Кривое зеркало пародии в романе «Отцы и дети» (Тургенев И. С.)

Сочинение

Читая роман Ивана Сергеевича Тургенева «Отцы и дети», меня посетила мысль, что характеры и действия героев переданы автором несколько утрированно. Чересчур «ручные» или, наоборот, «хищные», чересчур консервативные, слишком развязные или непоколебимо спокойные… Из-за этого я не воспринимал сюжет как что-то, имеющее непосредственную связь с реальностью. Хотя, согласитесь, ситуация вполне обыденная для середины XIX века: два только что окончивших университеты студента держат путь в родительские гнезда повидаться со стариками, один остается гостевать у другого, потом едут ненадолго в город… Почему же нельзя было сочинить образы «попроще» для такой, казалось бы, незаурядной картины, зачем Тургенев вводит запоминающихся, ярких личностей?

Лично я проводил аналогию с повестью Николая Васильевича Гоголя «Ревизор».

В ней ведь характеры героев тоже утрированны. Автор даже подчеркивает это, наделяя их говорящими фамилиями: Ляпкин-Тяпкин, Уховертов, Бобчинский и Добчинский. Также мне вспомнился роман «История одного города», где автор (Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин) намеренно довел ситуацию до крайности: обрисовал перед читателем правителя с органчиком вместо головы и правителя, воевавшего за и против образования одновременно, придумал несуществующий народ — глуповцев. Когда, несколько лет назад, я впервые познакомился с этим произведением, мне показались глупыми столь абсурдные описания. Теперь же я понимаю, что данный прием — «кривое зеркало пародии» популярен в литературе, он нужен для раскрытияподнимающейся проблемы в полной мере. В частности, в упомянутых мною произведениях он служит для высмеивания глупости чиновников, погрязших во взяточничестве и чинопочитании.

А вот для чего «кривое зеркало пародии» в романе «Обломов»? Кто или что высмеиваются, пародируются?

Что и говорить, самыми очевидными образами-пародиями являются так называемые «ученики» Базарова. Ситников и Кукшина- пародии на прогрессистов. Он — глуп и пустословен, считает себя главным последователем Базарова, его учеником, хотя даже не до конца понимает смысл выражения «нигилизм». Автор сравнивает Виктора Ситникова с кудахтливой перепелкой. Она — несчастна, находит свое утешение в общении с молодыми людьми «новых взглядов», она старается не отставать от времени, но, мы приглядимся, и увидим на ее столе пачки непрочитанных журналов, а в ее мнимой увлеченности темой, в частности, «женским вопросом» — простое желание общаться.

7 стр., 3448 слов

Характер 10

... случаях проявлений у людей акцентуированных черт характера, причем описания и терминологические определения соответствующих типов характеров у обоих авторов достаточно близки. К. Леонгард выделил 12 ... типов акцентуированных характеров, которые часто встречаются у людей, ...

Да и Аркадий тоже вызывает улыбку. Мы понимаем, что он не является нигилистом, для него, в отличии от Евгения, это временный интерес, проходящий. В споре своего дяди и своего товарища, герой практически не участвует, но, услышав фразу «Мы ничего не признаём!», заливается краской от удовольствия. В отличии от двух героев, рассмотренных прежде, Аркадий не глуп, а, скорее, просто в силу молодости увлекаем громкими лозунгами.

Павел Петрович тоже достоин иронической усмешки. Его вычурный аристократический образ жизни в самой обыкновенной провинциальной деревне сразу бросается в глаза.

Ирония есть и в описании матери Евгения Васильевича. Автор говорит о ней следующим образом, подчеркивая ее излишнюю консервативность: «Ей бы следовало жить лет за двести, в старомосковские времена.»

Сам Базаров тоже подвергся насмешкам Тургенева. Автор, по ходу развития сюжета, ломает все нигилистические принципы героя. Евгений влюбляется, и ему приходится признать, что любовь невозможно отрицать. Заразившись тифом, он понимает, насколько мало ему осталось жить и наконец-то осознаёт, что совсем не принёс пользы. В итоге, весь смысл жизни Евгения, нигилизм, не привёл его ни к чему. А все споры Базарова, его громкие призывы остались «базаром».

Как мы видим, автор активно использует такой литературный приём как пародию на что-либо и его более мягкий вариант, насмешку, иронию или сатиру. Я думаю, этот троп помогает Тургеневу отразить свои мысли.