Анализ романа «Братья Карамазовы» (Ф.М. Достоевский)

  • Достоевский
  • Анализ романа Братья Карамазовы

Роман «Братья Карамазовы» — это великое произведение выдающегося и гениального русского писателя Федора Ивановича Достоевского. Замысел романа появился, когда писатель работал над произведением «Подросток». В 1877 году автор писал, что займется «неприметной» работой. Сюжет сформировался после знакомства Достоевского с Ильинским, который был осужден за убийство отца. Данное произведение по своему жанру трудно поддается определению, но по признакам является психологической драмой. Повествование в романе ведется от лица рассказчика-биографа, который рассказывает некоторые факты и оценивает их. Данная форма повествования в большей мере указывает на достоверность происходящего.

В романе показана судьба семьи помещика Федора Павловича Карамазова. У хитрого, эгоистичного старика – три сына. Старший — отставной офицер Дмитрий, который в детстве оказался, брошен матерью и отцом. Средний – философ, исповедующий атеистические убеждения Иван. Младший, добрый, умеющий любить и сострадать людям Алеша. Также есть еще лакей Павел Смердяков, про которого ходит молва, как о незаконнорожденном сыне старика Карамазова. Ко всем детям отец проявляет холодность и безразличие.

Старший сын Дмитрий получил от отца небольшую сумму – часть наследства матери. Потребовав от отца большей суммы, Дмитрий получил отказ. На этой почве отец и сын находятся в состоянии тяжбы по поводу денег, что и становится завязкой романа – предлогом для поездки отца и братьев к старцу Зосиме. Кроме денежной тяжбы у Дмитрия с отцом существует конфликт по поводу молодой красавицы Грушеньки, в которую влюблен Дмитрий, но и отец на старости лет тоже решил на ней жениться. Именно с образом Дмитрия связаны основные сюжетные линии: отца семейства, кто-то убил, в результате чего за убийство осудили Дмитрия.

система образов

Композиция романа

Автор в своем романе очень ярко изображает внутренний мир героев. Повествование отличается своей глубиной и имеет явно выраженный философский характер. На первый взгляд семейный роман «Братья Карамазовы» повествует о совершенно не семейных отношениях. В романе представлены три поколения: отцы, дети и «мальчики» — это новая, зарождающаяся Россия.

История Федора Павловича Карамазова

Персонажи этой книги не делятся на отрицательных и положительных. Даже у «великого грешника» – Федора Павловича – наступают минуты просветления, хотя и кратковременные. Анализ произведения «Братья Карамазовы» Ф. М. Достоевского невозможен без характеристики этого героя.

21 стр., 10394 слов

Алеша Карамазов («Братья Карамазовы»): образ персонажа Достоевского

... два новых пылких поклонника — Федор Павлович и Дмитрий Федорович Карамазовы, отец и сын. Штрихи к ее портрету даются не раз на протяжении романа, но наиболее полно в сцене встречи ее с ... должна была играть важную роль: Алеша Карамазов, женившись на Лизе Хохлаковой, оставляет ее ради грешницы Грушеньки, которая пробудила в нем «карамазовщину»… Предшественницей Грушеньки в какой-то мере была Катерина ...

Федор Павлович в молодости был небогатым помещиком. Однако ему удалось заключить выгодный брак. После свадьбы он забрал у жены деньги, оставил ее ни с чем. Она же сбежала от него, оставив маленького сына, о котором неблагонадежный отец сразу же забыл. Чуть позже Федор Павлович женился снова на безответной, тихой девушке, которая родила ему двоих сыновей. И первая, и вторая жена умерли в молодости.

Семейный конфликт

К тому времени, как Дмитрию, старшему сыну, исполнилось двадцать восемь, Федор Павлович уже стал состоятельным помещиком. Однако денег он не хотел давать – был он человеком сладострастным, пьющим и чрезвычайно скупым. Между отцом и сыном возник конфликт, на котором и завязан сюжет «Братьев Карамазовых». Анализ произведения Достоевского предполагает также и характеристику Грушеньки. Это противоречивая героиня, ее отношение к старшему сыну Карамазова меняется в ходе повествования.

Федор Павлович и его старший сын оба влюблены в Грушеньку, что обостряет их конфликт. Однажды Карамазова находят с проломленной головой. В убийстве обвиняют Дмитрия.

Делая анализ романа Достоевского «Братья Карамазовы», следует привести слова одного из героев: «Не злой вы человек – исковерканный». Эта фраза принадлежит Алексею, о котором речь пойдет позже. Видимое зло – не всегда показатель абсолютной гибели личности – такова, вероятно, главная мысль автора произведения «Братья Карамазовы».

Анализ отдельных сцен романа позволяет обнаружить проблески нравственности даже в Федоре Павловиче. Например, при встрече со старцем Зосимой, когда Карамазов-старший пытается выглядеть отвратительнее, гаже, чем он есть на самом деле, и кажется, делает это, потому как на него давно навесили ярлык пьяницы и грешника, которому следует соответствовать. Затем Федор Павлович раскаивается, а через несколько минут снова принимается за свое, что приводит в негодование даже смиренных монахов.

«Братья Карамазовы», анализ романа Достоевского

образы героев романа

Сюжетная линия произведения более четко оформилась после знакомства в остроге с осужденным Ильинским, которого по ошибке сослали на каторгу за убийство отца. В первых черновиках романа Дмитрий также носит фамилию Ильинский.

«Братья Карамазовы»

символична

Роман состоит из двенадцати частей (книг).

Первые две – вступительные. В третьей книге представлены отрицательные персонажи – отец семейства Федор Павлович и лакей Павел Смердяков. В четвертой книге читатель знакомится с теми, кто ведет «приличный» образ жизни (Катерина, Снегиревы, отец Ферапонт), но их «праведность» продиктована не глубокими убеждениями, а выгодой соблюдать приличия. Только в пятой и шестой книгах появляются главные герои – Иван, Дмитрий, Алеша, Зосима. Затем Достоевский подвергает братьев испытаниям, в которых проверяется жизненное кредо каждого. В книге седьмой – Алексея, восьмой и девятой – Дмитрия, в одиннадцатой – Ивана. В заключительной двенадцатой книге суждения и нравственные устои героев оценивает общество.

12 стр., 5705 слов

Федор Михайлович Достоевский

... Достоевского. В 1834 г. он поступил с братом Михаилом в известный пансион Чермака. В пансионе братья особенно увлекались уроками словесности, а дома все время отдавали чтению. Федор Михайлович ... перечитал не один раз историю Карамзина, повести его же, Жуковского, ряд романов В. ... Когда Достоевскому еще не исполнилось 16 лет умерла мать писателя; через несколько месяцев отец ...

Достоевский стремится глубоко проникнуть во внутренний мир своих персонажей, слой за слоем обнажить их душу, понять мотивы противоречивых поступков, нравственных терзаний, сомнений и заблуждений. Достигает он этого при помощи широкой амплитуды выразительных средств: от монологов-исповедей до идейных споров, скандалов и оскорблений. Резкие повороты сюжета, конфликты интересов и мнений, подлинный водоворот разнообразных страстей держат читателя в постоянном напряжении.

Но главная задача автора – не интрига. Достоевский изобразил в «Братьях Карамазовых» обобщенную формулу «загадочной русской души» с ее стремлением «забвения всякой мерки во всем», одновременно и разрушительной, и созидательной. Двойственность, осознанное отрицание веры и необходимость в ней как в спасительном якоре, смесь эгоизма и самопожертвования, вечное блуждание в плену ложных ценностей – таким представляется писателю русский человек.

Характерная для Дмитрия, Ивана, Смердякова и Федора Павловича социально-нравственная деградация получила название «карамазовщина». Осуждение этого явления, исцеление от него и есть, по мнению Достоевского, путь к нравственному возрождению русского народа. А в царстве «карамазовщины», в атмосфере вседозволенности, жестокости и эгоизма преступление неизбежно. И виновны в нем все.

Виновен отставной офицер Дмитрий, человек истово верующий. Но это не мешает ему избивать отца и грозиться убить его. Митя не совершил столь страшное преступление, но допустил его в своем сознании, замышлял против родного человека. И этого он не может себе простить. Дмитрий принимает несправедливый приговор суда, стремясь через раскаяние и страдание очистить свою душу.

Виновен и средний брат – интеллигент, атеист и философ Иван. Именно его проповедь об отсутствии Бога, о неистребимости зла в человеке и вседозволенности направляет руку Смердякова. Иван осознает себя главным убийцей. Его образ является предостережением для русской интеллигенции, у которой в эпоху Достоевского и в более поздние времена была чрезвычайно популярна идея развития человека на новый лад, путем освобождения от религиозных оков. Внедрение этой идеи в малограмотные, духовно неразвитые умы привело мир к величайшим разрушительным теориям.

Младший из братьев Алеша – тип нового религиозного правдоискателя. В самом начале произведения Достоевский подчеркивает исключительность этого образа, его значение. Раньше положительные герои противопоставляли себя негативной среде, стремились с ней бороться и уничтожать идейно, а то и физически. Алексей Карамазов не противопоставляет себя миру. Напротив, он идет к людям, напутствуемый духовным наставником старцем Зосимой.

Алеша стремится понять и простить каждого: хитрого развратного отца, вспыльчивого Дмитрия, богоборца Ивана. Он чувствует, что нужен всем им. Без его любви и поддержки семья Карамазовых обречена на гибель, а души близких на вечное странствие во тьме заблуждений.

Алексей всем сердцем верит, что в людях много хорошего. Будущее человечества, вслед за Зосимой, он видит в духовном совершенствовании личности: «Чтобы переделать мир по-новому, надо, чтобы люди сами… психически повернулись на другую сторону».

Виновен ли Алеша в смерти отца? Косвенно да, поскольку знал о намерениях Дмитрия, о настроениях Ивана, но не предпринял ничего, чтобы остановить беду.

образах трех братьев

В романе представлены три поколения: отцы, дети и «мальчики» — одноклассники Илюши. Это новая, зарождающаяся Россия. Не зря «Братья Карамазовы» заканчиваются сценой, где 12 мальчиков, собравшись вокруг Алеши, дают клятву служить добру.

  • «Братья Карамазовы», краткое содержание по главам романа Достоевского
  • «Преступление и наказание», анализ романа
  • «Идиот», анализ романа
  • Анализ образов главных героев в романе «Преступление и наказание»
  • «Белые ночи», краткое содержание по главам повести Достоевского
  • «Белые ночи», анализ повести Достоевского
  • «Бедные люди», анализ романа Достоевского
  • «Униженные и оскорбленные», анализ романа Достоевского
  • «Бесы», краткое содержание по главам романа Достоевского
  • «Идиот», краткое содержание по частям романа Достоевского
  • «Бедные люди», краткое содержание романа Достоевского
  • «Мальчик у Христа на елке», анализ рассказа Достоевского
  • «Преступление и наказание», краткое содержание по частям романа Достоевского
  • «Бесы», анализ романа Федора Достоевского
  • «Униженные и оскорбленные», краткое содержание по частям романа Достоевского

По произведению: «Братья Карамазовы»

По писателю: Достоевский Федор Михайлович

Характеристика Федора Павловича

В художественном анализе романа «Братья Карамазовы» следует привести несколько цитат критиков. Литературовед К. Накамура, многие годы изучавший творчество русского писателя, охарактеризовал Карамазова-старшего как «человека хитрого, сластолюбивого и испорченного». Образ Федора Павловича лишен целенаправленного поведения. Ему безразлично мнение окружающих. Карамазов не признает авторитетов. Его интересуют только деньги и плотские утехи.

По мнению критиков, этот литературный образ состоит из «внешней стороны», за которой нет никакой внутренней. Однако он обладает хитростью в достаточной мере, чтоб обеспечить себя деньгами и женщинами. Он не лишен проницательности, что позволяет ему верно оценивать людей.

Главные герои и их характеристика

Образы героев в романе «Братья Карамазовы» охарактеризованы Многомудрым Литреконом и перечислены в таблице:

Фёдор Павлович Карамазов мелкий помещик. Грубый, циничный и жестокий человек, склонный ко всем возможным порокам. Равнодушен к судьбе родных детей. На публике ведёт себя подчёркнуто отвратительно. Но слёзы сына всё ещё трогают его. В глубине души он стыдится самого себя, но уже не способен измениться. Таким его сделала бедность: он вынужден был пресмыкаться перед богачами, чтобы добыть капитал.
Дмитрий Фёдорович Карамазов старший сын Фёдора Павловича от первой жены. Дворянин, военный человек. Несдержанный, необразованный и эмоциональный. Картёжник, пьяница и гуляка. В своих пороках не знает удержу, и это роднит его с отцом. Несмотря на всю низость своего падения, Дмитрий жаждет вернуться к свету, но не может. Каторга позволяет ему наконец-то разорвать порочный круг и начать новую жизнь.
Иван Фёдорович Карамазов средний сын Фёдора Павловича от второй жены. Интеллигент. Старается строить из себя рационалиста и циника, которого не волнует ничего, кроме себя, но на деле несправедливость мира и страдания людей глубоко трогают его. Ему кажется, что мир нуждается в спасении любой ценой, пусть и самой кровавой, но, столкнувшись с убийством отца, он теряет уверенность в своей правоте.
Алексей Фёдорович Карамазов Младший сын Фёдора Павловича от второй жены. Послушник при монастыре. Богобоязненный, чувствительный, отзывчивый, терпеливый и добрый юноша, который хочет преодолеть семейные разногласия. Алексей видит насквозь любую ложь и простодушно говорит правду людям прямо в лицо. Он увидел и гордыню Верховцевой, которая просто хотела потешить своё самолюбие за счёт Дмитрия, и страдания Ивана.
Катерина Ивановна Верховцева симпатичная, гордая и сильная духом девушка. Невеста Дмитрия Карамазова. Кажется благовоспитанной и самоотверженной особой, которая готова по любви выйти за Дмитрия, несмотря на все его недостатки. Однако на самом деле ненавидит своего жениха и просто хочет самоутвердиться, помогая такому пропащему человеку, как Дмитрий. В конце романа ненависть перевешивает, и Катерина играет ключевую роль в судебном процессе, обрекая Дмитрия на каторгу.
Старец Зосима старый монах, который помогает людям мудрыми советами. В прошлом вёл бурную жизнь офицера. Но однажды, поняв греховность и безнравственность своего существования, ушёл в монастырь. Проповедует идеи всеобщей любви, братства и счастья, но тайно признаётся Алексею, что, любя всё человечество в отдалении, сталкиваясь с людьми лицом к лицу, он с трудом сдерживает свои чувства к ним.
Аграфена Светлова Грушеньку в юности соблазнил и обманул офицер, после чего ее выкинул из дома отец-священник. Чтобы хоть как-то выжить, она становится содержанкой богатого купца, многому учится у него и ожесточается. Мужчинам она мстит за свое унижение, поэтому играет чувствами Дмитрия и Федора. Но после ареста Мити и разочарования в своем соблазнителе она понимает, что все это время любила только Карамазова-младшего. Она соглашается идти с ним на каторгу и обвенчаться.

Судьба Дмитрия

Это, пожалуй, самый противоречивый герой в «Братьях Карамазовых». Анализ произведения включает краткий пересказ. Вспомним о том, что автор поведал о жизни Дмитрия. Под влиянием каких событий формировался его характер?

В детстве Митя, брошенный матерью, жил без какого бы то ни было присмотра. Ударившийся в блуд отец словно забыл о малолетнем сыне. Слуга Григорий на время заменил мальчику родителей.

Повзрослев, Дмитрий получил от отца небольшую сумму – часть наследства матери. В годы службы Дмитрий эти деньги быстро потратил, потому как вел привольную жизнь. Не смог отказаться от своих привычек он и после отставки. Старший сын Карамазова был уверен, что отец должен ему еще значительную сумму, в чем отчасти был прав. Однако тот заявил, что выплатил все до копейки.

Главные герои

Достоевский в «Братьях Карамазовых» раскрывает читателю взаимоотношения в семье, где отцу нет дела до того, как растут сыновья, что они находят приют в других семьях, пока он гуляет и живет в свое удовольствие. Старший Дмитрий «переезжал» от опекуна к опекуну и познакомился с отцом в восемнадцать лет. Он вырос взбалмошным, создавая видимость благополучной жизни, Дмитрий нещадно занимает деньги.

Средний Иван с детства рос наблюдательным, но замкнутым и нелюдимым. Он хорошо учился, окончил школу и гимназию, сам зарабатывал на жизнь – писал статьи, публиковал их в различных изданиях.

Младший Алеша – добрый, застенчивый человек. Его все любили и относились к нему с уважением. Даже в гимназии, когда его дразнили, он оставался невозмутимым и призывал всех с пониманием относиться к человеческим слабостям и бедам. Алеша хотел всегда служить в церкви, но его благословили на жизнь с отцом и братьями, сказав, что он там намного нужнее.

Прототипы Дмитрия Карамазова

Прообраз осужденного Мити – реально существовавший человек, обитатель острога отставной поручик Дмитрий Ильинский. В 1848 году его арестовали по обвинению в убийстве своего отца. Но это не единственный прототип самого яркого героя романа «Братья Карамазовы».

В анализе произведения критики обычно приводят множество фактов из истории его создания. О последнем романе Достоевского написано немало статей. Каждый литературовед выдвигает свои версии о прообразах персонажей. Еще один предполагаемый прототип Дмитрия – Аполлон Григорьев, один из почитателей произведений писателя.

Суть: о чём роман?

Действие романа «Братья Карамазовы» разворачивается в провинциальном городке с говорящим названием Скотопригоньевск. Мелкий помещик Фёдор Карамазов со своими сыновьями — поручиком Дмитрием, интеллигентом Иваном и молодым послушником Алексеем – собираются в ските мудрого старца Зосимы, чтобы решить денежные разногласия между Фёдором Павловичем и Дмитрием. От матери Дмитрий должен был получить наследство, но отец попросту «надул» его в расчетах. К сожалению, встреча практически сразу перерастает в ссору, старец Зосима чувствует своё бессилие перед надвигающимися на семейство Карамазовых бедами.

Так и не решив своих проблем, Карамазовы расходятся по своим делам. Связующим звеном между членами семьи становится Алексей, глазами которого читатель может наблюдать бездну, в которую погружается всё семейство.

Дмитрий, будучи при этом помолвленным с Катериной Верховцевой, влюблён в местную красавицу Аграфену Светлову, которую совращает своим богатством Фёдор Павлович. Поручик прячется близь дома своего отца, выслеживая Светлову, если та всё-таки соблазнится деньгами старика, Дмитрий готовится даже к тому, что ему придётся убить родного отца.

В дальнейшем Алексей посещает самого Фёдора Павловича, который ужинает вместе Иваном. Вместе с Иваном и лакеем Смердяковым старый Карамазов предаётся настолько богохульным рассуждениям, что Алексей не выдерживает и начинает плакать. Видя слёзы сына, Карамазов смягчается и начинает просить прощения, в этот момент в дом врывается Дмитрий, подумав, что к Фёдору Павловичу приехала Светлова. Он избивает отца, но, поняв, что ошибся, убегает.

В дальнейшем Алексей становится невольным участником драмы, разворачивающейся между Дмитрием, Иваном, Светловой и Верховцевой.

Алексей и Иван встречаются в трактире, где разговор заходит о Боге и человеке. Иван признаётся брату, не может переносить несправедливость мира и хочет как-то изменить его.

По пути домой Иван встречает Смердякова, который под благовидным предлогом рекомендует ему покинуть город на некоторое время. Иван чувствует, что лакей задумал нечто ужасное, но всё равно соглашается и уезжает из города.

Тем временем Дмитрий продолжает наблюдать за домом Фёдора Павловича. Убедившись, что Аграфена так и не пришла, он уходит, но за ним гонится камердинер Григорий. Дмитрий бьёт преследователя пестиком по голове и убегает.

Через некоторое время Дмитрия арестовывают по обвинению в отцеубийстве. В преддверии суда в город возвращается Иван и допрашивает умирающего Смердякова. Тот чистосердечно признаётся Ивану в убийстве Фёдора Павловича, но виновным себя не считает, утверждая, что он просто исполнил желание Дмитрия и Ивана. После этого Смердяков кончает жизнь самоубийством. Растерянный Иван намеревается выступить с этой информацией на суде, чтобы спасти брата, в самый ответственный момент он начинает бредить, но всё-таки предъявляет доказательства вины Смердякова. К сожалению, Верховцева предъявляет суду письмо Дмитрия, в котором тот прямо говорит о своём намерении убить отца. Суд выносит жестокий приговор, Дмитрию предстоит отправиться на каторгу.

Несмотря на всю несправедливость ситуации, Дмитрий воспринимает всё произошедшее как начало новой жизни, возможность для искупления. За ним на каторгу отправляется Аграфена.

Безвинно осужденный

У старшего сына Карамазова характер порывистый и взрывной. Это чрезвычайно эмоциональный, совершающий порою иррациональные поступки человек. Дмитрий не умеет ждать и терпеть. Его желания хаотичны. Анализ «Братьев Карамазовых» можно дополнить словами вышеупомянутого Накамуры: «Дмитрий – глупый, напыщенный, недалекий и скандальный человек». Но это всего лишь мнение одного из критиков.

Роман Достоевского – произведение многозначное. Дмитрий Карамазов у многих читателей вызывает симпатию, в чем немалую роль играет несправедливый приговор суда. Он не убивал отца, но доказать его невиновность невозможно: конфликт из-за денег, из-за Грушеньки, частые публичные угрозы… Но наказания, как известно, без вины не бывает. Свои ошибки Дмитрий осознает слишком поздно – оказавшись на скамье подсудимых. При анализе «Братьев Карамазовых» следует уделить внимание тем переменам, которые происходят в душе этого героя.

Дмитрия как будто не волнует, что с ним будет, когда его признают убийцей. Он стремится доказать свою невиновность, однако не озлобляется на тех, кто ему не верит. Дмитрий видит в этом наказание за прошлую беспутную жизнь.

История романа

Замысел романа сложился у автора задолго до написания – после знакомства Достоевского с Д. Ильинским, отбывавшем наказание за убийство отца. Но этого человека осудили за чужое преступление. Осенью 1874 года Достоевский задумал написать на основе этой трагической истории психологическую драму о преступлении, но постепенно замысел писателя перерос в полновесный роман.

Роман создавался в течение трех лет и печатался в «Русском вестнике». Зарисовки «Братьев Карамазовых» Достоевский начал делать осенью 1878 года, а роман окончил в ноябре 1880 года.

Автор очень серьезно подошел к отображению происходящего в романе, советовался с юристами, чтобы наиболее реалистично описывать судебную процедуру, по поводу болезни персонажа советовался с медиками. Место действия воспроизводит Старую Руссу, где автор трудился над своим романом, и где сохранились и дом писателя (в романе дом Карамазова), и дом Агриппины Меньшовой (дом Грушеньки).

Достоевский стремился к реалистичности не только быта и жизни персонажей, но и духовного облика героев.

Алексей

Этого героя автор назвал «деятелем». Достоевский планировал посвятить Алексею Карамазову отдельное произведение, в котором тот был бы уже не послушником монастыря, а революционером. «Третий сын Алеша» – так называется четвертая глава «Братьев Карамазовых», анализ которой позволит дать характеристику этому герою. Примечательно, что в черновом варианте автор называет его идиотом, что указывает на сходство этого персонажа с князем Мышкиным.

Делая анализ «Братьев Карамазовых», стоит и процитировать самого Достоевского. «Любить пассивно он не мог, а возлюбив, тотчас принимался помогать», — так автор говорит об Алеше.

Образ «деятеля» противопоставлен предыдущим образам «мечтателей», встречающимся в прочих произведениях писателя. Алексей Карамазов умеет любить людей и отвечать на их доверие. Он проникается страданием других.

Композиция и конфликт

Роман делится на четыре части, каждая из которых в свою очередь делится на несколько книг.

  1. Первая часть, включающая в себя собрание в ските у старца и ужин в доме Карамазовых – экспозиция, в которой нам представляют героев и рассказывают их предысторию.
  2. Вторая часть – завязка, во время которой напряжение начинает постепенно нарастать, а образы героев углубляются.
  3. В третьей части происходит кульминация, когда конфликт достигает своего пика.
  4. Четвёртая часть объединяет развязку и финал, приводя все сюжетные линии к логичному завершению.

Традиционная особенность конфликта в произведении Достоевского заключается в том, что главное противостояние проходит на уровне человеческой души. Герои противостоят не столько друг другу, сколько собственным недостаткам, сомнениям и порокам.

Иван Карамазов

Средний сын Федора Павловича – убежденный рационалист. Ивану Карамазову 23 года. Автор сравнивает его с Фаустом Гете. Иван — герой-бунтарь, исповедующий атеистические убеждения и призывающий к пересмотру устоявшихся нравственных догм.

Образ среднего сына Карамазова окружен загадочностью. Иван вырос в приемной семье, в детстве был угрюмым мальчиком. Но уже тогда демонстрировал редкие способности. В отличие от старшего брата, Иван с ранних лет работал и ни от кого не зависел. Сперва он давал уроки, затем писал статьи для журналов. Дмитрий, намекая на немногословность брата и его способность хранить чужие тайны, говорит: «Иван — могила». Алеша же называет его загадочным человеком.

Иван показан автором как мыслящий человек, который пытается найти ответы на «вечные» вопросы. Чем-то этот герой напоминает Раскольникова.

Все позволено

Незадолго до событий, показанных в романе, Иван возвращается к отцу, некоторое время живет в его доме. Читатель поначалу не обращает внимания на такого невзрачного персонажа, как Смердяков. Анализ «Братьев Карамазовых» предполагает хорошее знание содержания книги. Стоит вспомнить сцену, в которой Иван произносит долгую речь. Необразованный, злобный, лицемерный Смердяков проникается его словами. Лакей делает вывод: все позволено.

Кто же убийца?

В VIII главе четвертой части показана последняя встреча Ивана со Смердяковым. Здесь читатель и узнает о том, кто же преступник. Бывший лакей говорит Карамазову: «Вы-то и убили, а Дмитрий безвинен». В ходе долгого разговора Иван понимает, что его идеи, далекие от христианства, и породили в этом жалком и отвратительном человеке уверенность в безнаказанности. Смердяков утверждает, что Федора Павлович убил Иван, но его руками. Ведь это он незадолго до смерти сказал, что не против убийства, а потом поспешно покинул родительский дом.

Лакей слова Ивана понял, конечно, превратно. Среднему сыну Карамазова далеко до Родиона Раскольникова, совершившего убийство своими руками. Но общие черты в этих героях есть, и прежде всего это хладнокровный рационализм.

В той же главе, в которой рассказано о последнем разговоре со Смердяковым, можно заметить, насколько непохожи братья друг на друга. Дмитрий делает зло как будто неосмысленно, а потом жалеет об этом. Алексей готов помочь каждому. Иван вызывает уважение у окружающих. Но добрым его назвать нельзя. Идя к Смердякову, Иван встречает пьяного мужика. Тот сильно его раздражает, и он готов его ударить. Мужик горланит песню «Ах, поехал Ванька в Питер!» и подходит близко к Ивану. И тот в порыве гнева толкает его. Мужик падает навзничь. «Замерзнет», — думает Иван и спокойно уходит. И только у Смердякова вспоминает слова «Ах, поехал Ванька в Питер!» и начинает анализировть свои поступки.

После встречи с убийцей-лакеем Иван меняется. Он собирается пойти в полицию и рассказать о том, кто в действительности преступник. На обратном пути спасает того пьяного мужичка, к которому накануне не испытывал жалости. Смердяков умирает. Доказать невиновность Дмитрия невозможно. А слова Ивана о том, что это он виноват в убийстве отца, на суде не воспринимают всерьез.

VII. Семинарист-карьерист

Алеша довел своего старца в спаленку и усадил на кровать. Это была очень маленькая комнатка с необходимою мебелью; кровать была узенькая, железная, а на ней вместо тюфяка один только войлок. В уголку, у икон, стоял налой, а на нем лежали крест и Евангелие. Старец опустился на кровать в бессилии; глаза его блестели, и дышал он трудно. Усевшись, он пристально и как бы обдумывая нечто посмотрел на Алешу.

  • Ступай, милый, ступай, мне и Порфирия довольно, а ты поспеши. Ты там нужен, ступай к отцу игумену, за обедом и прислужи.
  • Благословите здесь остаться, — просящим голосом вымолвил Алеша.

— Ты там нужнее. Там миру нет. Прислужишь и пригодишься. Подымутся беси, молитву читай. И знай, сынок (старец любил его так называть), что и впредь тебе не здесь место. Запомни сие, юноша. Как только сподобит бог преставиться мне — и уходи из монастыря. Совсем иди

Алеша вздрогнул.

— Чего ты? Не здесь твое место пока. Благословляю тебя на великое послушание в миру. Много тебе еще странствовать. И ожениться должен будешь, должен. Всё должен будешь перенести, пока вновь прибудеши. А дела много будет. Но в тебе не сомневаюсь, потому и посылаю тебя. С тобой Христос. Сохрани его, и он сохранит тебя. Горе узришь великое и в горе сем счастлив будешь. Вот тебе завет: в горе счастья ищи. Работай, неустанно работай. Запомни слово мое отныне, ибо хотя и буду еще беседовать с тобой, но не только дни, а и часы мои сочтены.

В лице Алеши опять изобразилось сильное движение. Углы губ его тряслись.

— Чего же ты снова? — тихо улыбнулся старец. — Пусть мирские слезами провожают своих покойников, а мы здесь отходящему отцу радуемся. Радуемся и молим о нем. Оставь же меня. Молиться надо. Ступай и поспеши. Около братьев будь. Да не около одного, а около обоих.

Старец поднял руку благословить. Возражать было невозможно, хотя Алеше чрезвычайно хотелось остаться. Хотелось ему еще спросить, и даже с языка срывался вопрос: «Что предозначал этот земной поклон брату Дмитрию?» — но он не посмел спросить. Он знал, что старец и сам бы, без вопроса, ему разъяснил, если бы можно было. Но значит, не было на то его воли. А поклон этот страшно поразил Алешу; он веровал слепо, что в нем был таинственный смысл. Таинственный, а может быть, и ужасный. Когда он вышел за ограду скита, чтобы поспеть в монастырь к началу обеда у игумена (конечно, чтобы только прислужить за столом), у него вдруг больно сжалось сердце, и он остановился на месте: пред ним как бы снова прозвучали слова старца, предрекавшего столь близкую кончину свою. Что предрекал, да еще с такою точностию, старец, то должно было случиться несомненно Алеша веровал тому свято. Но как же он останется без него, как же будет он не видеть его, не слышать его? И куда он пойдет? Велит не плакать и идти из монастыря, господи! Давно уже Алеша не испытывал такой тоски. Он пошел поскорее лесом, отделявшим скит от монастыря, и, не в силах даже выносить свои мысли, до того они давили его, стал смотреть на вековые сосны по обеим сторонам лесной дорожки. Переход был не длинен, шагов в пятьсот, не более; в этот час никто бы не мог и повстречаться, но вдруг на первом изгибе дорожки он заметил Ракитина. Тот поджидал кого-то.

  • Не меня ли ждешь? — спросил, поравнявшись с ним, Алеша.
  • Именно тебя, — усмехнулся Ракитин.

— Поспешаешь к отцу игумену. Знаю; у того стол. С самого того времени, как архиерея с генералом Пахатовым принимал, помнишь, такого стола еще не было. Я там не буду, а ты ступай, соусы подавай. Скажи ты мне, Алексей, одно: что сей сон значит? Я вот что хотел спросить.

  • Какой сон?
  • А вот земной-то поклон твоему братцу Дмитрию Федоровичу. Да еще как лбом-то стукнулся!
  • Это ты про отца Зосиму?
  • Да, про отца Зосиму.
  • Лбом?
  • А, непочтительно выразился! Ну, пусть непочтительно.

Итак, что же сей сон означает?

  • Не знаю, Миша, что значит.

— Так я и знал, что он тебе это не объяснит. Мудреного тут, конечно, нет ничего, одни бы, кажись, всегдашние благоглупости. Но фокус был проделан нарочно. Вот теперь и заговорят все святоши в городе и по губернии разнесут: «Что, дескать, сей сон означает?» По-моему, старик действительно прозорлив: уголовщину пронюхал. Смердит у вас.

  • Какую уголовщину?

Ракитину видимо хотелось что-то высказать.

— В вашей семейке она будет, эта уголовщина. Случится она между твоими братцами и твоим богатеньким батюшкой. Вот отец Зосима и стукнулся лбом на всякий будущий случай. Потом что случится: «Ах, ведь это старец святой предрек, напророчествовал», — хотя какое бы в том пророчество, что он лбом стукнулся? Нет, это, дескать, эмблема была, аллегория, и черт знает что! Расславят, запомнят: преступление, дескать, предугадал, преступника отметил. У юродивых и всё так: на кабак крестится, а в храм камнями мечет. Так и твой старец: праведника палкой вон, а убийце в ноги поклон.

  • Какое преступление? Какому убийце? Что ты? — Алеша стал как вкопанный, остановился и Ракитин.
  • Какому? Быдто не знаешь? Бьюсь об заклад, что ты сам уж об этом думал.

Кстати, это любопытно: слушай, Алеша, ты всегда правду говоришь, хотя всегда между двух стульев садишься: думал ты об этом или не думал, отвечай?

  • Думал, — тихо ответил Алеша. Даже Ракитин смутился.
  • Что ты? Да неужто и ты уж думал? — вскричал он.
  • Я… я не то чтобы думал, — пробормотал Алеша, — а вот как ты сейчас стал про это так странно говорить, то мне и показалось, что я про это сам думал.
  • Видишь (и как ты это ясно выразил), видишь? Сегодня, глядя на папашу и на братца Митеньку, о преступлении подумал? Стало быть, не ошибаюсь же я?
  • Да подожди, подожди, — тревожно прервал Алеша, — из чего ты-то всё это видишь?..

Почему это тебя так занимает, вот первое дело?

— Два вопроса раздельные, но естественные. Отвечу на каждый порознь. Почему вижу? Ничего я бы тут не видел, если бы Дмитрия Федоровича, брата твоего, вдруг сегодня не понял всего как есть, разом и вдруг, всего как он есть. По какой-то одной черте так и захватил его разом всего. У этих честнейших, но любострастных людей есть черта, которую не переходи. Не то — не то он и папеньку ножом пырнет. А папенька пьяный и невоздержный беспутник, никогда и ни в чем меры не понимал — не удержатся оба, и бух оба в канаву…

  • Нет, Миша, нет, если только это, так ты меня ободрил. До того не дойдет.
  • А чего ты весь трясешься? Знаешь ты штуку? Пусть он и честный человек, Митенька-то (он глуп, но честен); но он — сладострастник.

Вот его определение и вся внутренняя суть. Это отец ему передал свое подлое сладострастие. Ведь я только на тебя, Алеша, дивлюсь: как это ты девственник? Ведь и ты Карамазов! Ведь в вашем семействе сладострастие до воспаления доведено. Ну вот эти три сладострастника друг за другом теперь и следят… с ножами за сапогом. Состукнулись трое лбами, а ты, пожалуй, четвертый.

  • Ты про эту женщину ошибаешься. Дмитрий ее презирает, — как-то вздрагивая, проговорил Алеша.
  • Грушеньку-то? Нет, брат, не презирает.

Уж когда невесту свою въявь на нее променял, то не презирает. Тут… тут, брат, нечто, чего ты теперь не поймешь. Тут влюбится человек в какую-нибудь красоту, в тело женское, или даже только в часть одну тела женского (это сладострастник может понять), то и отдаст за нее собственных детей, продаст отца и мать, Россию и отечество; будучи честен, пойдет и украдет; будучи кроток — зарежет, будучи верен — изменит. Певец женских ножек, Пушкин, ножки в стихах воспевал; другие не воспевают, а смотреть на ножки не могут без судорог. Но ведь не одни ножки… Тут, брат, презрение не помогает, хотя бы он и презирал Грушеньку. И презирает, да оторваться не может.

  • Я это понимаю, — вдруг брякнул Алеша

— Быдто? И впрямь, стало быть, ты это понимаешь, коли так с первого слова брякнул, что понимаешь, — с злорадством проговорил Ракитин. — Ты это нечаянно брякнул, это вырвалось. Тем драгоценнее признание: стало быть, тебе уж знакомая тема, об этом уж думал, о сладострастье-то. Ах ты, девственник! Ты, Алешка, тихоня, ты святой, я согласен, но ты тихоня, и черт знает о чем ты уж не думал, черт знает что тебе уж известно! Девственник, а уж такую глубину прошел, — я тебя давно наблюдаю. Ты сам Карамазов, ты Карамазов вполне — стало быть, значит же что-нибудь порода и подбор. По отцу сладострастник, по матери юродивый. Чего дрожишь? Аль правду говорю? Знаешь что: Грушенька просила меня: «Приведи ты его (тебя то есть), я с него ряску стащу». Да ведь как просила-то: приведи да приведи! Подумал только: чем ты это ей так любопытен? Знаешь, необычайная и она женщина тоже!

  • Кланяйся, скажи, что не приду, — криво усмехнулся Алеша. — Договаривай, Михаил, о чем зачал, я тебе потом мою мысль скажу.
  • Чего тут договаривать, всё ясно.

Всё это, брат, старая музыка. Если уж и ты сладострастника в себе заключаешь, то что же брат твой Иван, единоутробный? Ведь и он Карамазов. В этом весь ваш карамазовский вопрос заключается: сладострастники, стяжатели и юродивые! Брат твой Иван теперь богословские статейки пока в шутку по какому-то глупейшему неизвестному расчету печатает, будучи сам атеистом, и в подлости этой сам сознается — брат твой этот, Иван. Кроме того, от братца Мити невесту себе отбивает, ну и этой цели, кажется, что достигнет. Да еще как: с согласия самого Митеньки, потому что Митенька сам ему невесту свою уступает, чтобы только отвязаться от нее да уйти поскорей к Грушеньке. И всё это при всем своем благородстве и бескорыстии, заметь себе это. Вот эти-то люди самые роковые и есть! Черт вас разберет после этого: сам подлость свою сознает и сам в подлость лезет! Слушай дальше: Митеньке теперь пересекает дорогу старикашка отец. Ведь тот по Грушеньке с ума вдруг сошел, ведь у него слюна бежит, когда на нее глядит только. Ведь это он только из-за нее одной в келье сейчас скандал такой сделал, за то только, что Миусов ее беспутною тварью назвать осмелился. Влюбился хуже кошки. Прежде она ему тут только по делишкам каким-то темным да кабачным на жалованье прислуживала, а теперь вдруг догадался и разглядел, остервенился, с предложениями лезет, не с честными конечно. Ну и столкнутся же они, папенька с сыночком, на этой дорожке. А Грушенька ни тому, ни другому; пока еще виляет да обоих дразнит, высматривает, который выгоднее, потому хоть у папаши можно много денег тяпнуть, да ведь зато он не женится, а пожалуй, так под конец ожидовеет и запрет кошель. В таком случае и Митенька свою цену имеет; денег у него нет, но зато способен жениться. Да-с, способен жениться! Бросить невесту, несравненную красоту, Катерину Ивановну, богатую, дворянку и полковничью дочь, и жениться на Грушеньке, бывшей содержанке старого купчишки, развратного мужика и городского головы Самсонова. Из всего сего действительно может столкновение произойти уголовное. А этого брат твой Иван и ждет, тут он и в малине: и Катерину Ивановну приобретет, по которой сохнет, да и шестьдесят ее тысяч приданого тяпнет. Маленькому-то человечку и голышу, как он, это и весьма прельстительно для начала. И ведь заметь себе: не только Митю не обидит, но даже по гроб одолжит. Ведь я наверно знаю, что Митенька сам и вслух, на прошлой неделе еще, кричал в трактире пьяный, с цыганками, что недостоин невесты своей Катеньки, а брат Иван — так вот тот достоин. А сама Катерина Ивановна уж, конечно, такого обворожителя, как Иван Федорович, под конец не отвергнет; ведь она уж и теперь между двумя ими колеблется. И чем только этот Иван прельстил вас всех, что вы все пред ним благоговеете? А он над вами же смеется: в малине, дескать, сижу и на ваш счет лакомствую.

  • Почему ты всё это знаешь? Почему так утвердительно говоришь? — резко и нахмурившись спросил вдруг Алеша.
  • А почему ты теперь спрашиваешь и моего ответа вперед боишься? Значит, сам соглашаешься, что я правду сказал.
  • Ты Ивана не любишь. Иван не польстится на деньги.
  • Быдто? А красота Катерины Ивановны? Не одни же тут деньги, хотя и шестьдесят тысяч вещь прельстительная.
  • Иван выше смотрит.

Иван и на тысячи не польстится. Иван не денег, не спокойствия ищет. Он мучения, может быть, ищет.

  • Это еще что за сон? Ах вы… дворяне!
  • Эх, Миша, душа его бурная.

Ум его в плену. В нем мысль великая и неразрешенная. Он из тех, которым не надобно миллионов, а надобно мысль разрешить.

— Литературное воровство, Алешка. Ты старца своего перефразировал. Эк ведь Иван вам загадку задал! — с явною злобой крикнул Ракитин. Он даже в лице изменился, и губы его перекосились. — Да и загадка-то глупая, отгадывать нечего. Пошевели мозгами — поймешь. Статья его смешна и нелепа. А слышал давеча его глупую теорию: «Нет бессмертия души, так нет и добродетели, значит, всё позволено». (А братец-то Митенька, кстати, помнишь, как крикнул: «Запомню!») Соблазнительная теория подлецам… Я ругаюсь, это глупо… не подлецам, а школьным фанфаронам с «неразрешимою глубиной мыслей». Хвастунишка, а суть-то вся: «С одной стороны, нельзя не признаться, а с другой — нельзя не сознаться!» Вся его теория — подлость! Человечество само в себе силу найдет, чтобы жить для добродетели, даже и не веря в бессмертие души! В любви к свободе, к равенству, братству найдет…

Ракитин разгорячился, почти не мог сдержать себя. Но вдруг, как бы вспомнив что-то, остановился.

  • Ну довольно, — еще кривее улыбнулся он, чем прежде. — Чего ты смеешься? Думаешь, что я пошляк?

— Нет, я и не думал думать, что ты пошляк. Ты умен, но… оставь, это я сдуру усмехнулся. Я понимаю, что ты можешь разгорячиться, Миша. По твоему увлечению я догадался, что ты сам неравнодушен к Катерине Ивановне, я, брат, это давно подозревал, а потому и не любишь брата Ивана. Ты к нему ревнуешь?

  • И к ее денежкам тоже ревную? Прибавляй, что ли?
  • Нет, я ничего о деньгах не прибавлю, я не стану тебя обижать.

— Верю, потому что ты сказал, но черт вас возьми опять-таки с твоим братом Иваном! Не поймете вы никто, что его и без Катерины Ивановны можно весьма не любить. И за что я его стану любить, черт возьми! Ведь удостоивает же он меня сам ругать. Почему же я его не имею права ругать?

  • Я никогда не слыхал, чтоб он хоть что-нибудь сказал о тебе, хорошего или дурного; он совсем о тебе не говорит.

— А я так слышал, что третьего дня у Катерины Ивановы он отделывал меня на чем свет стоит — вот до чего интересовался вашим покорным слугой. И кто, брат, кого после этого ревнует — не знаю! Изволил выразить мысль, что если я-де не соглашусь на карьеру архимандрита в весьма недалеком будущем и не решусь постричься, то непременно уеду в Петербург и примкну к толстому журналу, непременно к отделению критики, буду писать лет десяток и в конце концов переведу журнал на себя. Затем буду опять его издавать и непременно в либеральном и атеистическом направлении, с социалистическим оттенком, с маленьким даже лоском социализма, но держа ухо востро, то есть, в сущности, держа нашим и вашим и отводя глаза дуракам. Конец карьеры моей, по толкованию твоего братца, в том, что оттенок социализма не помешает мне откладывать на текущий счет подписные денежки и пускать их при случае в оборот, под руководством какого-нибудь жидишки, до тех пор, пока не выстрою капитальный дом в Петербурге, с тем чтобы перевесть в него и редакцию, а в остальные этажи напустить жильцов. Даже место дому назначил: у Нового Каменного моста через Неву, который проектируется, говорят, в Петербурге, с Литейной на Выборгскую…

  • Ах, Миша, ведь это, пожалуй, как есть всё и сбудется, до последнего даже слова! — вскричал вдруг Алеша, не удержавшись и весело усмехаясь.
  • И вы в сарказмы пускаетесь, Алексей Федорович.
  • Нет, нет, я шучу, извини.

У меня совсем другое на уме. Позволь, однако: кто бы тебе мог такие подробности сообщить, и от кого бы ты мог о них слышать. Ты не мог ведь быть у Катерины Ивановны лично, когда он про тебя говорил?

— Меня не было, зато был Дмитрий Федорович, и я слышал это своими ушами от Дмитрия же Федоровича то есть, если хочешь, он не мне говорил, а я подслушал разумеется поневоле, потому что у Грушеньки в ее спальне сидел и выйти не мог всё время, пока Дмитрий Федорович в следующей комнате находился.

  • Ах да, я и забыл, ведь она тебе родственница…
  • Родственница? Это Грушенька-то мне родственница? — вскричал вдруг Ракитин, весь покраснев — Да ты с ума спятил, что ли? Мозги не в порядке
  • А что? Разве не родственница? Я так слышал…

— Где ты мог это слышать? Нет, вы, господа Карамазовы, каких-то великих и древних дворян из себя корчите, тогда как отец твой бегал шутом по чужим столам да при милости на кухне числился. Положим, я только поповский сын и тля пред вами, дворянами, но не оскорбляйте же меня так весело и беспутно. У меня тоже честь есть, Алексей Федорович. Я Грушеньке не могу быть родней, публичной девке, прошу понять-с!

Ракитин был в сильном раздражении.

— Извини меня ради бога, я никак не мог предполагать, и притом какая она публичная? Разве она… такая? — покраснел вдруг Алеша. — Повторяю тебе, я так слышал, что родственница. Ты к ней часто ходишь и сам мне говорил, что ты с нею связей любви не имеешь… Вот я никогда не думал, что уж ты-то ее так презираешь! Да неужели она достойна того?

  • Если я ее посещаю, то на то могу иметь свои причины, ну и довольно с тебя. А насчет родства, так скорей твой братец али даже сам батюшка навяжет ее тебе, а не мне, в родню. Ну вот и дошли. Ступай-ка на кухню лучше. Ай! что тут такое, что это? Аль опоздали? Да не могли же они так скоро отобедать? Аль тут опять что Карамазовы напрокудили? Наверно так. Вот и батюшка твой, и Иван Федорович за ним. Это они от игумена вырвались. Вот отец Исидор с крыльца кричит им что-то вослед. Да и батюшка твой кричит и руками махает, верно бранится. Ба, да вон и Миусов в коляске уехал, видишь едет. Вот и Максимов-помещик бежит — да тут скандал;
  • значит, не было обеда! Уж не прибили ли они игумена? Али их, пожалуй, прибили? Вот бы стоило!..

Ракитин восклицал не напрасно. Скандал действительно произошел, неслыханный и неожиданный. Всё произошло «по вдохновению».

« Глава 6 Глава 8 »

Смердяков

В черновом варианте романа убийца — не лакей, а Иван. Этого персонажа Достоевский ввел в сюжет под впечатлением от одного из героев Виктора Гюго и посещения приюта для незаконнорожденных детей.

Смердяков — сын юродивой. Когда-то в городе жила дурочка Лизавета, которую никто не смел обижать. Но Карамазов и здесь поразил всех своей жестокостью, цинизмом. Лизавета родила от него сына. Мальчика взял на воспитание слуга Григорий, незадолго до этого потерявший собственного ребенка.

Смердяков рос жестоким, злым, завистливым. Он ненавидел людей, ненавидел Россию. Рассуждая о событиях 1812 года, он фантазирует: как бы хорошо было, если бы французы победили русских. Ведь это народ умный, культурный…

Смердяков тщательно следит за своим внешним обликом. Этому он научился в Москве. Однако книг не читает, искусством не интересуется. Смердяков проникается речами Ивана, после чего убивает своего хозяина и забирает деньги. Достоевский показал, сколь опасными могу быть речи образованного атеиста и рационалиста, если произносятся в присутствии людей глупых, ограниченных, озлобленных.

Но после того как Смердяков понял, что Иван и не думал об убийстве, иллюзия величия и вседозволенности, зародившаяся в нем и побудившая на преступление, рухнула. Он покончил с собой.

Проблемы

Проблематика романа «Братья Карамазовы» может занять не одну статью, так что лучше сократить ее. Если Вам чего-то не хватило, уточните ответ на вопрос в комментариях.

  1. Безнравственность

    – человеческая безнравственность на страницах романа достигает чудовищных размахов. Кажется, что во всём городе найдётся лишь несколько по-настоящему нравственных людей. Однако Достоевский верит, что даже самые страшные грехи не убивают до конца человеческую душу, и у всех грешников может быть шанс на исправление.

  2. Атеизм

    – как глубоко верующий человек, Достоевский отрицает саму возможность жизни без Бога. На примере Ивана он показывает читателю, что за цинизм, нигилизм и атеизм являются всего лишь жестом отчаяния человека, который не может смириться с ужасами бытия.

  3. Бунт против морали

    – и Фёдор Павлович, и Дмитрий, и Иван предаются порокам и нигилизму поскольку испытывают отвращение к миру и самим себе. По мнению Достоевского, человек поддаётся греху из-за своей собственной слабости, а принципиально злых людей не бывает.

  4. Борьба добра и зла

    – на протяжении всего романа герои борются сами с собой, пытаясь спасти в себе остатки человечности. В итоге, несмотря на трагичность ситуации и многочисленные ошибки, совершённые героями, можно сказать, что добро одерживает победу, когда Дмитрий и Иван становятся на путь искупления.

Другие образы в романе

Одна из глав романа посвящена старцу Зосиме – бывшему офицеру, проведшему сорок лет в монастыре. Встреча этого человека с Дмитрием символична. Увидев старшего сына Карамазова, он падает перед ним на колени. Старец, не лишенный дара предвидения, уже знает о судьбе этого вздорного и вспыльчивого человека.

Грушенька – яркий женский персонаж, который критики нередко сравнивают с Настасьей Филипповной. Она тоже когда-то была содержанкой состоятельного человека. Она унижена и оскорблена, но не смиренна. Противопоставлена этой героине Катерина, которая, в отличие от Грушеньки, благонравная и пользуется уважением окружающих.