Музыкальные сочинения композитора свиридова

Реферат

В современной музыке все больше усложняется музыкальный язык, обостряется диссонантность звучаний. Потому «Свиридовская» кажущаяся простота в сочетании с новыми интонациями, порождая ясность мысли, прозрачность звучания, кажется особенно ценной. Поиски композитора именно в этом направлении снискали глубокое чувство признательности художнику — за внимание к тому, что есть лучшее в нашем национальном искусстве, в русской народно-песенной стихии.

Отсюда цель исследования : проанализировать основные приемы композиции ХХ века по использованию фольклора; выявить закономерности композиционных построений; определить пути трансформации образной сферы первоисточников в произведениях Г.В. Свиридова.

Объект исследования : творческое наследие Г.В. Свиридова в ракурсе развития современных тенденций музыкальной педагогики.

Предмет исследования : средства воплощения художественно-исторического мира России в произведениях Г.В. Свиридова.

Задачи исследования:

  • соотнести народные и литературные первоисточники с объектом исследования — произведениями Г.В. Свиридова;
  • выявить элементы трансформации художественных образов первоисточников в музыкально-языковые;
  • произвести рассмотрение картины мира России, получившей претворение в музыке Г.В. Свиридова.

Вряд ли требует многих доказательств тот факт, что в преобладающем большинстве произведений Свиридова их многомерный образный строй отражает ту или иную грань облика нашего отечества. Созданный им образ России — изменчивый и одновременно архаичный. Это и образ «над временной» — Руси-Рая, Руси вечной; и в то же время — образ России земной, в его реальной исторической сущности. Вместе с тем, это целостный художественный мир, уникальный и неповторимый, представленный в ряде сочинений Г. Свиридова.

Эта «художественная вселенная» создана автором, которому присущ историзм мышления. Он проявляется в своеобразном интонационном строе произведений Г.В. Свиридова, охватывающем самые разные исторические пласты русской музыкальной культуры: архаику фольклора, церковно-певческое искусство средневековой Руси, городскую (слободскую) песенно-романсовую лирику XIX века, советскую массовую песню.

Когда мы пишем о великих,, Несем сравнений тяжкий крест., Они высоки, разнолики –, То океан, то Эверест…, Играем громкими словами:, Светило! Космос! Ураган!, Эпитеты владеют нами,, И заполняют разум нам., Но коль душа созвучна трелям,, Крутых не нужно параллелей!, Вот перед нами музыкант –, Простой, живительный талант., Он как ручей хрустальный, чистый:, Вода целебна и искриста., Прохладу, жизнь в себе таит,, Так упоительно звучит,, Усталых путников поит., Он – самобытность и духовность,, Мечта, свобода, окрыленность,, Души восторженной полет., Стремится Время с ним вперед,, Метель и плачет, и поет., Весна к любви нас призовет,, А лето зноем обольет.

Бог дал, велел жить на Руси,

2 стр., 578 слов

Музыкальный образ музыкальной сказки прокофьева петя и волк

... волка крякает проглоченная утка. Вот и заканчивается симфоническая сказка Прокофьева, в которой много веселой и забавной музыки, много остроумных музыкальных находок. Я сама заканчиваю музыкальную школу и ... птички. И, конечно, лучше всего было поручить флейте роль птички в сказке “Петя и волк”. ... как мы знаем, поручен музыкальный образ мечтательной, задумчивой Татьяны. И вдруг-утка! Дело в том, ...

С ней ликовать и с ней грустить., Ее воспеть не громко — лихо –, Светло, лирично, нежно, тихо…, Свиридов – курский соловей –, Глубокой музыкой своей,, Красивой, русской, лучезарной, В нас вызывает благодарность,, Как тот ручей, что людям в радость, ЭЛЬЗА ХАБИБУЛЛИНА, 6 класс, г. Казань, Республика Татарстан, Георгий Васильевич Свиридов

2.1. Историко-библиографические сведения

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/muzyikalnyie-sochineniya-kompozitora-sviridova/

Георгия Васильевича Свиридова называли последним представителем русской классической музыки. Очень рано Свиридов оказался в числе признанных классиков советской музыки. С великими композиторами19 в. его роднит духовная озабоченность человека, тревожащегося о душевном здоровье своего современника. Этот композитор, создавший свой мир в современной музыке – мир великого вдохновения и великого совершенства. Свиридов стал летописцем своего времени. Его волновало не только пережитое, прошедшее, он как бы заглядывал своим искусством в будущее.

Главным в музыке он считал ее очищающую и облагораживающую задачу. Основной образ творчества композитора — вдохновенный образ Родины, народа , человека с его богатым, сложным поэтическим духовным миром, нравственной чистотой, любовью к Родине.

Г.В. Свиридов родился 16 декабря 1915 г. в г. Фатеже возле Курска. В 1932 г. он поступает в Ленинградский музыкальный техникум. Вокальный цикл из шести романсов на стихи Пушкина, созданный выпускником техникума, сразу же принес известность молодому композитору. В 1936 г. Свиридов поступил в Ленинградскую консерваторию, учился в классе Шостаковича. Влияние Шостаковича проявилось в инструментальных произведениях военных и послевоенных лет (фортепианное трио, соната для фортепиано памяти Соллертинского, две партиты для фортепиано).

В это же время им был написан вокальный цикл «Слободская лирика», в который вошли шесть романсов на стихи А. Прокофьева. Также в этот период им созданы оперетта «Настоящий жених», музыка к кинофильму «Поднятая целина», музыка к театральным пьесам.

Началом периода творческой зрелости стало создание в 1950 г. вокальной поэмы «Страна отцов» на стихи армянского поэта Аветика Исаакяна. В эти гг. композитор останавливается на камерном, хоровом и вокально-симфонических жанрах. Он обращается к творчеству Пушкина, Блока, Есенина, Маяковского, Исаакяна, Бернса.

Именно Свиридову советская музыка обязана широко развернувшимся ораториальным движением в 50-70-е гг. Для него оратория – сжатое выражение напряженных мыслей о Родине, о пережитых событиях истории страны, мысли, выраженной единством музыки и самой высокой классической поэзии.

15 стр., 7423 слов

Дружба в стихах есенина

... В нем Есенин как бы вопреки всему заклинает: “Все равно остался я поэтом золотой бревенчатой избы”. За стихами Есенина ... 11 класс Сочинение Творчество Сергея Александровича Есенина В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике ... встретил Есенин Октябрьскую революцию. Вместе с Блоком, Маяковским он без колебаний встал на её сторону. Произведения, написанные Есениным в то ...

Его оратории можно разделить на серии. В центре – серия музыкальных антологий – портретов выдающихся поэтов: Есенина, Пушкина, Маяковского, Блока, Пастернака.

Другая серия – сольно-песенные оратории, в которых собраны самые характерные стихи любимых поэтов: Бернса, Есенина («У меня отец – крестьянин»), Исаакяна («Страна отцов»).

Каждая из ораторий стала настоящим монументом крупнейшим поэтам-классикам. Свиридов всегда придавал огромное значение слову, дополняющему эмоциональную стихию музыки конкретизирующим, философским, проповедническим началом.

Мудрость и ясность Пушкина, весенний романтизм Блока, интеллектуализм Пастернака, конфликтность Есенина, простое благородство Бернса, народная песня и духовный стих – все это привлекает Свиридова к союзу с музыкой, чтобы воспитывать душу человека на самом великом.

Композитор писал музыку о самом важном, что происходит в природе, жизни, душе человека. В его искусстве есть что-то космически крупное. Отсюда медленные темпы его произведений, торжественные звучности. Каждая нота в его творениях подчеркнута и весома. Суетность, торопливость ему чужды. Его герои духовно красивы – он воспевает труд, любовь, верность.

К лучшим произведениям Свиридова относятся вокально- симфонические фрески «Поэма памяти Сергея Есенина», «Патетическая оратория» на стихи В. Маяковского, кантата «Курские песни» на народные тексты, вокальный цикл «Петербургские песни» на стихи А. Блока, концерт для хора «Пушкинский венок», симфонические сюиты « Время, вперед!» и «Метель» (по повести Пушкина), «маленькие кантаты»: «Деревянная Русь» на стихи Есенина, «Снег идет» на стихи Б. Пастернака, романсы и многие другие произведения.

3. Творческое наследие Г.В. Свиридова

3.1. Кантатно-ораториальное творчество

Главное в творчестве Свиридова – это вокальная музыка (песни, романсы, вокальные циклы, кантаты, оратории, хоровые произведения).

Здесь счастливо соединились его удивительное чувство стиха, глубина постижения поэзии и богатое мелодическое дарование. Он не только распел строки Маяковского («Патетическая оратория»), Б. Пастернака (кантата «Снег идет»), прозу Гоголя (хор «Об утраченной юности»), но и музыкально — стилистически обновил современную мелодику. В музыке Свиридова духовная мощь и философская глубина поэзии выражаются в мелодиях пронзительной, кристальной ясности, в богатстве оркестровых красок, в оригинальной ладовой структуре.

Центральное место в творчестве Свиридова занимают Пушкин и Есенин. На стихи Пушкина у Свиридова кроме отдельных песен и юношеских романсов написаны 10 великолепных хоров «Пушкинского венка» (1979), где сквозь гармонию и радость жизни прорывается суровое размышление поэта наедине с вечностью («Зорю бьют»).

Есенин – самый близкий, самый главный поэт Свиридова (около 50 сольных и хоровых сочинений).

Среди есенинских произведений Свиридова «Поэма памяти Сергея Есенина», хоры «Душа грустит о небесах», «Вечером синим», «Табун» и др.

Хоровое искусство Свиридова опирается на истоки, духовного православного песнопения и русский фольклор. Оно обобщает интонационный язык революционной песни, марша, ораторских речей – т.е. звуковой материал русского ХХ века, и на этом фундаменте вырастает новый феномен такой силы и красоты, духовной мощи и проникновенности, который поднимает хоровое искусство современности на новую ступень.

13 стр., 6452 слов

Тема любви в лирике Есенина. Стихи Есенина про любовь

... Сочинение на тему тема любви в лирике есенина , Тема: Тема любви в лирике Сергея Александровича Есенина. Работу выполнила: ученица 9 «Б» класса Чижова Марина Владимировна. Научный руководитель: учитель русского ... на поэтических вечерах и в домах своих ташкентских друзей. По словам очевидцев, Есенин любил бывать в старом городе, чайханах старого города и Урды, слушать узбекскую поэзию, музыку и песни, ...

3.2. Поэма памяти Сергея Есенина

Поэма на стихи С. Есенина для солиста (тенор), смешанного хора и симфонического оркестра создана Свиридовым в 1956 г.

Основная тема произведения – любовь поэта к родному краю. Сквозь призму этой темы композитор рисует и самого Есенина – большого и прекрасного русского поэта, «крестьянского сына», неразрывно связанного с народом, с землею, с Родиной.

Стихотворения, образующие первые шесть номеров, созданы Есениным в период 1910 — 1916 гг. Они воспроизводят картины жизни русского крестьянства до Октябрьской революции. Это «Край ты мой заброшенный» (1914), «Поет зима…»(1910), «В том краю…» (1915), «Молотьба» (1916), «За рекой горят огни» (1916), «Матушка в Купальницу по лесу ходила»(1912).

Последующие четыре стихотворения относятся к 1918 — 1924 гг. и посвящены образам молодой Советской России. Это два фрагмента из поэмы «Песнь о великом походе» (1924) озаглавленных Свиридовым: «1919» и «Крестьянские ребята». Стихотворение «Я – последний поэт деревни…» (1919) и фрагмент из цикла «Иорданская голубица» (1918) – «Небо – как колокол…», образующий финал поэмы.

Такая группировка отчетливо делит всю композицию на две части, которые можно условно назвать «Русь уходящая» и «Русь советская».

В поэме органично сочетаются лирическое и эпическое начала. Лирическая тема в цикле дана в тесном переплетении с гражданской, историко-социальной. Обе они ясно выражены в музыкальной драматургии как две различные музыкально-интонационные сферы образов. Одна – лирическая, созерцательного характера, связанная с размышлением, — ею начинается произведение; другая – активная, действенная, полная энергии, размаха, — впервые отчетливо выявляется в четвертой части «Молотьба» и, развиваясь, ведет к финалу. Контрастность этих сфер подчеркнута ладовой окраской: минорной – для первой, мажорной – для второй.

«Край ты мой заброшенный» — картина русской природы, проникнутая безысходной тоской, состраданием к бедствиям и горю русского крестьянства. Исполненная печали мелодия солиста с ее строгой диатоникой, небольшой протяженностью ниспадающего основного мотива близка плачевым песенным напевам.

«Поет зима» — картина зимней вьюги – бешеной, злой, неистовой. Сильный, грозный образ метели ассоциируется с образами расходившейся «силушки», разгулявшейся «волюшки», с богатырским образом русского народа.

ИЗ ДЕТСКИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ:

«С первых звуков меня охватила тревожная энергия музыки: зазвучали призывные мелодии хора. Я поняла, что очутилась в зимнем лесу в окружении могучих деревьев, которые укутаны снегом. Они качаются, скрипят, «звенят сто звоном». Так седая Зима баюкает лес. Она безраздельно властвует на земле, и кажется, что никто не может ей помешать. Музыка звучит величаво и размашисто. Всё приходит в движение: «Метелица ковром шелковым стелется…»

78 стр., 38779 слов

С. Есенин «Песнь о собаке». Гуманизм и искренность поэзии С.Есенина

... как самоопределение личности невозможно вне отношения ее к другой личности, так и самоопределение всего человеческого рода не может свершаться вне его отношения к животному царству.» Культ животных ... больше ни о ком. Животные в стихах Есенина не только «жалеют», ... как братьев наших меньших, Никогда не бил по голове» Сергей Есенин. К участию в конкурсе принимаются работы, соответствующие нормам русского ...

И вдруг – резкая смена динамики (пиано) – «воробышки игривые, как детки сиротливые, прижались у окна…» Маленькие, живые птички, беспомощные перед хозяйкой Зимой. Женские голоса хора звучат трепетно и страдальчески. В музыке слышно жалобное чириканье. Любуясь красотой и могуществом русской зимы, мы совсем забыли о них. Воробышки так устали, так замёрзли.

Они могут погибнуть. Хочется их спасти. Я будто протягиваю к ним свои руки. Да куда там! «А вьюга с рёвом бешеным стучит по ставням свешенным и злится всё сильней!» В оркестре я слышу, как струнные инструменты создают кружение, начинается вьюга. Пронзительно зазвучали медные духовые и ударные инструменты – пять утвердительных ударов, потом ещё и ещё! Это хозяйка Зима, как Снежная Королева, пронеслась в своих санях и обдала нас ворохом снега!

Затем всё постепенно успокаивается. Струнные инструменты будто дрожат, а знакомая мелодия про воробышков звучит мягко, убаюкивая. Они задремали, прижавшись друг к другу. Что же им снится? Им снится приход Красавицы Весны. Это мой самый любимый эпизод в произведении! Музыка звучит всё выше и выше, она тянется к свету, к теплу. Я слышу арфу, и начинается волшебство… Природа оживает. Я вижу, как деревья протягивают ветки к солнцу, я слышу, как звенит весенняя капель. По-моему, Свиридов – талантливый композитор. Ведь ему удалось записать музыку Весны!..»

«В том краю…» — песня-монолог для солиста, в которой представлен пейзаж скромной русской природы с сиротливыми избами деревень и дорога, по которой «идут люди в кандалах». Мелодия певца носит народно — песенный характер. Она задушевная, задумчивая, искренняя.

«Молотьба» — этим номером повествование переводится в мир активный, деятельный, энергичный. Это действие, сцена. В ней воссоздается образ тяжелого, но радостного крестьянского труда – уборки урожая.

«Ночь под Ивана Купала» — волшебная, зачарованная картина таинственной ночи. Неустойчивое, зыбкое звучание сменяется громогласным и торжественным зовом «Ой, Купала, Купала». В конце номера звучит плясовая, хороводная песня, оркестр имитирует звучание народных инструментов – балалаек, гармоник, бубнов, колотушек. «Ночь под Ивана Купала» – песня для солиста в сопровождении хора и оркестра. Здесь тот же колорит, что и в предыдущей части: тихие звучности, нежные, чистые, светлые краски, прозрачная фактура. Мелодия близка былинным напевам.

«1919…». Картина родной деревни, запустелых полей, земли опустошенной и разоренной за годы войны. Этот хоровой номер воспринимается как народный плач о горькой доле.

«Крестьянские ребята» — воплощение образа деревенской бедноты, поднявшейся на защиту Советской власти, образ красноармейцев, удалой молодецкой силы. Композитор строит музыку на основе частушечных ритмо — интонаций, в виде скороговорочной, веселой, озорной хоровой песни с приплясом.

«Я – последний поэт деревни…» — скорбный монолог, лирическая исповедь поэта. Мелодия солиста сдержанна и скупа. Она звучит очень тихо, как бы «про себя», в медленном сосредоточенном движении. Длительное звучание квинты в оркестре усиливает ощущение пустоты, безнадежности.

4 стр., 1999 слов

Человек — это звучит гордо! (по пьесе М. Горького «На дне»)

... назовут нас настоящими людьми. Другие сочинения: ← Технический прогресс↑ На свободную темуВ жизни всегда есть место подвигу → «Человек — это звучит гордо!» (М. ... и ложью: «Человек — вот правда! Понимаешь? Это — огромно! В этом все начала и концы. Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!» То ... Он верит в человека и тем самым помогает ему выжить в суровом мире. Вся пьеса пронизана мрачноватым ...

«Небо – как колокол…» — финал, звучащий величественно, мощно, гимнически. Основная тема эпически проста и могуча. В оркестре представлен образ торжественного гудения — звона колоколов.

3.3. «Курские песни»

Основой для цикла послужили народные песни Курской области, записанные группой фольклористов и изданные в конце пятидесятых годов как сборник А.В. Рудневой.

Песни эти – старинные крестьянские, принадлежащие к наиболее самобытной, исконной части русского народного творчества. Об этом свидетельствую и их жанры (лирические протяжные песни, покосные, свадебная, бурлацкая, хороводная), и ладовые особенности. Все они опираются на натуральные диатонические лады: эолийский, либо различные переменные (эолийский – миксолидийский и т.п.), либо такие, звукоряд которых ограничен всего четырьмя ступенями, расположенными по целым тонам в диапазоне увеличенной кварты. Этот лидийский тетрахорд очень древний, он присущ именно для Курщины. На нем основаны вошедшие в кантату песни «Зеленый дубок», «В городе звоны звонют» и «За речкою, за быстрою».

Результатом творческой работы композитора стало это замечательное произведение современности. В «Курских песнях» не проступают черты какой-либо определенной эпохи. Однако в музыке этого произведения нашла отражение жизнь русского народа со всеми его особенностями.

Словно вещий Баян, не спеша, композитор разворачивает перед нами эту жизнь, показывая различные ее грани. Он рассказывает увлеченно, живо и вместе с тем строго, возвышенно, с объективной сдержанностью летописца.

В семи песнях единая драматическая линия с кульминацией и итогом. Причем итог — яркая народная сцена, оптимистическая по характеру.

Чуткое постижение народно-песенного материала позволило композитору создать и особую гармоническую структуру музыкального сопровождения, которое своей емкостью, выразительностью равноценно основной мелодической линии и способствует выявлению смысла, содержания всего целого.

Каждая часть кантаты — небольшая пьеса для хора (иногда с солистами) и оркестра, в которой сохранены и напев фольклорного первоисточника, и его текст (целиком или большая часть), и форма (куплетная или куплетно-вариационная).

Народ высказывается в своих песнях метафорично. Девушка думает о любви, а поет о дубочке и липе. Ее гнетет неволя в чужом доме, а мы слышим жалобу соловушки в золотой клетке. Такой поэтический образ-символ – это краткая, точная и в то же время обобщенная форма выражения мысли. И воплощая в каждой части кантаты идею через лаконичный, но необыкновенно яркий и емкий музыкальный образ, Свиридов тем самым претворяет важнейшую особенность народного художественного мышления.

Первая песня «Зеленый дубок». Цветущая липа, о которой здесь поется, — это символ любви, напоминание о милом дружке. И в музыке расцветает, зачаровывая своей красотой, целый волшебный лес. Тихо гудит закрытая литавра, звенят флажолеты засурдиненных скрипок, мягко позвякивают челеста и арфы. Поют одни лишь альты, легким звуком, мечтательно и нежно (им сопутствуют низкие флейты), и одну из фраз повторяет «воркующий» фагот, чей приглушенный голос доносится словно откуда-то издалека, звучит ласково и таинственно.

2 стр., 608 слов

«Без музыки жизнь была бы ошибкой»

... композитор Вольфганг Рим показал на Зальцбургском фестивале свою оперу «Дионис» на тексты Ницше. У нее очень затейливый сюжет, если он вообще есть. ... свой кровный, вековечный дом! Не менее глубокое влияние Ницше оказал на Рихарда Штрауса. Музыку, которую мы сейчас услышим, все знают наизусть по ... теперь очнулась я: Мир — так глубок, Как день помыслить бы не смог. Мир — это скорбь до всех глубин, Но ...

Вторая — «Ты воспой, воспой, жавороночек» . Это призыв к жаворонку воспеть «зимой на прогалинке», «весной на проталинке». У хора раздается по-весеннему бодрая и упругая, молодецкая удалая песня. В оркестре то чередуется с ней, то сопровождает ее совершенно небывалый какой-то звон и свист: будто ослепительно засияли небеса и чьи-то трепещущие крылья с размаху рассекают воздух…

Песня «В городе звоны звонют» переносит с открытого светлого простора полей в темный терем. Затаенно звучит у басов проникновенный и суровый сказ о матушке, молящейся за свою дочь. Предельно скупа оркестровая фактура: глухие удары тамтама, октава в басах. Лишь в конце брезжит свет и смягчаются краски. Над тихими аккордами парят нежные звучания сопрано.

«Ой, горе, горе да лебедоньку моему» девушки ведут хоровод вокруг своей подруги, ставшей матерью. Песня грустна, трогательно печальна. Но печаль эта светла: женские голоса звучат легко, и узор оркестрового сопровождения предельно прозрачен.

Оживленная картинка народного быта – пятая часть «Купил Ванька себе косу» . Ванька любит чужую жену, а «своя стоит, плачет…Ванюшку ругает». Свиридов разворачивает своеобразную сценку – поведение героя обсуждается и осуждается всей «общиной».

Предпоследняя часть «Соловей мой» — самая протяженная в кантате. Поют только женщины, и солирует альт. Опять говорится о женской доле, но теперь долгий, неторопливый, извилистый напев-жалоба проникнут тяжелой тоской.

Финал «За речкою» — высшее выражение тех настроений молодецкой удали, что проявились уже в песнях «Ты воспой» и «Купил Ванька». Плясовой напев, лежащий в основе этого номера, звучит весело и своевольно. За отчаянным весельем чувствуется скрытая сила.

На протяжении семи номеров кантаты перед нами проходит история крестьянской девушки. Она любит, гуляет с милым, выходит замуж, становится матерью, страдает от измены мужа, горюет в «золотой клетке». Проходит через кантату и другая линия — бодрых, весенних настроений. Ее кульминация (финал) — это кульминация всей кантаты. Жизнь идет своим чередом, поглощая горести, и песни продолжают звучать.

Произведение Свиридова представляет собой не сюиту, не «венок» из фольклорных обработок, а возникшее на основе подлинных народных песен самостоятельное, цельное по замыслу произведение, пронизанное одной большой мыслью.

3.4. «Вре́мя, вперёд!»

Историческая справка: «Вре́мя, вперёд!» — это две оркестровые сюиты Георгия Свиридова, изданные впервые в 1968 (первая сюита) и в 1977 (вторая сюита) годах. Сюиты созданы на основе музыки к кинофильму Михаила Швейцера «Время, вперёд!» (по одноимённому роману Валентина Катаева; снят в 1965, вышел на экраны в 1966), посвящённому строительству Магнитогорского металлургического комбината.

18 стр., 8770 слов

Влияние музыки на организм человека

... это печально ни звучало, большинство жанров, которые создаются сейчас, отрицательно влияют на организм человека и других живых существ. Так как я очень люблю слушать музыку, а в частности ... улучшению процессов обмена. Всё это происходит под воздействием духовной христианской классической музыки таких композиторов, как Бах, Бетховен, Моцарт, Бортнянский. Но каждое произведение имеет свой слуховой ...

Из первой сюиты наиболее известна часть «Время, вперёд!», в стилистике румбы. Её композитор написал очень быстро: тяготясь необходимостью срочно сдать режиссёру партитуру для кинофильма «Время, вперед!», композитор едва ли не за час сочинил эту музыку. Впоследствии её использовали в целом ряде кинофильмов, в теле и радиопередачах, документальных фильмах о первых пятилетках, об индустриализации, о послевоенном восстановлении. Фрагмент музыкальной темы стал позывными новостей на ЦТ в оригинале, и затем на Первом канале в аранжировке.

ДЕТИ О ПРОИЗВЕДЕНИИ

«Музыка и человек неразрывно связаны между собой. Во все времена, во все эпохи были композиторы, которых почитали, которыми восхищались, затем забывали или помнили в веках.

Если спросить у любого человека о знаменитых композиторах, то мы услышим, конечно же, имя П.И. Чайковского и его знаменитый «Танец маленьких лебедей». Л.ван Бетховена и его «Лунную сонату», а кто-то вспомнит «Болеро» Равеля…

Дальше — никак. Ничтожно малый процент опрошенных сможет назвать хотя бы с десяток русских и советских композиторов и их самые известные произведения. Но это совсем не говорит о том, что люди не знакомы с музыкой. И яркий тому пример — композитор Георгий Свиридов и его музыка.

На вопрос «Знаете ли вы композитора Свиридова, звучал практически один и тот же ответ: «Что-то знакомое, но сразу не вспомнить».

Как только звучали первые такты пьесы «Время, вперед!», как лица людей озаряла улыбка: «Так это же программа “Время!”». Тогда наступил мой черед удивляться. Оказывается, детство и юность моих родителей и целолых поколений фактически прошла под звуки свиридовского «Время, вперед!». Ежедневно, в девять часов вечера, на экранах тогда еще черно-белых телевизоров, появлялась заставка информационной программы «Время», и сопровождалась она именно музыкой Георгия Свиридова.

Как видите, фамилию композитора мало кто вспомнил, а музыка намертво врезалась в память, причем, у взрослых эта музыка вызывает только положительные эмоции. Некоторые даже вспомнили, что был фильм с названием «Время, вперед!» о трудовом подвиге советских людей. Динамично, ярко, сочно – такие слова приходят на ум в первую очередь, когда слушаешь произведение «Время, вперед!». Такую музыку невозможно слушать сидя, от нее просто мурашки по коже. Эта музыка побуждает к действию. Я даже не знаю, с каким еще музыкальным произведением можно сравнить это сочинение.

А сегодня каждый житель России наверняка вспомнил или узнал имя Георгия Свиридова благодаря… Сочинской олимпиаде. Вспомните церемонию открытия: над стадионом проплывает паровоз, картины Малевича, идут, фактически бегут молодые, спортивные люди. И над всем этим – музыка Свиридова «Время, вперед!». И за несколько минут было показано, как наша страна росла, трудилась, мужала и крепла. Это было здорово!»

«Время вперед»

В тяжелой борьбе ты себя создавала,, Великая родина – славная Русь., Из разных народов возникла держава., Мы дети твои, и я этим горжусь., Славим Отечество. Гордое. Вольное., Славное прошлое в сердце храним., Силой могучею, волей народною, Мы для потомков тебя сохраним., Ты разных народов культуру впитала,, Язык сохранив, их обычаи, быт., Ты так многолика, родная держава., И каждый народ твой тобою велик., АНАСТАСИЯ ТОЩАКОВА, г. КУРСК

4. «Детская» музыка

10 стр., 4577 слов

Музыка как стиль искусства

... композиторы - из всех видов искусства отдавали предпочтение именно музыке. По сравнению с произведениями всех видов пространственных искусств, ... фольклору, потому что в России он наиболее выражен ... связан с бытом человека, охотой, праздниками, играми. ... композитор записывал созданную им мелодию на языке, понятном для себя, и, соответственно, никто не мог её исполнить без его консультаций, то сейчас ...

ДЕТИ О МУЗЫКЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ: музыка в альбоме замечательная, совершенно свободная от выкрутасов и надуманностей, естественная и красивая, как разговор умного взрослого человека с ребенком. Главным достоинством 17 небольших пьес для фортепиано является то, что они сочетают в себе яркую образность, свежесть музыкального языка, самобытность стиля с доступностью детскому пониманию применяемых средств музыкальной выразительности и технических приёмов. Здесь сочетается новаторство музыки с абсолютной доступностью её понимания. Видимо, поэтому и слушается естественно, непринуждённо, свободно и гармонично.

Открывает альбом «Колыбельная песенка». Чудная колыбельная!

Гениальная и одновременно простая пьеса! На мой взгляд, это единственный советский композитор ХХ века, не утративший простоты и лаконичности, которая присуща классикам. Эта пьеса – образец того, как максимально скупыми средствами композитору удаётся достичь художественной выразительности, законченности. Простая мелодия, основанная на повторении одной и той же фразы, похожа на старинные русские народные песни и имитирует монотонное, неторопливое убаюкивание.

Спи, мой сынок родной, –, Солнце спустилось за горой., Надо сейчас поспать,, Завтра наступит день опять…

Пьеса «Упрямец» продолжает череду пьес, раскрывающих внутренние настроения ребенка. Как же изобразил композитор своего такого необычного «героя»? Да, в общем, довольно просто; но зато как остроумно! Эта пьеса имеет тревожный, напряжённый характер и построена в виде диалога, который можно интерпретировать, как спор мальчика с мамой. Композитор «рисует» образ упрямого ребёнка. Он звучит отрывисто, рассерженно, на форте, каждый звук акцентируется. Это придает музыке настойчивое звучание. Ближе к концу появляется образ мамы. Мелодия звучит одноголосно на mp в восходящем движении, уговаривающими интонациями, но настойчиво. В заключительных повторяющихся малых терциях в мелодии, слышится сомнение и вопрос. Упрямство уступило место раздумью над правильным решением… Вот так наглядно композитор решил такую не простую задачу.

Следующая пьеса – «Звонили звоны» Г. Свиридов в своём творчестве часто обращался к русским традициям. В основе этой пьесы лежит р. н. п. «Звонили звоны». Мы словно слышим, как к одному колоколу присоединяется звон всё новых и новых колоколов. Таким звоном – набатом в старину созывали народ, оповещая о нападении врага, о возвращении воинов с победой и на церковные праздники. Колокольный звон был одним из самых ярких детских воспоминаний Георгия Васильевича, как большинства русских людей до ХХ века. Г. Свиридов писал: «Русь всегда славилась звонами. Колокольный звон – это старинное, древнее искусство».

Дальше звучит пьеса «Музыкальный ящик». Мы слышим в высоком регистре нежную, тихую повторяющуюся мелодию с незатейливым сопровождением. Она светится, мерцает, лучится, иногда становясь грустной и жалобной. Георгий Васильевич использует здесь элементы звукоподражания старинной механической шкатулке, переносящей нас в мир завораживающих детских игрушек. В конце пьесы интонации повторяются, темп замедляется. Может быть, в игрушке заканчивается завод? Грустная мелодия звучит с сожалением, шкатулочка замолкает.

Вот однажды по весне подарили ящик мне,, Не простой он – музыкальный,, А внутри цветок хрустальный:, Роза пышно расцветает и мелодию играет., Звуки, словно мотыльки, вылетают изнутри,, Высоко они порхают,, И танцуют, и сверкают.

Пьеса «Старинный танец» переносит нас во времена благородных рыцарей и прекрасных дам, танцующих галантный менуэт. Движения рыцарей горделивы, уверенны, слышно, как бряцает старинное оружие в их руках. Движения дам неторопливы. Они склоняются перед кавалерами в изысканном реверансе.

Звучит менуэт,, Он напоминает балет., И танец старинный, Раскроет секрет…

Дальше следует жанровая картинка – «Парень с гармошкой». В деревнях по праздникам русские люди издавна собирались на гулянья – пели и плясали. Слышно подражание звучанию гармошки. Чтобы музыка звучала колоритно, «по-народному», композитор использует лидийский ладирондообразную форму. Мелодия проста, однообразна и «механична», Сопровождение имитирует аккомпанемент гармони (бас и аккорд).

Музыка похожа на озорную, весёлую частушку.

Пьеса «Перед сном» написана в жанре колыбельной. В светлой музыке пьесы можно услышать колыбельную и «увидеть» сказочные образы грез малыша. Первая часть светлая, рисует картину мягких сгущающихся сумерек. Она звучит тихо, нежно, прозрачно. Мерные покачивания аккордов словно убаюкивают. Средняя часть сумрачная, таинственная. Грезы засыпающего ребенка приносят с собой волшебные и немного жуткие видения. Это подчёркивают октавные возгласы на sf. Но, несмотря на это, малыш засыпает сладким сном.

Солнце садится за горизонт,

Тихий вечер уже настаёт.

Наступает момент тишины,, Спать ложатся все малыши., Месяц-лодочка в небе плывёт., И к тебе сладкий сон придёт.

Одной из самых загадочных и интересных для детей тем является сказка. В пьесе-сказке «Колдун» отчетливо слышны бормотания и страшные заклинания злодея, который ходит вокруг волшебного шара и придумывает всякие пакости. Яркая и образная музыка перекликается со стихотворением

За морями, за горами, Чёрный жил колдун – злодей., Не любил злодей людей., Он жил на острове широком,, Он жил на острове далёком., Он гостей не принимал,, Детей от дома отгонял., Никого не уважал,, Всех в округе обижал!, ТАТЬЯНА САКСОН

Пьеса «Грустная песня» – одно из самых глубоких и философских произведений альбома. Первая часть напоминает романс, поскольку печальная, но светлая мелодия звучит, словно очень красивое пение одинокого женского голоса, а сопровождение имитирует гитарный аккомпанемент. В контрастной середине мелодия звучит уже у целого хора, будто стремиться вырваться из круга грустных чувств и настроений, как просветление, проблеск надежды. Наступает драматическая кульминация всего произведения… Но, все тщетно. Первоначальная одинокая мелодия возвращается, но звучит ещё печальнее и трагичнее, а аккомпанемент напоминает марш, мерную обреченную поступь. В этой пьесе можно разглядеть целую жизнь одной мелодии или судьбы.

Цветаева как бы для «Грустной песни»:

Бежит тропинка с бугорка,, Как бы под детскими ногами,, Всё так же сонными лугами, Лениво движется Ока;, Колокола звонят в тени,, Спешат удары за ударом,, И всё поют о добром, старом,, О детском времени они.

О, дни, где утро было рай,

И полдень рай, и все закаты!, Где были шпагами лопаты, И замком царственным сарай.

Куда ушли, в какую даль вы?

Что между нами пролегло?, Всё так же сонно-тяжело, Качаются на клумбах мальвы…

ПОПРЫГУНЬЯ

Скачет птичка-невеличка,, Может быть она синичка?, Прыгает весь день за днём,, То под солнцем иль дождём., Это маленькая птичка., Ну и что, что невеличка?, Но зато она всегда, Добродушна и мила.

ДОЖДИК

Дождик, дождик!, Посмотри!, Капельки теряет,, Лужицы бросает., По дорожкам прыгал,, Намочил траву., Он играл с лягушками, В стареньком пруду., Солнце из-за тучки, Выглянуло вдруг., Дождик испугался –, Побежал на луг.

Завершает альбом «Музыкальный момент». Момент – это очень короткий, но яркий и запоминающийся промежуток времени. Главная мелодия удивительно сложная и танцевальная. Она – то поднимается вверх, то сбегает вниз, то кружиться на месте. Лёгкие акценты, форшлаги и стаккато в быстром темпе придают её характеру лёгкость, изящество и игривость. Не случайно композитор в конце поместил именно эту пьесу. Она настолько пестрая по звучанию, что передает всю яркость, разнообразие впечатлений, которые ребенок получил после прослушивания этого альбома, а, может быть, впечатления маленького человечка от только начинающейся невероятно интересной и удивительной жизни вокруг него.

5. Записки Георгия Свиридова: из архива Национального фонда

Три темы становятся ведущими в творчестве Свиридова: одна связана с образами Родины, другая – революции, а третья – с образом поэта, который предстаёт как гражданин, художник, ум, глаза и совесть своего времени, своего народа.

В обширном личном архиве композитора сохранились его многочисленные записи. На протяжении нескольких десятилетий Георгий Васильевич постоянно фиксировал свои мысли на бумаге, записывал их на магнитофон. Записи его можно найти повсюду — в телефонной книжке, справочнике Союза композиторов СССР, на нотной бумаге, среди его сочинений, на полях книг, газетных и журнальных статей, на отдельных листках и в блокнотах. С начала 70-х годов композитор завел толстые, 96-страничные тетради в клетку и стал вести нечто вроде дневника, поверяя бумаге свои наблюдения, заметки на память, описания увиденного, пережитого, воспоминания о детстве, годах учения. Сам композитор озаглавил их «Разные мысли». Предлагаемая подборка дает возможность познакомиться не столько с кругом или направленностью мыслей, сколько с самим образом мышления композитора.

«Россия как лирическая величина».

Я – оратор плохой, никудышный, можно сказать… Мне трудно выразить свои мысли. Поэтому я мало говорю. И совсем не выступаю, отказываюсь, но сейчас мне кажется, надо как-то говорить.

Я уже старый человек. Не то чтобы я примирился с чем-то. Нет, примириться со многим трудно. Но ведь жизнь никогда не была, строго говоря, идеальной. Всё-таки в ней были большие пороки, недостатки… Люди не смогли ещё построить на земле рай, который был дан им сначала и из которого они за свой грех были изгнаны. А сейчас попытки всё время рай восстановить для людей. Пока рая не получается. Но жизнь сама по себе есть великий дар, ты – свидетель колоссальных событий и вообще жизни человечества… Жизнь – страшно интересное дело.

Век наш суровый очень. Очень кровавый. Масса убита людей, убита! Погибло насильственной смертью колоссальное количество людей. Как подумаешь – просто страшно… Мир не может успокоиться никак, взбудоражен. Ведь это не только Россия. Передел идёт всего мира. Но такие книги как «Апокалипсис» даром не пишутся.

Может быть, люди, которые переживут это время, кто молод сейчас, потом будут с удовольствием вспоминать то, что нам кажется сейчас смутным… Человеку Бог дал одно качество драгоценное: забвение. Если бы человек не забывал, человечество не могло бы жить… Люди забывают.

Да, время больших потрясений. Но не только теперь. Потрясения были, когда я был ребёнком. На гражданской войне убили отца. Я с трёх лет рос сиротой. Жизнь была трудная всегда.

Россия имеет свою судьбу. Как один писатель сказал: «Россия – трудная земля». Трудная земля. Много испытаний. Иногда такое впечатление создаётся, что мы искупаем какой-то старый грех. Такие трудные испытания. Но народ… я не могу отчаяться в нём. Я вижу сейчас молодых людей, которые наполняют меня верой в будущее. Я вижу, что есть живые, пытливые, умные люди.

Самое главное, чтобы человек русский перестал обезьянствовать. Вот это главная наша беда. Вечно жить чьим-то чужим примером. Что у соседей или за морем… Вот это чепуха. Надо жить своей жизнью. Жить своей традицией, продолжать свой, накопленный веками, опыт, отбрасывая из него дурное и продолжая хорошее.

Я не мудрец и не могу никому давать советы. Не могу… Но мне кажется, надо самостоятельно стараться разобраться во всём. Русским надо осознать себя как народ. Они теряют это сознание часто. Теперь не услышишь никогда: «русский человек». «Я – российский». Но ведь это чепуха. Российским может быть и папуас, живущий в России.

Русский народ имеет свой собственный громадный опыт – тысяча лет государству! Это гигантский период истории. В области экономики, культуры, науки, искусства Россия достигла исключительных результатов. Это одна из крупнейших цивилизаций мира. Сейчас часто нам внушают, что Россия – никуда не годное место. И это вздор. И мне не нравится, когда телевизор без конца вдалбливает это. Скверно это, глупо.

…Я жил жизнью, какой жили все люди моего поколения в моей стране, в Советском Союзе. Жизнь была сложная. Да она всюду была сложная. И вообще простой жизни, по-моему, никогда не было. Жизнь всегда трудная, всегда сложная. В чём её сложность? Человек обязан в определённых житейских ситуациях предпринимать какое-то действие, значит, он должен раздумывать. Обстоятельства всегда сложные и жить всегда трудно.

Что такое время? Не знаю. Это загадка великая. Сатурн, пожирающий своих детей – вот символ времени. Помните такую аллегорию? Сатурн, пожирающий своих детей. Время всё пожирает. Сложный предмет – время. Не знаю, существует ли оно вне человека? Художник имеет право жить в каком-то другом времени и он даже обязан иногда жить в другом времени. И из этого своего времени видеть происходящее. Художник… у него свой понятие времени.

Мне поэтическое слово кажется исключительно ценным, весомым. Оно весит в сто или тысячу раз больше, чем слово прозаика. Это слова, которые отобраны поэтом, гением. Они поставлены одно около другого с какой-то… Ну, вот дано ему было поставить эти слова. И они производят на меня сильнейшее впечатление. Россия богата словесным искусством. Это страна Слова. Страна песни. Страна просторов. Страна Христа. Вот для меня, что такое Россия.

Россия – это таинственное такое образование, общность людей, природы. Исторической судьбы. И, наконец, Россия – как некая лирическая величина. То, что она для меня значит. И что словом определить я не могу.

«О главном для меня»

Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию истины мира., В синтезе Музыки и слова может быть заключена Истина.

Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – Мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи.

Слово несёт в себе Мысль о мире, ибо оно предназначено для выражения Мысли., Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Думу Мира., Вместе они образуют Истину Мира., Рациональное выражается через Волю., Бессознательное – через Откровение.

* * *

Технический прогресс – это ещё не прогресс человечества, путать эти понятия нельзя и, я бы сказал, вредно.

* * *

Ремесло в любой отрасли Сальери считает высшим даром. О Бомарше: «Не думаю, он слишком был смешон для ремесла такого».

Всё на свете надо уметь делать. Ремеслом является всяческое человеческое деяние. Это целая философия жизни, получившая в наше время огромное распространение во всём Западном мире, особенно в искусстве. Отсюда миллионы, десятки миллионов людей художественного промысла. Всему можно научиться, если заниматься этим прилежно. И никаких особых дарований, может быть, и не нужно.

* * *

Возможно, что далее во времени наша музыка снова обретёт черты коренные, национальные. Но сомнения нет в том, что она их в значительной мере утратила. Для того, чтобы заявить о своей национальной принадлежности, композитор вставляет в свои сочинения цитаты из русской классики, зачастую бестактно. Есть такое выражение – амикошонство – весьма точно объясняющее смысл подобного деяния, так сказать: «Мы с братом».

Современную музыку не упрекнёшь в мелкотемье. Тут и Шекспир, и Толстой, и Библия, и Гоголь, Пётр Великий, Иван Грозный, Борис Годунов и сам Господь Бог откалывают Антраша! Поражает невероятная легковесность, бездумность по отношению к очень серьёзным вещам и одновременно разросшееся авторское самомнение, какое-то уверенное, сытое самодовольство…

Измыслить можно всё, даже скорбь, боль – всё, чего в жизни интеллектуального круга ощущается недостаток. Это измышлённое также выбрасывается на рынок.

* * *

Мусоргский считается новатором, а Рахманинов – консерватором, но музыкальная среда при их жизни боролась и с тем, и с другим. Потому что борются не с новатором или консерватором, а борются с самой сущностью искусства, с его духом, в данных случаях – с христианством и православием.

* * *

Достигшие большого распространения безъязыкие, космополитические, интеграциональные искусства – балет или симфоническая музыка – в наши дни стали «престижными» государственными занятиями, вроде игры в шахматы, состязаний по боксу, гимнастике или хоккею.

Другой тип искусства, по идее своей предназначенный для духовного совершенствования нации, влачит теневое, в сущности жалкое существование. Это – как бы провинциальное, местное, диалектное творчество, в то время как музыкальный язык, например, симфонической современной музыки становится однотипным, общераспространённым, среднеевропейским, как у нас теперь говорят.

* * *

Художественный бунт творческой интеллигенции, «особенно», конечно, в нашем веке, заключается, как правило, в дальнейшей европеизации, а с начала ХХ века – американизации. (Маяковский параллельно с Маринетти, идеализировавшей Америку. Правда, он находил её несовершенной с «классовой» точки зрения. Что под этим подразумевалось – теперь уже ясно: замена одного привилегированного слоя – другим. Современные же эпигоны Маяковского попросту идеализируют американизм и Америку.)…

* * *

Консерватории большей частью плодят людей, умеющих имитировать искусство, в то время как задача заключается в том, чтобы творить его.

* * *

Если дать волю воображению и представить себе землю после атомной войны (как мы воображаем её теперь) – трудно подумать, что музыка будет звучать над мёртвым камнем. Да останется ли и камень? Не обратится ли он в пар? Но не хочется думать, что дело именно дойдёт до этого!

Какой музыкальный инструмент уцелеет? Скорее всего – человеческий голос. Ощутив душевную потребность в музыкальных звуках, человек должен запеть. А инстинкт, который потянет его к себе же подобному (также уцелевшему), родит разговорную речь и совместное пение. Вот куда я веду, очень неумело, бестолково и сбивчиво: к хору, к хоровому пению, к соединению души в звуках, в совместной гармонии.

Я отрицаю сейчас, сидя за столом, что здесь есть зерно верной мысли. Хор – насущное (сейчас!) искусство. Утраченная миром гармония (дисгармония), выразитель которой – оркестр (европейский музыкальный голос), после катаклизма уйдёт, как уходит из организма болезнь, до того живущая в организме как самостоятельный, иной, чуждый организм, который борется с основным и пытается его победить, уничтожить.

Если болезнь не уничтожит основу, то она должна будет уйти. И в слабом, изнурённом теле возникает тихая гармония катарсиса, очищения мира. Это будет – звучание хора.

* * *

Фашизм – это, конечно, никуда не годное явление, справедливо осуждённое всем миром. Но, оказывается, бывает такой антифашизм, который ничем не лучше фашизма.

* * *

Продажность, оказывается, прекрасно соединяется с талантом. Ошибка думать, что это несоединимо…

* * *

Существует искусство – как голос души. Такова была русская традиция. В XIX веке, а может быть, и раньше, из Европы пришла (и особенно распространилась) идея искусства – как развлечения для богатых, для сытых, искусства – как индустрии, искусства – как коммерции. Искусство – как удовольствие, как комфорт. Искусство – принадлежность комфорта.

* * *

Прожив 66 лет, я вижу, что мир хаотичен не первородно, т.е. это не первородный хаос, а сознательно организованный ералаш, за которым можно различить контуры той идеи, которая его организует. Идея эта – ужасна, она сулит гибель всему, что мне дорого, что я любил и люблю, всему, что я сделал (и что будет истреблено за ненадобностью), и самому мне.

* * *

Мусоргский и Вагнер были величайшими из композиторов (величайшими художниками, людьми), а не «спекулянтами», умевшими вылепить форму (по образцу) и т.д., которых плодят в огромном количестве мендельсоновские и рубинштейновские консерватории. Они (Мусоргский и Вагнер) видели судьбу наций, крёстный их путь!

* * *

Русская культура неотделима от чувства совести. Совесть – вот что Россия принесла в мировое сознание. А ныне – есть возможность лишиться этой высокой нравственной категории и выдавать за неё нечто совсем другое.

* * *

Православие – музыка статична, всё внутри, в душе. Мелодия – хор – гимн. Восторг мира! Выразительность интонации. Идея – свобода. Инструмент – от Бога – голос, хор. Иррациональное.

Католицизм – музыка вся в движении, в динамике. Активность, воля, борьба, власть над миром. Рациональное. Фуга, мотет, контрапункт, инверсии, т.е. механические, умозрительные перестановки нот. Придуманный, сконструированный инструмент – орган, оркестр.

Измышлённая музыка, невыразительность интонации, но – формообразование. Конструктивизм, драматургия вместо интонации.

Два типа художников.

Первый тип – А. Блок, С. Есенин, Н. Рубцов, Мусоргский, Корсаков, Рахманинов – поэты национальные (народные).

Они никому не служат, но выражают дух нации, дух народа, на него же опираясь. Подобного типа художники могут быть, разумеется, в любом народе, если есть предпосылки к их появлению, время как бы само рождает их.

Второй тип художника – прислуга.

Такой поэт или художник служит силе, стоящей над народом и, как правило, чужеродной силе. Под видом национального беспристрастия, «национализма», в его, главным образом, американском понимании, он служит обычно интересам чужой нации, стремящейся установить своё господство…

Возможно, что вы и подобные вам люди, делающие похожее в других областях жизни, и преуспеете – обратите русских в колониальный, бесправный народ (и сейчас он – полубесправный) без веры, без Бога, с выборочно дозволенной собственной историей и культурой, с оплёванным прошлым и неясным будущим.

Тогда – вы будете на коне, и силой утверждаемые, пасаждаемые ваши кумиры обретут известность, но всё равно никогда не обретут любви. Но возможно и другое, возможно, что вам не удастся попрать и окончательно унизить достоинство русского человека, тогда вы будете названы своими именами.

* * *

Я хочу говорить так, чтобы меня понимали, понимали смысл того, о чём я хочу говорить. Я хочу, чтобы меня прежде всего понимали те, кто понимает мой родной язык.

Стучусь в равнодушные сердца, до них хочу достучаться, разбудить их к жизни, сказать о ней свои слова о том, что жизнь не так плоха, что в ней много открытого хорошего, благородного, чистого, свежего. Но слушать не хотят, им подавай «Вальс» из «Метели»…

«Мира восторг беспредельный – сердцу певчему дан». Это – и есть драгоценная ноша художника, драгоценный божественный изначальный дар. Без него искусство мертво, это всего лишь пустая побрякушка.

* * *

Занимаясь отбором песен для кинофильма «Десять дней, которые потрясли мир», я выяснил достоверно, что Революция (не только октября 1917 года) и всё революционное движение на протяжении десятков лет не создали ни одной своей песни. Все песни революции – это немецкие, французские, польские и т.д. песни.

Тексты песен принадлежат большей частью европейским авторам. Родоначальником этой поэзии в России оказался Надсон с его нытьём и абсолютным отсутствием поэтического видения мира.

Ни одной песни русской… Ни одной своей ноты и, кажется, ни одного русского слова., Это – не только удивительно. Россия и Революция оказались духовно несовместимыми.

* * *

Наша музыка – это пение. Это наша национальная природа – русских, украинцев, белорусов (тоже несчастных).

Они находятся в ужасном положении в смысле искусства. Я не знаю, как им помочь, это ведь родной наш город. Язык его и мелос – это ведь тоже русское. Война по ним прошла, и жестоко. У них как-то не растёт культура коренной нации.

* * *

Для русской культуры, во всяком случае, для некоторой её части, характерны элементы, роднящие её более, чем культуру современной Европу, с Древней Грецией. Эти элементы получены нами через православную веру, которая впитала в себя и древнюю греческую философию. Вот откуда – платонизм у Мусоргского, Владимира Соловьёва, у блока и Есенина. Преобладающий элемент духовного начала в творчестве (Божественного).

Вот почему искусство этих художников трудно мерить европейской мерой. Вот этому искусству равно чужды и чувствительность, и схоластика, и даже пламенный рационализм Спинозы или Бетховена. Это искусство совсем не клерикальное, не религиозное искусство с точки зрения культа, обряда, богослужения. Оно религиозно, священно, сакраментально в том смысле, как говорил Платон, — что душа человека сотворена Богом, — это та Божественная часть человеческого существа, которая способна общаться со своим творцом и одна лишь в человеке несёт в себе подлинное, неизменное, вечное Божественное начало.

6. Заключение

Свиридов продолжал и развивал опыт русских классиков, прежде всего М.П. Мусоргского, обогащая его достижениями XX столетия. Он использует традиции старинного канта, обрядовых попевок; знаменного роспева, а в то же время — и современной городской массовой песни.

Свиридов развил и продолжил традиции вокальной и вокально-симфонической музыки, создал новые жанровые разновидности ее. Одновременно в области гармонии и музыкальной формы у него проявилось нового, своеобразного, индивидуального.

Публике широко известна музыка Свиридова к кинофильмам «Время, вперед!» (1965) и «Метель» (1974).

Творчество Свиридова сочетает в себе новизну, самобытность музыкального языка, отточенность, изысканную простоту.

Произведения Свиридова широко известны в нашей стране и за рубежом. Он одинаково легко писал и серьезную, и легкую музыку. Его сочинения разнообразны и по жанрам: это симфонии и концерты, оратории и кантаты, песни и романсы.

Мировую славу Свиридову принесли потрясающие хоровые циклы («Декабристы» на слова А. Пушкина и поэтов-декабристов, «Поэма памяти Сергея Есенина», «Патетическая оратория» по В. Маяковскому, «Пять песен о России» на слова А. Блока и др.).

Однако Свиридов работал и в популярных жанрах, например, в оперетте («Огоньки», «Раскинулось море широко»), в кино («Воскресение», «Золотой теленок» и др.), в драматическом театре (музыка к спектаклям А. Райкина, «Дон Сезар де Базан» и др.).

Свиридов был щедро отмечен званиями и наградами практически при всех властях: его трижды награждали Государственными премиями СССР (1946, 1968, 1980), Ленинской премией в 1960 году, в 1970 году ему присвоили звание народного артиста СССР, в 1975-м — Героя Социалистического Труда. Во многом поэтому — когда грянула перестройка и модным стало ругать прошлое — Свиридов и его музыка попали в опалу. Знаменитая заставка в программе «Время» («Время, вперед!») была снята с эфира как примета «тоталитарного прошлого». Однако спустя несколько лет справедливость была восстановлена. Вот что писал по этому поводу кинорежиссер М. Швейцер: «Потому что эта музыка — навсегда. Потому что в ней пульс свободной от политической суеты жизни. В ней время, которое вопреки всем ударам судьбы историческим катастрофам и непоправимым потерям, продолжается вечно».

Но при всех регалиях: Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинских премий, народный артист, он был очень одинок. В 1972 году, в Лондоне, во время исполнения его «Патетической оратории» публика встала, газеты писали, что Британия столь мощной музыки не слышала с тех пор, как звучали оратории Генделя. Был ошеломительный успех во Франции, а в Союзе…

В «Правде» уже лежала статья Дмитрия Кабалевского «Творческая неудача». И только случайность (ораторию услышал Суслов и сказал: «Хорошая музыка») воспрепятствовала ее публикации. О завистливости в творческой среде Свиридов говорил: «Среда — это от слова «посредственность».

Хрущев и Брежнев, будучи земляками Свиридова, неплохо относились к нему относились. Музыку Свиридова любили Юрий Андропов и Михаил Горбачев. На заре перестройки из Свиридова попытались сделать «официального композитора режима». А он даже в партии не состоял никогда. Будучи председателем Союза композиторов…

В записной книжке Георгия Васильевича этому времени соответствуют горькие строчки: «Травля моей музыки и моего несчастного имени…Пресса в СССР отказалась перепечатать лестные отзывы. Моя музыка нежелательна для печати и пропаганды».

Нет, Свиридов не диссидент, но он и не советский. Пишет вокальные циклы на стихи Есенина – не очень-то любимого советской властью поэта, любит русское крестьянство, деревню, тогда как гегемон – пролетариат. И никак не хочет заменить свое «суконно-народное» на «возвышенно-приобретенное». Музыка Свиридова тесно связана с «опиумом для народа» — религией.

Друзьям композитор признавался, что отголоски всех своих будущих сочинений впервые услышал в раннем детстве в церкви. В страшные 30-е он продолжал носить крест. Он вообще никогда не подстраивался. Калибр личности не тот…

«Самый великий наш композитор – конечно же Мусоргский. Совершенно новый для всего мирового музыкального искусства язык, обогащенный мощным религиозным чувством, да еще в ту эпоху, когда оно уже начало выветриваться из мировой жизни…И вдруг «Хованщина»! Это же не просто опера, это разговор с Богом», – писал Георгий Васильевич. Музыкальная среда, которой не досталось таких оваций во всем мире, с удовольствием изливает желчь. Благо, Свиридов не скрывает, что он верующий…

В чем только его не обвиняют! Самобытность, например, называют «отступлением от русла мировой музыкальной культуры». А он настаивает, что в русской музыке должна быть мелодия!

Свиридов обратил внимание на то, что в «Моцарте и Сальери» скрипач слепой, играл на слух. Это не случайно, считал Георгий Васильевич. Музыка должна отлетать от нот, а та, которую без нот не произвести – это не музыка.

В общем, Свиридов не понимал «искусства для избранных», а посему его обвиняли в простоте и примитивности. Он же совпадал со Львом Толстым, считавшим, что нет величия там, где нет простоты, добра и правды, совпадал

с Чеховым, который говорил, что не знает, что такое художественно и антихудожественно, а знает только что нравится и не нравится. Немудрено, что в друзьях у Георгия Васильевича были Василий Белов, Валентин Распутин, Александр Твардовский — люди, чьи таланты не нуждаются в разъяснениях, так же, как музыка Свиридова в каком-то особом понимании. Она просто такая, что под нее хочется и жить, и умирать не только «посвященному в высокое искусство», а любому – и профессору, и работяге. Об этом страна писала в письмах к Георгию Васильевичу…

Вот как описывает впечатление от музыки Свиридова композитор Владимир Рубин: «Как-то Георгий Васильевич предложил послушать его новое произведение… Я был в совершенном смятении. Мысли и чувства были так возбуждены, что слова не шли на ум. Я молчал. Молчание становилось тягостным. Георгий Васильевич почувствовал мое состояние и предложил сыграть в шахматы. Так мы и не поговорили. Это был один из самых праздничных вечеров в моей жизни».

Из всех современных композиторов России Свиридов в наибольшей степени заслуживает звания «народного» в подлинном смысле этого слова. Благородная простота и нравственный пафос искусства Свиридова, его бережное отношение к сокровищам русской поэзии снискали ему искреннюю любовь широкой аудитории.

Свиридова по праву считают преемником вековых традиций русской музыкальной культуры. Выражая в музыке и собственное видение судьбы России, и свойственные ряду русских мыслителей интуитивные прозрения, композитор стремился уловить в изменчивости исторических реалий и запечатлеть нечто сущностное — то, чем определяется бытие национальной культуры, а в соотнесении с этим сущностным — и мало подвластные времени ценностные ориентиры народа, эту культуру созидавшего.

С данной точки зрения, исследование творчества Г.В. Свиридова, предпринятое в диссертации, представляется весьма актуальным, — тем более что творческий вклад этого композитора в отечественное искусство, на наш взгляд, еще не оценен в полной мере. Единственная монография, посвященная творчеству Г.В. Свиридова, была написана еще при жизни композитора выдающимся исследователем А.Н. Сохором («Георгий Свиридов». М., 1960; «Георгий Васильевич Свиридов». М., 1964; переиздание — М., 1972).

Хотя точнее было бы сказать: смысловая наполненность музыки классического уровня — как и в наследии Г.В. Свиридова — всегда будет превышать семантический объем даже всей совокупности опубликованных научных трудов. И потому побуждать музыковедов к постановке новых проблем и поиску новых перспективных ракурсов подхода к неисчерпаемому в множественности своих значений музыкальному материалу произведений Г.В. Свиридова.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/muzyikalnyie-sochineniya-kompozitora-sviridova/

  1. Благой Дм. Альбом пьес для детей Г.В. Свиридова // Вопросы фортепианной педагогики. – М.: Музыка, 1971. – Вып. 3. – С. 163–191.
  2. Георгий Свиридов в воспоминаниях современников / Сост. и коммент. А. Б. Вульфов; Авт. предисл. В. Г. Рас­путин. — М.: Молодая гвардия, 2006. — 763[5] с: ил. — (Библиотека мемуаров: Близкое прошлое; Вып. 16).
  3. Георгий Свиридов: Сборник статей и исследований. / Сост. Р.Леденев. — М.: Музыка, 1979. — 462 с.
  4. Георгий Свиридов: Сборник статей. — М.: Музыка, 1971.
  5. Золотов А. Листопад, или в минуты музыки: Импровизации, отрывки, образы).

    – Москва Современник, 1989. – 21 с.

  6. Книга о Свиридове. Размышления. Высказывания. Статьи. Заметки. / Сост. А. А. Золотов. — М.: Советский композитор, 1983. 282 с.
  7. Минакова С., Минакова А. История мировой музыки: Библиотека мирового искусства. – М.: Эксмо, 2010. – 544 с.
  8. Музыкальный мир Георгия Свиридова / Сост. А. Белоненко. – М.: Сов. композитор, 1990. – 221 с.
  9. Полякова Л. В. «Курские песни» Г. Свиридова. — М.: Советский композитор, 1970. — 68 с.
  10. Свиридов Г.В. Музыка как судьба / Сост., авт предисл. и коммент. А.С. Белоненко. – М.: Молодая гвардия, 2002. – 798 с.
  11. Сохор А. Георгий Васильевич Свиридов: Критико-биографический очерк. А.С. Белоненко. – М.: Мол. гвардия, 2002. – 798 с.– Л.: Гос. муз. изд-во, 1956. – 157 с.
  12. Сохор А. Н. Георгий Васильевич Свиридов. — Л.: Гос. муз. изд-во. — 1956. — 157 с. 345 с.
  13. Третьякова Л. С. Советская музыка: Кн. Для учащихся ст. классов. – М.: Просвещение, 1987. – 172 с..
  14. Цветаева Марина. «Сердца выстраданный рай» – М: Эксмо-пресс, 2000. 430 с.
  15. Шорникова М. Развитие западно-европейской музыки. – М.: Феникс, 2013. – 288 с.
  16. Свиридов,_Георгий_Васильевич. – Дата обращения – 1 мая 2015 года.
  17. Свиридов Георгий Васильевич // Википедия – свободная энциклопедия. – URL: . – Дата обращения – 2 апреля 2015 года.