Творчество Хаксли

Реферат

Период реалистической сатиры в творчестве Хаксли

Первый роман Хаксли — «Желтый Кром» (1921).

Это, пожалуй, самая светлая книга Хаксли. Смутная юношеская грусть и язвительная ирония, от которой не скрыться человеческим странностям и чудачествам, — вот две равноправные стихии, создающие чуть-чуть условную атмосферу этого романа и его неповторимую интонацию.

В «Желтом Кроме» есть уже все приметы того типа романа, который получил название «интеллектуального» и одним из отцов которого не без основания считается Олдос Хаксли. Однако более точным представляется другое определение — «роман идей». Этим термином, кстати, пользовался и сам писатель, хорошо знавший сильные и слабые стороны своего дарования. Хаксли О. Избранное: Сборник / Составл. и предисл. Г. Анджапаридзе. — М., 2000, с. 8.

Необычность, гротескность, некоторая чудовищность персонажей имеет место в романе, написанном в начале периода реалистической сатиры в творчестве писателя. Смысл творческий достижений Хаксли-сатирика не столько в создании запоминающихся и остроумных шаржей, сколько в художественном столкновении разных, часто совершенно противоположных позиций и концепций, парадоксальных методов и систем мышления. В раннем произведении Хаксли ирония была грозным оружием, при помощи которого он развенчал идеи и мнения, представлявшиеся ему ложными и никчемными. творчество писатель сатира

Если рассмотреть персонажей «Желтого Крона» под этим углом зрения, то окажется, что почти все они показаны в ироническом ключе. Таков, прежде всего, центральный персонаж Деннис Стоун. Он романтичен и в то же время возмутительно банален, полон рефлексии и одновременно завидует уверенному в себе художнику Гомбо, влюблен в красавицу Энн и страшится этой любви, жаждет познания и творческой реализации, но ничего не знает о мире и копается в сфере чистых идей и книжных представлений. Языческий, естественный, как дыхание, гедонизм Энн высвечивает всю неприспособленность Денниса к реальной жизни, неспособность к какому бы то ни было шагу, поступку, даже в плане сугубо личных отношений.

Первый роман Хаксли построен исходя из классических образцов XVIII века. Он состоит из ряда эпизодов, соединенных между собой лишь общим местом действия, потому в него легко и органично вплетаются вставные новеллы. Такая вольная композиция позволяет автору свободно вводить или убирать со сцены любого персонажа по мере необходимости. В «Желтом Кроме» нет развития характеров, они статичны, нет психологической глубины, но есть щедрая россыпь теорий и мыслей, богатство остро поставленных вопросов, которые могут волновать не только Олдоса Хаксли, но и многих других писателей XX века. Причем каждый персонаж книги выражает некоторую персонифицированную идею, но идея эта никогда не остается лишь иллюстрацией. Она оживлена, одухотворена прикосновением язвительного пера, и потому личность, ее воплощающая, индивидуальна и неповторима.

62 стр., 30851 слов

Эволюция образа ученого в романах Олдоса Хаксли

... науки и ученого на жизнь общества на примере антагониста доктора Обиспо в романе Олдоса Хаксли «Через много лет» и сопоставить ее с «положительной программой» «героя-проповедника» мистера Проптера. ... сторону науки, ведущую либо к краху, либо к процветанию. Объект исследования - романы Олдоса Хаксли: «Шутовской хоровод», «Контрапункт», «Слепец в Газе», «Через много лет», «Обезьяна и сущность»; ...

Сатирическая «сверхзадача» появляется и в следующем романе Хаксли — «Шутовском хороводе» (1923).

Она четко сформулирована в эпиграфе из Кристофера Марло: «Мои герои, как сатиры козлоногие, пройдут пред вами в хороводе шутовском». Точно очерчен и круг героев этой книги — британская интеллигенция 20-х годов.

Тема «утраченных иллюзий», основная в романе, связана не только с трагическими последствиями войны. Обществу, в котором живут персонажи романа, не нужны честные, порядочные люди. В нем процветают жулики и негодяи.

Несмотря на преобладание в «Шутовском хороводе» обличительного пафоса, его содержание не исчерпывается отрицанием. В «Желтом Кроме» единственной истинной ценностью было искусство. В «Шутовском хороводе» эту тему подхватывает архитектор Гамбрил-старший, влюбленный в старинную архитектуру, в строгость ее форм и взвешенность пропорций. Дело всей его жизни — игрушечный макет идеального Лондона, которому никогда не суждено превратиться в реальность, так как Гамбрила-старшего более всего занимает красота планировки и застройки, а не практическая необходимость и целесообразность. Искусство приходит у Хаксли в неразрешимое противоречие с жизнью, современностью. Старый Гамбрил, эстет и мизантроп, признается, что не любит людей, однако он жертвует своим сокровищем — макетом, чтобы помочь своему товарищу, спасти его честь.

Мировой экономический кризис, разразившийся в 1929 — 1933 годах, еще раз обнажил непримиримость общественных противоречий. Именно в этот период, на рубеже 20 — 30-х годов, Хаксли создает свои самые лучшие романы — «Контрапункт» (1928) и «О дивный новый мир» (1932).

Роман «Контрапункт» завершает период реалистической сатиры в творчестве писателя, второй начинает период мрачных «пророчеств». В «Контрапункте» Хаксли еще сатирик, наблюдательный и меткий. Он беспощаден даже к самому себе: персонажи романа Филип Куорлз и Уолтер Бидлейк, в которых немало автобиографических черт, далеко не идеальны.

Да и у многих героев этого романа есть реальные прототипы. Это современники Олдоса Хаксли, его собратья по перу. Некоторые персонажи романа представляют собой как бы развитие типов, созданных впервые в «Желтом Кроме».

Высший свет, интеллектуальные круги и художническая богема изображены в «Контрапункте» с больше силой сатирического отрицания, нежели в предыдущих романах. Пустота, никчемность, неприспособленность к жизни героев романа естественно диктуют необходимость противопоставить им какие-то прочные человеческие ценности.

3 стр., 1016 слов

Олдос хаксли собрание сочинений

... только на творчестве Хаксли. Так, в последнем своём романе «Остров» он описал положительную утопию, которая была диаметрально противоположна его антиутопии «О дивный новый мир!». Олдос Хаксли умер в ... от военной службы в период Первой мировой войны. Свой первый роман, который не был опубликован, Хаксли написал в возрасте 17 лет. Он изучал литературу в Баллиольском ...

Одной из таких ценностей продолжает оставаться искусство. Искусство существует наперекор жизни. Оно призвано спасти человечество. Но сам Хаксли не верит в это. Существование человека трагично, ибо оно неизбежно завершается смертью, а смерть всегда бессмысленна и жестока, — таков взгляд Хаксли.

Глубоко символично в романе как бы синхронное умирание старого Бидлейка и его внука, маленького Филипа: нежизнеспособным оказывается и новое поколение.

Нельзя не признать, что «Контрапункт» звучит много пессимистичнее, нежели предшествующие сатирические романы писателя. Разочарование Хаксли в человеке и его возможностях становится все очевиднее. Поиск некой нравственной опоры среди современной духовной опустошенности, аморализма и бесцельности существования оканчивается плачевно: Хаксли ищет ее там, где ее нет и быть не может.

В «Контрапункте», как и в «Желтом Кроме», имеет место последовательность эпизодов, не имеющих единого сюжетного стержня, — Хаксли получает возможность показать своих персонажей в разных ракурсах и с различных точек зрения. После эпизода, в котором два персонажа разговаривают о третьем, следует эпизод, где действует третий. Этот прием Хаксли заимствует у кинематографа. Прием этот очень эффективен как раз для раскрытия характеров персонажей сатирических, обязательного для них противоречия между видимостью и сущностью.

Универсальная антиутопия Олдоса Хаксли

Еще в первом романе Хаксли один из героев — провидец и парадоксалист Скоуген — рассуждает о будущем «Разумном Государстве». И уже здесь возникает один из основных мотивов творчества Хаксли — скептическое отношение к научно-техническому прогрессу и предвидит три четко разграниченных класса: направляющую интеллигенцию, энтузиастов и стадо; механизацию и автоматизацию, манипулирование сознанием и отсутствие места для поэзии, для искусства.

Идей Скоугена, изложенные в «Желтом Кроме» на нескольких страницах, станут центральными в романе «О дивный новый мир».

Этот роман Хаксли принадлежит к жанру антиутопии, своеобразной разновидности утопического романа, только с «обратным знаком» — изображающего не торжество, а несостоятельность идеального общества будущего, построенного по «разумному» плану. Англия дала имя самому жанру утопии и первый образец утопического романа в творчестве Томаса Мора. Англия же дала и первые образцы антиутопии. Нельзя забывать, что создателем первого мрачного видения будущего был Герберт Уэллс, автор «Машины времени». Антиутопия в противовес утопии, рисующей идеальное общество, напротив, предупреждает об опасных тенденциях будущего в результате попыток искусственным, насильственным образом сконструировать некое совершенное социальное устройство. Объектом критики у Хаксли становятся различные формы тоталитаризма, этой «общности стандарта и устойчивости». Ему претит как бездушный техницизм «фордовского» типа, связанный с уравниловкой, изгнанием духовности и красоты, так и диктатура коммунистического толка, ведущая к унификации мысли и подавлению свободы. Зарубежная литература / Авт.-сост. Б.А. Гиленсон, Н.Т. Пахсарьян. — М., 1997, с. 556.

10 стр., 4728 слов

Особенности романа О. Хаксли как антиутопии

... творчества Хаксли в мировом литературоведении, его роман «О дивный новый мир» редко когда рассматривается как роман антиутопия в сравнении с другими антиутопическими произведениями. Этот фактор обуславливает базовую цель данной работы – выделение особенностей романа «О дивный новый мир» ...

Задуманный как пародия на утопию Г. Уэллса «Люди как боги» (1923), «О дивный новый мир» превратился в апокалипсическое видение будущего, своего рода манифест неверия в социальный и нравственный прогресс человечества. В этой книге Хаксли отталкивается от работы Бертрана Рассела «Научное мировоззрение» (1931), которая предостерегала от возможного захвата власти в обществе будущего кучкой интеллектуалов-технократов, стремящихся вместо имущественных классов создать классы биологические. У Рассела также существует целая градация «низших классов», чисто механически выполняющих положенную им работу, и «высших», у которых, несмотря на некоторое разрешение умственной деятельности, личность тоже подавлена.

В романе «О дивный новый мир» осуществляется пророчество Скоугена о «Разумном Государстве», где нет места ни искусству, ни чувствам, ни самой человеческой индивидуальности, где люди производятся в колбах и воспитываются с помощью гипнопедии. С самого младенчества им внушается, что их судьба — принадлежность к определенной биологической касте — вершина гармонии и счастья: жуткий, доведенный до гротеска пример манипуляции человеческим сознанием. Как всегда зорко, Хаксли заметил некоторые тенденции в развитии общества и довел их до логического завершения, превращающего землю в механический и бездушный рай. Фокс Р. Роман и народ. — Л., 1939, с. 139 — 140.

«Мировое Государство», показанное Хаксли, на первый взгляд — благополучнейшее общество, в котором царствуют «общность, одинаковость, стабильность». Здесь действительно нет нищеты, болезней, старения, войн, разрушительных страстей и даже боязни смерти, так как людей с детства готовят принимать смерть как естественный и нестрашный конец. А если и возникают мелкие огорчения, они моментально снимаются соответствующей дозой наркотиков.

Индивидуальность Хаксли проявляется в том, что он создает не столько мрачный футурологический прогноз, как у Уэллса в «Машине времени», не столько острую социальную сатиру на определенный общественный строй, как у Дж. Оруэлла в «1984годе», а скорее философскую книгу и несостоятельности самой идеи утопии — построения стабильного общества, основанного на лозунгах «у нас каждый счастлив», «каждый принадлежит всем остальным». Хаксли создал, так сказать, универсальную антиутопию — одновременно антибуржуазную и антисоциалистическую, антитехнократическую и антируссоистскую, антиколлективистскую и антииндивидуалистическую. Недаром в романе мелькает мешанина самых разных имен (или производных от них) — Форда, Ротшильда, Маркса, Ленина, Троцкого, Мальтуса, Дарвина и многих других. Хаксли О. Избранное: Сборник / Составл. и предисл. Г. Анджапаридзе — М., 2000, с. 13.

Сама идея статики, стабильности, на которой основано «Мировое Государство» у Хаксли, гибельна для науки и искусства. Ведь в подобном обществе, несмотря на его догматический лозунг «Наука превыше всего», наука недоступна людям. Что же касается искусства, то оно попросту упразднено и заменено всякого рода эрзацами — «синтетическая музыка», «ощущательные фильмы» и прочее.

15 стр., 7176 слов

Литературный жанр исторического романа

... писатель искусно переплетает сентиментально-романтические настроения с трезвыми реалистическими зарисовками быта, слегка окрашенными юмором. Глава 2. Исторический роман 2.1 Исторический роман: основоположник, черты Исторический роман ... сменить на земле вырождающееся человечество. Главный герой романа «Кенелм Чиллингли» - ... и Хаксли. Роман «Парижане» (The Parisians, 1873) отразил давний интерес писателя ...

Соответственно и человек в этом «дивном новом мире» превращен в бездумный автомат, изуродованный морально и физически (достаточно сказать, что у значительной части женщин изначально запрограммировано бесплодие и все женщины лишены естественных радостей и тягот материнства).

Талант Хаксли проявился в том, что он, быть может, острее других писателей и философов ощутил парадокс человеческого существования: индивидуальный человек неуклонно использует любую возможность соединиться, слиться с себе подобными, но, достигнув цели, исчезает, растворяется в массе, в толпе.

Творчество Хаксли после второй мировой войны

Поздние романы Олдоса Хаксли утрачивают художественную плоть, и все более напоминают слегка беллетризованные трактаты. Уже в вышедшем в 139 году романе «Слепой в Газе» Хаксли предлагает заблудшему человечеству отнюдь не новый рецепт — пацифизм и нравственное усовершенствование.

Пессимистический взгляд писателя на человеческую природу еще более усугубился после второй мировой войны, с ее лагерями массового уничтожения. Это особенно очевидно в романе «Обезьяна и сущность» (1948).

Животная, обезьянья, сущность человека безраздельно доминирует над разумным началом в этом романе, посвященном миру, перенесшему атомную войну.

Хаксли глубоко волновала атомная угроза. В частном письме от 10 августа 1945 года он писал: «Должен признать, что мир с висящей над нами атомной бомбой представляется мне вовсе не безмятежным. Государства, получившие с помощью науки сверхчеловеческую военную мощь, всегда напоминают мне Гулливера, которого гигантская обезьяна принесла на крышу дворца короля Бробдингнегов: разум, благородство и духовность, все, что является чертами индивидуальности, попадает в объятье коллективной воли, которая овладевает интеллектом уличного мальчишки лет четырнадцати и физической властью Бога».

Все же идея окончательного крушения, полного тупика человечества была для Хаксли неприемлемой. В своем последнем романе — «Остров» (1962), — надо сказать, по мнению многих критиков, откровенно скучном, писатель как будто предлагает некий выход: в религии какая-то разновидность буддизма, отказ от современной техники и примитивность экономического уровня развития. Этот прогноз пока не сбывается.

Заключение

Творчество Олдоса Хаксли, естественно, не исчерпывается теми произведениями, которые были рассмотрены в данной работе. Оно широко и многогранно. Кроме романов, принесшим писателю мировою известность, в первой четверти прошлого века им было опубликовано четыре сборника стихов и книга рассказов.

Литературное наследие Хаксли — итог четырех с лишним десятилетий творческой деятельности — поражает универсальностью и разнообразием интересов писателя. Оно включает стихи, рассказы, путевые очерки, исторические биографии, критические эссе о литературе, живописи, музыке, философские трактаты…Одним из важнейших достижений писателя стало создание так называемого «романа идей». Особенностью такого рода романов является то, что характер каждого персонажа должен выясняться, насколько это возможно, из высказываемых им идей. Это достижимо, поскольку теории являются разумным обоснованием чувств, инстинктов и настроений человека. Один из, пожалуй, наиболее известных романов Хаксли «О дивный новый мир» — книга удивительных пророчеств и предвидений, как уже состоявшихся, так и еще предстоящих. Он суровое еще до конца не понятое предостережение всем нам. В ней тысячи вопросов, над которыми ломали головы лучшие умы человечества, но так и не нашли ответов. Благо ли стремительный технический прогресс? Что кроется за извечной погоней человечества за мифическим счастьем, которое ограничено пределом земного бытия? И существует ли вообще это счастье?

2 стр., 989 слов

По сюжету романа «И дольше века длится день»

... В романе «И дольше века длится день» существует как бы несколько пространств: Буранного полустанка, Сары-Озеков, ... образы романа, придающие глубину и выразительность художественным обобщениям писателя. В самом начале романа стрелочник ... человечества: события легендарные (трагедия манкурта, история жизни Рай-малыаги), события довоенной молодости Едигея и Казангапа, сама жизнь героев на полустанке, ...

Напророчив человечеству грядущую духовную гибель, Хаксли продолжал искать пути ее преодоления. Он все более и более становился философом, социологом.

Можно принимать или не принимать творчество Олдоса Хаксли, но ясно одно, он — одна из ярчайших звезд на небосклоне XX века.

Библиография

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/oldos-haksli-2/

Аллен У. Традиция и мечта. — М., 1970.

Ивашова В.В. Английская литература XX века. — М., 1967.

Зарубежная литература / Авт. — сост. Б.А. Гиленсон, Н.Т. Пахсарьян. — М., 1997.

Фокс Р. Роман и народ. — Л., 1939.

Хаксли О. Избранное: Сборник / Составл. и предисл. Г. Анджапаридзе. — М.. 2000.

Хаксли О. Новеллы. — Л., 1985.

Изучение изменения мировосприятия О. Хаксли. Образы молодых интеллектуалов в романе писателя «Шутовской хоровод». Моральная ответственность героев романа «Контрапункт» за надвигающуюся катастрофу. Нравственность ученного как путь к спасению будущего.

дипломная работа