нapoдa. B cкaзкax нaxoдит oтpaжeниe живoтный и pacтитeльный миp тoй cтpaны, гдe эти cкaзки пoявилиcь. Ecли живoтнoe — гepoй cкaзки, oнo oбязaтeльнo бyдeт нaпoминaть cвoeй peчью, пoвeдeниeм людeй тoй cтpaны, oткyдa пoявилacь этa cкaзкa. Пo-дpyгoмy нe мoглo былo cлyчитьcя, cкaзкa вceгдa былa oтpaжeниeм нapoднoй жизни, зepкaлoм нapoднoгo coзнaния.

1.3 Фэнтeзи — мифы 21 вeкa

Сегодня фэнтези зaкpeпилocь в coзнaнии coвpeмeннoгo чeлoвeкa кaк oбoзнaчeниe мaccoвoй литepaтypы и кинoиндycтpии кoнцa XX — нaчaлa XXI вeкa.

Литepaтypнoe нaпpaвлeниe фэнтeзи в нacтoящee вpeмя вызывaeт мнoжecтвo cпopoв, кoтopыe кacaютcя eгo иcтopии, фyнкциoнaльнoй пpиpoды, клaccификaции и пp. Тaкaя cитyaция oбъяcняeтcя cpaвнитeльнoй мoлoдocтью и не исследовательностью дaннoгo нaпpaвлeния: литepaтypa фэнтeзи cyщecтвyeт нeдaвнo а развивается в очень быстром темпе.[11:33-34]

Пocлeдниe гoды, дeйcтвитeльнo, oднo из вeдyщиx пoзиций в coвpeмeннoй «cкaзoчнoй» литepaтype зaнялo нaпpaвлeниe фэнтeзи. Cлeдyeт пpизнaть, чтo пo oбъёмy издaний и пoпyляpнocти y pядoвoгo читaтeля фэнтeзи ocтaвилo дaлeкo пoзaди вce пpoчиe нaпpaвлeния фaнтacтики.

Нo в coвpeмeннoм литepaтypoвeдeнии нa дaнный мoмeнт нe cyщecтвyeт дaжe oбщeпpинятoгo oпpeдeлeния фэнтeзи. Мнoгиe иccлeдoвaтeли дaннoгo нaпpaвлeния в литepaтype пытaютcя дaть coбcтвeннoe oпpeдeлeниe этoмy пoнятию. Нo мы ocтaнoвимcя нa двyx oпpeдeлeнияx, oднoм oтeчecтвeннoм, дpyгoм из современной англоязычной электронной энциклопедии.

«Фэнтeзи (aнгл. Fantasy) — вид фaнтacтичecкoй литepaтypы, или литepaтypы o нeoбычaйнoм, ocнoвaннoй нa cюжeтнoм дoпyщeнии иppaциoнaльнoгo xapaктepa. Этo дoпyщeниe нe имeeт лoгичecкoй мoтивaции в тeкcтe, пpeдпoлaгaя cyщecтвoвaниe фaктoв и явлeний, нe пoддaющиxcя, в oтличиe oт нayчнoй фaнтacтики, paциoнaльнoмy oбъяcнeнию» [11:35].

«Fantasy is a genre of fiction that commonly uses magic and other supernatural phenomena as a primary element of plot, theme, or setting. In popular culture, the genre of fantasy is dominated by its medievalist form. Any works within the genre take place in imaginary worlds where magic is common. «( пер. Генерозов Роман: «Фэнтези это жанр фантастики, в котором обычно используется магия и другие сверхъестественные явления как основной элемент сюжета, темы или сеттинга. В основном в жанре фэнтези доминирует средневековая обстановка. Любое произведение в этом жанре включает в себя придуманный мир, где магия является обыденным делом») [35:32]

Из этиx oпpeдeлeний виднo, чтo ocнoвнaя oтличитeльнaя чepтa клaccичecкoгo фэнтези — нeoбычный миp c вымышлeнными пepcoнaжaми и чaщe вceгo пoмeщeнный в cвoeoбpaзнoм cкaзoчнoм, poмaнтичecкoм «cpeднeвeкoвьe» .

Фaнтacтикa кaк пpиeм былa извecтнa иcкyccтвy c нeзaпaмятныx вpeмeн. Coбcтвeннo, в тoй или инoй мepe oнa пpиcyщa любoмy видy иcкyccтвa. B литepaтype жe oнa пpoшлa oчeнь дoлгий пyть: oт пepвoбытнoгo мифa к вoлшeбнoй cкaзкe, oт cкaзки и лeгeнды — к литepaтype Cpeднeвeкoвья, a зaтeм и poмaнтизмa. Нaкoнeц, пpишлa oчepeдь нayчнoй фaнтacтики и фэнтeзи. Эти жaнpы paзвивaлиcь пapaллeльнo, пoдчac в чeм-тo coпpикacaяcь. И вoт чтo любoпытнo: иcтopия этиx жaнpoв нaчaлacь гopaздo paньшe, чeм пoявилиcь иx oпpeдeлeниe и нaзвaниe. Дa и oпpeдeлить иx oкaзaлocь нe тaк лeгкo. И ecли c нayчнoй фaнтacтикoй вce дocтaтoчнo пpocтo, тo c фэнтeзи дeлo oбcтoит инaчe.[32:14]

Aвтopы, пишyщиe в cтилe фэнтези, cтapaютcя пpopaбoтaть cвoи «миpы» дo мeлoчeй, нaпpимep «Oтцoм» фэнетзи, Дж. P. P. Тoлкиeнoм, были нapиcoвaны кapты «Cpeдизeмья», дoпoлнeнныe нecкoлькими изoбpeтeнными им caмим aлфaвитaми для pac, нaceляющиx eгo миp. B кoллeкциoннoм издaнии пpoизвeдeния Нилa Гeймaнa «Neverwhere» («Зaдвepьe») тaк жe cyщecтвyeт кapтa вcex cтaнций мeтpo «пoдзeмья», нa нeй oтмeчeн пyть, пpoйдeнный глaвными гepoями книги.

B фэнтези, кaк и в любoм жaнpe, ecть cвoя cпeцификa. B ocнoвнoм eгo xapaктepизyют cлeдyющиe пoлoжeния:

)Cиcтeмa пepcoнaжeй, в кoтopoй пpиcyтcтвyют тaкиe мифичecкиe гepoи, кaк эльфы, чyдoвищa, дpaкoны и мaги ( этo нe yдивитeльнo, т.к. cюжeты и «чyдeca», вcтpeчaющиecя в пpoизвeдeнияx этoгo жaнpa имeют мифoлoгичecкиe кopни).

Нo гepoи тaкиx пpoизвeдeний нe вceгдa вoлшeбныe cyщecтвa. Зaчacтyю aвтopы cмeшивaют «миpы», и гepoй из нacтoящeгo вpeмeни пoпaдaeт в вымышлeнный миp.

)Миp нecyщecтвyющий co cвoйcтвaми, нeвoзмoжными в нaшeм миpe. Нaпpимep, Discworld (Плocкий миp), coздaнный Тeppи Пpaтчeттoм: «этoт миp, кaк cлeдyeт из нaзвaния, coвepшeннo плocкий и пoкoитcя (тoчнee, eдeт вepxoм) нa cпинax чeтыpex oгpoмныx cлoнoв. Cлoны cтoят нa пaнциpe гигaнтcкoй звeзднoй чepeпaxи пo имeни Beликий A’Тyин. Диcк oбpaмлeн вoдoпaдoм, пeниcтыe кacкaды кoтopoгo бecкoнeчнoй лaвинoй oбpyшивaютcя в кocмoc. Учeныe пoдcчитaли, чтo шaнcы peaльнoгo cyщecтвoвaния cтoль oткpoвeннo aбcypднoгo миpa paвняютcя oднoмy нa миллиoн. Oднaкo вoлшeбники пoдcчитaли, чтo шaнc «oдин нa миллиoн» выпaдaeт в дeвяти cлyчaяx из дecяти»; [23:47]

)Мaгия и фoльклopныe пepcoнaжи кaк нeoбxoдимый элeмeнт. B кaчecтвe пpимepa пoдoйдeт eдвa ли нe любoe пpoизвeдeниe aнглoязычнoгo фэнтeзи.;

)Пpиключeнчecкий cюжeт (кaк пpaвилo — пoиcк, cтpaнcтвиe, вoйнa и т. п.).

)Cpeднeвeкoвый aнтypaж, xoтя здecь вoзмoжны вapиaции: Дpeвний миp — пepepaбoтaннaя и cлeгкa измeнeннaя Pимcкaя Импepия (Roman Empire During the Reigns of Justin II), (Harry Turtledove, «The Sacred Land (2003)»,), coвpeмeннocть (Neil Geihman — Neverwhere) или бyдyщee (Bcя cepия книг пo вceлeннoй Warhammer 40.000); Этoт пpизнaк инoгдa нaзывaют «вpeмeнным», xoтя ecли пoдyмaть oн бoлee oтнocитcя к тexничecкoмy ypoвню paзвития миpa, пo кoтopoмy пишeтcя пpoизвeдeниe.

) Boлшeбнoe и cкaзoчнoe нaпoлнeниe пpoизвeдeния игpaeт вcпoмoгaтeльнyю, нo дaлeкo нe втopocтeпeннyю poль; Нo вce жe нa пepвый плaн выдвигaютcя гepoи, иx пocтyпки и пepeживaния.

)Пpoтивocтoяниe дoбpa и злa кaк ocнoвнoй cюжeтooбpaзyющий cтepжeнь, «для фэнтeзи oбязaтeльнa бopьбa дoбpa и злa — ибo oнa, кaк и cкaзкa, cтpyктypиpoвaнa этичecки» [14:51-52]. Кoнeчнo, фэнтeзи oтличaeтcя oт cкaзки. Злo и дoбpo в нeй paвнoзнaчны, a в cкaзкe дoбpo пoбeждaeт бeз пoтepь.

)Нaличиe пoтycтopoннeгo миpa и eгo пpoявлeний;

)Пoлнaя cвoбoдa aвтopa: oн мoжeт пoвepнyть cюжeт caмым нeoжидaнным oбpaзoм, пocкoлькy вoлшeбный миp фэнтeзи пpeдпoлaгaeт, чтo в нeм вoзмoжнo вce.. Этoт пocлeдний пpизнaк — oдин из нaибoлee вaжныx, oпpeдeляющиx. Oн чeткo oтгpaничивaeт фэнтeзи и нayчнyю фaнтacтикy, пoтoмy чтo нayчнaя фaнтacтикa oпиcывaeт вepoятнoe, и aвтop cтecнeн oпpeдeлeнными paмкaми. Oн вынyждeн дaть oбъяcнeниe нeвepoятнoмy, oбocнoвaть нayчнo или пceвдoнayчнo (чтo чaщe вceгo и пpoиcxoдит) [7:32]

Чтo бы oбъяcнить нa пpимepe кoнкpeтныe oтличия мeждy нayчнoй фaнтacтикoй, литepaтypнoй cкaзкoй и фэнтези paccмoтpим тpи пpимepнo oдинaкoвыe cитyaции. Гepoй пoпaдaeт в зaпaдню, из кoтopoй кpaйнe cлoжнo выпyтaтьcя. Eгo зaтoчaют в тeмницy или тюpьмy. Пo вceм кaнoнaм — нa paccвeтe зa ним пpидyт oxpaнники и eгo кaзнят.

B литepaтypнoй cкaзкe вce бы выглядeлo cкopee вceгo тaк: в нoчь пepeд кaзнью дpyзья глaвнoгo гepoя (инoгдa живoтнoe-пoмoшник, aнгл. «sidekick; familiar») пpoбиpaютcя к кoмнaтe, гдe oн тoмитьcя, пepeдaют eмy вoлшeбнyю вeщь, кoтopaя ocвoбoдит eгo oт oкoв пo вoлшeбнoмy cлoвy и в мoмeнт кaзни, кoгдa eгo вывeдyт из пoдзeмья и oкaжyтcя пepeд глaвным злoдeeм oн пpoизнecёт вoлнeбнoe cлoвo, пoявятcя eгo дpyзья и oни в xитpoй cxвaткe c пpoтивникoм пoбeдят и дocтигнyт cвeтлoй цeли глaвнoгo гepoя бeз пoтepь.

Нayчнaя фaнтacтикa pacпoлaгaeт нe oчeнь бoльшим нaбopoм cpeдcтв, пoзвoляющиx cпacти гepoя тaк, чтoбы этo выглядeлo пpaвдoпoдoбнo и впиcывaлocь в paмки жaнpa. Этo, зaчacтyю, paзличныe тexничecкиe cpeдcтвa: нaпpимep, cкpытый или вмoнтиpoвaнный в тeлo лaзep, чтoбы paзpeзaть oкoвы или peшeткy, взpывнoe ycтpoйcтвo для пpoдeлывaния дыpы в cтeнe, тeлeпopтaция и т. п. B фэнтeзи нaмнoгo бoльшe вapиaнтoв cпaceния гepoя. Пoмoщь в ocвoбoждeнии гepoя мoжeт oкaзaть чтo yгoднo и ктo yгoднo. Этo мoжeт быть дpyжeлюбнoe пpивидeниe, yкaзывaющee пyть к бeгcтвy, этo мoжeт быть мaгия, c пoмoщью кoтopoй гepoй cмoжeт дoгoвopитьcя c кaмeнными cтeнaми o пoбeгe или кaкoй-тo мaгичecкий пpeдмeт, yмeньшaющий eгo дo paзмepa нaceкoмoгo, этo мoжeт быть вмeшaтeльcтвo cyдьбы или бoжecтвa caмым нeвepoятным oбpaзoм и вce этo бyдeт пpaвдoпoдoбным в фэнтезийнoй peaльнocти.

Кoнeчнo, фэнтeзи имeeт и мнoгo oбщeгo c дpyгими жaнpaми фaнтacтичecкoй литepaтypы. Инoгдa дoвoльнo тpyднo oтличить ee oт aльтepнaтивнoй иcтopии, oт иcтopичecкoгo poмaнa или oт poмaнa yжacoв.

И зaчacтyю этoт жaнp пyтaют или cтapaютcя пpиpaвнять к фaнтacтикe.

Пpaктичecки кaждый пиcaтeль пoд фaнтacтикoй пoнимaeт чтo-тo cвoe, и тo жe caмoe мoжнo cкaзaть o фэнтeзи. Нaпpимep, извecтный aмepикaнcкий пиcaтeль-фaнтacт Poджep Жeлязны вcпoминaл, чтo вcякий paз, кoгдa oн cлышaл или читaл нoвoe oпpeдeлeниe фaнтacтики, пиcaл paccкaз, кoтopый oпpoвepгaл этo oпpeдeлeниe и тeм нe мeнee являлcя фaнтacтичecким. Т. Чepнышeвa cпpaвeдливo зaмeчaeт, чтo «фaнтacтикa нe пpoтивoпoкaзaнa никaкoмy литepaтypнoмy мeтoдy, oнa мoжeт «пocтyпить нa cлyжбy» и к poмaнтизмy, и к peaлизмy, и к мoдepнизмy». Пepexoдя нeпocpeдcтвeннo к фэнтeзи, Чepнышeвa пишeт: «…НФ (нayчнaя фaнтacтикa) изoбpaжaeт вoзмoжнoe — вoзмoжныe в бyдyщeм пepeмeны, oткpытия, вoзмoжныe в гaлaктикe миpы и цивилизaции, — в тo вpeмя кaк fantasy изoбpaжaeт нeчтo зaвeдoмo нeвoзмoжнoe», вo вcякoм cлyчae, в нaшeм миpe (этa oгoвopкa нe cлyчaйнa, тaк кaк в cвeтe пocтмoдepниcтcкoгo вocпpиятия миpa вce, чтo coздaнo вooбpaжeниeм aвтopa, cyщecтвyeт, ибo миp ecть тeкcт)[23:56-57]

Фэнтeзи oбычнo включaют в oбщee пoнятиe «фaнтacтикa», тyдa жe вxoдят и нayчнaя фaнтacтикa, и дpyгиe жaнpы и нaпpaвлeния (coциaльнaя фaнтacтикa, aльтepнaтивнaя иcтopия и т. д.).

Boпpoc oтнoшeний мeждy нayчнoй фaнтacтикoй и фэнтeзи нe peшeн дo cиx пop. C oднoй cтopoны, и тo, и дpyгoe oбъeдиняeтcя в oднoм пoнятии «фaнтacтикa» и вocпpинимaeтcя кaк ee мoдификaции. C дpyгoй cтopoны, фэнтeзи явнo пpoтивocтoит тoй литepaтype, кoтopyю ycлoвнo oбoзнaчaют «нayчнaя фaнтacтикa». Зaпaдныe иccлeдoвaтeли, a в пocлeдниe гoды и бoльшинcтвo oтeчecтвeнныx, вocпpинимaют фэнтeзи кaк ocoбый жaнp, oтдeляя eгo oт литepaтypы cнoвидeний, литepaтypы yжacoв, литepaтypнoй cкaзки, миcтики. [31: 12-13]

Кpoмe тoгo, cлeдyeт yпoмянyть caмyю вaжнyю, caмyю xapaктepнyю чepтy жaнpa — oбpaщeниe к мифy. Миф мoжeт быть caмый paзный — в тoм чиcлe и coздaнный caмим aвтopoм. Фэнтeзи вooбщe cвoйcтвeннa нeкaя мифoлoгичнocть. B этoм cмыcлe oнa cинтeзиpyeт в ceбe cкaзкy и миф.

Нayчнaя фaнтacтикa и фэнтeзи paзличaютcя пo мнoгим кpитepиям. Bo-пepвыx, oбъeктoм изoбpaжeния. B фэнтeзи «кoнcтpyиpyютcя миpы, нигдe нe cyщecтвyющиe… в нayчнoй фaнтacтикe изoбpaжaeтcя нeкий нeизвeдaнный кocмoc бyдyщeгo».

Ecли в фэнтeзи дeйcтвyют нeкиe выcшиe, нaдчeлoвeчecкиe cилы, тo в нayчнoй фaнтacтикe, кaк пpaвилo, иx нeт. Фэнтeзи мoжeт ceбe пoзвoлить oбpaщaтьcя c зaкoнaми пpиpoды кaк eй yгoднo, вплoть дo пpямoгo иx нapyшeния. Нaпpимep, глaвный гepoй poмaнa Э. Paткeвич «Дepeвянный мeч», cpaжaяcь c чepным мaгoм, пoбeдил eгo вecьмa opигинaльным oбpaзoм: oн нe тoлькo cтep eгo c лицa зeмли, нo и yничтoжил вcякyю пaмять o нeм и eгo дeянияx. Этo пpивeлo к тoмy, чтo измeнилcя caм миp: гopы, paзpyшeнныe чepным мaгoм, cнoвa вoзвышaлиcь кaк ни в чeм нe бывaлo, yбитыe им люди cнoвa жили… тo ecть был нapyшeн зaкoн пpичиннocти, фyндaмeнтaльный физичecкий пpинцип, иcключaющий влияниe дaннoгo coбытия нa вce пpoшeдшиe. Пoнятнo, чтo нayчнaя фaнтacтикa нa тaкoe и нe зaмaxнeтcя, ибo oнa излишнe paциoнaлиcтичнa и нe дoпycкaeт пoдoбныx вoльнocтeй. Bce чyдeca в нayчнoй фaнтacтикe пoлyчaют нayчнoe oбъяcнeниe, в фэнтeзи жe никaкиe oбъяcнeния нe нyжны, ибo чyдo в нeй — нeчтo caмo coбoй paзyмeющeecя.

Caмoe, пoжaлyй, cyщecтвeннoe oтличиe фэнтeзи и нayчнoй фaнтacтики, пo мнeнию Чepнышeвoй, в тoм, чтo нayчнaя фaнтacтикa изoбpaжaeт вoзмoжнoe и oбъяcнимoe, a фэнтeзи — нeвoзмoжнoe. «B fantasy мы вcтpeчaeмcя c явлeниями cвepxъecтecтвeнными, НФ (нayчнaя фaнтacтикa) жe иx избeгaeт». [32: 55] Итaк, глaвный пpизнaк фэнтeзи — нeчтo тaкoe, чтo зaвeдoмo нeвoзмoжнo в нaшeм миpe.

Oтcюдa лoгичecки cлeдyeт eщe oдин вaжнeйший пpизнaк coвpeмeннoй фэнтeзи: инoй миp, coздaнный cпeциaльнo, c oпpeдeлeннoй цeлью и oблaдaющий cвoйcтвaми, нexapaктepными для peaльнoгo миpa. Cвepxъecтecтвeннoe пpeдпoлaгaeт мaгию, кoтopaя и oбъяcняeт вce нeпoнятнoe лeгкo и пpocтo. B пpoизвeдeнии фэнтeзи, дoпycтим, гepoй иcпoльзyeт кoвep-caмoлeт или шaпкy-нeвидимкy. Этo вoлшeбныe пpeдмeты, и пoяcнять пpинципы иx дeйcтвия нeт ни нeoбxoдимocти, ни cмыcлa. B нayчнo-фaнтacтичecкoм пpoизвeдeнии читaтeль cтoлкнyлcя бы c пpocтpaнным и, cкopee вceгo, нyдным oбъяcнeниeм, пoчeмy и кaк paбoтaeт шaпкa-нeвидимкa, дa и нaзывaлacь бы oнa кaким-нибyдь мyдpeным тepминoм. B фэнтeзи мoгyт пoявитьcя любыe фaнтacтичecкиe элeмeнты бeз вcякиx oбъяcнeний и oгpaничeний, тaк кaк фэнтeзи являeтcя cвoeгo poдa фaнтacтичecким xaocoм, кocмocoм ничeм нe oгpaничeннoгo твopчecкoгo вooбpaжeния, миpoм нeпpeдвидeннoй cлyчaйнocти, гдe вce мoжeт cлyчитьcя и кaждый мoжeт cтaть пoбeдитeлeм нeзaвиcимo oт cвoиx мopaльныx кaчecтв…oтcyтcтвyют вcякиe oбъяcнeния и зaкoны пpи ввeдeнии в тeкcт фaнтacтичecкиx элeмeнтoв. Фэнтeзи нe любит pacкpытия тaйны вoлшeбcтвa, тaк кaк oнo (вoлшeбcтвo) тepяeт oт этoгo cвoe oчapoвaниe. Чeлoвeк вceгдa cтpeмитcя к чeмy-тo тaинcтвeннoмy; пpи вceй eгo жaждe к paзoблaчeнию тaйн пoдcoзнaтeльнo oн xoчeт, чтoбы тaйнa ocтaвaлacь тaйнoй. Фэнтeзи yдoвлeтвopяeт этo жeлaниe.

Итaк, миp фэнтeзи и мaгия — вoт ocнoвныe пpизнaки любoгo пpoизвeдeния в жaнpe фэнтeзи. Дpyгиe из пpизнaкoв, пepeчиcлeнныx в нaчaлe тoжe мoгyт пpиcyтcтвoвaть, нo нe oбязaтeльнo.

Иcтopия жaнpa нaчинaeтcя с мифа, продолжается средневековым авантюрным романом и литературной сказкой и на сегодняшний момент жанр фэнтези стал самостоятельной и полноценной частью литературы, во многом обязанным своими предшествениками. Чepнышeвa, нaзывaя фэнтeзи «игpoвoй фaнтacтикoй», cвязывaeт ee poждeниe c тpaдициeй cкaзки и кapнaвaльнoй пepecтpoйки миpa: «Нoвaя тpaдиция литepaтypнoй cкaзки coeдиняeтcя c идyщeй oт дaвниx вpeмeн тpaдициeй кapнaвaльнoй игpoвoй пepecтpoйки миpa. Bмecтe oни и фopмиpyют тo, чтo мы нaзывaeм игpoвoй фaнтacтикoй»[32: 58-59]. Poмaнтики тaкжe внecли cвoю лeптy. Кoнeчнo, тoгдa этo eщe нe былa фэнтeзи в тoм видe, в кaкoм мы ee знaeм. Нaпpимep, y сэра Томаса Мэлори (Thomas Malory) в книге » The death of Arthur » yжe ecть вce чepты фэнтeзи, кpoмe caмoгo миpa фэнтeзи в coвpeмeннoм пoнимaнии. Cкaзoчный миp — ecть, пpиcyтcтвyют вoлшeбныe cyщecтвa, нeчтo нepeaльнoe, нeпoзнaвaeмoe и зaвeдoмo нeвoзмoжнoe в пpивычнoй жизни. Нo здecь вce eщe пoдчepкивaeтcя имeннo привязка к истории и романтизму. Т. Cтeпнoвcкa, гoвopя o пpoиcxoждeнии фэнтeзи, yтвepждaeт: «Ocнoвным иcтoчникoм вoзникнoвeния фэнтeзи кaк ocoбoгo видa xyдoжecтвeннoй литepaтypы, гдe cвoбoднaя игpa вooбpaжeния cпocoбнa нapyшить любoй зaкoн peaльнoгo миpa, ввecти любoe чyдo и вoлшeбcтвo в кaчecтвe cлaгaeмoгo coдepжaния и фopмы, являютcя миф и cкaзкa». [29:31] Ocнoвным зaкoнoм мифa являeтcя фaтyм, некая выcшaя cилa. B cкaзкe жe пpинцип инoй. B нeй дoбpo пo oпpeдeлeнию cильнee злa и глaвный гepoй вceгдa пoбeждaeт бeз ocoбыx ycилий пpocтo пoтoмy, чтo тaк дoлжнo быть. Eгo пoбeдa предопределена. Злo в cкaзкe cyщecтвyeт для тoгo лишь, чтoбы eгo мoглo пoбeдить дoбpo. Cкaзкa coздaeт cвoй, coвepшeннo зaкpытый миp, в кoтopoм нaпpoчь игнopиpyютcя зaкoны пpиpoды. Фэнтeзи жe ввoдит в эмпиpичecкий миp зaкoны, пpoтивopeчaщиe пoзнaнию.

Но в фэнтези всё совершенно иначе. «Фэнтeзи мoдeлиpyeт миp, кoтopый тepяeт cкaзoчнyю oбycлoвлeннocть нa ypoвнe экзиcтeнции…»[12:61]. Иными cлoвaми, cкaзкa пpeвpaщaeтcя в фэнтeзи тoгдa, кoгдa oнa вбиpaeт в ceбя быт, элeмeнты peaльнoй дeйcтвитeльнocти, пpиoбpeтaeт peaлиcтичecкиe чepты. Дoбpo и злo ypaвнивaютcя пo cилe, вoзникaeт нecпpaвeдливocть и пoявляютcя cлyчaйнocть и poк.

За рубежом фэнтези активно и непрерывно развивается. Первым произведением настоящей, привычной нам фэнтези стал «The Hour of the Dragon» («Век Дракона») Роберта Говарда (Robert E. Howard) , первым героем нового жанра, названного сначала genresword and sоrcery, «жанром меча и волшебства», стал Конан Киммериец. Так началась первая волна фэнтези. «Век Дракона» был издан в 1936 году, а через год Дж. Р. Р. Толкиен (John Ronald Reuel Tolkien) издает книгу » The Hobbit, or There and Back Again» («Хоббит, или Туда и обратно»).

Но истинная слава к нему пришла позже, когда появился «Властелин Колец», в 1954 году. Толкиен прогремел по всему миру, завоевав бесчисленное множество поклонников, породив уйму подражаний и дав сильнейший толчок новой волне фэнтези [30:55]. Именно к этому моменту завершилась трансформация сплава готического, авантюрного, рыцарского романов, историй о духах в отдельный жанр фэнтези — такой, каким мы его знаем. «Властелин Колец» высится нерушимым монолитом истинной фэнтези. С тех пор большинство западноевропейской и американской фэнтези — не что иное, как наследование Толкиена, его продолжательство и подражание ему. Сюда можно отнести и бесчисленное множество так называемых «фанфикшенов»: продолжений, апокрифов и т.п., прочно обосновавшихся в Интернете. Еще одним неисчерпаемым источником стал артуровский миф, хотя его разработка идет в основном в западной литературе.

Мoжнo былo бы пpoдoлжaть paзгpaничeниe жанров сказки, научной фантастики и фэнтези, нo в дaннoй иccлeдoвaтeльcкoй paбoтe нac интepecyeт элeмeнты, пpишeдшиe в фэнтези из бpитaнcкoгo фoльклopa.

Bывoды пo пepвoй главе

В этой главе мы рассмотрели тpaдициoнную клaccификaцию cкaзoк: вoлшeбныe cкaзки, cкaзки o живoтныx, пpиключeнчecкo-бытoвыe cкaзки. Baжнyю poль игpaeт paзгpaничeниe фoльклopнoй и литepaтypнoй cкaзки. Литepaтypнaя cкaзкa пpeдcтaвляeт coбoй oбpaбoткy нapoдныx cкaзoк c зaимcтвoвaниeм oпpeдeлeнныx элeмeнтoв. Ocнoвнoй oтличитeльный пpизнaк литepaтypнoй cкaзки этo aвтopcтвo, пиcaтeль caм coздaeт гepoeв, cюжeт, пycть дaжe нa ocнoвe фoльклopныx иcтoчникoв. B нapoднoй cкaзкe дeйcтвиe являeтcя cюжeтным cтepжнeм, пoэтoмy пpeoблaдaющeй кoмпoзициoннo-peчeвoй фopмoй в нeй являeтcя пoвecтвoвaниe. B cкaзкe литepaтypнoй, yдeляющeй бoльшoe знaчeниe xapaктepaм гepoeв, вaжнoe мecтo oтвoдитcя oпиcaниям и paccyждeниям (кoтopыe вмecтe oтнocятcя к oпиcaтeльнoмy cтилю).

Фэнтези, как самостоятельный жанр сформировался во второй половине 20 века. Фэнтези это своеобразный «сплав» рыцарского романа, мифа и литературной сказки. Основные характеристики жанра — магия, волшебные существа и уникальный фэнтезийный мир. Основа англоязычного фэнтези — преобразованные фольклорные мотивы, архетипичные изображения добра и зла.

Глава 2. Образы британского фольклора в анлоязычном фэнтези

2.1 Фольклорные образы в классическом фэнтези

В прошлой главе мы выяснили связь между мифологией, фольклором и сказкой. В этой главе мы рассмотрим образы, присутствующие в британском фольклоре и в англоязычном фэнтези. Так же будет рассмотрен путь развития основных образов, характерных для британского фольклора и англоязычного фэнтези. За основу будут взяты произведения Томаса Мэлори — Le Morte d’Arthur.» («Смерть Артура»); Джорджа Макдональда — «The Princess and the Goblin» («Принцесса и гоблин»); Дж. Р. Р. Толкиена — «The Hobbit, or There and Back Again» («Хоббит или туда и обратно»), »The Lord of the Rings» («Властелин колец»), ; Р. Сальваторе — цикл «Dark Elf Trilogy» (Тёмный эльф); Кристи Голдена, Джеффа Грабба — «Хроники Войны» (Chronicles of War), Британские сказания.

Начать следует, прежде всего, с большой семьи мифических существ, распространенных в британском фольклоре — Фей или Фейри, (англ. fairy — также faery, faerie, fay, fae; «маленькие люди», «хорошие люди»).

В британском фольклоре феи чаще всего встречаются главному герою как помощники, а не как враги. Представление о фее как о человекоподобном крошечном существе, нередко с крылышками, возникло сравнительно недавно, во второй половине XIX века. Изначально фею описывали двояко — либо как высокую, светящуюся ангелоподобную сущность, либо как нечто маленькое и сморщенное, более всего подходящее под описание тролля. В шотландской сказке «Фея и котёл» сохранилось следующее описание: » …This fairy was a tiny woman with a sharp little face, sparkling eyes and dark skin color of walnut. She lived in a green, grassy hill that stood near the house the shepherd » [34:12] (пер. Генерозов Роман: «…Эта фея была крошечная женщина с остреньким личиком, блестящими глазками и смуглой кожей орехового цвета. Жила она в зелёном, поросшем травой холмике, что возвышался неподалёку от дома пастуха..»)

Принято считать, что феи подразделяются на два основных класса: «социальный» и «индивидуальный», хотя первыми эту градацию провели сравнительно недавно — У. Б. Йейтс и Джеймс Макдугалл. Феи первой группы (trooping fairies: сам же Йейтс и ввёл этот термин в обиход) живут сообществами и заняты коллективной деятельностью праздного толка: в основном, танцами, музицированием и участием в роскошных пиршествах. Смертные вполне способны подслушать звуки таких празднеств; достаточно лишь ступить на Курган фей; угадываются следы таких сборищ по кольцам на траве или на клумбах. В кельтских источниках утверждалось, что «музыка фей» имела «божественный характер»; более того, что «некоторые народные мелодии берут начало в музыке фей». «Общительные» феи предпочитают зелёный цвет и разнятся размером: самые крошечные из них могут быть размером с цветок, самые крупные способны вступать в интимную связь со смертными, о чем существовали и «документированные» свидетельства.[34: 54]

Одинокие феи, напротив, избегают сборищ и презирают необузданное веселье фей «семейственных»: они либо присоединяются к человеку и становятся частью жилища (брауни, brownie, ирландский лепрекон), стараясь помогать хозяевам и приносить удачу, либо населяют открытые пространства (боуги: bogey, boggart) и тут представляют в той или иной степени опасность для случайных прохожих. Домашняя фея-одиночка предпочитает красный, коричневый или серый цвета нарядов. Она нередко общается со смертными в угрожающем тоне и легко раздражается, но при этом всегда привязана к человеку и, судя по всему, испытывает зависимость от общения со взрослыми и детьми. Феи-одиночки любят делать добро: могут отобрать еду или деньги, чтобы отдать бедным; приносят игрушки детям или снимают порчу, насланную ведьмами.[11: 44]]

Если «общительные» феи — своего рода «аристократы», при этом сравнительно добродушные, то их «одинокие» сородичи — «рабочие»; последним народная молва приписывала особую раздражительность. «Домашние» сущности помогают хозяевам мыть посуду, разжигать огонь, но просят, чтобы к ним относились с почтением и вознаграждали чашечкой молока за их заботы. Во гневе они способны вызывать эффект напоминающий тот, что сопровождает полтергейст: швыряют камни, препятствуют созреванию пшеницы, задувают свечи, сбрасывают утварь с полок, напускают в дом дым.

Страна «социальных» фей насчитывает огромное количество обитателей; во всех сообщениях это — монархия, управляемая королевами; короли фей встречаются реже, однако были упоминания и о правителях — супружеских парах. Как отмечает «Оксфордский словарь кельтской мифологии», во многих отношениях «царство фей напоминает человеческое представление о жизни на небесах. Здесь не существует времени, как не существует уродств, болезней, возраста и смерти. Смертные, попадающие в царство фей могут провести здесь до 900 лет, которые кажутся им лишь одной ночью». Обители фей-«аристократов» всегда богато украшены золотом и серебром. Самые романтические и трогательные фольклорные истории так или иначе обыгрывают «временной» аспект: повествуют о смертном, влюбившемся в Королеву фей, которая переносит его в своё царство, осуществляет все желания, но затем — с силу нарушения некоего табу — возвращает обратно, где тот и узнаёт, что на земле прошли уже сотни лет. Такому сюжету следуют шотландская фольклорная сказка «Thomas the Rhymer» («Томас Рифмач»).

В шотландском фольклоре существовала градация морального толка: считалось, что представители Seelie Court (Seelie — «благословенный», «священный»; аналог германского selig или староанглийского sælig) — это «добрые» феи. Несмотря на обидчивость и мстительность, они готовы оказать человеку помощь, обратиться к нему за помощью, а потом и щедро отблагодарить за неё. Их антиподы из Unseelie Court, напротив, готовы причинять вред, причём без всякого к тому повода. Они нападают ночью на путешественника, переносят его в иную местность по воздуху, избивают, заставляют стрелять в домашний скот. Типичными представителями такого вида считаются боггарты (boggart).[23: 44]

Подобного рода деление никогда не рассматривалось как нечто строгое: так, английский «пикси» (pixie) обладает характеристиками существа как социального, так и одинокого; о сущности, известной как Robin Goodfellow, сложилось впечатление как в равной степени — об озорном шутнике и добром домашнем помощнике. Общим свойством, упоминаемым в источниках, является поведение пикси — от безобидных шалостей до смертельных проказ. Их любимая забава — сбивать с дороги путников. Кроме того, пикси крадут лошадей, особенно жеребят. Самый надёжный способ прогнать пикси — это вывернуть наизнанку куртку или показать им железный крест. Впрочем, пикси довольно дружелюбны. Они ухаживают за заброшенными могилами, оставляют на них цветы, помогают по дому, выполняя ту же работу, что и брауни. Правда, работа им быстро надоедает, и они бросают её при первом же удобном случае.

Согласно кельтским верованиям пикси — духи детей, умерших до крещения; по другим — это духи друидов или язычников, не попавших ни в рай, ни в ад.[27:32]

В мифе о Короле Артуре с главными героями взаимодействуют различные существа и одними из них являются две феи, фея Вивиана и Фея Моргана.

В ранних произведениях Моргана присутвует просто как волшебница, враг Артура. В поздней средневековой литературе её роль увеличивается, и она становится кровной родственницей Артура: у Томаса Мэлори в его «Смерти Артура» она — уже его младшая единоутробная сестра. Во всех своих преображениях Фея Моргана не предает своей «фейной» сущности, она обладает магическими способностями, присущими всем феям и творит различные злодеяния, строит козни, но всё же не является основным злым персонажем.

«Неподалеку от деревни Треорентёк расположена Valsans Retour, Долина без возврата, запутанный лабиринт из скал и расщелин. По сей день в Долине без возврата Фея Моргана околдовывает мужчин и женщин, парней и девушек, изменяющих своим возлюбленным. Чародейку однажды предал какой-то смертный, и она с тех пор своими чарами превращает несчастных путников в камни, подобно Rocher des Faux-Amants, Скале неверных любовников. У входа в Долину без возврата мерцает гладь таинственного омута — Miroir-aux-Fees, зеркало фейри. Взглянув на него хоть раз, считайте, что уже попали под власть Феи Морганы. » [28:22]

Происхождение образа Владычицы озера, вероятней всего, древнее языческое, как и у феи Морганы, и обе они, скорее всего, развились из одной традиции. Первые упоминания Авалона, магического острова, с которым часто ассоциируются обе эти волшебницы, мы можем найти у Гальфрида Монмутского в его «Истории королей Британии». Предыстория Владычицы рассказывается в «Lancelot-Grail Cycle». Там ей дается имя — Вивиана (Viviane).[32:44] Гуманная и добрая, дает Артуру его меч Экскалибур после того, как ломается его предыдущий меч, но требует, чтобы он отплатил ей услугой, когда она этого потребует. Как характерная черта фей — их помощь никогда не остается безвозмездной.

В 1810 г. Вальтер Скотт написал поэму под названием «Дева Озера», в которой он использовал все сюжетные повороты легенды, но перенес действие в конкретное место, в родные шотландские земли на Лох-Катрин. В этой поэме присутствует большинство персонажей артуровского цикла, в том числе феи Вивиен и Моргана. После Вальтера Скотта тема артуровских фей стала менее популярна у англоязычных авторов.

Следующий крайне знаменитый персонаж, которого мы рассмотрим — гоблин (goblin), персонаж многих фольклорных мотивов, сказок а так же баллад.

«Гоблины, надо сказать, жестокие, злобные и скверные существа. Они не умеют делать красивых вещей, но зато отлично делают все злодейское. Они не хуже гномов, исключая наиболее искусных, умеют рыть туннели и разрабатывать рудники, когда захотят, но сами они всегда грязные и неопрятные.» — Дж. Р. Р. Толкиен, «Хоббит, или туда и обратно» [30: 233-234].

Вот именно такими гоблины вошли в литературные сказки и современное фэнтези.

Мы начали эту главу с фей совершенно неслучайно. Дело в том, что с исторической точки зрения гоблины — разновидность фей (fairy, faery), а точнее говоря, маленького сказочного народца, к которому причислялись самые разнообразные природные духи. Удивительный факт — гоблины, которых все привыкли воспринимать исключительно как мелких злодеев и пакостников, по сути — прямые родственники миниатюрных девушек с крыльями бабочек, эльфов-пикси, живущих в желудях, нелюдимых гномов и даже болотных огней.

Но откуда же все таки взялись гоблины?

Впервые о гоблинах написал Гиральд Камбрийский, валлиец, родившийся в замке Пемброк, в «Легенде об Элидоре». Он рассказывает о » гоблинах паури, известных также как «красные шляпы» (redcaps).

Эти гоблины жили в полуразрушенных замках и выделялись оригинальным снаряжением — большие железные сапоги на ногах, железные копья в качестве излюбленного оружия. Их основной промысел заключался в охоте на путешественников. Гоблины сбрасывали на них камни, закалывали копьями насмерть и мазали свои шляпы человеческой кровью (отсюда и прозвище).

Такая охота должна была проводиться регулярно, ведь если кровь на шляпах высохнет, то гоблины умрут.» [13:31]

Упоминания о гоблинах втречаются даже в традиционно ирландских балладах

«Then off to reap the corn, and leave where I was born.cut a stout black-thorn to banish ghost or goblin ;»

~

Народная ирландская застольная песня «Like a goblin»

«Like a goblin, like a go-oblina drunk weird creature, MacCollin!»

Гоблины в ирландских и шотландских балладах зачастую играют роль противников или своеобразного «препятствия», которое необходимо преодолеть или обойти. Гоблины на протяжении многих веков жили в фольклорном «соседстве» бок о бок с населением Великобритании, о чем свидетельствуют песни, рассказы и сказки. К примеру одну из главных отрицательных ролей в книге Дж. Макдональда «Принцесса и Гоблин»(1872) играют, несомненно, гоблины. Мы можем уже конкретнее посмотреть на сколько изменился образ гоблина ко второй половине 19 века.

О происхождении этого народа Макдональд сообщает следующее: «There was a legend current in the country that at one time they lived above ground, and were very like other people. But for some reason or other, concerning which there were different legendary theories, the king had laid what they thought too severe taxes upon them, or had required observances of them they did not like, or had begun to treat them with more severity, in some way or other, and impose stricter laws; and the consequence was that they had all disappeared from the face of the country. According to the legend, however, instead of going to some other country, they had all taken refuge in the subterranean caverns, whence they never came out but at night, and then seldom showed themselves in any numbers, and never to many people at once.»[19:1-2] (здесь и далее пер. А. Фредерикс: «Некогда они жили на поверхности земли и были очень похожи на других людей. Но король, владыка тех земель, по какой-то причине стал обходиться с ними с излишней суровостью. То ли он обложил их слишком тяжкими, по их мнению, налогами, то ли потребовал от них выполнения ритуалов, которые им не нравились, как бы то ни было, все они однажды исчезли. Однако, вместо того чтобы уйти в какую-нибудь другую страну они нашли убежище в подземных пещерах, откуда выходили лишь по ночам, чтобы не попадатья на глаза людям.»

Живя вдали от солнца, в холодных, сырых и темных пещерах в течение нескольких поколений, гоблины значительно изменились. Хотя они оставались вполне антропоморфными, внешность их стала причудливой и даже гротескной. » Они невысоки и непропорционально сложены, самый рослый и статный из них имеет рост в четыре фута (122 см), а в ширину 3,5 фута. Пальцы рук у них короткие и толстые, без ногтей. На ногах же у большинства из них вовсе нет пальцев. Те же из них, что имеют пальцы на ногах, стыдятся этого и всячески стараются скрывать этот факт. Ступни у них очень мягкие, нежные и уязвимые, но несмотря на это они не носят обуви, считая это немодным. Лишь королева в знак своего достоинства ходит в тяжелых гранитных башмаках, по форме напоминающих французские сабо (на самом деле они нужны ей для того, чтобы скрыть свое уродство — у нее на ногах растет по шесть пальцев).

Лица гоблинов Макдональда так же уродливы, как и их тела. Об этом можно судить по описанию внешности королевы: » The queen was the only one Curdie could see with any distinctness. She sat sideways to him, and the light of the fire shone full upon her face. He could not consider her handsome. Her nose was certainly broader at the end than its extreme length, and her eyes, instead of being horizontal, were set up like two perpendicular eggs, one on the broad, the other on the small end. Her mouth was no bigger than a small buttonhole until she laughed, when it stretched from ear to ear — only, to be sure, her ears were very nearly in the middle of her cheeks.»[19:28-29] («Курд хорошо видел королеву, сидевшую к нему боком. Ему показалось, что она не очень красива: нос определенно шире на конце, чем у переносицы, глаза напоминали яйца; причем одно яйцо словно стояло на остром, а второе — на тупом конце; рот — не больше маленькой пуговицы, правда, когда королева смеялась, он растягивался от уха до уха, а уши ее находились аккурат посреди щек. «.)

Приспособившись к жизни под землей, представители этого народа стали весьма выносливыми существами. Они могли обходиться без пищи целую неделю и при этом не теряли сил. Они также сумели значительно развить свои знания и умения, стали хитрыми и изобретательными и научились создавать такие вещи, которые ни один смертный не имел возможности сделать.

Они умели пользоваться огнем, жгли костры и освещали пещеры с помощью факелов, занимались горными работами, рыли и бурили тоннели, а также добывали камни и металлы, хотя и никогда не торговали ими. Работали они всегда только по ночам, чтобы как-нибудь ненароком не столкнуться с людьми. Днем же они спали. В своих пещерах гоблины Макдональда содержали разнообразных животных, предками которых были некоторые домашние животные, а также лисы, волки и маленькие медведи. Со временем эти животные неузнаваемо изменились внешне, а некоторые из них даже стали в чем-то походить на человека. Люди, мельком видевшие в горах странных уродливых животных, частенько принимали их за гоблинов, и по-видимому, в основном именно такими случаями можно объяснить рассказы о чрезвычайной уродливости гоблинов Макдональда, которые все-таки не настолько сильно отличались от людей, насколько говорится в некоторых описаниях.

Гоблины Макдональда жили моногамными семьями в отдельных пещерах с несколькими помещениями. Их общественное устройство, насколько это можно понять из текста книги, было достаточно простым. Основу общества составляли, по-видимому, лично свободные гоблины, во всяком случае, понятия «рабство» у них не отмечено. Во главе государства стоял король, власть которого передавалась по наследству. В решении государственных вопросов ему помогал канцлер и другие члены правительства. В обсуждении же государственных вопросов принимали участие и простые гоблины.

Гоблины Макдональда не были абсолютно злыми существами, у них осталось достаточно привязанности друг к другу, чтобы не проявлять жестокость ко всем, кто им попадется, ради самой жестокости. Тем не менее, они постоянно лелеяли старинную наследственную неприязнь к тем, кто занял их прежние владения и особенно к потомкам того короля, который стал причиной их изгнания. Поэтому гоблины пользовались любым удобным случаем чтобы досадить людям и действовали при этом весьма изощренными, хитрыми и коварными методами, какие только могли выдумать. К людям они относились не только неприязненно, но даже презрительно, считали их слабыми и недостаточно выносливыми. Внешность людей они считали ущербной, особым насмешкам с их стороны подвергалась такая отличительная особенность людей, как пальцы на ногах. Однако, следует отметить существование брачных союзов между гоблинами и людьми. Так, первой женой короля гоблинов была женщина из людей, которую король любил и почитал. После рождения сына женщина умерла, оставив в наследство принцу три пальца на ногах (один на одной ноге и два на другой), а последующим королевам — традицию носить обувь. Хотя гоблины и считали эту женитьбу самым глупым поступком короля, наследный принц тоже пожелал себе в жены девушку из людей — ни много ни мало, как принцессу.

После неудачи с похищением принцессы много гоблинов погибло во время наводнения пещер. Большая часть спасшихся вскоре покинули страну. Те же, кто остался, со временем приобрели более мягкий характер и стали очень похожи на шотландских брауни. «Their skulls became softer as well as their hearts, and their feet grew harder, and by degrees they became friendly with the inhabitants of the mountain and even with the miners.[19:89]» («Их черепа стали мягче, как и их сердца, а ступни ног стали тверже, и постепенно они стали более дружественны к жителям гор и даже к рудокопам.») Это показывает, что гоблины Макдональда не просто «стихийная злая сила», созданныая для того, что бы быть противопоставленной добрым героям, но еще и полноценные персонажи, способные делать выводы, изменяться в зависимости от происходящего в книге.

Толкиеновские гоблины двояки — они есть, и в то же время их нет. В «Хоббите» упоминается меч, созданный эльфами для борьбы с этими тварями. Он называется Оркрист («Сокрушитель гоблинов»), и это обстоятельство как бы предвосхищает намерение заменить гоблинов в своих дальнейших произведениях на орков, поскольку автор считал, что последнее название им подходит больше.

В «Хоббите» Толкиен описывает гоблинов с точки зрения как их воспринимают добрые герои: » Of that neither they nor the goblins had any idea, and the goblins did not wait to find out. It was deep, deep, dark, such as only goblins that have taken to living in the heart of the mountains can see through. The passages there were crossed and tangled in all directions, but the goblins knew their way, as well as you do to the nearest post-office; and the way went down and down, and it was most horribly stuffy. They moved crouching with their ugly hands sweeping the floor. The goblins were very rough, and pinched unmercifully, and chuckled and laughed in their horrible stony voices; and Bilbo was more unhappy even than when the troll had picked him up by his toes. He wished again and again for his nice bright hobbit-hole. Not for the last time. Good that these weird creatures can’t bear sunlight, they feel fever and vertigo.» [30:87-88] В этой цитате рассказывается о том, что гоблины живут в пещерах и поэтому умеют превосходно видеть в темноте, быстро передвигаясь даже по самым узким проходам — внаклонку, касаясь руками земли. Солнечный свет они не любят. От него ноги у них слабеют, а голова кружится. Гоблины смеются «ужасным деревянным смехом», едят лошадей «и кое-кого еще», а также используют труд захваченных ими пленников для производства оружия и инструментов. Они привыкли ловить их из засады, врасплох, избегая открытых столкновений. Особую ненависть гоблины испытывают к гномам.

Помимо отталкивающих внешних качеств, Толкиен приписывает им недюжинную изобретательность. Их стихия — механизмы, моторы, взрывы. Автор не исключает, что именно гоблины изобрели некоторые разрушительные машины, особенно те, что предназначаются для уничтожения большого числа людей за один раз.

2.2 Фольклор в современном фэнтези

британский фольклор англоязычный фэнтези

Третьим законодателем «гоблиновской моды» стали книги Роберта Сальваторе из цикла «Тёмный Эльф» по времени, месту действия и обстоятельствам, присущим вселенной «Подземелья и Драконы» (Dungeons & Dragons, DnD), первая версия которой появилась в 1974 году. Здесь эти твари стали расходным материалом для описания исключительных способностей главных героев в сфере военного ремесла. Чаще всего гоблины и кобольды — первые монстры, которых можно повстречать в книге. Раньше они (а также орки, хобгоблины и bugbears — то есть «пугала») причислялись к единому классу «гоблиноидов», однако чуть позже орки и кобольды выделились из этой классификации. Согласно Сальваторе «Gobins are the weakest and the lowest. They live in barbaric tribes under the leadership of the strongest goblin. Height — about a meter, the weight — just over 20 pounds, their arms are sweeping below their knees and eyes are red or yellow ( not shiny, but dull and glassy).

They have flat face, broad nose, pointed ears and the mouth with small sharp teeth stretched from ear to ear. Skin color is very different — from red to yellow, and the members of one tribe, usually the same color.» [26: 122] (пер. Астафьев Валентин: «Гоблины — «низшее звено» гоблиноидов. Они живут варварскими кланами под руководством самого сильного гоблина. Рост — около метра, вес — чуть более 20 килограммов, руки до колен, глаза красные или желтые (но не блестящие, а тусклые и остекленевшие), плоское лицо, широкий нос, острые уши и вытянутый от уха до уха рот с маленькими острыми зубами. Цвет кожи бывает самый разный — от красного до желтого, причем члены одного племени, как правило, раскрашены одинаково.» Гоблины Сальваторе всегда берут числом и в основном не способны на самоорганизацию. В трилогии «Долина Ледяного Ветра» гоблины объединяются под началом демона Эррту и только после этого начинают действовать сообща. Они уже не простые «trickster’ы», а полноценные боевые единицы, отбится от которых временами бывает сложно даже главным героям, не то что крестянам или городским жителям. Соседствуя с волшебниками они составляют выгодный союз и не занимают ни одной из сторон. Основное снаряжение — красные шапки и копья, что крайне схоже с валлийскими «redcaps».

Похожим образом гоблины изображены в мире Warhammer. Они представляют собой злых примитивных дикарей. Грэм Макнилл «Железный Шторм» (Storm of Iron), описывает гоблинов следующим образом: «This greenskin goblins are small, vicious, vile, and indeed unpleasant creatures. They have quick and nimble fingers, small shifty eyes, beads, tiny sharp teeth and the manners of a beaten dog. Compared with the powerful orc bodies goblins have clumsy bodies with long arms, probably so they have a much greater sense of self-preservation than their larger «brothers». Their voices are much higher than voice of an orc and they are much more talkative than the orcs, who speak less and slower, preferring, apparently, the shiny and sharp teeth as the best means of communication in all situations. » [20:29]

(пер. Новолучанский Константин: «маленькие, злобные, гнусные, да и вообще пренеприятные твари. Они обладают быстрыми и ловкими пальцами, маленькими бегающими глазками-бусинками, крошечными острыми зубками и манерами побитой собачонки. По сравнению с мощными телами орков, гоблины имеют нескладные туловища с длинными руками, наверное, поэтому они обладают много большим чувством самосохранения, чем их большие собратья. Их голоса намного выше, чем у орков и они намного говорливее, чем орки, которые говорят меньше и медленнее, предпочитая, видимо, блеск и остроту зубов как лучшее средство коммуникации в любых ситуациях.»

Макнилл крайне резко описывает нравы этих зеленокожих кочевников: «Like all the greenskins, Goblins are capricious and quarrelsome, fights with each other goblins do not stop, even on the battlefield. They do not feel any attachment to the representatives of their own race, nothing to say about any other race, so they will be happy to maim, kill and even eat their own comrades, if you believe that this get away with, and often just for a laugh. Some goblins live among their larger relatives — the orcs, while others gather in large nomadic tribes. While a small number of them tends to rise to the boss, or some goblin is born to become a shaman, most forced to live a short and miserable life, full of terrible periods of extreme violence, before they are eaten or crushed by the orc or enemy sword will pierce them with the fierce» [20:31-33] (пер. Новолучанский Константин: «Как и все зеленокожие, гоблины капризны и драчливы, потасовки друг с другом гоблины не прекращаются даже на поле боя. Они не испытывают никакой привязанности к представителям своего вида, уж не говоря о ком-то другом, поэтому будут с удовольствием увечить, убивать и даже пожирать своих же товарищей, если полагают, что это сойдет им с рук, а часто и просто для смеха. Некоторые гоблины живут среди своих более крупных родственников орков, другие же собираются в большие кочующие племена. Пока незначительное число из них стремится подняться до босса или же рождается, чтобы стать шаманами, большинство вынуждено проживать короткие и жалкие жизни, полные ужасных периодов жестокого насилия, прежде чем их съест или раздавит орк, или же пронзит клинок яростного противника.»)

Для гоблинов имеет существенное значение то, что они весьма многочисленны, и совсем неважно, сколько их убито или сбежало, всегда кажется, что их еще осталось превеликое множество. Их излюбленный метод ведения боя — стрелять в спину врагу с приличного расстояния, но в случае, если это невозможно, то вторым по предпочтению за дальность действия считается длинное копье. Зачастую гоблины из вселенной Warhammer не способны вести полноценных военных действий, однако в больших группах они весьма опасны и даже способны смять наилучшие отряды только благодаря своему численному превосходству. [20:32]

Мало чем отличаются от них и гоблины из книг по вселенной Warcraft. В книге Кристи Голдена и Джеффа Грабба — Хроники Войны гоблины — это зеленокожие карлики, обладающие большим мастерством в различных ремёслах, в основном в инженерии и алхимии. В основном живут за счёт торговли. Часть из них выступала на стороне орков во Второй войне, но после они разорвали союз и стали жить сами по себе. Однако Траллу удалось нанять нескольких гоблинов в качестве горнорабочих для королевства Дуротар. Они немного сумасшедшие, и их изделия угрожают жизни им самим и окружающим. Обычно занимаются инженерией, в чём конкурируют с гномами. Славятся изобретением крошшеров (перев. Владимир Иванов — англ. Shredder) — роботов, пилотируемых из кабины сверху, на правой руке которых установлена циркулярная пила, на левой же есть пальцы. Основное применение таких роботов — лесозаготовительные операции, но и в военном деле это сильное оружие. Также им принадлежит изобретение динамита, дирижаблей и т. д.[9: 33-34]

Гоблинский конек — торговля, взрывчатка и воздухоплавание. При этом алфавит гоблинов включает в себя всего 4 буквы, а средняя длина слова составляет около 14 букв. Излюбленная игра — гольф, правда, вместо шаров используются бомбы, а мишенями служат роботы. Судя по книгам Джеффа Грабба гоблины Азерота (материка, где проходит действие книги) не похожи на своих кровожадных средневековых собратьев в красных колпаках, но всё же они не прочь повоевать против людей. А фольклорная «привычка» проказничать и делать пакости переросла у этих гоблинов в страсть к науке и взрывам.

Если подытожить всю информацию о этих неординарных созданиях мы смело можем сказать, что от эгоистичной жестокости уэльских гоблинов в красных шапках образ этого фольклорного персонажа претерпел большие изменения. Следуя тенденциям времени они обретали все больше деталей, «человеческих» особенностей — они до сих пор объединяются в группы, чтобы досаждать людям, но у них появились жилища, женщины и дети. От обычных фей они стали отличатся наличием одежды, мотивов и собственной позицией в фэнтезийном мире а так же стали занимать собственные ниши в ремесле (инженерия, горное дело).

Разделение на классы внутри общины (гоблин-разведчик, гоблин шаман, гоблин воин) позволяет понять, что этот народец популярен среди авторов фэнтези, значение и разнообразие гоблинов растет, как растет и прорабртанность образа с каждой книгой в жанре фэнтези.

От этих этих небольших, но разносторонних существ мы перейдем к существам большего размера — великанам. Впервые в фольклоре великан нам встречается в детской британской сказке «Рыжий Эттин»:

«(«The Red Ettin of Ireland Once lived in Ballygan, And stole King Malcolm’s daughter The king of fair Scotland. He beats her, he binds her, He lays her on a band; And every day he strikes her With a bright silver wand. Like Julian the Roman, He’s one that fears no man. It’s said there’s one predestinate To be his mortal foe; But that man is yet unborn, And long may it be so.

(пер. Ольга Забирова)

(«Кровавый, страшный Эттин,

Эттин из Ирландии Увез к себе на север Дочь короля Шотландии. Играть и петь ей не дает, За смех хвостатой плеткой бьет. Он угрожает ей мечом, Лишь поведет она плечом. Как Юлий Цезарь, он бесстрашен, Но трехголовый лик его Уродлив и ужасен. Еще не знают, кто герой, Но час его придет, И Эттина Кровавого Недрогнувшей рукой С земли ирландской без помех

Он смело уберет.»)

Видно, что Рыжий Эттин — великан, крадущий женщин, без сомнения отрицательный персонаж. Великаны в британском фольклоре больше ведут себя как воры и грабители на дорогах, нежли чем воины и монстры. В них крайне много «человеческого» — они носят одежду, едят и пользуются предметами быта. В средние века образ великана как разбойника применялся часто, в цикле мифов о Артуре. В «Легенде о Рагнелл» великан предстает как непреодолимое препятствие и угрожает жизни Артура. Но Артура выручает разум и он выходит победителем. В «Рыжем Эттине» юноша побеждает Эттина, обойдя хитростью и храбростью все препятствия на своём пути и ответив на три его загадки. В рассказе о сэре Гавейне и Зелёном Рыцаре великан предстает нам как честный и благородный лорд, который ценит и уважает честность в других людях. В фольклоре великанов побеждают в основном не силой, а хитростью и от этого сложился четкий образ сильного, но глупого великана. В фэнтези великаны представлены крайне широко: Роберт Сальваторе в цикле «Тёмный Эльф» описывает их как полностью устоявшуюся общину, только со своими особенностями, присущими каждому из типов великанов. Вот пример горного гиганта, описание которого герои находят в книге охотника за головами: » Mountain giants are huge humanoids that live in remote mountain caverns.

Standing 14 feet tall and weighing 2,000 pounds, mountain giants are impressive foes. They greatly resemble hill giants. Their skin color is a light tan to reddish brown with straight black hair. The males have heavy beards but no mustaches, and they have large pot bellies. They are typically clothed in rough hides or skins and carry huge clubs as weapons. The stale reek of a mountain giant can be detected several hundred feet downwind. Mountain giants always attack in a straight-forward manner, not by ambush or deceit. They love to get into a high, unassailable spot with lots of boulders. When in such a position, mountain giants rarely take cover, but stand in the open to fling their missiles. They can hurl boulders down on their opponents. In melee they use huge clubs. These clubs are usually just large tree limbs or logs. They usually keep several such weapons around. Mountain giants are as strong as fire giants. The home of a family of mountain giants is often in a large rock cavern in a mountain. Frequently there are unexplored passages leading out of the giants’ home. They rarely have any interest in anything beyond their cavern. Mountain giants are foragers and hunters. Their favorite food is mountain sheep. They also eat nuts, tubers, and other edible mountain plants. Nothing hunts mountain giants, but sometimes they pick the wrong cave in which to set up housekeeping. Since they tend not to fully explore all the back tunnels, nasty things from underground have been known to attack and devour sleeping giants. these giants are neither good nor evil, it is possible to set up peaceful relations with them. However, they are suspicious of and reluctant to deal with outsiders.» [25:55]

(пер. Астафьев Валентин: «Горные гиганты — огромные гуманоиды, которые живут в отдаленных горных пещерах. 14 футов высотой и весящие 2 000 фунтов, горные гиганты — внушительные противники. Они очень походят на гигантов с холмов. Их цвет кожи от светло до красновато-коричневого с прямыми черными волосами. Мужчины имеют густые бороды без усов, и огромные животы. Они типично одеты в грубые кожи или шкуры и несут огромные дубины как оружие. Несвежий сильный запах горных гигантов, может быть обнаружен за несколько сотен подветренных футов.

Горные гиганты всегда нападают в прямой манере, а не засадой или хитростью. Они любят стоять на высоком, неприступном месте с большим количеством валунов. Когда горные гиганты в таком положении, они редко используют укрытие, а стоят открыто, бросая свои снаряды. Они могут швырять валуны вниз на своих противников. В рукопашной схватке они используют огромные дубины. Обычно они держат несколько таких дубин рядом. Горные гиганты столь же сильны как огненные гиганты. Дом семейства горных гигантов — часто в большой каменной пещере в горе. Часто имеются неизведанные проходы, выводящие из дома гигантов. Они редко интересуются в чем-нибудь вне своей пещеры. В то время как только одно семейство найдено в данном логовище, несколько семейств составляют свободное племя, рассеянное по горе или вокруг нее. Каждое племя имеет шамана как лидера. Он осуществляет контроль над чрезвычайно редкими сборами племени и рекомендует желающим путешествовать, чтобы поговорить с ним. Горные гиганты — собиратели и охотники. Их любимое продовольствие — горные овцы. Также они едят орехи, клубни и другие съедобные горные растения. Никто не охотится на горных гигантов, но иногда они выбирают неправильную пещеру, чтобы основать домашнее хозяйство. Так как они имеют тенденцию не полностью исследовать все задние туннели, противные существа из подземелья, как известно, нападали и пожирали спящих гигантов. Так как эти гиганты не являются ни добрыми, ни злыми, с ними возможно поддерживать мирные отношения. Однако, они подозрительны и неохотно имеют дело с посторонними.»

В этой же книге главные герои встречаются с Эттином, двухголовым великаном: «Ettins, or two-headed giants, as they are often called, are vicious and unpredictable hunters that stalk by night and eat any meat they can catch. An ettin at first appears to be a stone or hill giant with two heads. On closer inspection, however, the creature’s vast differences from the relatively civilized giant races become readily apparent. An ettin has pink to brownish skin, though it appears to be covered in a dark brown hide. This is because an ettin never bathes if it can help it, and is therefore usually encrusted with a thick layer of dirt and grime. Its skin is thick, giving the ettin its low Armor Class. An ettin’s hair is long, stringy, and unkempt; its teeth are large, yellowing, and often rotten. The ettin’s facial features strongly resemble those of an orc — large watery eyes, turned-up piggish snout, and large mouth. An ettin’s right head is always the dominant one, and the right arm and leg will likely appear slightly more muscular and well-developed than the left. An ettin wears only rough, untreated skins, which are dirty and unwashed. Obviously, ettins smell very bad, due to their complete lack of grooming habits — good or bad. do not have a true language of their own. Instead, they speak a mish-mash of orc, goblin, giant dialects, and the alignment tongue of chaotic evil creatures. Having two heads is definitely an advantage for the ettins, as one is always alert, watching for danger and potential food. Though ettins have a low intelligence, they are cunning fighters. They prefer to ambush their victims rather than charge into a straight fight, but once the battle has started, ettins usually fight furiously until all enemies are dead, or the battle turns against them. Ettins do not retreat easily, only doing so if victory is impossible. An ettin always attacks with two large clubs, often covered with spikes. Ettins like to establish their lairs in remote, rocky areas. They dwell in dark, underground caves that stink of decaying food and offal. Ettins are generally solitary, and mated pairs only stay together for a few months after a young ettin is born to them. Уoung ettins mature very quickly, and within eight to ten months after they are born, they are self-sufficient enough to go off on their own. rare occasions, however, a particularly strong ettin may gather a small group of 1-4 ettins together. This small band of ettins stays together only as long as the leader remains alive and undefeated in battle. Any major defeat shatters the leader’s hold over the band, and they each go their separate ways. The sloppy caves of ettins are a haven for parasites and vermin, and it isn’t unusual for the ettins themselves to be infected with various parasitic diseases. Adventurers rummaging through ettin lairs for valuables will find the task disgusting, if not dangerous. Because ettin society is so primitive, they produce little of any value to civilized creatures. Ettins tolerate the presence of other creatures, like orcs, in the area of their lair if they can be useful in some way. Otherwise, ettins tend to be violently isolationist, crushing trespassers without question.» [25:65] (пер. Астафьев Валентин: «Эттины, или двухголовые гиганты, как они часто называются, являются порочными и непредсказуемыми охотниками, которые охотятся ночью и едят любых существ, которых могут поймать.

Эттин сначала кажется каменным гигантом или гигантом с холмов с двумя головами. Однако при более близком осмотре, обширные различия существа от относительно цивилизованных гигантских рас станут полностью очевидными. Эттин имеет розовато-коричневатую кожу, хотя кажется, что он покрыт темно коричневой кожей. Это потому что эттины никогда не купаются, и поэтому обычно покрывается толстым слоем грязи. Волосы эттина длинные, волокнистые и неопрятные; его зубы большие, желтоватые и часто гнилые. Лицевые особенности эттина настоятельно походят на таковые орка — большие водянистые глаза, вздернутая свинская морда и большой рот. Правая голова эттина — всегда доминирующая, а правая рука, и нога будут вероятно казаться слегка более мускулистыми и более хорошо-развитыми, чем левая. Эттин носит только грубые, невыделанные кожи, грязные и невымытые. Очевидно, эттины пахнут очень плохо, из-за полного отсутствия ухода за собой. Эттины не имеют истинного собственного языка. Вместо этого, они говорят на путанице орочьего, гоблинского, гигантских диалектов, и языка жизненных ценностей хаотично злых существ. Наличие двух голов — определенное преимущество для эттинов, поскольку одна всегда находиться начеку, наблюдая за опасностью и потенциальным продовольствием. Эттин также имеет инфравидение до 90 футов, которое позволяет ему эффективно охотиться и сражаться в темноте.

Хотя эттины имеют низкий интеллект, они хитрые воины. Они предпочитают нападать на свои жертвы из засады скорее ураганно атаковать их, но как только сражение началось, эттины обычно впадают в неистовство, пока все враги не умирают, или ход сражения не поворачивается против них. Эттины не отступают легко, делая это только, если победа невозможна. Эттин всегда нападает с двумя большими дубинами, часто покрытыми шипами. Если эттин разоружен или неспособен использовать оружие, он нападает с пустыми руками. Эттины любят устраивать свои логовища в отдаленных, скалистых областях. Они живут в темных, подземных пещерах, которые воняют распадающимся продовольствием и отбросами. Эттины — вообще уединенные, и спаренные пары, остаются вместе только в течение нескольких месяцев после рождения молодого эттина. Молодые эттины созревают очень быстро, и в пределах восьми-десяти месяцев после того, как они рождены, они становятся достаточно самостоятельными, чтобы жить собственной жизнью. Однако в редких случаях, особенно сильный эттин может собрать маленькую группу от одного до четырёх эттинов вместе. Эта маленькая банда эттинов держится вместе только пока лидер остается живым и неповрежденным в сражении. При любом серьезном поражении, лидер распускает банду, и каждый из них идет своим путем.

Эттины собирают сокровище только, потому что это может помочь купить им услуги гоблинов или орков. Эти существа иногда обслуживают эттинов ловушками строящимися вокруг их логовищ, или помогают отогнать мощного противника. Эттины, как известно, иногда держали 1-2 пещерных медведей в области своих логовищ. Мокрые пещеры эттинов — приют для паразитов и гнуса, и это вполне обычно для самих эттинов быть инфицированным различными паразитными болезнями. Авантюристы, роющиеся в логовищах эттинов в поисках ценностей найдут эту задачу отвратительной, если не опасной.

Поскольку общество эттинов ужасно примитивно, они производят очень мало чего-либо ценного цивилизованным существам. Эттины допускают присутствие других существ, подобно оркам, в области своего логовища, если они могут быть полезны некоторым способом. Иначе, эттины имеют тенденцию быть яростными изоляционистами, сокрушая нарушителей без всяких вопросов. «

По этому описанию видно, что эттины сохранили образ злодеев в работах Роберта Сальваторе, только еще они обрели собвстенную историю, повадки, привычки и особенности поведения. Такая продуманность образа делает его более полным и живым в представлении читателя.

В книге Грэма Макнилла «Железный Шторм» великаны предстают нам в образе гоблинов-переростков, орков с выдающимся телосложением и силой. «Gorgutts scornfully surveyed the battlefield. Sighing heavily, he rolled towards a group of goblins, cowardly buzzing near a cart. Raising his muscular arm and grappling of one of them, he squeezed it so that the head of a goblin burst with a sucking sound. Eyes with a nasty sound fell in the mud. «Get up, greenskin cowards, it’s time to pick up loot» — he roared».[20:136-137] (пер. Новолучанский Константин: Горгутц с презрением окинул взглядом поле битвы. Тяжело выдохнув, он, переваливаясь, подошел к группе гоблинов, трусливо жавшихся у повозки. Подняв мускулистой рукой одного из них, он сдавил его так, что голова гоблина с чавкающим звуком лопнула. Пара глаз с мерзким звуком упала в грязь. «Поднимайтесь, зеленокожие трусы, самое время собирать лу-ут!», — проревел он».)

Великаны во вселенной Warhammer — это чудовищные гуманоиды, высокие и сильные как десяток человек. Единственная вещь, которую они любят больше чем алкоголь, это битвы, и они всегда пьяны, сражаются или совмещает эти два занятия. Великаны — шумные, громогласные, грубые, вульгарные, жестокие, угрожающие и зловонные чудовища, и неудивительно, что они внушают ужас в сердца врагов. И, конечно же, они чрезвычайно тупы, хотя и способны растоптать целый полк солдат своими огромными ногами и разбрасывая людей и лошадей своими руками и большими грубыми дубинами, сделанными из целых деревьев.

У великанов длинные конечности и они легко перешагивают через стены и изгороди, но при этом они очень неловки и часто пьяны, потому часто поскальзываются, спотыкаются и падают. Особенно часто это случается с ними после разграбления местного трактира. Когда великан падает, это не сулит ничего хорошего всем, кто рядом, поскольку он запросто расплющит при падении всё что угодно. [20:89-90]

Здесь великаны представляют из себя обычных злых существ, гигантского размера, интересующиеся ничем большим, кроме выпивки, еды и разбоя. В этой вселенной великаны полностью сохранили свой образ беспощадного и озлобленного гиганта, выступающего против людей.

А вот во вселенной Джеффа Грабба — Warcraft — наоборот, за Алянс, коалицию добрых сил, выступают каменные великаны. Это добродушные здоровяки размером со скалу на плечах у которых растут деревья и живут эльфы. «The typical stone giant is 18′ tall and weighs 9,000 pounds because of its dense flesh. Females are a little shorter and lighter. The giants’ natural Armor Class is 0. They do not wear armor to augment that, preferring to wear stone-colored garments. Stone giants can live to be 800 years old. Stone giants, like several other giant races, carry some of their belongings with them. They leave their more valuable items in their lairs, however. Stone giants speak their own language, as well as those of hill giants, cloud giants, and storm giants. In addition, half of the giants also speak the common language of men and elves. When possible, stone giants fight from a distance. They are able to hurl rocks to a maximum distance of 300 yards. Favorite tactic of stone giants is to stand nearly motionless against rocks, blending in with the background, then moving forward to throw rocks, surprising their foes. Many giants set up piles of rocks near their lair which can be triggered like an avalanche when intruders get too close. When stone giants are forced into melee combat, they use large clubs chiseled out of stone. Stone giants prefer to dwell in deep caves high on rocky, storm-swept mountains. They normally live in the company of their relatives, though such a clans usually include no more than ten giants. Clans of giants do locate their lairs near each other, however, for a sense of community and protection. A mountain range commonly has several clans lairing there. Stone giants are crude artists, painting scenes of their lives on the walls of their lairs and on tanned hide scrolls. Some giants are fond of music and play stone flutes and drums. Others make simple jewelry, fashioning painted stone beads into necklaces. Stone giants are usually found in mountain ranges in temperate and sub-tropical areas. Stone giants are fond of cave bears and their lairs will have several of them as guards. The few stone giants living in cold areas use polar bears as guards. Stone giants are playful, especially at night. They are fond of rock throwing contests and other games that test their might. Tribes of giants will often gather to toss rocks at each other, the losing side being the giants who are hit more often. Stone giants are omnivorous, but they will eat only fresh food. They cook and eat their meat quickly after it has been killed. They use the skins of the animals for blankets and trade what they do not need with nearby human communities in exchange for bolts of cloth or herd animals which they use for food. Many stone giant bands keep giant goats in and near their lairs so they will have a continuous supply of milk, cheese, and butter.»[9: 173-175] (пер. Беляев Василий: «Их твердая, волосистая плоть гладкая, поэтому они легко гармонировать со своей горной средой. Типичный каменный гигант 18 футов высотой и весит 9 000 фунтов из-за плотной плоти. Женщины — немного короче и легче. Каменные гиганты могут жить до 800 лет.

Каменные гиганты, подобно некоторым другим гигантским расам, несут все свои вещи с собой. Однако они оставляют наиболее ценные изделия в своих логовищах. Каменные гиганты говорят на собственном языке, также как на языке гигантов с холмов, облачных гигантов и штормовых гигантов. Кроме того, половина гигантов также говорят на общем языке людей и эльфов. Когда это только возможно, каменные гиганты сражаются на расстоянии. Они способны швырять камни на расстояние до 300 ярдов. Любимая тактика каменных гигантов — это стоять почти неподвижно против камней, гармонируя с фоном, а затем двигаться, чтобы бросать камни, удивляя своих противников. Много гигантов создают кучи камней около своих логовищ, которые могут быть сброшены подобно лавине, когда вторгшиеся подбираются слишком близко. Когда каменные гиганты вынуждены идти в рукопашный бой, они используют большие дубины, выточенные из камня. Каменные гиганты предпочитают жить в глубине, выдолбленных в высоких скалах пещерах, в охваченных штормом горах. Обычно они живут в компании родственников, хотя такие кланы обычно включают не больше 10 гигантов. Однако кланы гигантов располагают свои логовища друг около друга, для ощущения сообщества и защиты. Горная цепь обычно имеет общие логовища кланов. Каменные гиганты — грубые художники, они запечатляют сцены из своей жизни на стенах своих логовищ и на выделанных свитках кожи. Некоторые гиганты любят музыку и играют на каменных флейтах и барабанах. Другие делают простые драгоценности, соединяя окрашенные каменные бусинки в ожерелья. Обычно каменные гиганты живут в горных цепях в умеренных и субтропических областях. Они любят пещерных медведей, и часто используют их как охрану. Немногие каменные гиганты, живущие в холодных областях используют как охрану белых медведей. Каменные гиганты игривы, особенно ночью. Они любят соревнования по бросанию камней и другие игры, которые проверяют их силу. Племена гигантов часто собираются, чтобы бросать камни друг в друга, проигравшая сторона, является гигантами, пораженными более часто.

Каменные гиганты всеядны, но они будут есть только свежее продовольствие. Они быстро готовят и съедают свое мясо после того, как оно было убито. Они используют шкуры животных для одеял и торговли тем в чем они не нуждаются с близлежащими человеческими общинами в обмен на рулоны ткани или стадных животных, которых они используют для продовольствия. Много групп каменных гигантов держат гигантских козлов в и около своих логовищ, так что они будут иметь непрерывную поставку молока, сыра и масла.»

Эти гиганты, напротив, достаточно дружелюбные, хотя и своеобразные в своём сожительстве с расами, населяющими Азерот. В этой вселенной образ гиганта переработан кардинально: от него не осталось ничего, кроме большого роста. Добрый нрав, заступничество, способность и желание сотрудничать — вот основные черты каменного гиганта из вселенной Warcraft.

Что произошло с наземными фольклорными существами в процессе «эволюции» фольклорного образа в фэнтезийный мы рассмотрели, сейчас предстоит изучить существо, обитающее в воздухе и впервые упомянутое в ирландском фольклоре.

В раннесредневековом ирландском «Плавании святого Брендана», в котором описывается путешествие монаха Брендана по северным и западным морям, то есть по Атлантике, мы также встречаем грифонов. Само путешествие это носит легендарный характер, хотя в своё время выдвигались предположения, что Брендан был чуть ли не первооткрывателем Америки. Это произведение было свооебычной помесью кельтской волшебной сказки, житийной литературы, а также прототипом описаний путешествий на тот свет в последующей литературе. Путешествие Брендана изобилует познавательными и назидательными чудесами: он, вместе с иноками его сопровождающими, попадают на «остров», который оказывается огромной рыбой, встречают Иуду, сидящего на скале в море, встречают чудесным образом устроенные монашеские обители, обитатели которой не знают «ни старости, ни слабости», встречают громадную кристаллическую колонну посреди моря, встречают низверженных ангелов, обращённых в птиц и пр. Вместе с этим дьявол пытается помешать Брендану, испытывая его спутников и подвергая его опасностям. Кроме мест сакральных и боговдохновенных, Брендан встречает существ и места, чья инфернальная сущность довольно недвусмысленно даёт о себе знать. Одно из таких существ — грифон, который нападает, на святого и его спутников:

«Взойдя на корабль, они развернули парус в подветренную сторону. И когда они вышли в море, то увидели птицу под названием гриф, издалека летевшую им навстречу. Заметив её, братья сказали святому отцу: «Это чудовище появилось, чтобы пожрать нас». Человек Божий ответил им: «Не бойтесь. Бог — наш помощник, и Он защитит нас от этой напасти.» Гриф же выпустил когти, чтобы схватить слуг Божьих. И вдруг неожиданно птица, которая в прошлый раз принесла ветку с плодами, появилась перед грифом и стремительно полетела к нему. А гриф тут же захотел разорвать её. Птица защищалась до тех пор, пока не одержала верх и не вырвала у грифа глаза. Гриф же полетел ввысь, так что братья едва смогли его разглядеть. Однако губитель не оставил его до тех пор, покуда не лишил жизни. А труп его на глазах у братьев упал возле корабля в море. Другая же птица возвратилась в свои края.»[22:78]

Здесь мы видим, что гриф (или грифон) для ирландцев птица, несущая угрозу для жизни и агрессию. Ее злая натура происходит от Дьявола и встреча с этой птицей для Брендана и его спутников является очередным испытанием.

Образ большой птицы с орлиным клювом и острыми когтями повторялся во многих фэнтезийных вселенных. Например в книге Грэма Макнилла «Железный Шторм» : «Griffins are wild and dangerous creatures that hunt, hovering on their huge wings over the highest mountain peaks — their living places. On the other hand — it is a noble animal, noble as far as animals that can be tamed. Griffins is a curious mixture of different animals. Large head and front part of the body covered with feathers and a griffin is like the mighty predatory eagle, it has curved beak, which can easily penetrate even plate armor, and strong razor-sharp bird’s claws grow from the scaly upper limbs. The back is part of a griffin covered with fur. It looks like a giant predatory cat, whether it is a tiger or a lion. Its lower limbs — huge clawed feet, and its body ends with a long tail. Skin color can vary greatly — fur is ocher, like a huge mountain cats, while others are covered with fur stripes or spots of different colors, like coats made of skins, which the brave Knights of the Panthers wear. And sometimes there are even black as night griffins . Griffins usually grow up to a size two or three horses, and strong enough to carry a rider on it’s back easily » [20:65-66] (пер. Новолучанский Константин: «Грифоны — это дикие и опасные создания, что охотятся, паря на своих огромных крыльях над высочайшими горными вершинами, в которых они живут. С другой стороны — это благородные животные, благородные настолько, насколько могут быть животные, которые можно приручить. Грифоны своим обличьем являют любопытную смесь разных животных. Крупная голова и передняя часть тела грифона покрыта оперением и подобна могучему хищному орлу, изогнутый клюв которого легко может пробить даже латные доспехи, а на чешуйчатых верхних конечностях растут мощные птичьи когти, острые как бритва. Задняя же часть грифона, покрытая мехом, напоминает гигантскую хищную кошку, будь то тигр или лев. Его нижние конечности — огромные когтистые лапы, а оканчивается его тело длинным хвостом. Окрас шкуры может сильно различаться, так часть шкур имеет мех цвета охры, как у огромной горной кошки, в то время как другие шкуры покрыты полосами разных цветов или пятнами, как плащи из шкур, которые носят храбрые Рыцари Пантеры, встречаются даже чёрные как ночь особи. Грифоны обычно вырастают до размеров двух-трёх лошадей, и достаточно сильны, чтобы с легкостью в сражении носить на своей спине наездника.») Чаще всего грифоны существуют в этой вселенной как одиночные гордые создания, укротив которое персонаж получал надёжного и верного воздушного боевого скакуна. Благородное животное, закованное в броню, становится достойной наградой за храбрость главному герою. По своему опасное и элитарное — грифон во вселенной Warhammer символизирует преданность и честь.

Во вселенной Роберта Сальваторе все обстоит чуть иначе. Здесь грифоны «очеловечены» настолько, что имеют собственную социальную организацию. Главный герой книги «Тёмный Эльф», Дзирт До’Урден сделал такую заметку в дневнике после первой встречи с грифф’инами: «Today i met a race of intelligent bird-men that live on the peaks of the highest mountains, spending their days soaring on the thermal winds in peace and solitude.are about 5 feet tall and have a wing span of 20 feet and claim themselves Aaracocra. About halfway along the edge of each wing is a hand with three human-sized fingers and an opposable thumb. An elongated fourth finger extends the length of the wing and locks in place for flying. Though the wing-hands cannot grasp during flight, they are nearly as useful as human hands when an aarakocra is on the ground and its wings are folded back. The wing muscles anchor in a bony chest plate that provides the aarakocra with extra protection. The powerful legs end in four sharp talons that can unlock and fold back to reveal another pair of functional hands, also with three human-sized fingers and an opposable thumb. The hand bones, like the rest of an aarakocra’s skeleton, are hollow and fragile. Griff’een faces resemble crosses between parrots and eagles. They have gray-black beaks, and black eyes set frontally in their heads that provide keen binocular vision. Plumage color varies from tribe to tribe, but generally males are red, orange, and yellow while females are brown and gray. A griff’een typically carries a half dozen javelins strapped to his chest in individual sheaths. In a talk with their chieftan i cleared out that each tribe lives in a communal nest made of woven vines with a soft lining of dried grass. The eldest male serves as the tribe’s leader. In tribes of more than 20 members, the second oldest male serves as the shaman, leading simple religious ceremonies involving the whistling of melodic hymns at sunset on the first day of a new month. Males spend most of their waking hours hunting for food and occasionally for treasure, such as gems and other shiny objects. Females spend eight months of the year incubating their eggs, passing the time by fabricating javelins and other tools from wood and stone. While resting on their backs, aarakocra females can use all four hands at the same time to weave boundary pennants, javelins sheaths, and other useful objects from vines and feathers.» [26: 344-345] (пер. Астафьев Валентин: «Сегодня я встретился с расой разумных птицелюдей, живущих на вершинах самых высоких гор, чья жизнь протекает в парении в теплых ветрах, в мире и уединении.

Они около пяти футов ростом, с размахом крыльев 20 футов и называют себя Ааракокра. Примерно посередине верхнего края крыла находится ладонь с тремя пальцами человеческого размера, и четвертым, противостоящим большим пальцем. Вытянутый четвертый палец увеличивает длину крыла, и при полете фиксируется на месте. Хотя руки-крылья не могут хватать во время боя, они почти столь же полезны, столь и человеческие руки, когда грифф’ин находится на земле, а его крылья сложены. Мускулы крыльев крепятся к грудной костяной пластине, дающей ааракокре дополнительную защиту. Мощные ноги оканчиваются четырьмя острыми когтями, которые могут убираться назад, после чего ноги служат еще одной парой рук, также с тремя человеческими пальцами и противостоящим большим. Кости рук, подобно остальным костям грифф’ина, полые и хрупкие.

Лицо грифф’ина напоминает помесь попугая с орлом. У них черно-серые клювы, черные глаза, расположенные спереди головы, что дает бинокулярное зрение. Цвет хохолка разнится от племени к племени, но в основном у самцов он красный, оранжевый и желтый, а у самок — коричневый и серый. Обычно они несут c собой полдюжины метательных копий, привязанных к груди в индивидуальных ножнах. Пообщавшись с их главой я понял что каждое племя живет в общинном гнезде, сплетенном из лиан и мягких волокон высушенной травы. Самый старый самец служит вождем племени. Если в племени больше 20 членов, второй по старшинству самец будет шаманом, проводящим простые религиозные обряды, заключающиеся в высвистывании мелодичных гимнов на закате первого дня нового месяца.

Большую часть бодрствования самцы проводят, охотясь ради пищи и, при случае, за сокровищами, такими как драгоценные камни и прочие блестящие предметы. Самки проводят восемь месяцев в году, высиживая яйца, коротая время за изготовлением копий и прочих инструментов из дерева и камня. Лежа на спине, самки грифф’инов могут использовать все четыре руки сразу, чтобы плести пограничные вымпелы, ножны для копий, и прочие полезные вещи из лиан и перьев.» Такая заметка из дневника Дзирта показывает насколько глубоко проработан обновленный образ грифона Робертом Сальваторе. От начального фольклорного образа в нём можно проследить лишь внешние сходства, способность полёта и похожесть в названии.

Во вселенной Warcraft Джеффа Грабба грифоны занимают позицию ездовых животных для тех рас, которым никак больше не попасть в небо. Это дварфы (dwarves).

Дварфы берут детенышей грифонов прямо из гнёз и воспитывают их с самого рождения. Для дварфов Грабба грифоны — «это химеры, созданные путем алхимической трансмутации льва и орла, сочетая в себе свойства двух хищников несут смерть любой коннице врага, ведь лошади всегда были — их любимой добычей. Обоняние и чувство опасности льва дают им огромные преимущества перед другими летающими тварями, а острое зрение и умение летать позволяют выслеживать добычу и преследовать незаметно — за многие мили до цели, выжидая наиболее подходящего момента для атаки. Молодых грифонов в первую очередь дрессируют не поедать кентавров и выполнять приказы хозяина.» [9:265-266]

Более взрослые особи отпускаются в горы-резервации, где они плодятся и набираются опыта дикой жизни. Дав потомство, они возвращаются к дварфам и продолжают служить серьезным прикрытием с воздуха. Несколько десятков лет дикой жизни делают их более свирепыми и опасными, но выучка, которую они получают с детства не дает ослушаться воли дварфов.

Прошедшие через множество боев, самые матерые грифоны уважительно зовутся «Боевыми». Повидав смерть и клинок врага, они позволяют дварфам преобрести мобильность и дополнительную защиту на поле боя, путем пропитки перьевого покрова головы и груди «Рунным раствором», который поставляют эльфы гномам. Ведь самый верный способ убить грифона — пронзить ему сердце, но эта задача становится почти не возможной после обработки.

Сам облик грифона и его нрав в разных культурах Азерота представлялся неодинаково. Чаще всего задняя часть туловища у него львиная, хотя могли быть и другие варианты: пантера, собака. Хвост был похож на драконий или змеиный. Передняя часть туловища — птичья, но иногда на голове грифона можно было заметить уши (что, по-видимому, должно было свидетельствовать об отменном слухе животного).

В ряде случаев клюв грифона украшали мелкие, но очень острые зубы. На голове грифона обычно красовались небольшие рога или хохолок. Шею украшал ряд шипов или пышная грива. [9: 173-174]

Проанализировав образы грифона в современном англоязычном фэнтези можно сказать что основные черты его внешности сохранены во вселенных Warhammer и Warcraft, но вселенная Роберта Сальваторе предоставила новую, специфическую переработку образа в полноценную народность «гриффин», со своими обычиями, повадками и особенностями.

Выводы по главе 2

В англоязычном фэнтези встречается большое количество образов из британского фольклора. Проанализировав и отследив эволюцию этих образов мы можем составили общую картину того, какие превращения на различных этапах литературы претерпевали характерные для британского фольклора образы. И, изучив несколько примеров современного англоязычного фэнтези мы определили конечный этап превращения этих образов на данный момент. И сравнив начальный фольклорный образ с настоящим аналогичным образом из фэнтези, мы определили, какие черты, присущие этому образу сохранились и выдержали испытание временем, какие были переработаны и какие черты были придуманы авторами фэнтези заново.

Рассмотрев фольклор британских островов мы выяснили, какие фольклорные образы характерны для каждой из частей Великобритании.

Заключение

В настоящей работе мы установили, что британская фольклорная традиция является одной из основных образных составляющих англоязычного фэнтези. Фэнтези представляет собой своеобразный синтез фольклора, мифа, сказки и современной обработки этих составляющих.

Интерес к англоязяычному фэнтези растет с каждым днём. Не только молодеж, но и старшие слои населения начинают испытывать интерес к этому литературному жанру. Поэтому дальнейшее изучение британского фольклора с целью выявления его влияния на англоязычное фэнтези является наиболее актуальным. Необходимо знать истоки для того что бы понимать, что и какой образ, использованный в фэнтези в себе несёт.

В данной работе мы выяснили разницу между фольклором и мифологией. Фольклор развивается из мифологии. Следовательно, фольклор — это явление не только более позднее, но и отличное от мифологии. Главное различие между мифологией и фольклором состоит в том, что миф — это священное знание о мире и предмет веры, а фольклор — это искусство, т.е. художественно-эстетическое отображение мира, и верить в его правдивость необязательно. Былинам верили, сказкам — нет, но их любили и прислушивались к их мудрости, более ценной, чем достоверность.

Таким образом, на основании проделанной работы можно сделать вывод, что современное англоязычное фэнтези сочетает фольклорную и современную картины мира и индивидуальное авторское понимание действительности.

По нашему мнению, перспективным представляется дальнейшее исследование фольклорных образов Великобритании в жанре фэнтези, в частности, современном англоязычном фэнтези.

Cпиcoк литepaтypы

1.Aлeкceeв М.П. Нapoдныe бaллaды Aнглии и Шoтлaндии // Иcтopия aнглийcкoй литepaтypы. М.; Л., 1999. T. 3. Bып. 3. с 73.

2.Aникин B.П. Фoльклop кaк иcкyccтвo. — М.: Пpocвeщeниe, 1991. — 410 c.

3.Aпpecян Ю.Д. Oбpaз чeлoвeкa пo дaнным языкa. Пoпыткa cиcтeмнoгo oпиcaния//Boпpocы языкoзнaния. — М.: 1995. № 1 — 132 c.

4.Бaxтинa B.A. Литepaтypнaя cкaзкa в нayчнoм ocмыcлeнии пocлeднeгo двaдцaтилeтия//Фoльклop нapoдoв PCФCP. — Уфa, 1999. — -515 c

5.Бepeнкoвa B.М. Жaнp фэнтeзи кaк oбъeкт лингвиcтичecкoгo иccлeдoвaния // Becтник Aдыгeйcкoгo гocyдapcтвeннoгo yнивepcитeтa. Cepия 2: Филoлoгия и иcкyccтвoвeдeниe. — 2009. — № 4. 94 c.

6.Борхес, Хорхе Луис «Книга вымышленных существ» — Мн.: Старый свет, 1994, 304 с.

.Бyдyp Н.B. Aнглийcкaя литepaтypнaя cкaзкa. — М.: ACT, 2003. — 362 c.

.Виноходов Д.О. Гоблины, орки: статьи для энциклопедии «Арды-на-Куличках» 13 выпуск, 2005, 20 с.

.Голден, Кристи; Грабб, Джефф — Хроники войны, 2003, 450 с.

10.Гоголева С.А. Другие миры: традиции и типология жанра фэнтези // Наука и образование. — 2006. — № 3. — 88 c.

11.Гoпмaн B.Л. Фэнтeзи // Кpaткaя литepaтypнaя энциклoпeдия тepминoв и пoнятий. — М., 2001, 120 с.

.Гуфоров В.С. Сказка, миф и их место в литературне разных народов. — М., 2002, 240 с.

.Жиpмyнcкий B.М. Фoльклop Зaпaдa и Bocтoкa: Cpaвнитeльнo-иcтopичecкиe oчepки. М., 2004, 89 c.

.Ивaнoвa Э. Coздaниe втopичныx миpoв: Дж.P.P.Тoлкин и жaнp «фэнтeзи» // Иcкyccтвo в шкoлe. — 2008. — № 4. — 84 c.

.Игyмнoвa O.B. Любимыe pифмы бpитaнcкиx дeтeй /O.B.Игyмнoвa. — Нoвoкyзнeцк: PИO КyзГПA, 2005. — 110 c.

.Кaзaкoвa T. A. Imagery in translation. Практикум по художественному переводу. — Cпб.: Coюз, 2003. — 320 c.

.Лeщeнкo O.И. Унивepcaльнoe и нaциoнaльнoe в peaлизaции aнтpoпoцeнтpичecкoй мoдeли cкaзки., 2004. — c 380 c.

.Липoвeцкий М.Н. Пoэтикa литepaтypнoй cкaзки. Cвepдлoвcк, 1998. 183 c.

.Макдональд, Джордж — The Princess and the Goblin (Принцесса и Гоблин) 1872, 148 c.

20.Макнилл, Грэм «Железный Шторм» (Storm of Iron), 2006, 390 с.

.Мeлeтинcкий E. М. Зapyбeжныe иccлeдoвaния пo ceмиoтикe фoльклopa. — М.: Нayкa, 1985. — 525 c.

.Плавание святого Брендана. М., «Азбука-классика», 2002. Перев. с лат. и ст.-фр. Н. Горелова. 40 с.

.Пpoпп B.Я. Фoльклop и дeйcтвитeльнocть — М.: Нayкa, 1978, 568 c.

.Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура. СПб., 1994, 223 с.

.Poшиянy Н. Tpaдициoнныe фopмyлы cкaзки. — М.: Нayкa, 1974, 481 c.

.Сальваторе, Роберт — «Icewind Dale trilogy», 1988-1990, 678 с.

27.Сапковский, Анджей — Бестиарий Анджея Сапковского / «Нет золота в Серых Горах» — М.: АСТ, 2002, 98 с.

.Смерть Артура / Изд. подгот. И. М. Бернштейн [и др.]. Москва : Наука, 1974. 899 с.

.Степновска, Татьяна, Еретики и правоверные. русская фантастическая проза после 1917 года и ее отношение к концепции «нового человека», Лодзь, 2001, 207 с.

.Толкиен Д.Р.Р. Избранные произведения. — Спб.: Terra Fantastica 2002 , 890 с.

.ФЭНTEЗИ-2004. Фaнтacтичecкиe пpoизвeдeния. — М.: ЭКCМO, 2004, 672 c.

.Чepнышeвa Т. Пpиpoдa фaнтacтики. — М.: Издaтeльcтвo Иpкyтcкoгo yнивepcитeтa, 1989, 320 с.

.Широкова Н. С. Мифы кельтских народов. АСТ, Астрель, Транзиткнига; Москва; 2005, 178 с.

34.W. B. Уeats — Fairy and Folk Tales of the Irish Peasantry, Barnes & Noble World Digital Library, 2003, 128 с.

.http://en.wikipedia.org/wiki/Fantasy

.http://www.nskazki.nm.ru/sho/5.html

.http://www.fantasyforge.narod.ru/nashtolkin789.ru — Проблемы образования, науки и культуры