Обломовка и Обломовцы по роману Обломов (Гончаров И. А.)

Сочинение

Обломовка состоит из двух деревень: Сосновки и Вавиловки. Господский дом находился в Сосновке.

Обломовка – такой край, в котором нет ни моря, ни гор, ни скал, ни пропастей. Пейзаж был красив и спокоен: «Песчаные и отлогие берега светлой речки, подбирающийся с холма к воде мелкий кустарник, искривленный овраг с ручьем на дне и березовая роща – все как будто было нарочно прибрано одно к одному и мастерски нарисовано».

Дожди идут всегда теплые, погода не устраивает жителям сюрпризов: времена года и даже грозы всегда бывают в установленное для них время, «ни страшных бурь, ни разрушений не слыхать в том краю».

Обитатели Обломовки жили далеко от других людей.

И, наверное, поэтому в их нравах нашлось место лишь тишине и невозмутимому спокойствию.

Именно здесь и родился Илья Ильич Обломов. С рождения он был окружен особым видом людей – обломовцами.

Во-первых, главною заботою для обломовца была пища. И он знал в ней толк: «Какие запасы были там варений, солений, печений! Какие меды, какие квасы варились, какие пироги пеклись в Обломовке!»

Обломовцы имели очень интересный обычай – послеобеденный сон, при котором «в доме воцарялась мертвая тишина». Но не только в доме, но и во всей Обломовке время останавливалось: «…ни дерево, ни вода не шелохнутся; над деревней и полем лежит невозмутимая тишина – все как будто вымерло».

После сна всех мучила жажда, и даже после двенадцати чашек чая прибегали к помощи грушевой, брусничной воды, к квасу.

Далее люди занимались абсолютно бессмысленными делами: бросанием камешков в реку, наблюдением из окна дома за всем, что происходит. Мать Ильи Ильича садится со своей свитой в гостиной, и они любят фантазировать о будущем Илюши.

Но вот наступает вечер: «Дворня собралась у ворот: там слышится балалайка, хохот. Люди играют в горелки». А перед сном обломовцы обычно говорят так: «Вот день-то и прошел, и, слава богу! Прожили благополучно; дай бог и завтра так!»

Жители Обломовки верили всему.

Например, если сказать им, что копна села разгуливала по полю, то они поверят. Верили также, что в овраге водятся «и разбойники, и волки, и разные другие существа, которых или в том краю, ил совсем на свете не было».

Даже автор не знает, задавали ли обломовцы себе вопросы о смысле жизни. Он приходит к такому выводу: «Вероятно, никак: это казалось им очень просто и ясно». Они даже не могли подумать о том, что кто-то может жить иначе. Не страдали обломовцы ни преждевременными морщинами, ни душевными тревогами, а «душа их мирно, без помехи утопала в мягком теле». Они жили долго, цвели здоровьем, но труд для них был как наказание. Умирали они так же, как и жили: спокойно, без мучений, «тихо застывая и незаметно испуская последний вздох».

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... условиями. Тело человека – это не человек, а только проводник его духа, футляр, в котором он временно живет, чтобы накопить ... интересные и поучительные впечатления. Главное существование (человека) – ночью. Обычный человек без сна в обычных условиях может прожить ... нужный опыт и знания для непрерываемой жизни своей в Беспредельности. Для лучшего понимания пытались делить человека ...

Вот как Гончаров оценивает всю их жизнь: «Жизнь, как покойная река, текла мимо их; им оставалось только сидеть на берегу этой реки и наблюдать неизбежные явления, которые по очереди, без зову, представали пред каждым из них».

В жизни обломовцев было всего три акта: родины, свадьба, похороны. Между этими актами проскальзывали и другие праздники (даже время отсчитывали по праздникам).

После рождения мать ставила себе цель: вырастить здоровенького, толстенького ребенка. Когда нянька становится ему не нужна, мать мечтает найти ему невесту порумянее. Приходит время свадьбы. Потом у детей появляются свои дети, которые приходят на смену своим бабушкам и дедушкам – одно поколение сменяет другое.

Случались в их жизни и другие заботы, но, встретив неподвижность обломовцев, они, «как птицы, мчались мимо». Например, однажды рухнула часть галереи дома. Это всех взволновало, но кончилось тем, что люди лишь решили подпереть оставшуюся часть обломками рухнувшей галереи.

Вечера в доме Обломовых проходили обычно без происшествий. Иногда вспоминали случаи из жизни и смеялись над смешными картинами из прошлого. Однажды пришло письмо от друга семьи Радищева. Письмо было настолько неожиданным, что испугало всех, и его решили отложить до завтрашнего дня. Радищев лишь просил рецепт пива, но в доме просьба наделала много шуму, хотя рецепт, наверно, так и не был отправлен.

К Илюше в доме относились практически как к драгоценности. Даже образование казалось им губительным для сына. Конечно, «Обломовы понимали выгоду образования, но только эту очевидную выгоду».

Обломов вырос в этом мире, отделенном от всего другого. Конечно, он в душе тоже обломовец. Илья Ильич — это неразрывная часть Обломовки и всех ее жителей.

И когда Обломов стал уже взрослым человеком, он тосковал по гнезду, из которого вылетел. Поэтому-то и мечтал создать такую же Обломовку с хозяйкой, с детьми, с верными слугами, в которой нет ни забот, ни тревог, ни проблем, где ты свободен от всего внешнего мира. И как мы узнаем из романа, это ему отчасти удается.