Проблемы этнологии и теории пассионарности Льва Гумилева

Реферат

Для обозначения этнологии до 1973 года употреблялся термин «этнография», а термин «народоведение» практически является русским переводом слова «этнология». В настоящее время специалисты в большей степени склонны к устранению различий с терминологией, принятой в мировой науке, и предпочитают термин «этнология».

Научная дисциплина — этнология — вот уже полтора столетия преподается в университетах Европы и Америки. В России — с конца XIX века (в Московском и Петербургском университетах).

Наука эта актуальна для России, так как страна многонациональная, для Башкортостана так же важна, потому что республика полиэтничная. Кроме того, десятки лет в нашей стране твердили, что «национальный вопрос решен», что «в стране сформировалась новая общность — советский народ» и т.д. В противовес такой аполитичной позиции этнология помогает воспринимать мир во всем его многообразии, видит в глобальном этноисторическом процессе общие и своеобразные черты развития народов-этносов, изучает межэтнические конфликты и т.д. Наука эта изучает бытовые и культурные особенности народов мира, этногенез и культурно-исторические взаимоотношения различных народов (составных частей мировой цивилизации).

Главной идеей Гумилева является теория пассионарности. Основные ее положения были сформулированы в марте 1939 г. в тюремном заключении. По собственному признанию автора, на разработку его концепции особое влияние оказали идеи Г. Вернадского, евразийцев и автора теории системного подхода Л. фон Берталанфи.

Великий русский географ, этнолог и историк Лев Гумилев делил людей на пассионариев, гармоничных личностей и субпассионариев.

Исходя из вышесказанного целью своей работы я ставлю рассмотрение проблемы этнологии и теории пассионарности Л.Гумилева.

Для реализации поставленной цели я предполагаю решить следующие задачи:

Рассмотреть теоретические основы понятия теории «пассионарность» Л.Гумилева.

Рассмотреть проблемы этнологии.

1. Личность Льва Гумилева. Этнология Л. Гумилева.

Гумилев Лев Николаевич (1912-1992) — российский историк, географ, доктор исторических (1961) и географических (1974) наук, академик РАЕН (1991).

Сын Н.С. Гумилева и А.А. Ахматовой. Создатель учения о человечестве и этносах как биосоциальных категориях; исследовал биоэнергетическую доминанту этногенеза (назвал ее пассионарностью).

7 стр., 3489 слов

Л.Н. Гумилёв — человек, совершивший революцию в истории

... этногенез— без пассионарности. Рассмотрение этих двух важнейших для Л. Н. Гумилева феноменов составляет основное содержание книги «Этногенез и ... проблемы, решить которые можно только через знание основ этнологии. И хотя пока курс народоведения в России ... уходит из человеческой жизни, тогда исчезает цивилизация, исчезает народ. Согласно Гумилеву новые этносы возникают не в монотонных ландшафтах ...

Труды по истории тюркских, монгольских, славянских и других народов Евразии. Подвергался репрессиям в 1930-50-е г.г.

Время существования культур Гумилев связывает с продолжительностью пассионарного напряжения от толчка до рассеивания пассионарной энергии у этноса — носителя культуры. В среднем это время составляет 1500 лет. Так, согласно расчетам Гумилева, восточнославянская древнерусская культура существовала в 1-15 в.в., а выделившаяся из нее около 1200 года российская культура к сегодняшнему дню насчитывает 800 лет.

Этнология Льва Гумилева:

Этнология Льва Гумилева зачастую идентифицируется с социопсихологией. Мы привыкли рассуждать о социопсихологии, просто распространяя на всех элементы психологии индивидуальной. Все что угодно можно назвать национальным типом — систему паттернов поведения, привычек, физиологических и психологических особенностей и т.д. — главное договориться, что эти качества присущи всем членам данного общества. Этнология же использует другой метод, единственно верный при изучении систем, состоящих из несчетного числа объектов. Это статистический метод. Этнология ненамного младше психоанализа, но именно в период между их становлением статистический подход стал основным в естественных науках. Поскольку далее мы будем пользоваться методами этнологии, рассмотрим основные положения этой науки.

Объясним значение термина «этнос» с точки зрения теории Гумилева.

Этнос — система, имеющая начало и конец во времени.

Универсальный критерий отличия этносов между собой один — стереотип поведения — особый поведенческий язык, который передается по наследству, но не генетически, а через механизм сигнальной наследственности, основанной на условном рефлексе, когда потомство путем подражания перенимает от родителей и сверстников поведенческие стереотипы.

Не существует людей, не принадлежащих ни к какому этносу. Человек может быть частью разных систем и иметь стереотип поведения, созданный наложением этнических традиций. По этому поводу Гумилев непоследовательно утверждает, что каждый человек принадлежит только одному этносу, и в этом с ним нельзя согласиться.

4.Системными связями в этносе служат ощущения «своего» и «чужого», а не сознательные отношения, как в обществе. Этого противопоставления достаточно, чтобы системы не пересекались между собой. Поэтому этнос не социальная форма человеческого общежития и должен быть отнесен к категории природных коллективов (естественно сложившихся общностей) и изучаться как природный феномен методами естественных наук.

Системные связи в этносе, а вместе с ними и единство этноса поддерживается биохимической энергией живого вещества биосферы, расход этой энергии на поддержание связей определяется пассионарностью.

Гумилев вводит понятие этнического поля. По определению, этническое поле — возникающее на основе пассионарного поля поле поведения и ценностей членов этнической системы. Это определение тоже некорректно. Этот объект не имеет ничего общего с полем, так что его лучше назвать общностью. И возникает эта общность не на основе пассионарного поля, а на основе явления пассионарности.

Статистически в этносе преобладают гармоничные особи; доли пассионариев и субпассионариев в процентном отношении незначительны, но изменение их количеств определяет состояние этноса как закрытой системы дискретного типа.

12 стр., 5987 слов

Понятие этнос. месторазвитие и стереотипы поведения этносов

... о себе как представителе соответствующего пола и присвоении (овладении) соответствующих форм поведения; · профессиональная самоидентификация, производимая по мере формирования профессиональных качеств; · социально-ролевая и ... частным приобретением. Оно не обогащается другими открытиями, не становиться целой системой разнородных представлений. Пятая из глубинных потребностей человека - стремление к ...

Этнология рассматривает различные человеческие сообщества как этнические системы различного масштаба (рисунок 1):

Рисунок 1. Этническая иерархия

Антропосфера, как мозаичная этносфера, состоит из глобальных общностей — суперэтносов, которые, в свою очередь, делятся на менее крупные общности — этносы, и т.д., вплоть до индивида. Интуитивно такое различение всем понятно, но, разумеется, существуют и научные определения этнических систем. Внешне эти общности можно определить по системам их связей с соседями, а внутренне — по комплиментарности. Положительная комплиментарность — это субъективное ощущение общности, единства, выражаемое словами «мы», «свои», «наши». Отрицательная комплиментарность — это субъективное ощущение инородности, враждебности, «их», «чужих». Суперэтносом называется общность масштаба многих государств, объединенная общей идеологией, стереотипами поведения, чувством комплиментарности — и противопоставляющая себя другим подобным объединениям. Суперэтносами являются, например : Запад или «цивилизованный» мир, мусульманский мир, Латинская Америка, Китай и т.д. Обычно суперэтнос состоит из нескольких этносов, одновременно возникающих в одном регионе. Этносом называется общность масштаба нации или государства — Англия, Франция, Испания. Между этносами внутри суперэтноса также действует противопоставление, хотя и менее антагонистическое.

Объединение этноса происходит на базе общего стереотипа поведения, что, с одной стороны, объединяет людей в нацию или другую этническую систему, а с другой — отделяет, отгораживает их от соседних этносов. Естественно, различия в стереотипах поведения у родственных этносов меньше, чем у суперэтносов. Эта закономерность сохраняется во всей рассматриваемой схеме — чем ниже иерархический уровень этнической системы, тем менее остры ее отношения с родственными системами, тем более близки их стереотипы поведения. Субэтнос — еще менее крупная этническая система, являющаяся элементом этноса. Обычно субэтнос выделяется из этноса на начальных стадиях этногенеза, в процессе становления этноса. Так из великоросского этноса выделились казаки, поморы, сибиряки. Конвиксии — это группы людей, объединенных общностью быта и семейными связями; общности масштаба от церковного прихода до сословия. Консорции — это группы, объединенные одной идеей, общей исторической судьбой.

Это как раз то, что нас интересует. К консорциям относятся активные политические партии, религиозные секты, банды, кружки, а также всевозможные творческие объединения. Консорции, как и любой другой этнической системе, присущи общий стереотип поведения, комплиментарность, противопоставление себя другим. Но у нее есть и свои, весьма существенные отличительные особенности. Если в конвиксии людей объединяет стремление к максимальному удобству и безопасности, то в консорции — стремление к осуществлению общей идеи, что раньше вело прямиком к скорой гибели, да и теперь жизнь не облегчает. Это и есть проявление повышенной пассионарности, о чем мы скоро поговорим подробнее. При увеличении пассионарности общества консорция может перерасти в субэтнос, этнос и даже суперэтнос. Такова была судьба основателей Рима, общин первых христиан, подвижников Магомета. Собственно, иного пути развития и не существует — этносы и суперэтносы могут вырасти лишь из самых непримиримых, повышенно пассионарных консорций. Потому что лишь консорция может выдвинуть доминирующую идею, способную сплотить людей в этническую систему. Но если общая пассионарность этноса убывает, консорция может или распасться, или превратиться в конвиксию. Поэтому говорить о судьбе андеграунда необходимо в контексте общей судьбы России. Для этого нам необходимо рассмотреть обобщенную схему этногенеза, составленную Гумилевым на основе исследования более сорока этносов.

11 стр., 5113 слов

Статусное поведение. “Чем выше положение человека, тем более ...

... людях. Те, кто поступает иначе, не соответствуют своему статусно­му образу. Статусная идентификация Статусная идентификация фа­ мильярностью. Чем выше ранг статуса, тем сильнее идентификация с ним и тем ... причем весьма серьезных. Его ролевая свобода охватывает назначением председателя правительства, ... формальный или необязательный характер. Ролевая модель поведения соседа включает обмен поздравлениями ...

Рассмотрим их подробнее, Рисунок 2. Психологический портрет индивида

Пассионарность индивида — это мера его страсти, не считающейся с инстинктом самосохранения, это его антиинстинктивность, его воля к смерти, аналогичная фрейдовскому Танатосу, хотя и не совсем с ним совпадающая. Пассионарием, т.е. носителем повышенной пассионарности, человек становится, если его страсть сильнее его инстинктов, если ради нее он готов рискнуть и даже пожертвовать жизнью, причем не только своей, но и своих детей. На начальных, героических фазах этногенеза таких людей считают героями и образцами для подражания; в цивилизованный период — тупыми фанатиками. На рисунке 2 пассионарии располагаются в III и IV квадрантах. Если пассионарность человека слабее его инстинктов, что на схеме соответствует I и II квадрантам, то он субпассионарий, обыватель. Очень мала пассионарность у слабоумных, полностью подчиненных своим инстинктам. У гармоничного человека сила пассионарности примерно соответствует силе инстинктов. Это очень работоспособный, дисциплинированный член общества, умеющий ставить цели и добиваться успеха. Он признает законы человеческого общежития и не рискует жизнью без нужды, но при необходимости отважно сражается. Пассионарная гармоничность здесь соответствует нахождению вблизи оси ординат, около нулевой точки взаимной компенсации инстинктов Эроса и пассионарности.

На оси ординат (рисунок 2) расположены сознательные мотивации, реализуемые разумом и волей. Аналогично оси абсцисс, на ней существует предельная точка (Э), характеризующая крайний эгоизм («все для себя»).

Каждый человек движим как инстинктами, так и эгоизмом; но подобно тому, как инстинктам противостоит пассионарность, так и эгоизму противостоит аттрактивность. Она может проявляться как влечение к знаниям, красоте, справедливости и т.д., т.к. все эти влечения реализуются в ущерб влечениям эгоистическим. Таким образом, по двум поведенческим доминантам (пассионарности и аттрактивности) каждый человек может быть отнесен к одному из четырех квадрантов декартовой системы координат. Это немного дает для понимания индивидуальной психологии; но характер этнической системы обуславливается именно процентным содержанием в ней людей четырех данных категорий.

Вернемся к схеме этногенеза. Внешне пассионарность этноса (определяемая процентным содержанием в нем пассионариев, т.е. носителей повышенной пассионарности) проявляется в количестве исторических событий, совершающихся за определенное время. Такими событиями могут быть столкновения внутри этноса, захват чужих территорий, преобразование ландшафта, экспансия идей и т.д., в зависимости от этнической доминанты. Особо следует выделить такие события, как образование и распад субэтносов внутри этноса. По степени изменения пассионарности любой этнос проходит следующие стадии (рисунок 3): подготовительную (латентную) фазу, фазу подъема (I), акматическую фазу (фазу пассионарного перегрева) (II), фазу надлома (III), инерционную фазу (цивилизацию) (IV), и фазу обскурации, после которой этнос распадается или переходит в реликтовое состояние. Эта схема описывает образование этноса в результате пассионарного толчка, получение этнической системой энергии извне и последующее растрачивание этой энергии в результате

10 стр., 4782 слов

Учение о пассионарности Л.Н. Гумелева

... пассионарности»; 3. глубоко изучить теорию пассионарности Л.Н. Гумилева. Я считаю, что тема моего реферата очень интересна, а ее актуальность бесспорна. 1. Биография Льва Николаевича Гумилева ... региона за тот же период, создатель теории этногенеза, автор проблем палеоэтнографии (наука о ... этнического сообщества. Внутренняя энергетика этноса, движущая сила культурного, политического и геополитического ...

борьбы с сопротивлением внешней среды, в полном соответствии со вторым началом термодинамики. Полученная энергия растрачивается на совершение определенной работы, свершение рассмотренных выше исторических событий. Одно из них — выделение в своей среде многочисленных субэтносов, что значительно повышает резистентность (сопротивляемость) системы. В усложнении своей структуры система как бы аккумулирует энергию на начальных фазах этногенеза; при угасании пассионарности эта энергия высвобождается с упрощением структуры системы. Реликт уже представляет собой однородную моноэтническую систему.

Рисунок 3. Этногенез. График пассионарного напряжения этноса

Естественно, рассмотренная нами схема, описывающая внутреннюю логику событий этногенеза, является абстрактно-обобщенной, и в реальности может быть деформирована (смещена или оборвана) в результате природных катаклизмов или столкновений с соседними этносами. Для нас сейчас наиболее важно, что согласно Гумилеву, эта схема (с соответствующим изменением масштаба) может быть применима к генезису любой общности людей, в т.ч. и интересующей нас консорции. Вполне вероятно, что она может описывать также и любой психический акт, причем здесь будет весьма уместно юнгианское разделение на экстраверсию и интраверсию — по степени инерционности этого акта.

Вернемся к схеме этногенеза. О подготовительной (латентной) стадии говорить трудно, т.к. ее изучение весьма проблематично. В ней практически не происходит исторических событий, и поэтому она всегда оказывается вне внимания историков. Реконструировать ее можно лишь как совокупность явлений, предшествовавших яркой фазе подъема. Так в VI в. н.э. начался внезапный расцвет арабской поэзии. В VII в. н.э. Магомет уничтожил эту консорцию, и это было одним из исторических деяний, знаменующих подъем мусульманского суперэтноса. Если бы не этот подъем, мы и не знали бы об арабском поэтическом всплеске, или не придали бы ему должного значения.

Фаза подъема характеризуется увеличением пассионарности; при этом аттрактивная составляющая антиэгоистична (рисунок 4).

Безымянные герои сплачиваются вокруг вождя, не раздумывая, бросаются в пекло за идею, гибнут тысячами — но увлекают за собой товарищей (пассионарной индукцией).

6 стр., 2876 слов

Идеи пассионарности Л.Н. Гумелева

... развития с пассионарностью. Лишь в последнее время идея пассионарности Гумилева приобрела популярность и своих сторонников. Идея пассионарности Л.Н. Гумилева разработана и изложена в его работах «Этногенез и биосфера Земли», «География этноса в исторический ...

В результате этих подвигов свершаются исторические деяния, и новый этнос утверждается на исторической арене. Идеология фазы — исполнение долга. Новая консорция, изменяя мир, которым она недовольна, перерастает в этнос. Фаза подъема длится примерно триста лет.

В акматической фазе пассионарность еще больше, но аттрактивная составляющая уже эгоистична. Похоже, аттрактивность в этногенезе прогорает гораздо раньше пассионарности. Эта фаза — эпоха индивидуалистов, каждый из которых тянет на себя идею, территорию или влияние; это эпоха раздробленности и многочисленных кровавых разборок. Идеология фазы выражается в лозунгах: «Будь великим!» и «Будь самим собой!». Период акматической фазы также порядка трехсот лет.

За ней следует еще более страшная фаза надлома, длящаяся примерно сто — сто пятьдесят лет. Пассионарность выдыхается, и все громче становится голос обывателя, уставшего от героев, которые пытаются вовлечь его в свои разборки. Аттрактивная составляющая эгоистична, но снижение пассионарности глушит яркие проявления индивидуализма. В этих условиях вожди способны собрать под свои знамена огромные массы народа, и мелкие междоусобные стычки сменяются тотальными гражданскими войнами. Расцветает система доносов, уничтожающая самых умных и порядочных. Так было и в императорском Риме, и при второй инквизиции. В этой фазе обыватель усердно добивается своей цели — удобства и безопасности, а достичь этого можно только снизив общую пассионарность системы, т.е. физически уничтожив большинство пассионариев. Если эта эпоха гражданских войн и доносов вам что-то напоминает, мы можем коснуться и конкретно России. Подъем великоросского этноса начался в XIV веке, так что в фазу надлома Россия вошла примерно в начале XX века. Можно надеяться, что самое страшное уже позади — или почти позади. Мы уже дозрели до идеологии завершения фазы надлома — «с нас хватит!». И мы всей душой рвемся к западному стандарту жизни, к цивилизации, или в терминологии Гумилева — к инерционной фазе этногенеза. Инерционная фаза — это золотой век обывателя, когда он, наконец, получает все, что хотел — порядок и достаток. Фаза характеризуется стремлением к благосостоянию без риска, стремлением к всеобщему нивелированию, стиранию индивидуальности. Идеология фазы — подражание эталону, требование быть настоящим джентльменом или новым русским. В этой фазе особенно процветает стремление к накопительству, ведущее, в том числе, и к разрушению природных ландшафтов.

Пассионарии активно истребляются во всех фазах этногенеза. В героические периоды они сами рвутся на войну, в новые земли, в колонии. В фазе подъема они гибнут в стычках с соседями; в акматической фазе часто просто сами вырезают друг друга; в фазе надлома их уничтожают обыватели. В инерционной фазе пассионарии просто раздражают, как потенциальный источник опасности и неудобства. Их стараются более или менее мягко изолировать от общества, а также и от процесса репродукции. В фазе подъема и в акматической фазе их считали героями, и они оставляли множество внебрачных детей, распространяя, таким образом, пассионарный признак и восполняя активно растрачиваемую пассионарность системы. В фазе инерции женщины тянутся к богатым, надежным и спокойным; во всяком случае, детей заводят именно от них. Это приводит к катастрофическому снижению пассионарности системы. Но внешне все кажется очень надежным и перспективным. Расцвет, цивилизация, гуманизм, рост производительности, и т.д. В зависимости от набранной этносом инерции, от устойчивости созданной социальной структуры и производительных сил, инерционная фаза может продолжаться до четырехсот лет. Но вытеснение пассионарности неизбежно приводит этнос к фазе обскурации. Как известно, цивилизация — золотой век трудолюбивого обывателя. Но кроме покоя и довольства, цивилизация несет и дополнительные прелести — гуманизм и сверхтерпимость. В результате этого неуклонно растет процент люмпенов, которые не могут и не хотят работать, а свое невежество и нетерпимость возводят в идеал. Сначала они требуют от государства пособий, хлеба и зрелищ, а потом, достигнув критической численности, захватывают власть и устраивают кровавые чистки, уничтожая все мыслящее и неординарное. Но удержать какую-либо стабильность они не в состоянии, и очень быстро этнос окончательно разрушается. Иногда от него остается однородный остаток — реликт, т.е. группа в персистентном (статическом) состоянии, существующая как часть биоценоза в гомеостатическом равновесии с окружающим ландшафтом. Обычно такая группа сразу уничтожается или ассимилируется соседними этносами; но в труднодоступных местах реликт-изолянт может затухать очень долго. Стоит добавить, что здоровый этнос очень резистентен; сравнительно уязвим он бывает лишь при низком уровне пассионарности (т.е. в начальном и конечном периодах этногенеза), а также в болезненные моменты фазовых переходов, когда резко меняется доминирующий стереотип поведения.

46 стр., 22815 слов

Средства создания образа героя-иностранца в русской литературе ХIХ века

... кругозор школьников. Целью данной выпускной квалификационной работы является определение значимости создания образа героя-иностранца в русской литературе XIX века с последующим анализом средств его воплощения. Гипотеза данного ... находилась сама Троя. И что особенно интересно нам в рамках данной работы, встретиться с иностранцами в реалиях собственной жизни. Как вспоминали современники, А.С. Шишков ...

Такова, в общих чертах, схема этногенеза. Эта схема (рисунок 3) — типичный график необратимого процесса; таким же будет, например, график выделения тепла при сгорании костра. Напомню, что по Гумилеву он применим к любой человеческой общности. Нас сейчас интересует тот уровень иерархии этнических систем (рисунок 1), к которому относился андеграунд, а именно — консорция, т.е. общность людей, объединенных одной исторической судьбой.

Посмотрим, чем является это время с точки зрения этнологии. Предыдущий этнос, известный нам как крито-микенская культура, распался в XI — IX в. до н.э. Развалился государственный строй, была забыта письменность. От великого этноса остались лишь руины и мифы. Об этом писал и Фрейд в известной работе «Человек Моисей и монотеистическая религия». В VIII в. до н.э. по Европе и Малой Азии прошел очередной пассионарный толчок, давший начало греческому, римскому, персидскому, гальскому и другим этносам, проживающим по линии этого толчка. Вновь оформились дорийские государства, появился новый греческий алфавит, трансформировался пантеон богов. Появились полисы со своим образом жизни и своими законами.

Это та же способность к массообразованию, но не к безликому и конформному, а к дифференцированному и избирательному. В обыденной жизни эти ценности называют патриотизмом, чувством долга, порядочностью. Как правило, дети легко усваивают такую систему паттернов — если ее разделяют оба родителя. Но в этнически смешанной семье родители имеют две различные системы ценностей — и в этом случае дети часто не усваивают ни одной из них. Из таких семей нередко выходят люди, для которых Родина, честь, долг — звук пустой. Все их интересы естественным образом сосредотачиваются на достижение эгоистических целей. Разумеется, этот процесс является не жестко детерминированным, а статистическим — просто ребенку из смешанной семьи гораздо труднее принять систему этнических паттернов, т.к. родители неосознанно дезориентируют его. Этот процесс Гумилев называет «этнической метисацией». Все сказанное не касается свободного сексуального общения с рождением внебрачных детей — оно лишь укрепляет этнос. Но в отношении семьи Гумилев непреклонен:

8 стр., 3946 слов

Концепция этногенеза Л.Н. Гумилева

... и почему возникают этносы, Л.Н.Гумилев пришел к выводу об энергетической сущности этногенеза. В основе этногенеза как процесса лежит открытая В.И.Вернадским биохимическая энергия живого существа биосферы. Таким образом, по Гумилеву, движущая сила этногенеза ... произведение Л.Н. Гумилева - «Этногенез и биосфера Земли», в котором автор дал целостное изложение своей теории этногенеза с ее ...

Этническая (отнюдь не расовая) метисация… никогда не проходит бесследно. Вот почему небрежение этнологией, будь то в масштабах государства, родового союза или моногамной семьи, следует квалифицировать как легкомыслие, преступное по отношению к потомкам.

Мне кажется, что успехи современных технологий породили странное поверье — что наше время — нечто совершенно особенное, начало чего-то абсолютно нового. А раз так — то и мы вольны перекраивать нормы поведения по своему усмотрению. К самым катастрофическим последствиям этой ломки можно отнести отношения между полами. Второй век мы наблюдаем одну и ту же трагедию — ориентированный на патриархальную семью мужчина женится на эмансипированной женщине с идеями равноправия. Замечу, кстати, что равноправие в семье невозможно; отказавшись от лидерства (и, соответственно, подчинения) можно получить только анархию, т.е. постоянную грызню. Поэтому идею семейного равноправия можно рассматривать как идею подрыва власти мужчины с последующим установлением женской власти, причем эта идея даже сознательно не сформулирована. Из таких семей дети чаще выходят морально дезориентированными, а морально дезориентированная масса — лучшая почва для широкомасштабных социальных экспериментов. Движение за женскую эмансипацию сделало гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Может быть, без него мы не имели бы таких характерных черт нашего времени, как, например, массовое уничтожение людей в концлагерях. Для осуществления подобных акций необходима довольно значительная прослойка морально дезориентированных людей. Ирония заключается в том, что декларируемые цели чисто женских движений, как правило, более возвышены и благородны, чем цели мужских движений.

2. Теоретическая проблема этнологии

Дискуссия о сущности этничности велась в этнологии течение последних десятилетий и продолжается до сих пор. Нынешняя ситуация такова, что вопрос «Что такое этнос (народ)?» звучит почти как хрестоматийное вопрос «Что есть истина?» Но если последний вопрос не требует дефиниций и необходимо назвать лишь конкретные случаи истины, то с народом ситуация прямо противоположная: любой школьник, не задумываясь, назовет добрых полсотни народов, а вот что все они представляют собой с точки зрения научной логики, окончательно не определил никто.

Кажется неестественным, что предмет изучения, который дал название науке, сам не определен как понятие. «Перед исследователями — явление, что, безусловно, существует, но неизменно ускользает сквозь пальцы, несмотря на любые методологические ухищрения». И это не специфика этнологии, а общее место гуманитарных наук, что, в отличие от точных, имеют дело с такой очень неоднозначной вещью, как человеческие отношения. Однако советские этнографы попробовали и гуманитарной науке предоставить точности, составив определения этноса («Если в науке принят тот или иной срок, он должен иметь ясное и точное определение». Результатом стала во многом оформлена Ю. В. Бромлея «теория этноса».

10 стр., 4992 слов

«Теория этногенеза»: конец начала или начало конца?

... - содержится несколько десятков грубейших методологических ошибок, каждая из которых делает «теорию этногенеза» научно недостоверной ( ... Гумилев не только не владел необходимой научной методологией, но даже не понимал ее проблематики! Только в двух гумилевских работах - «Этногенез и биосфера Земли» и «Конец и вновь начало» ...

Согласно этой теории этнос представлялся исторически сложившейся устойчивой группой, основными составляющими понятия обычно определялись общность территории, культуры, в том числе языка, и самосознания. По крайней мере, это все было обязательно в период этногенеза. В этом процессе, в частности, В.И. Козлов подчеркивает значение и других факторов: религии, расовой различия / сходства и т.д. С.А. Арутюнов также определил одним из условий формирования этнической общности развитие информационных связей, причем, по его мнению, именно одинаково решающее значение и синхронных, и диахронный связей и отличает этническую общность от любой другой. Эта теория при всей ее очевидной недостаточности все же была принята как официальная и вошла в учебники и энциклопедии. В частности именно так был определен «этнос» в энциклопедическом словаре «Народы России».

Недостаточность же определялась не тем, кто именно разрабатывал теорию, а тем, что задача была поставлена явно неразрешимый. Исторически сложились и имеют стойкость (иногда, может, даже большую, чем этнические общности) религиозные конфессии, состояния, профессиональные коллегии и т.п., при том все эти структуры вместе с этническими существуют достаточно автономно и не всегда совпадают пределами. Общность (точнее, специфичность) языка и культуры, стойкость и сила синхронных и диахронный информационных связей характерны также для множества разнообразных сообществ. Вместе с тем, такая характеристика, как общая территория, не всегда должное группам: многие из них постоянно или длительное время существуют в состоянии диаспоры (расселения), если же вспомнить, например, кочевые народы древности и средневековья, то для них, по сути, «общей территорией» было Старый Свет, в рамках которого перемещались более-менее компактные кочевья. Да и культурные различия для групп, выделяемых как этнические, не всегда обязательны.

К тому же в ХХ в. средства и способы передачи информации, совершенствуются до глобальных коммуникационных сетей, сводят культурную изолированность к нулю. В результате господствующее положение занимает т.н. «Европейская», или «американская», а по сути универсальная промышленная культура, подчиняет себе локальные варианты культур. В таких условиях уже не культурные различия определяют этническую идентичность, а, наоборот, необходимость декларировать эту идентичность побуждает сохранять и по возможности культивировать такие расхождения.

Плюрализм идей, пришедший на смену номинальной единодушия, позволил провести, в частности, на страницах российского журнала «этнографической обозрение» острую дискуссию фактически на ту же тему, но с более философским подтекстом: об объективности этничности как реальности. Тон задали С.В. Чешко и другие ученые, поставившие эту объективность под сомнение, но не отрицали ее возможность. Другие, в частности тот же С.А. Арутюнов, попытались защитить тезис об объективности этнических связей, а, например, В.И. Козлов в этом споре выступил сторонником прежней теории этноса; такие же, как В.Я. Тишков, и вовсе объявили этничность в современных условиях вполне сконструирована. На этот раз единому мнению так и не было выработано, что в действительности свидетельствует о реальной неоднозначности вопроса, тем более что и в мировой науке по этому поводу существует вариативность теорий.

Точка зрения, что, при всех различиях, объединяет сторонников «теории этноса» с западным научным направлением «примордиализма» (от термина «примордиальна», то есть естественный, интуитивный), заключается в том, что объективные культурные и другие различия связывают группу и формируют ее идентичность. Один из первых примордиалистов — американский антрополог Клиффорд Горке высказался следующим образом: «В каждом обществе почти во все времена некоторые привязанности возникают больше из чувства естественной, некоторые, так сказать, — духовной близости, чем с социального взаимодействия». В изложении советского ученого Михаила Крюкова это выставляется так: «При наличии определенных внешних условий состоит совокупность факторов, под влиянием которых из нескольких (чаще разнородных) этнических компонентов начинает формироваться новая этническая общность. В процессе его составления постепенно и неодновременно появляются признаки, объективно отличают ее от других, синхронно существующих этносов Наконец, когда эти признаки становятся весьма ощутимыми, формируется осознание членами нового этноса как определенной общности «. Крайней формой этой теории является как бы «биологизация» этноса, рассмотрение его скорее как отдельного биологического вида, чем общности в пределах вида homo sapiens.

Теория, получившая название «ситуационизм» или «инструментализм», исходит из того, что те или иные этнические символы, которые формируют национальное самосознание (т.н. «этнические границы»), являются инструментами в борьбе за ресурсы и интересы отдельных групп. Таким образом, этническое самосознание является результатом мобилизации политических, идеологических и т.п. усилий любой группы или ее элиты (что скорее всего), в конкретной ситуации социальной борьбы. Маргарет Нейджел так определила кредо ситуационизма: «Идентичность и культура являются двумя базовыми составляющими этничности … Этничность наиболее понятная в динамике, постоянном развитии как индивидуальной идентификации, так и групповой организации … Этничность является продуктом активной деятельности этнических групп, формирующих и переформируют свое самоопределение и культуру; но культура также сконструирована соседними обществами, экономическими и политическими процессами и деятелями, формирующими и переформируют этнические понятия и дефиниции «Поклонники этой теории на постсоветском пространстве утверждают, что «… этническая идентификация — это не только постоянно меняющиеся представления о том, что есть группа — это всегда борьба за контроль над данным представлением, по дефиницию, за то, что составляет главные черты и ценности группы».

Третий магистральное направление теоретических рассуждений именуют «конструктивизмом», поскольку его главным тезисом является утверждение о сознательном сконструированность этнических связей и этнического самосознания. Манифестом этого направления стала легендарная книга вождя конструктивизма датчанина Бенедикта Андерсона «Представление сообщества». В этой книге прямо утверждается: «Оно [национальное сообщество] воображаемое, потому что члены даже самых наций никогда не узнают своих соплеменников при встрече и даже не услышат о них, но в сознании каждого живое представление о сообществе». В России эта теория тоже нашла своих сторонников. В частности российский ученый Е. Колпаков так сформировал ее основную мысль: «Невозможно, чтобы десятки миллионов людей вдруг стали считать себя объединенными в группу без достаточных на то оснований, и, однако, это так … Данный вид общности должен приводить к формированию у людей такого сознания единства своей группы, которая могла бы в ряде случаев существовать как бы сама по себе, независимо от причин, ее породивших «. А директор Института этнологии и антропологии Российской Академии наук Владимир Тишков определил этническую идентификацию следующим образом: «… произвольно (но не обязательно свободно!) Выбрана ли предложенная извне одна из иерархических субстанций, зависящая от того, что в данный момент считается этносом … «. Крайностью для этого учения, как и для предыдущего, становится отрицание всякой реальности этноса и этнической идентификации, на практике — превращение этнологии в область социологии, или же полное поглощение ее последней.

Примечательно, что в лагере примордиалистов большинство составляют этнологи (антропологи), в лагере ситуационистов — социологи, а в лагере конструктивистов — историки.

В мировой науке были предприняты попытки предложить компромиссные варианты решения рассматриваемой дилеммы. Одну из таких попыток предпринял, в частности, английский антрополог Эрнст Геллнер. По его наблюдениям, несмотря на то, что разница в культуре между этническими группами стирается, «политическая значимость этнических чувств — важный феномен истории XIX — ХХ вв. Никогда за всю историю человечества идеи слияния политических и этнических границ и этнической однородности правящей элиты и подданных еще не имели такого авторитета, как принципы политической организации «. Он попытался объяснить этот феномен собственной теорией. По его мнению, «доиндустриальные общества» характеризовались прежде разрывом между высокой культурой (элитарной, письменной) и низкой (устной, народной).

Индустриализация спровоцировала экспансию высокой культуры в отрасль низкой и как следствие — поглощение последней. А поскольку «высокая культура отнюдь не бесцветная, она» этнически «окрашена, и это — ее неотъемлемая сущность», то «… этничность занимает место родства как основное средство идентификации». Это мнение интересна с той точки зрения, что, судя по всему, истинное значение связей, что мы называем этническими и связываем с существованием такой реальности, как «этнос», «народ», «национальность», — в прошлом было другим , чем сегодня. К синтезу описанных теорий склоняются и многие ученые, в частности в России: тот же С.В. Чешко или Б.Е. Винер и мн. др.

Все это вместе взятое приводит к выводу (который почти никто не отрицает), что важнейшим признаком этноса является то, что принято определять как «этническая идентичность» и «этническая идентификация», если идентичность понимать как идеальное отождествления индивида с группой, а идентификацию как механизм идентичности и ее проявление. Вместе с тем, само понятие «идентификация» неоднозначное и разноплановое, подтверждающий вариативность ее причин и механизмов. Определение Б. Андерсеном наций как «воображаемых сообществ» вполне применимо к любым сообществ, основанных на этнической идентификации. При таком понимании ясно, что содержание и ориентация идентификации могут зависеть от политических, исторических и других обстоятельств, то есть это явление способно трансформироваться.

Так, известны случаи, и автор может привести такие примеры, когда идентификация менялась, причем как собственная, так и внешняя. Например, шапсуги, одно из подразделений адыгской этнической общности (Северный Кавказ, Россия), не всегда определялись как «адыги», в начале своей известной из источниках истории, т.е. с конца XVIII века и, по крайней мере, всю первую четверть XIX века, они обозначались как «Абаза», т.е. причислялись к абхазо-абазинского массива (наиболее родственные адыгов по языку соседние народы); сами адыги и шапсуги также не воспринимали себя как единое целое, что часто провоцировало вооруженные столкновения. Но уже со второй четверти XIX в. источники начинают все увереннее ассоциировать шапсугов с адыгской общностью, а сегодня их принадлежность адыгов — безусловная аксиома, что отражается на их собственной этнической, культурной и даже политической самосознания. Таким образом, фактически за четверть века, т.е. в течение жизни одного поколения, произошло изменение этнической идентификации и самоидентификации. И подобный пример не является единичным; это касается многих народов, особенно малочисленных, которые пытаются доказать свои культурные (иногда и политические) права идентификацией себя с любой близкой и родственной большой группой и отличия от всех остальных.

Возникает вопрос: если етноидентификация «воображаемая», каким же образом все-таки существуют разные народы со своими сходств и различий? Дело в том, что именно вопрос об идентификации становится актуальным при контактах представителей разных общностей, при необходимости отличиться от них; само по себе существование терминов «Украинский», «армяне», «русские» и т.п. предполагает наличие не-россиян, неукраинский и не-армян. Такое распределение не может долго существовать, будучи исключительно фиктивным, он должен быть материализованный самыми различиями, которые существуют, или вновь сконструированы, выявляя их поочередно или в комплексе. Эти различия в отечественной науке получили название «этнические признаки» и, по теории этноса, полагались объективным критериям научного выделения этносов, во всяком случае, как мы знаем, предполагалось, что именно они и послужили формированию этнического самосознания. Хотя, по мнению автора, вернее будет их понимать не как формирующие факторы этнической идентичности, а как поддерживающие факторы этнической идентификации.

«Этнические признаки» (реально существующие или вымышленные) формируют общую картину, в основном этажное, которая канонизуеться и становится «этническим стереотипом» и обозначением этнического единства ? разногласия как индивидов, так и целых сообществ: «Да, предполагается, что англичанин — это не только человек, который говорит на языке Шекспира, но и принадлежит к белой расе. Это создает проблемы для тех, кто является англичанами по происхождению, языку и культуре, и не стереотипа по цвету кожи. Считается, что поляки или хорваты должны быть католиками, иранцы — шиитами, французы — не обязательно католиками, но уж, во всяком случае, не мусульманами». Этностереотип, формируемый для обслуживания идентификации, сам формирует ее, задавая идентифицирующие программы для различных комбинаций характеристик и заставляя декларировать свою идентичность соответствием стереотипа. Слово «стереотип» здесь употреблено не в оценочном смысле, а в смысле «шаблоны», каноны чего-либо, в данном случае — сборных характеристик какой-либо этнической группы. этноисторический теория пассионарность гумилев

Этническая идентификация требует идеологического обоснования. Если, условно говоря, «до этого» субъекты этнической группы просто «знали» о своей принадлежности к этой группе, то эта идеология (или «мифология») призвана объяснить им и представителям других групп, собственно, почему они составляют эту группу. «Этнос — ничто, если это не историческая общность, разрекламированная собственными воспоминаниями». Для этого оказываются несколько объединительных моментов, то есть именно тех «воспоминаний» как конструктивного, объединительного со «своими» (вроде шаблона «братья-славяне»), так и «защитного» от «чужаков» характера (радикальный вариант — «Бей любого, спасай угодно!»).

При этом, особенно по «малых народов», не последнюю роль играет то, что можно определить как «иридентизм». Термин «иридентизм», который применяется в мировой науке, в смысле: исторически, этнически обоснованы «территориальные требования одного суверенного национального государства в другую». На наш взгляд, этот термин призван также указать на стремление одной этнической общности культурно, исторически или политически ассоциироваться с другой общностью. Здесь стоит вспомнить и о том, что отождествление себя с любым сообществом зачастую обусловлено стремлением отделиться в рамках другого сообщества. Для этого не случайно выбран именно термина «освобождение», «освобождение» — необходимость ограничить влияние конгломерата, нивелирует, противостоять естественной или насильственной ассимиляции побуждает культурную меньшинство искать поддержки извне, и желательно там, где права носителей семейной культуры уже реализованы в государственной форме. Это придает весомости и собственным требованиям. Для славянских и христианских народов Османской империи в XIX — начале ХХ в. таким вариантом была Россия, для народов Северного Кавказа во время борьбы с Российской империей — мусульманская Турция и т. п.

Однако с «уявлюваности» и «мифологичности» этнической идентификации не следует вывод о ее бессмысленности. Этничность — своеобразный штрих-код, где зашифрована историческая, культурная и этична информация, необходимая как для отдельной личности, так и для общества в целом. Но этот «код» — не семейная пятно, от предоставляется добровольно принимается по целому комплексу условий. Все это, по нашему мнению, означает необходимость более пристального изучения различных аспектов этого явления.

3. Теория пассионарности Льва Гумилева

3.1 Становление теории пассионарности

Лев Николаевич Гумилев был великим историком, этнографом и этнологом. Занимаясь исследованиями развития отдельно взятых этносов, он предложил свою теорию их развития и становления.

«Этнос определяется языком, расой, географической средой, социальными отношениями, самосознанием, процессом эволюции или комбинацией их всех, или нескольких перечисленных факторов, которые можно выбрать по вкусу». Такого мнения придерживались не только дилетанты, но и многие профессионалы. Лев Николаевич был категорически не согласен с такой точкой зрения, потому как она не давала возможности построить гипотезу, то есть непротиворечивое объяснение всех известных в данное время фактов этногенеза, то есть она (точка зрения) несовершенна. Таким образом, Л. Н. Гумилев занялся поиском новой теории.

Изучая развитие некоторых этносов, Лев Николаевич заметил, что условия, в которых начинаются процессы этногенеза, весьма вариантные. Но вместе с тем всегда наблюдается более или менее единообразие их дальнейшего протекания, иногда нарушаемое внешними воздействиями. Если же использовать постоянную фазовую схему процесса и пренебречь внешними толчками как случайными помехами, то мы неизбежно придем к выводу о наличии единой причины происхождения всех этносов на Земле. Л. Н. Гумилев дал этой причине кодовое название «фактор икс». Этот самый «фактор икс» он и предложил вынести за скобки как искомый вариант.

Лев Николаевич заметил, что формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения. Причем достижение намеченной цели эти индивиды ставят превыше своей жизни, то есть подавляют в себе инстинкт самосохранения. Такое редко встречающееся явление есть отклонение от видовой нормы поведения. Это явление до Л. Н. Гумилева нигде никем не описывалось и не анализировалось. Особи, обладающие таким признаком, при благоприятных для себя условиях совершают (и не могут не совершать) поступки, которые, суммируясь, ломают инерцию традиции и инициируют новые этносы. Особенность, порождаемую этим генетическим признаком, видели давно. Но именно Л. Н. Гумилев предложил термин «социальная пассионарность» для ее описания (от passio — страсть).

3.2 Что такое пассионарность?

По Л. Н. Гумилеву, пассионарность — это способность и стремление к изменению окружения, или, переводя на язык физики, — к нарушению инерции агрегатного состояния среды. Импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака — пассионарии не могут заставить себя рассчитать последствия своих поступков. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность — атрибут не сознания, а подсознания, важный признак, выражающийся в специфике конституции нервной деятельности. Степени пассионарности различны, но для того, чтобы она имела видимые и фиксируемые историей проявления, необходимо, чтобы пассионариев было много, то есть это признак не только индивидуальный, но и популяционный.

Деяния, продиктованные пассионарностью, легко отличимы от обыденных поступков, совершаемых вследствие наличия общечеловеческого инстинкта самосохранения, личного и видового. Для пассионариев характерно посвящение себя той или иной цели, преследуемой иной раз на протяжении всей жизни. Из вышесказанного следует важный принцип: работа, выполняемая этническим коллективом, прямо пропорциональна уровню пассионарного напряжении.

3.3 Образы пассионариев

Л.Н. Гумилев приводит множество примеров пассионариев. Я же приведу в этой работе пример пассионария, который наиболее известен нам. Это Александр Македонский. Всем известны его походы на Беотию, Иллирию, Фракию, Среднюю Азию, Индию… Нас в данном случае интересуют мотивы этих войн, которые придется искать в самом характере полководца. Два качества, доведенные до крайности, отмечают у Александра и Ариан, и Плутарх: честолюбие и гордость, то есть проявления описанной нами пассионарности. Этого избытка энергии оказалось достаточно не только для победы, но и для того, чтобы принудить своих подданных вести войну, которая была им не нужна. Однако ситуация Александровских времен была интересна еще и тем, что не он один был пассионарием. Многие его соратники — Пердикк, Клит, Селевк, Птолемей и другие тоже обладали пассионарностью и искренне соучаствовали в деле своего царя, благодаря чему удалось взять в поход простых македонян и греков. Не один человек, а целая группа пассионарных людей определила судьбу похода, который был обречен на победу.

3.4 Пассионарная индукция

Пассионарность обладает важным свойством: она заразительна. Это значит, что гармоничные и импульсивные люди, оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они вновь обретают свое традиционное природное поведение. Это обстоятельство применяется чаще всего военными, так как два-три пассионария могут поднять боевой дух целой роты. Нередко те же военные формируют из пассионариев элитные ударные части. Здесь суть не в том, что пассионарий руководит воинской частью, а в том, что благодаря наличию среди солдат нескольких пассионарных, но более ничем не примечательных особей сама часть приобретает порыв, что подчас выручает даже бездарного полководца. Такое явление было названо пассионарной индукцией.

Главное в явлении пассионарной индукции состоит в следующем. Любой процесс этногенеза начинается героическими, а иногда и жертвенными поступками небольших групп людей (которые названы консорциями), к которым присоединяются окружающие их массы, причем вполне искренне. Конечно, тот или иной человек может быть настроен скептически или просто эгоистичен, но после того, как он вошел в возникающую на его глазах систему, его настроенность большого значения не имеет.

3.5 Способы утраты пассионарности

Любой этногенез — это более или менее интенсивная утрата пассионарности системой, иными словами, гибель пассионариев и их генов, особенно это проявляется во время тяжелых войн, так как пассионарные воины часто погибают молодыми, не использовав своих возможностей полностью и не передавших своих качеств по наследству.

Однако самое интересное то, что не только во время войн снижается пассионарное напряжение. Это было бы легко объяснимо гибелью особей, слишком активно жертвующих собой ради торжества своего коллектива. Но пассионарность столь же активно падает во время глубокого мира, причем даже быстрее, чем в жестокие времена. И самое страшное для этноса — переход от спокойного существования к обороне перед натиском другого этноса; тогда, если не наступит гибель, обязательно произойдет надлом, никогда не проходящий безболезненно. Объяснить это явление социальными причинами невозможно, но если рассматривать повышенную пассионарность как наследуемый признак — все становится ясно.

Во время войн женщины ценят героев, идущих в бой, благодаря чему те, прежде чем погибнуть, успевают оставить потомство, причем далеко не всегда в законном браке. Дети вырастают и совершают такие же поступки, как и их отцы. И, наоборот, в тихие эпохи идеалом становится аккуратный семьянин, вследствие чего пассионарий не может найти себе достойного места в жизни.