Литература народов Крайнего Севера и Дальнего Востока

Реферат

В данном реферате я рассматриваю и сравниваю рассказы чукотского писателя Юрия Рытхэу и сахалинского писателя Владимира Санги. Это рассказы «Хранитель огня» Ю. Рытхэу и «У истока» В. Санги.

Для своего реферата по литературе я выбрала такую тему по нескольким причинам. Во-первых, я старалась выбрать то, что может заинтересовать современного читателя, что было бы интересным и новым для него. Литература малочисленных народов севера и Сахалина сегодня пользуется большой популярностью среди читателей разных возрастов, поэтому я считаю, что данная тема способна заинтересовать людей. Также я отдала предпочтение этим произведениям потому, что мне самой очень интересно узнать больше о творчестве писателей, которые описывают мой родной край. Я всю жизнь жила на Сахалине, а родилась в Магадане, поэтому и Сахалин, и Крайний Север мне близок. Значит, ещё одна причина моего выбора заключается в личной заинтересованности в этой теме.

Безусловно, тема реферата должна быть актуальной в наши дни. Свою тему я считаю очень интересной и нетрадиционной для школьного реферата. Она мало связана со школьной программой, следовательно, эта тема освещает необычную, мало изучаемую литературу. Отсюда следует, что она является нетрадиционной, а, значит, интересной. Кроме того, я уверена, что каждому сахалинцу и северянину будет любопытно узнать что-либо о литературном творчестве его земляков. В этом, по моему мнению, и заключается актуальность данной темы в наше время.

В данном реферате передо мной стоит цель проанализировать и сравнить рассказы Ю. Рытхэу «Хранитель огня» и В. Санги «У истока». Также, я должна в своей работе выявить причины сходств и отличий этих рассказов, подводя итоги исследования.

Практическая значимость моей работы заключается в том, что предпринятая мною попытка сопоставить литературное творчество народов Крайнего Севера и Дальнего Востока поможет учащимся школ, гимназий, других учебных заведений систематизировать свои знания в этой области, научиться находить отличия и сходства в литературном творчестве Юрия Рытхэу и Владимира Санги. Моя работа может быть использована во внеклассной работе, на уроках литературы и краеведения. Библиографический список литературы облегчит поиск нужных пособий, социологический опрос также поможет при подготовке и проведении уроков литературы.

«Современный этап развития русской литературы характеризуется углублением её многонациональной сущности»1, ведь Россия – самая многонациональная страна мира. Сколько народов населяют наши родные края! Ведь на одном Кавказском Севере насчитывается несколько десятков народов. Связано такое разнообразие национальностей нашей страны с её богатой историей. Во времена существования Советского Союза в нашу страну входило 15 республик, в каждой из которых проживал не один народ. После распада СССР многие республики стали суверенными государствами, но некоторые остались в составе России. Таким образом, получилось, что Россию стало населять множество народов, которые считают Российскую Федерацию своей родиной.

4 стр., 1837 слов

Формирование жанра рассказ в русской литературе и место рассказов П. Романова

... компонентах жанра, а о рассказе как подвижной историко-функциональной системе. Если обратиться к конкретному литературному материалу, то среди многообразия рассказов в русской литературе начала ... разочарование в народе”, жестокая политическая реакция царизма, подспудное назревание нового подъема освободительного движения). Рассказ явился той “формой времени”, тем жанром, который был ...

Но вернёмся к литературе. Как было сказано выше, сейчас в русской литературе происходит синтез творчества всех народов нашей страны, их сближение и расцвет. «Сегодня особенно ярко проявляются нравственные ценности, неизмеримо возросшие духовные возможности каждого народа».

Известный на Украине поэт Павел Тычина прекрасно и проницательно определил в одном из своих произведений суть межнациональной дружбы народов:

«Дружба писателей, художников и композиторов всех национальностей каждой страны – это поистине тысяча тысяч раскрытых окон в историю каждого из этих народов, в их будущее. »

Вследствие этого сближения русской литературы с литературой малых народностей, мы сегодня имеем возможность изучать произведения неизвестных нам ранее писателей. Таким образом, мы углубляем свои знания в области литературы, а также формируем в своём сознании более полное представление о нашей поистине богатой родине.

Разительны успехи, которых достигла литература народностей Крайнего Севера и Дальнего Востока в последние десятилетия. Этому событию предшествовала длительная история развития этих земель и, соответственно, их народов.

«Крайний Север и Дальний Восток – это единая земля, простирающаяся на многие тысячи километров, вмещающая в себя льды Берингова моря и таёжные дебри Приамурья»4. Различны её природа и климатические условия, разные народности её населяют. Разумеется, бескрайние просторы Севера и Дальнего Востока населяют не только малые народы, численность которых порой составляет несколько сот человек. Однако они – специфическая часть населения этих мест.

Термин «малые народности Севера» стал применяться в советское время. Основанием для выделения ряда народностей тайги и тундры в эту группу явились такие признаки: малочисленность, общая направленность их хозяйства, особенности быта. К этой группе относятся около тридцати народностей: манси, ханты, чукчи, юкагиры, эскимосы, ительмены, коряки, эвенки, эвены, нененцы, ненцы, энцы, алеуты, чуваны, долганы, нганасаны, селькупы, саами, кеты, а также жители Дальнего Востока – удэгейцы, орочи, нанайцы, ороки, ульчи, негидальцы, нивхи и некоторые другие.

Таким образом, Крайний Север и Дальний Восток – удивительно своеобразные края, однако нельзя эту территорию рассматривать расчленённо. Прежде всего потому, что «сходно складывалась её судьба в дореволюционные годы, со времён присоединения к России и после Октябрьской революции, когда отсталая окраина стала превращаться в экономически развитый край»

До установления Советской власти на Крайнем Севере и Дальнем Востоке большинство малых народов было обречено на постепенное вымирание. На Таймыре, например, смертность превышала рождаемость. Люди умирали от неизлечимого тогда туберкулёза, трахомы, оспы. Это было следствием плохих жилищных условий, неполноценного питания и отсутствия своевременной помощи больным.

1 стр., 415 слов

Можно ли назвать Н.А. Некрасова певцом трудной доли русского ...

... Все хорошо под сиянием лунным... Николая Алексеевича Некрасова с полной уверенностью можно назвать певцом трудной доли русского народа и красоте русской природы. Ему удалось воспеть мужество и ... народа, создав в своих произведениях контраст между этим самым настоящим и величественностью непокорной человеку природы, и сподвигнуть угнетенных и угнетаемых на борьбу за светлое будущее. Поэт ...

Тем не менее, в наши дни Крайний Север и Дальний Восток – край невиданного расцвета культуры. Решающим событием культурной революции в местах, отдалённых от центральных областей России явилось возникновение письменности и распространение грамотности. Важно отметить, что окончательно письменность у чукчей, коряков нененцев, юкагиров и эвенков сформировалась только в 30-е годы XX века, когда в бывшем Ленинграде, нынешнем Санкт-Петербурге, был создан Институт народов Севера. А в период с 60-х по 80-е годы формировалась письмо у нивхов, долган, саами – самых обездоленных ранее народностей России. В течение первого послевоенного десятилетия неграмотность народов в основном была ликвидирована. Пример из истории: до революции 1918 года в местных газетах только одна страница печаталась на национальном языке, в то время как после введения письменности у этих народов, все страницы тех газет стали печататься на национальных языках.

После того, как письменность распространилась среди малочисленных народов Севера и Дальнего Востока, и люди стали более образованными, началось развитие их национальной культуры, литературы и искусства. Повсюду возникали самодеятельные коллективы. В 1967 году на одном из межнациональных праздников от одного Корякского национального округа выступало 18 коллективов!

Но это отнюдь на значит, что до появления письменности у этих народов вовсе не существовало культуры. Напротив, на Крайнем Севере и Дальнем Востоке издавна была богатая и разнообразная культура, которая бережно передавалась из поколения в поколение. В настоящее время это ценное наследие развивается в новой основе, в тесном взаимодействии с культурой и искусством других народов, в первую очередь – русского народа. «Заимствование и освоение народами Севера культуры передовых народов – это широкий, всеобъемлющий процесс, который охватывает все стороны их жизни, включая психологию, быт и язык».

Сегодня литература малых народов Крайнего Севера и Дальнего Востока вышла на широкий простор. В нашей стране и за рубежом хорошо известны произведения нивха Владимира Санги, нанайца Григория Ходжера, чукчи Юрия Рытхэу, манси Ювана Шесталова, эвенкийца Ивана Истомина, юкагира Семёна Курилова. «Они составляют часть общего отряда русских литераторов, часть, имеющую своё неповторимое творческое лицо»2. Но творчество этих людей не возникло просто так, им предшествовали многочисленные предания, сказки, легенды, местный фольклор этих народов.

Писатели Дальнего Востока и Крайнего Севера имеют между собой много общего. Прежде всего, их объединяет близость тематики и решения сходных социально-политических, нравственно-психологических проблем, настойчивое овладение идейно-художетвенными традициями русской литературы, специфическое использование народно-поэтических форм литературы и искусства.

Не все народы Севера и Дальнего Востока выдвинули из своей среды талантливых писателей, но все они живут насыщенной, полнокровной жизнью людей единого русского общества, имеют свой богатый, прекрасный фольклор. Можно не сомневаться, что к уже известным именам писателей «северян» и «дальневосточников» будущее прибавит немало новых одарённых поэтов и прозаиков из других малых народностей Крайнего Севера и Дальнего Востока, которые пока не имеют своего Анакреона.

27 стр., 13035 слов

Коренные народности севера: история, культура, быт

... а иногда и сами жилища, строились на сваях. Основным типом одежды у всех этих народов был халат из рыбьей кожи ... преобладал у береговых чукчей и коряков. В месте с тем существовали “оленные” чукчи и коряки, которые подобно ненцам, ... были собраны финским ученым Александром Христиановичем Кастреном в 40-50 г.г. прошлого столетия: кроме материалов по ненецкому (юрако-самодийскому), нгасанскому ( ...

III. Литература народов Крайнего Севера и Дальнего Востока

1. Литература народов Крайнего Севера

1. 1 Юрий Рытхэу – представитель литературного творчества народов Крайнего Севера

Прежде, чем приступить к анализу рассказа «Хранитель огня», мне бы хотелось рассмотреть творчество его автора, чукотского писателя Юрия Рытхэу. Как уже упоминалось выше, он является представителем литераторов Крайнего Севера.

Тот, кому довелось стать первым писателем древнего северного народа – чукотского, Юрий Сергеевич Рытхэу, родился 18 марта 1930 года в приморском посёлке Уэлен (Мыс Дежнёва) Чукотского национального округа Магаданской области в семье морского охотника. С материнским молоком впитал он в себя самобытные качества своего маленького, но такого мужественного народа.

Он рос трудолюбивым ребёнком, старательно учился, стремясь усвоить и родную грамоту, и местный фольклор, и образную силу русского языка, на котором он впоследствии напишет немало книг – сборников рассказов, повестей, романов. Юному Рытхэу было чему поучиться у родного народа, ведь художественный опыт чукчей весьма велик, несмотря на то, что письменность у них появилась лишь в 30-х годах (первый букварь для чукчей, на основе латинской графики, был издан в 1932 году В. Г. Богозраз-Таном, а в 1937 году чукотская письменность была переведена на новый алфавит — на основе русского).

Большую часть легенд и преданий чукотского народа мальчик – будущий писатель – усвоил из уст своей бабушки Гивэвнэут и дяди Кмоля, который «скрашивал долгие часы терпеливого высиживания зимней нерпы возле замёрзшего разводья, повествуя о похождении героев древних сказаний в здешних местах»1.

Вот откуда такое обилие народно поэтических вкраплений в произведениях Ю. Рытхэу – «нет у него почти ни одного рассказа или романа, где, так или иначе, не были бы использованы фольклорные образы, современные или мифологические».

Хотелось бы рассказать о судьбе Юрия Рытхэу по порядку.

«В своём раннем детстве Рытхэу завидовал счастливцам, которые уже учились. Жажда к знаниям была у него не притворная». Однако маленький Юра не всегда верил тому, что рассказывали «образованные» товарищи – ему всё хотелось знать самому.

Вскоре он и сам пошёл в школу. Там мальчик старался не пропустить ни одного слова учителя и не переставал удивляться всё новым и новым для него вещам, о которых он раньше и не знал.

Идут годы, начинается взросление души, чутко воспринимающей всё светлое, гуманное. Важнейший момент детства Рытхэу – приобщение к чтению. Первой книгой, прочитанной им, была Тургеневская «Муму». Прочитанные мальчиком книги были маленькими лучами, освещавшими по капле скрытый от него мир.

После окончания семилетней школы Юрий Рытхэу ушел из родного села. По возрасту он не попал в число тех, кто был командирован в Институт народов Севера, и решил самостоятельно добраться до Ленинграда, чтобы продолжать образование. «Начался его долгий, продолжавшийся несколько лет, путь в Ленинград. Этот путь дал будущему писателю бесценный опыт жизни», ведь, продвигаясь к «городу-мечте» надо было зарабатывать на жизнь и дальнейшее обучение.

4 стр., 1903 слов

Орнаментальное искусство коренных народов Севера

... новые художественные идеалы, в прикладном искусстве создаются новые декоративные решения, в нем появляются новые орнаментальные мотивы. Орнамент в жизни народов Севера никогда не являлся самоцелью: ... модернизации. Остановимся на геометрическом орнаменте и его символике в декоративно- прикладном искусстве нижнеобских народов ханты. Одним из наиболее характерных, является орнамент из кусочков ...

Когда пришло время получать паспорт, Рытхэу пришёл к знакомому геологу и попросил у него имя и отчество (у чукчей не было традиции отчества и фамилии).

Так он стал Юрием Сергеевичем, имя же Рытхэу стало ему фамилией.

Добравшись в 1948 году до Ленинграда, он в 1949 году становится студентом Ленинградского университета. Но писать он начал ещё до поступления в высщее учебное заведение. Литературная деятельность Юрия Сергеевича началась в 1947 году – в это время он переводил на чукотский язык сказки А. С. Пушкина, рассказы Л. Толстого, произведения М. Горького и других. Также Рытхэу печатал свои первые очерки и стихи в газете родного края – «Советская Чукотка». Но в то время Юрий Сергеевич писал на чукотском языке. Именно поэтому его произведения не пользовались особой популярностью среди русских. Но немного позже его большие рассказы приобрели известность, так как стали печататься в русском переводе. Таким первым сборником на русском языке стала книга Рытхэу «Друзья-товарищи», вышедшая в 1953 году. Важно отметить, что Рытхэу тогда было всего лишь 23 года. Спустя несколько месяцев, в этом же, 1953 году, выходит в свет второй сборник Рытхэу на русском языке – «Люди нашего берега». В студенческие годы Рытхэу вышла ещё одна книга рассказов под названием «Имя человека». С тех пор Юрий Сергеевич стал известным писателем не только на Чукотке, но и в СССР.

Но широкая профессиональная известность пришла к Юрию Рытхэу с изданием автобиографического романа «Время таяния снегов», который со временем стал трилогией. Произведение было написано в период с

1958-го по 1967 год. В трилогии повествуется о судьбе целого чукотского поколения. Эта книга явилась главным трудом жизни Рытхэу. Впоследствии было написано множество других произведений, каждое из которых современная публика встречала и читала с явным удовольствием.

Говоря о литературных достижениях Юрия Рытхэу, нельзя не упомянуть о том, что в 24 года он стал членом союза писателей СССР!

«Если бы уроженец полярного Уэлена не впитал современную культуру (за годы обучения в Ленинграде), не овладел наследием русской классики и русского искусства, талант его, вне всякого сомнения, не расцветал бы столь блистательно». В то же время только крепкие корни, связывающие Рытхэу с родной чукотской почвой, дали ему возможность проникнуть в глубины народной жизни полярного края и воспринять всё её своеобразие, показать её в своих книгах так многосторонне, как никто из бытовых писателей северной окраины.

Я разделяю точку зрения многих литературных деятелей России, которые считают, что Рытхэу в своих произведениях «умеет изобразить чудесные превращения в жизни некогда отставших от века чукчей в период социалистической революции». Он умеет изобразить их не как экзотическое явление, а как неотрывную часть реальных процессов действительности. Он убеждает разнообразием жизненных подробностей, показанных весьма колоритно, часто с доброй юмористической интонацией.

Что касается тематики произведений этого писателя, то это повествование о светлой жизни его соотечественников – чукчей на его родине – Чукотке во время становления там Советской власти. Проза Рытхэу посвящена тем изменениям быта, сознания, мысли людей, которые происходили в то смутное время. Описания природы Чукотки, нравов народа, её населяющего, также имеют место в многостороннем творчестве Юрия Сергеевича. Все эти темы и идеи находят своё отражение и в рассказах, и в романах, и в повестях Рытхэу.

11 стр., 5064 слов

Рассказы Х.Л. Борхеса: автор и персонаж

... он повторяет само действие: существует автор, который работает над рассказом, у которого появится читатель. «Игра» Борхеса заключается ещё и в том, ... - 312 с., а также работы «Смерть автора» Барт. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. - М., 1994 - с. 384-391 ( ... «Наконец, третий случай: герой является сам своим автором, осмысливает свою собственную жизнь эстетически, как бы играет роль; такой герой ...

Нельзя не согласиться с утверждением многих литературных критиков, что выразительнее всего «удалось Рытхэу показать те психологические коллизии и бытовые сдвиги, которые рождало вовлечение почти первобытного по мышлению и жизненному укладу народа в непривычную и увлекательную для него жизнь». Другими словами, Рытхэу в своих произведениях показывает, что чукчи начинали новую жизнь без особого страха и с интересом. С интересом потому, что вместе с новым политическим и экономическим укладом в жизнь народа входили и новые диковинные вещи.

«Хлеб, радио, горячая вода – привычные для современных горожан блага цивилизации – были для народа Рытхэу (да и для него самого до некоторого времени) вовсе неизвестными»1. Приобщению чукчей к этим благам писатель посвятил немало страниц в своих рассказах.

Подводя итог жизнеописанию Юрия Сергеевича Рытхэу, хотелось бы назвать другие произведения, также принесшие ему известность в литературных кругах нашей страны. Особой популярностью среди читателей пользуются романы «В долине Маленьких Зайчиков» (1963), «Самые красивые корабли» (1968), «Магические числа» (1989).

За роман «Конец вечной мерзлоты» (1977) Рытхэу была присуждена Государственная премия РСФСР им. М. Горького. Также известными считаются повесть «Нунивак» (1963), рассказ «Хранитель огня» и другие.

На основе некоторых прозаических произведений писателя снято несколько художественных фильмов. Рассказы и повести Рытхэу переведены на 30 иностранных языков, их активно издают за рубежом.

Сейчас Ю. С. Рытхэу работает в международной организации ЮНЕСКО. Он награждён орденами «Знак почёта», Дружбы народов, Трудового Красного Знамени, а «в 2005 году, накануне его 75-летия, писателю было присвоено звание «Хранитель традиций» за большой вклад в сохранение и преумножение культурного и духовного населения Чукотки».

2. Анализ рассказа Юрия Рытхэу «Хранитель огня».

Анализ данного рассказа позволит мне выявить наиболее характерные черты рассказов чукотского писателя Юрия Рытхэу. Но перед тем как приступить к осуществлению этого анализа, необходимо раскрыть значение литературоведческого термина «Анализ художественного произведения», а также наметить опорный план для этого анализа.

«Анализ художественного текста (от греч. analysis – разложение, расчленение) – это разбор художественного текста (произведения) с целью выявить его тему, идею, замысел автора и т. д. »

Анализируя рассказы Рытхэу и Санги в своём реферате, я бы хотела обратить внимание на тему, идею, главных героев, особенности языка каждого из рассказов. На основе анализа рассказа я попробую определить его принадлежность к какому-либо литературному течению.

Рассказ Ю. Рытхэу «Хранитель огня» с первого раза пленяет читателя своей «сказочностью», лёгкостью восприятия, и, одновременно, глубиной философского смысла. На трёх страницах рассказа автор сумел рассказать читателю о многом: о природе Чукотки, о характере людей, её населяющих, об их обычаях, о судьбе главного героя, а также о том, как иногда простой, с первого взгляда незаметный, человек может помочь целой группе людей. Но самое главное в том, что за всем этим кроется главная мысль автора: она как будто лежит на самой поверхности, но всё время ускользает от внимания читателя. Читая рассказ, находишься в лёгком напряжении, кажется, что вот-вот откроется какая-то истина. В конце рассказа, наконец-то, улавливаешь эту мысль, но она кажется такой простой, что невольно задаёшься вопросом: «И это всё? Неужели только это хотел сказать автор?». Потом задумываешься на минутку и понимаешь: нет, это ещё не всё! Здесь есть глубокий философский смысл, который нельзя понять сразу после первого прочтения рассказа. Его можно понять только тогда, когда осмыслишь все детали повествования.

2 стр., 995 слов

Рассказ Чаша жизни. Я все молчу. Святые. — художественный анализ. ...

... Отец Кир? Отец Кир... ( Данный материал поможет грамотно написать и по теме Рассказ Чаша жизни. Я все молчу. Святые.. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, ... молчу»... Ян, пока слепые пели, внимательно всматривался в каждого...» Одного из калек Бунин заставил «рассказывать свою биографию, иногда шутил с бабами, девками, давал пятаки мальчишкам, ...

В рассказе «Хранитель огня» Юрий Рытхэу повествует об одном очень любопытном случае, произошедшем с добрым стариком Кэвэвом – жителем таёжных дебрей Севера. Он здесь и является главным героем.

Эта история произошла зимой, когда тайга севера превращается в чудесное зимнее царство. Старик Кэвэв, гуляя по заснеженному лесу, решил проверить свои дровяные запасы. Дело в том, что у того народа, к которому принадлежал Кэвэв, существовал обычай: на склоне лет заготовлять дрова для собственного погребального костра, в котором будет сожжено тело умершего после его смерти. Люди верили: чем ярче и теплее огонь, тем лучше прожита жизнь. Автор, как бы невзначай, повествует об этом обычае словами самого героя. На самом деле, это очень важная деталь рассказа, к которой я ещё обращусь в своём анализе.

Приближаясь к месту, где хранились погребальные дрова, старик почувствовал что-то неладное: «в воздухе почуялось что-то новое, необычное, странное». Вскоре Кэвэв понял, что его встревожило – его взору представилась разорённая поленница! От неожиданного зрелища старик чуть не лишился чувств. Однако позже выяснилось, что припасённые дрова взяли геологи, работавшие в этой местности. Они попали в снежный буран и сильно промокли, поэтому им потребовалось много сухих дров. Кэвэв сильно разозлился, но потом понял, что его запасы взяли не из баловства, а по необходимости, и он больше не мог злиться. Тем более, что старший из группы геологов – Петров — пообещал восстановить запасы старика на следующий день.

Проведя со случайными знакомыми остаток дня и ночь, Кэвэв простился с ними, поблагодарив за вновь срубленные дрова. Но на следующий день прибыла новая группа учёных, которым также требовалось тепло костра. Кэвэв понимал, что, если он поможет людям, то его запасов вновь не станет, но не помочь он не мог.

Геологи и на этот раз нарубили старику дров. Но случились так, что прибыла ещё одна партия учёных во главе с молодой девушкой. И им Кэвэв с радостью помог. А потом приезжали ещё и ещё люди, и всем им помогал добрый старик, ведь он по своему опыту знал, как тяжело очутиться в зимнем лесу без дров.

Спустя некоторое время старый таёжник вновь встретился со своим знакомым Петровым, руководителем той самой группы геологов, которые первыми и нашили его священные дрова. Геолог был наслышан о добрых поступках Кэвэва и спросил старика, не жаль ли ему «драгоценного запаса»? На это Кэвэв ответил коротко: «Живым людям нужнее». Именно эта фраза окажется ключевой при анализе философского смысла текста.

За добрые дела старика Кэвэва геологи и прозвали «Хранителем огня».

Таково содержание рассказа. Проанализировав его, я пришла к выводу, что темой рассказа Рытхэу является описание нрава людей-северян, живущих вдали от шумных городов, в тихих уединённых селеньях, вдали от цивилизации. Может быть, они не смотрят телевизора, не слушают радио, не совсем разбираются в экономике и политике, но всё это не мешает им быть просто хорошими людьми, добрыми, открытыми, иногда просто смешными. Им не важно, о чём написали в последней газете и что из одежды в моде в этом сезоне, зато их очень интересует количество медведей и белок в лесу, количество лосося в реке. Может быть, им никогда не доведётся попробовать клубнику со сливками, зато им до боли знаком запах жареного на костре мяса или свежей юколы. У малочисленных народов севера совсем иные представления о жизни, тем не менее, они не утратили моральный облик человека. Именно этой проблеме и посвятил Юрий Рытхэу рассказ «Хранитель огня».

6 стр., 2715 слов

Творческое рассказывание: рассказы детей о жизни лягушек

... эмоционально настраивать детей на сочинение рассказа. Некоторые рассказы могут составлять серию и объединяться одной темой Свободное сочинение заключается в том, ... липкую слизь. Акимова Камилла 6 лет Алина Жила-была лягушонок Алина. Она часто грустила, так как жила совсем ... поедают вредителей, особенно комаров. Понаморенко Даниил 6 лет., Жизнь лягушки У лягушки склизкая кожа зеленого цвета. Лягушка ...

В данном произведении писатель, повествуя эту любопытную историю, хочет показать читателю, насколько старик Кэвэв был добр к людям, совсем ему незнакомым. А ведь он уже давно начал собирать эти дрова, отыскивая в лесу самые сухие, самые лучшие. Но случилось так, что эти же дрова понадобились кому-то ещё, и понадобились они прямо сейчас. Старик злился первые минуты, пока не разобрался в чём дело, но потом его гнев прошёл, ведь Кэвэв осознал, что он, сам того не ведая, помог людям, сложив здесь свои дрова. Может быть, эти дрова спасли кого-то от тяжёлой простуды, а кого-то – и от смерти, что в тайге не удивительно.

Исходя из этого рассуждения, я могу сделать вывод, что одной из главных идей рассказа «Хранитель огня» является внушение современным людям мысли, что морального облик представителей этих народов практически не отличается от нашего, и «ничто человеческое им не чуждо». Рассказывая читателю историю о старике Кэвэве, Рытхэу хочет показать, насколько добродушны, открыты и приятны в общении эти люди, насколько они жалостливы по отношению к другим. Также автор хочет, чтобы читатель понял, что жители Крайнего Севера способны пожертвовать своими ценностями не только ради ближнего, но и ради незнакомого человека, если это необходимо.

Это одна из важных идей рассказа, но не единственная, на мой взгляд. Проанализировав рассказ, я могу выделить на его основе ещё одну немаловажную идею. Она заключается всего лишь в одном коротком предложении, но имеет столько философского смысла. Когда геолог Петров спросил Кэвэва, не жаль ли ему отдавать свои дрова людям, он ответил короткой фразой: «Живым людям нужнее». Это и есть та самая, ключевая мысль автора. Словами таёжника Юрий Рытхэу хотел сказать следующее: надо думать о жизни, а не о смерти, ведь эта самая жизнь даётся вам всего один раз. Также Рытхэу хотел дать понять читателю, что смерти не стоит бояться, перед ней не стоит преклонять голову. Очень кстати здесь будет вспомнить высказывание одного из великих людей, смысл которого сводится к тому, что смерти не стоит бояться, ведь при жизни её нет, а когда человек умирает, он её не чувствует. Почему же автор вдруг заговорил о жизни и смерти, почему с помощью этого рассказа он хочет донести до людей именно такую идею?

На этот счёт я бы хотела выдвинуть свою версию. Поразмыслив над рассказом, я пришла к выводу, что Рытхэу не случайно поднимает тему жизни и смерти в рассказе «Хранитель огня». Этим он хочет выразить свои современные взгляды на традиции древних народов. Рытхэу, как известно, сам принадлежал к древнему народу чукчей, но большую часть своей жизни до сегодняшнего дня он провёл в цивилизованной среде. Возможно, именно это повлияло на то, что со временем он немного по-иному взглянул на обычаи и традиции своего народа, оценил их с точки зрения современного человека. Исходя из анализа данного рассказа, можно судить о том, что не во всём Юрий Рытхэу согласен с этими людьми. Некоторые их обычаи он видит как священную традицию, но не как необходимость. Эту мысль писатель и положил в основу рассказа.

1 стр., 483 слов

По рассказу уроки французкого путь героя

... В. Распутина "Уроки французского" поможет провести данная презентация. II Путь героя рассказа В.Г. Распутина «Уроки французского» - путь поисков истины. Сочинения по повести Прощание с Матерой. Сочинения по рассказу Уроки французского. Уроки французского, общение с Лидией Михайловной стали для героя уроками жизни, воспитанием чувств. ...

Не зря он здесь повествует о некоторых обычаях того народа, к которому принадлежал Кэвэв. Например, в самом начале рассказа он пишет, что кереки (народ, чьим представителем является главный герой) судят о возрасте человека по его следам на снегу: если вереница следов ровная, значит прошёл молодой парень, а если линия следов кривая, значит, здесь ходил старик. Далее по тексту встречаем описание ещё одного древнего поверья: кереки верили, что свежесть морозного воздуха «разглаживает морщины в лёгких, отслаивает наросший за многие десятилетия чёрный табачный налёт». Описанный после этого обычай запасать дрова для погребального костра я уже описала, он в этом рассказе главный, но не последний. Когда Петров предложил старику поужинать с геологами, Кэвэв не отказался, так как «когда в тайге предлагают еду – грех отказываться»2. Это тоже своеобразный обычай кереков, связанный с верой в лесного духа. Жители Севера верили, что «если тебе в тайге предложили поесть, надо обязательно соглашаться, иначе разгневаешь покровителя леса».

Все эти обычаи народа Кэвэва Рытхэу описывает и для сюжета, и для выразительности рассказа. Но по отношению к обычаю запаса «священных дров» автор выражает своё прямое отношение, своё мнение. Судя по рассказу, Юрий Сергеевич чтит этот обычай как своеобразную дань предкам народа кэреков. Это своё отношение он выражает в описании реакции старика Кэвэва на то, что его священные дрова оказались сожжены. «Он свалился возле разорённой поленницы,. отбивался [от людей], рвался» — так в тексте описывает этот момент Юрий Рытхэу. Другими словами, он хочет показать, насколько расстроился по этому поводу главный герой, как свято он почитал этот обычай. Но вспомним ключевую философскую фразу «Живым людям нужнее», и сразу чувствуется противоположное отношение автора к обычаю. Этими словами своего героя писатель показывает, что в некоторых случаях нуждающимся можно помочь вопреки своим убеждениям. Что бы было, если бы старик не отступил от своего убеждения о неприкосновенности священных дров? Возможно, люди бы перебрались на другое место, а, возможно, силой бы отобрали у старика дрова, и неизвестно, чем бы всё это кончилось.

Итак, мы видим, что Юрий Рытхэу относится к данному обычаю двояко: с одной стороны, он его чтит как традицию, а с другой хочет показать, что в жизни существуют вещи, которые в данный момент могут оказаться главнее. Именно поэтому автор и затронул тему жизни и смерти, ведь так ему удалось показать читателям свои мысли насчёт этого обычая. Устами главного героя Рытхэу говорит нам, что ради помощи людям, ради жизни можно пожертвовать одним обычаем (тем более, если он связан со смертью).

Но писатель, по моему мнению, вовсе не хотел критиковать именно этот обычай. Таким способом он хотел сказать обо всех традициях и обычаях малочисленных народов Севера. Он хотел доказать людям, что во имя жизни и помощи нуждающимся можно отступить от свято чтимых традиций, и это не будет истинным грехом.

Анализируя этот философский смысл рассказа, который явился ещё одной, очень важной, его идеей, я сделала одно небольшое заключение. Согласно доказательству моей точки зрения, автор создал в данном произведении собственного двойника. Этим двойником является не кто иной, как сам старик Кэвэв, ведь все мысли автора выражаются в действиях и словах этого героя. Можно предположить, что если бы Юрий Рытхэу оказался на месте своего героя Кэвэва, он поступил бы точно так.

Анализируя рассказ Рытхэу «Хранитель огня», можно прийти к выводу, что автор вложил равные усилия как в создание самого сюжета, так и в создание образа главного героя.

Как уже упоминалось выше, главным героем в рассказе является старик Кэвэв. Из рассказа мы узнаём многое о его судьбе, характере и представлениях о жизни.

Тем не менее, автор не даёт в тексте подробного описания Кэвэва, поэтому мы не может мысленно создать его портрет, что, несомненно, облегчило бы восприятие рассказа. Из текста мы узнаём об облике главного героя лишь то, что он был старым человеком (это становится понятным из описания его следов на снегу), а также то, что, в силу своей старости, его нельзя было назвать крепким и сильным человеком, ведь, как мы помним из текста, несколько молодых людей могли полностью его побороть: «Подбежали люди, подняли старика и понесли к огню. Кэвэв отбивался, рвался, но люди были сильные и крепкие».

Но при чтении любого произведения каждый читатель в своём воображении рисует образ главного героя. У каждого он свой, вне зависимости от описания его автором. На основе прочитанного рассказа я бы хотела провести параллель между главным героем этого произведения и главным героем романов В. К. Арсеньева «Дерсу Узала», «По Уссурийскому краю». Образ именно этого героя я рисовала в своём воображении при чтении «Хранителя огня». И это не случайно, ведь Дерсу тоже был представителем малочисленного народа Дальнего Востока – он был удэгейцем. Владимир Клавдиевич очень образно и интересно описывает Дерсу Узала в первой части своего двухтомника под названием «В дебрях Уссурийского края», состоящего из двух вышеописанных частей. В произведении Арсеньева Дерсу предстаёт перед нами в следующем образе: «Это был человек невысокого роста, коренастый. Грудь у него была выпуклая, руки крепкие, мускулистые, ноги немного кривые. Загорелое лицо его было типично для туземца: выдающиеся скулы, маленький нос, глаза с монгольской складкой век и широкий рот. Небольшие русые усы окаймляли его верхнюю губу, и рыжеватая бородка украшала подбородок. Но всего замечательнее были его глаза. Тёмно-серые, а не карие, они смотрели спокойно и немного наивно. В них сквозили решительность, прямота характера и добродушие».

Приблизительно так выглядит и главный герой Юрия Рытхэу, старик Кэвэв.

Нельзя не согласиться со многими литературоведами в том, что большую роль в создании художественного образа играют его речевые характеристики. В связи с этим необходимо раскрыть значение литературоведческого термина «речевая характеристика».

«Речевая характеристика – это часть характеристики персонажа или литературного героя; она преследует цель охарактеризовать его речь (манеру говорить, излюбленные интонации и словечки, обороты речи и словарный запас).

Характеристика речи складывается из самой речи героя и из описания её особенностей писателем-автором»1.

По тексту рассказа мы можем составить полную характеристику речи главного героя, так как в произведении он много разговаривает с остальными героями. С самых первых слов Кэвэва становится ясно, что таёжник не в совершенстве владеет русским языком: он употребляет некоторые слова в неправильном роде и падеже. «Сама ты дикий!»2 — кричит он на геолога Петрова. Но эта языковая особенность главного героя отнюдь не добавляет ему отрицательных черт, а, наоборот, делает его речь образной, красочной, такой, что в ней чувствуется его явная принадлежность к малочисленному народу кереков.

При анализе реплик старика Кэвэва сразу бросаются в глаза две очень важные особенности: во-первых, он немногословен, краток в своих ответах. В каждое сказанное слово он вкладывает максимум смысла и информации, из-за этого его речь «информационно чистая»3, понятная, несмотря на лингвистические погрешности. Часто на поставленный вопрос таёжник отвечает лишь одним или двумя словами, тем не менее, его ответ равносилен длинной реплике.

Во-вторых, часто в своей речи герой использует восклицания. Это придаёт его образу некую простоту, добродушие, а также делает его речь экспрессивной, эмоционально окрашенной. Возможно, именно благодаря этой особенности автор достиг того эффекта, когда читатель явно чувствует, что этот человек не с Большой Земли, а из отдалённого района.

Я предполагаю, что эти речевые особенности Кэвэв приобрёл, несомненно, под влиянием своего образа жизни. Он таёжник, большую часть жизни проводящий в лесу. Возможно, поэтому он и привык говорить коротко, но со смыслом, ведь любой лесник знает, что в лесу не следует кричать и веселиться, нужно вести себя тихо, уважая лесной покой. А многочисленные восклицания появились в его речи, по моему мнению, потому, что Кэвэв принадлежит к малочисленным народам Севера, а они все используют их в своей речи. К такому выводу я пришла, прочитав немалое количество произведений Юрия Рытхэу, Владимира Санги и Владимира Арсеньева, ведь каждый из этих авторов, так или иначе, связан с малочисленными народами Севера и Дальнего Востока.

Таким образом, наделив главного героя речевыми характеристиками, автор создал более полный его образ.

Но основным элементом, помогающим нам представить себе главного героя, является описание его истории, его образа жизни. В отличие от портрета Кэвэва, его происхождение описывается Рытхэу более подробно. Об этом мы узнаём из слов самого таёжника: «А я из старинного рода кереков, мы давно смешались с чукчами и коряками. Только речью отличались да некоторыми обрядами» — рассказывает о себе Кэвэв.

Также из текста мы узнаём и то, что у Кэвэва была супруга – «Свой дровяной запас старик держал в секрете, о нём не знала даже жена». Однако о детях Кэвэва автор рассказа ничего нам не сообщает, но, согласитесь, трудно поверить, что у такого пожилого таёжника не было детей.

Но даже если это и так, это не значит, что Кэвэв был разочарован в жизни, что обычно бывает с одинокими престарелыми людьми. Он посвящал всю свою жизнь тайге, с её разнообразными обитателями, особенностями. Кэвэв был охотником, поэтому лес для него – это не только место отдыха и времяпровождения, но и источник сил, энергии, жизни. Он жил тайгой, был её обитателем в прямом смысле этого слова.

Кэвэв, безусловно, многое знал о тайге. Он, как я уже упомянула, был изощрённым охотником, знал секреты удачной охоты. «Кэвэв остановился проверить старые пасти3 и ловушки, поставленные на пушного зверя»4– ещё одно занятие старика. Он был настоящим лесным жителем, а это значит, что он был охотником и любителем природы одновременно.

Автор особо отмечает в тексте одну, возможно, главную, черту главного героя. Согласно сюжету рассказа после того, как Кэвэв понял, зачем геологи сожгли его дрова, он перестал на них злиться: «Он искал в душе обиду и досаду на этих ребят – и не находил»35. Старик понимал, что этих людей надо как-то наказать за их проступок, но человеческая жалость брала верх над разумом, и. Кэвэв смирился с этим. Эта художественная деталь текста свидетельствует о том, что главный герой рассказа обладал самым важным человеческим качеством – он был добр к людям. А добрые люди не бывают скупыми, надменными, жестокими. Таким образом, Юрий Рытхэу в одном простом предложении показал все черты характера старика Кэвэва!

Таков образ главного героя рассказа «Хранитель огня». Безусловно, Кэвэв – личность типическая, то есть «характерная, художественно обобщённая, показательная для той или иной социальной среды, народа, для тех или иных исторических условий, общественных ситуаций»6. Иными словами, главный герой вобрал в себя многие характерные черты народа кереков, одного из малочисленных народов Севера. К этим чертам можно отнести, в первую очередь, соблюдение им различных старинных традиций его народа (сбор погребальных дров, поклонение лесным духам и другие), образная речь, характерный образ жизни.

Но, в то же время, Кэвэва можно рассматривать, как индивида, то есть как отдельную самостоятельную личность в среде других людей. Главный герой, «хранитель огня» является индивидом, так как обладает некоторыми, присущими только ему качествами. Как пример, можно взять тот факт, что Кэвэв, вопреки свято чтимым традициям своего народа, разрешил геологам взять свои «погребальные дрова». Он, таким образом, отступил от принятого правила, но, тем не менее, помог нуждающимся людям, о чём я уже писала выше. Этим поступком Кэвэв показал свою индивидуальность, исключительность своего характера, свои гуманные черты.

Исходя из всего выше сказанного, можно утверждать, что главный герой рассказа, старик Кэвэв, является частью своего народа, он связан с ним кровными, неразрывными узами. Но нельзя и не говорить об этом герое как об индивиде, так как он обладает исключительными, только ему присущими чертами.

На мой взгляд, Кэвэв – такой литературный герой, который полюбится с первых строк любому, даже самому привередливому, читателю. Молодёжь найдёт в нём образец для подражания, так как он добрый человек, но в то же время верен своему народу, традициям. Старики же полюбят его за воплощённый в нём образ мудрости, пожилого величия и достоинства. Это, конечно, большая заслуга писателя Юрия Рытхэу, который, благодаря своему глубокому литературному таланту, смог создать в этом рассказе такой яркий, интересный образ главного героя. Но, говоря об этом, нельзя не упомянуть о своеобразии малочисленных народов Севера. Какой народ на самом деле, таким его и изображает писатель. Поэтому главный герой и получился такой интересный – благодаря мастерству автора и особенности народа, к которому герой и принадлежал.

Анализируя произведение в целом, нельзя не упомянуть о характере языка, которым написан рассказ. Я уже разбирала речевую характеристику главного героя, а теперь необходимо проанализировать язык писателя в этом рассказе.

Язык, которым написан «Хранитель огня», мало чем отличается от языка произведений других русских писателей. Возможно, с первого раза не определишь, кто написал рассказ – русский или чукотский писатель. Это связано с тем, что большую часть жизни до сегодняшнего дня Юрий Рытхэу провёл на «Большой Земле», в крупных городах. Там он сблизился с русскими людьми, там его язык приобрёл больше русских черт, а народные черты утратились. Там Рытхэу получил высшее образование, там он учился литературному творчеству на примере творчества русских писателей. Всё это оказало впоследствии немалое влияние на литературную деятельность самого Юрия Сергеевича в целом, и на язык его произведений в частности.

В рассказе «Хранитель огня» Юрий Рытхэу использует различные виды предложений. Есть здесь и простые предложения, осложнённые всевозможными оборотами, уточнениями, однородными членами. Есть и сложные предложения: сложноподчинённые различных видов (определительные, изъяснительные, обстоятельственные), а также сложносочинённые, связанные союзами и, а. Присутствуют в тексте сложные бессоюзные предложения. Благодаря такому разнообразию видов предложений в тексте, его легко и быстро читать. Связь между предложениями, использованная автором в рассказе, также разнообразна. Это лексическая связь, а именно — повтор ключевых слов, что особенно характерно для первого абзаца рассказа, где автор повествует об обычае кереков определять возраст человека по линии его следов на снегу; морфологическая связь с помощью сочинительных союзов (многие предложения начинаются с союзов А, И).

Также в тексте рассказа использована синтаксическая связь: часто встречается синтаксический параллелизм предложений. Все эти приёмы построения текста, использованные автором в произведении, способствуют упрощению процесса его восприятия читателем, а также добавляют ему некое художественное своеобразие.

Но не только использование различных видов предложений и связи между ними делает текст лёгким и интересным. Большую роль в этом играю также средства выразительности, которые широко представлены в этом произведении.

Даже при первом чтении «Хранителя огня» замечаешь, как много автор использует интересных эпитетов в тексте. Например, кривой след Кэвэва на снегу – это беспощадное свидетельство его возраста (оценочный эпитет); не просто дрова запасал старик, а священные дрова (оценочный эпитет); пепел на кострище невесомый и белый (цветовой и оценочный эпитеты); борода у геолога не просто светлая, а золотистая (цветовой эпитет).

Как видно из анализа, чаще всего встречаются цветовые и оценочные эпитеты.

Метафоры тоже довольно широко использованы в тексте. В качестве примера можно назвать такие: геологи – «изыскатели», Кэвэв – «Дед Мороз», костёр Кэвэва – «костёр жизни». Все названные метафоры являются вещественными, их в тексте больше всего. Да и само название рассказа – «Хранитель огня» — метафорическое, так как хранителем огня называли главного героя, Кэвэва, потому, что он делился своими дровяными запасами с путниками.

Как разновидность метафоры в тексте встречаются олицетворения. Например: «синий пепел вздрагивал от мощного потока тёплого воздуха», «услышал урчание вездехода», «ветер пел свои песни».

Кроме этого, в рассказе употреблены сравнения. Когда автор описывает высокую чувствительность старика, он сравнивает его нервную систему с маленьким человечком, а человечка – с тетивой лука: «Словно внутри существовал какой-то второй человек, который всегда был начеку, четкий, как тугая тетива лука». Это особое, двойное сравнение.

Интересно также то, что в рассказе Рытхэу встречается ирония. По сюжету, когда Кэвэв узнаёт о том, что его дрова сожжены, он начинает кричать на геологов и заявляет, что напишет бумагу в Москву, то есть жалобу. На это Петров отвечает ему так: «Пиши, пишиЖадность свою покажи Москве». В этих словах явно чувствуется ирония, но ирония добрая, а не злая, ведь Петров не хотел обижать старика. Этими словами он лишь призывал его опомниться и не сердиться на людей.

Следует отметить, что в рассказе автор использует инверсию – нарушенный порядок слов в предложении, например:

«На зов прибежал молоденький паренёк».

В этом предложении подлежащее стоит в самом конце, хотя должно находиться в начале, а сказуемое, наоборот, в начале, в то время как должно стоять в конце. Таких предложений в рассказе очень много.

Также в «Хранителе огня» можно найти риторические восклицания («Как прекрасна тайга!», «Попробуй выкорчуй вон ту иву!»4), риторические вопросы («Как же так получилось?», «Как я могу тебя наказать?»6).

Кроме этого, все герои рассказа используют в своих репликах многочисленные обращения: Петров называет Кэвэва «дедом», «дедушкой», «стариком», геологи обращаются к Петрову «товарищ Петров», а он называет их «ребята».

В заключение анализа средств выразительности, хотелось бы упомянуть также и о символах, которые имеют место в этом рассказе Рытхэу. На мой взгляд, символом здесь являются священные дрова – это символ погребального обычая кереков. Символом можно назвать и «жаркий, высокий, бесцветный»7 огонь погребального пламени, который свидетельствует о хорошо прожитой жизни.

Исходя из анализа средств выразительности, используемых в этом рассказе Рытхэу, можно сделать вывод, что чукотский писатель ничуть не уступает московским и петербургским в мастерстве использования тропов6. Он владеет этим мастерством так искусно, что его произведения становятся такими лёгкими, удивительно интересными и захватывающими. С помощью метафор, эпитетов, многочисленных сравнений, символов автор достигает наибольшей степени выразительности своего рассказа, к чему стремится в своём творчестве каждый писатель или поэт.

Я выполнила полный анализ рассказа «Хранитель огня» Юрия Рытхэу. В этом рассказе я проанализировала по отдельности сюжет, тему, идеи произведения, много внимания уделила описанию главного героя – старика Кэвэва. Также я рассмотрела язык рассказа, провела анализ средств выразительности. Исходя из этого объёмного анализа, я, подводя итог, хотела бы определить, к какому литературному течению можно отнести рассказ Рытхэу. Сделав это, я смогу определить характерные черты всех рассказов Рытхэу.

В своём небольшом рассказе «Хранитель огня» Юрий Рытхэу повествует об одном таёжном жителе, старике Кэвэве, о том, как он стал «хранителем таёжного огня». В рассказе Рытхэу описывает несколько обычаев народа, к которому принадлежит главный герой – народа кереков. Также он описывает реальную, действительную ситуацию, которая может случиться с любым: геологи попали в снежный буран, сильно промокли, и им срочно требовались дрова. Все эти детали явно указывают на то, что рассказ написан в стиле реализма. Эту версию также подтверждает и то, что Рытхэу сам был представителем малочисленного народа чукчей, а это значит, что он не стал бы придумывать какие-либо детали, а писал образы этих людей с натуры.

Этот рассказ написан в стиле реализма. Я могу утверждать, что и другие рассказы Рытхэу также написаны в этом стиле по описанным выше причинам. Следовательно, им также будут соответствовать многие особенности рассмотренного мною рассказа.

2. Литература народов Дальнего Востока

2. 1. Владимир Санги – представитель литературного творчества народов Дальнего Востока.

Перейдём к рассмотрению жизненного пути В. Санги.

«Владимир Михайлович Санги – основоположник нивхской литературы, лауреат Государственной премии Российской Федерации, член Международной лиги защиты прав и свобод человека при экономическом и социальном совете ООН (Организации Объединённых Наций), заслуженный работник культуры Республики САХА (Якутия), видный общественный деятель».

Этот всесторонне развитый писатель, наш соотечественник, родился 18 марта 1935 года в стойбище Набиль Ногликского района. (Замечу: дата рождения Санги совпадает с датой рождения Рытхэу).

Начинал учёбу в школе для нивхских детей, потом учился в русской средней школе. В 1952 году уехал в Ленинград на подготовительные курсы педагогического института им. Герцена. Через три года поступил на первый курс географического факультета этого же института, одновременно учился на факультете физической культуры и спорта.

Именно в эту пору Владимир Санги начал заниматься литературным творчеством: писал свои первые стихи и рассказы, часть которых печаталась в журналах «Костёр», «Охота и охотничье хозяйство».

«После окончания института Санги в 1959 году вернулся на Сахалин, преподавал в нивхской школе, затем был назначен инспектором по делам народов Севера Ногликского райисполкома». По роду своей деятельности посещал отдалённые стойбища, встречался с нивхами и ороками, эвенками и нанайцами, что давало ему возможность записывать нивхские легенды и предания, которые вошли в его первую книгу «Нивхские легенды», изданную в Южно-Сахалинске в 1961 году. «Нивхские легенды» принесли В. Санги настоящую писательскую известность. С тех пор он стал узнаваемым литератором.

Следом за первой книгой выходят из печати сборник рассказов Санги «Голубые горы» и стихи «Солёные брызги» (1962 г. ).

В этом же знаменательном году В. М. Санги был принят в члены Союза писателей СССР.

«В 1963 году, во время создания в родном посёлке писателя – в Ногликах – народного университета культуры (восьмого по счёту на острове) Санги был единодушно избран на пост ректора».

А в 1960-70-е годы читателей порадовали новые крупные произведения писателя: повести «Изгин» (1969 г. ) и «Тынграй» (1970 г. ); романы «Ложный гон» (1965 г. ), «Женитьба Кевонгов» (1971 г. ), «Время добыч» (1977 г. ).

«Женитьба Кевонгов» — одно из лучших произведений Владимира Санги, в нём ярко проявилось увлечение писателя историей своего народа, фольклором»3. Также на материалах нивхского фольклора построен не менее известный сборник под названием «Легенды Ых – мифа4» (1967 г. ).

В 1980-е годы в центральных издательствах выходит несколько сборников произведений В. Санги, в том числе «Избранное», включивших лучшие романы и повести, рассказы, сказки и очерки нивхского писателя. В серии «Новинки «Современника» издана эпическая поэма «Человек Ых-мифа» (1986 г. ), написанная по мотивам народных сказаний.

Многие произведения В. М. Санги переведены на языки бывших союзных республик и зарубежных стран.

Важно отметить, что «другие писатели 30-х годов (да и некоторые современные) национальные отличия своих героев показывали, главным образом, посредством описания их одежды, особенностей быта и других этнографических признаков (то есть, выдвигая на первый план внешнее).

Но В. М. Санги, не пренебрегая и такими подробностями, основное внимание переключает на иные моменты, связанные с духовным миром людей, их манерой понимать и истолковывать явления жизни, строем их речи».

Будучи председателем комиссии по литературе и фольклору народностей Севера Союза писателей России, Санги много времени уделял составлению и редактированию сборников произведений национальных авторов, переводил на нивхский язык русскую и мировую классику. Поэтому я могу с уверенностью называть Владимира Санги не только писателем, но и переводчиком.

В 1966 году писатель возвращается из Москвы на родовые земли в Ногликский район. «А в 2000 году издан двухтомник избранных его произведений, включивший лучшие романы и повести, рассказы, сказки и очерки, получившие широкое признание в нашей стране, рисующие широкую панораму жизни нивхского народа»2. В течение ряда лет В. Санги неоднократно избирался секретарём правления Союза писателей России, был первым президентом Общероссийской ассоциации народов Севера.

1 июня 2000 года карьера нивхского писателя резко изменилась. Владимир Михайлович Санги был назначен советником губернатора Сахалинской области по вопросам малочисленных народностей севера Сахалина. «Задача, которая на него возлагалась, состояла в том, чтобы отслеживать реализацию федеральных региональных программ, направленных на экономическое и социальное развитие малочисленных народов Севера, использование бюджетных и небюджетных средств, направляемых на эти цели». Кроме того, он принимал участие в подготовке проектов распоряжений, постановлений губернатора области, законов Сахалинской области по вопросам развития малочисленных народов Севера.

В 2002 году Владимир Санги становится лауреатом премии губернатора Сахалинской области, а в 2004 – он лауреат премии Сахалинского фонда культуры. В марте-мае 2004 года по гранту министерства образования Японии успешно переведены на цифровые носители произведения нивхского фольклора, собранные и сохранённые лично Санги. Записаны также исключительно редкие образцы мифов, в том числе тотемных, исторические и родовые предания, лирические песни и другие жанры. Это первый случай записи в более чем столетней истории исследования нивхского языка и фольклора, и он выпал на долю Владимира Санги. Возможно, это неслучайно

«Владимир Санги, наш соотечественник, награждён медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Это произошло в 1970 году. Также писатель награждён орденом «Знак почёта» (1977 г. )».

Сложно в скупые биографические данные вместить всю полноту и многогранность личности Владимира Михайловича Санги. Тем не менее, даже в них мы можем увидеть всю широту его души, все его жизненные интересы и ценности. Конечно, в эти ценности входит его родной народ – нивхи, литература, активная политическая и культурная деятельность. Ради этого он жил, творил, стремился к благосостоянию и процветания малочисленных народов Севера, к которым он и принадлежал. И в этом его чувство патриотизма, веры своему Отечеству. А каждый писатель своей страны должен быть верен ему.

2. 2 Анализ рассказа Владимира Санги «У истока».

Первое впечатление после прочтения этого рассказа нельзя выразить словами. Это особенное чувство, представляющее собой смешения жалости, страха и неопределённости. Рассказ обрывается внезапно и этим пугает читателя. «Что же дальше? Что будет с главным героем и как сложится его судьба в дальнейшем?» — спросите вы себя после прочтения произведения. Такие вопросы интересовали и меня. Тем не менее, я смогла ответить на них. Но для этого требуется полностью проанализировать этот рассказ и осмыслить его философию.

Нельзя не согласиться с мнением Б. Комановского (учёного-литературоведа, автора книги «Пути развития литератур народов Крайнего Севера и Дальнего Востока»), который считает, что «рассказу Владимира Санги «У истока» свойственна лирическая настроенность, умение несколькими штрихами дать психологическую характеристику действующих лиц». Я сказала бы, что эта психологическая характеристика настолько живо, ярко изображена В. Санги, что кажется, что ты был лично знаком с героем рассказа. Автор создал в этом рассказе удивительный образ старого охотника, представителя малочисленных народов Севера. Этот образ настолько правдоподобен, что уже не остаётся сомнений в том, что у него был прототип.

Но всё же хотелось бы по по порядку рассмотреть все детали этого рассказа, с целью создать в своём понимании общую картину творчества нивхского писателя Владимира Санги.

Рассказ «У истока» является одним из самых лучших рассказов в копилке прозаических произведений Владимира Санги. Я считаю, что в данном рассказе В. Санги проявил себя как опытный, умелый и состоявшийся писатель. Оригинальность идеи рассказа, его замысел, главный герой, изобразительно-выразительные средства, использованные в тексте – всё подтверждает моё суждение.

В данном рассказе описывается история, произошедшая с главным героем – стариком Полуном (представителем рода Кевонгун, одного из малочисленных народов Севера).

Полун был охотником, рыболовом и жил в лесу. Он был одинок, поэтому большую часть времени проводил в Сахалинской тайге. Полун заботился о ней и всегда сильно переживал, когда был свидетелем многочисленных лишений его обитателей. Так как он был очень стар, то много думал о жизни, рассуждал, у Полуна даже была своя собственная философия: «вновь и вновь его одолевали думы».

И вот, однажды, главному герою приходит в голову неожиданная мысль о том, что рыба, которую промышляли на острове в реке Тымь в большом количества, может исчезнуть. «Лосось может исчезнуть!» — прозвучали слова в его сознании, и с этих пор старик Полун надолго теряет спокойствие. Он начинает пристально присматриваться к людям, ловившим кету на побережье, и каждый раз, когда он видел, как «люди сотнями вылавливали кету, брали икру, а тушки выбрасывали»2, он становился сам не свой. Сородичи посмеивались над Полуном, думая, что он выжил с ума, но тот не обращал на них ни малейшего внимания. Таким образом, по селению распространился слух о том, что этот старик стал рыбнадзором. И действительно, Полуна очень часто видели ходившим по берегу реки и наблюдавшим за рыболовами.

И вот начался самый важный этап нереста кеты: самки откладывали икру, а сами погибали вместе с самцами-родителями. Полун с нежным трепетом наблюдал за появлением новой жизни и смертью старой. Для него это было священным делом. Но вдруг, в это самое время он встречает браконьера, который самым жестоким способом промышлял рыбу: «человекстоял по колено в реке, ловкими ударами остроги бил лососей и выбрасывал их на берег»3. Полун чуть было не лишился чувств от увиденного. Это было настоящее варварство по отношению к природе! Но хуже всего было то, что браконьером оказался его дальний знакомый, некий Серёга, приехавший на Сахалин по вербовке и работавший трактористом. Полун уже встречался с ним в прошлом году по подобной причине, но Серёга уговорил его не заявлять о браконьерстве в милицию. Но теперь Старик не мог простить такого отношения к природе его родного края, поэтому он, сурово предупредив парня, выгнал его не только с берега реки, но и с самого острова. Тракторист вскоре уехал на материк.

Но на этом история не заканчивается. Недолго после этого случая продолжался нерест кеты. Наступила зима, и сердце старика Полуна освободилось от постоянной тревоги. Он занялся подготовкой к зимовке в тайге, ведь ему так не терпелось увидеть зимний лес с его бесчисленными обитателями. И вот Полун в тайге. Он совершенно спокоен, ведь зимой не надо заботиться о безопасном нересте рыбы: икринки и мальки схоронились под толстым слоем зимнего льда, а их родители – самки и самцы кеты – уже давно погибли, и единственное, что от них осталось – это безжизненные тушки, которые уже, наверное, унесло течением Но каково же было удивление нашего охотника, когда он, переходя большое замёрзшее озеро, рассмотрел подо льдом «огромного, сгорбившегося самца с кроваво — бурыми полосами на боках»! Наверное, его занесло сюда течением, ведь озеро сообщалось с рекой небольшой протокой. Полун подумал, что лосося наказал бог Курн за то, что рыба не выбросила молоки и не оставила после себя потомства. Теперь самец кеты будет долго мучиться в холодной воде озера, прежде чем умрёт. Но когда старик внимательнее взглянул в глаза умирающей рыбы, он увидел, что взгляд её выражал глубочайшую тоску и укор

Таково содержание рассказа. На первый взгляд кажется, что в нём нет ничего особенного. Обычная история о том, как некий добрый старичок боролся с браконьерами. Тем не менее, не стоит спешить с выводами. Надо поразмыслить над сюжетом рассказа и последовательностью действий в нём, вдуматься в название. «У истока» — это метафорическое выражение, и употреблено оно автором не в прямом смысле. Но, я считаю, чтобы лучше понять смысл и философию рассказа, нужно прежде определить его тематику, а главное – идею.

Итак, темой данного рассказа Владимира Санги является изображение нравов людей — представителей малочисленных народов Севера, их характера и течения жизни. Санги прослеживает в этом рассказе судьбу главного героя – старика Полуна из рода Кевонгун. Но особенно он обращает внимание на заключительный этап его жизни – глубокую старость, в которой и предстаёт перед нами Полун. Также писатель хотел показать читателям, насколько эти люди добрые, жалостливые и участливые к чужой судьбе. Полун был настолько добр к людям, что даже не обижался на них, когда его за глаза называли сумасшедшим за то, что он решил встать на защиту природы. Полун был жалостлив и к животным: «он теперь не закапывал живых щенков в снег».

Таким образом, я делаю вывод, что главной темой данного рассказа является изображение характера человека из малочисленного народа Севера, его судьбы.

Если тему рассказа «У истока» я определила довольно быстро и без затруднений, то с авторской идеей дело обстоит сложнее, и на этом немаловажном этапе анализа рассказа можно столкнуться с некоторыми трудностями.

Дело в том, что Владимир Санги в незамысловатом сюжете рассказа «спрятал» очень глубокий, а, главное, драматический философский смысл. Здесь особое внимание стоит обратить на судьбу главного героя, а затем сопоставить её с последним эпизодом сюжета (Полун находит умирающего лосося подо льдом).

Из рассказа мы многое узнаём о судьбе Полуна. Но самым важным для нас является то, что старик, дожив до старости, так и остался одиноким. У него никого не было: ни жены, ни детей, ни родственников. Автор повествует: «У него невеста была, но и её увели на западное побережье в большой род». Потом Полун пытался найти свою спутницу жизни, но его попытки по разным причинам не увенчались успехом. «Так и остался он бобылём» – делает заключение В. Санги, и как будто приговор всей жизни прозвучал для Полуна. Поэтому и детей у него не было – не было той женщины, которая стала бы матерью для наследников его рода. Родственников же не было у старика по той причине, что Полун пережил всех своих сородичей, он был последним из рода Кевонгун. Только его жизнь продлевала существование этого рода – оборвись она, и его не станет. Он исчезнет вместе с традициями, обычаями и памятью этого рода, канет в вечность.

И вот мы уже вплотную подошли к авторской идее, главное её не упустить. Всё то, что я написала выше, очень хорошо понимал наш главный герой, он чувствовал это сердцем. И чем старше он становился, тем отчётливее внутренний голос говорил ему, напоминал о том, что он последний из своего рода, и его задача – ПРОДОЛЖИТЬ СВОЙ РОД. В противном случае, он станет последним. А это значит, что он будет худшим из своих сородичей, так как он, зрелый мужчина, не смог продолжить свой род, не смог его спасти от гибели. И не важно, что об этом никто из его родственников не узнает, важно то, что он оказался слабым, морально слабым

Следовательно, главной идеей автора было показать читателям философию этого народа на примере душевной муки главного героя рассказа, а также объяснить, почему для этих людей так важно иметь наследников – детей, почему так важно быть патриотом своего народа, не предать его, не обидеть. У Полуна это не получилось, он упустил в молодости свой шанс и теперь за него расплачивается. Очень интересная связь между прошлым и настоящим прослеживается в этом рассказе: одно событие из молодости Полуна сопровождало его в течение всей жизни, и теперь, в настоящем, не даст спокойно умереть.

Трагичности этой идеи автор достигает через некоторые эпизоды сюжета. Главным трагичным эпизодом сюжета является последняя сцена, изображающая встречу Полуна с умирающей рыбой. Но ей предшествует не менее важная сцена. Она была немного раньше, когда старик с нежностью и волнением наблюдал за тем, как лососи совершают «обряд зарождения жизни» – откладывают икру. Эти лососи продолжили свой род – они отложили икру, и очень скоро из неё появятся мальки, а затем маленькие рыбёшки, которые ровно через такой же промежуток времени будут также нереститься. А этот несчастный лосось по каким-то причинам не смог выпустить молоки – не продолжил свой род, он не имеет последователей. И вот, теперь, в этом холодном озере, он медленно умирает, не совершив главного обряда всей своей жизни

Теперь, я думаю, всякий читатель догадается, в чём трагичность идеи рассказа. Дело в том, что Владимир Санги в своём рассказе «У истока» сравнивает одинокую жизнь Полуна с одиноким лососем подо льдом. И это не случайно, ведь Полун, так же, как и лосось, не продолжил свой род. Нетрудно догадаться, каков был ужас старика, когда в образе этого беспомощного, умирающего лосося он увидел себя, свой неизбежный конец. Совсем скоро, в такой же холодной постели он будет медленно умирать, томимый чувством собственной неполноценности. Это ужаснуло бедного Полуна так, что в глазах рыбы он неосознанно прочёл тоску и укор

Также трагичности идее рассказа добавляют многочисленные упоминания автора о том, что в последнее время Полун стал особо жалостлив, в нём проснулось какое-то отцовское чувство. Он даже решил «взять шефство» над нерестом лососей. Именно поэтому его так удивляло поведение браконьеров, которые препятствовали продолжению жизни. Полун хотел заботиться хоть о ком-то, хотя бы о рыбе.

Итак, главной идеей рассказа является изображение трагичности судьбы главного героя, а также стремление через эту судьбу показать читателям, насколько страшным и ужасным было для этих людей предательство своего рода, даже если оно было не умышленным.

Сейчас стоит рассмотреть связь названия рассказа с его идеей. «У истока» — это метафорическое название. Оно обозначает начало жизни, «исток» человеческого существования. Наш главный герой находился у истока жизни – наблюдал за нерестом рыбы, но своего собственного «истока» он не создал. Это ещё раз подтверждает то, идея рассказа определена правильно, ведь название произведения нередко содержит основную его мысль.

Сюжет рассказа основан на событиях из жизни главного героя, старика – таёжника Полуна.

Обратимся к характеристике этого героя. Для начала необходимо описать его внешний облик, то есть портрет. В отличие от главного героя предыдущего рассказа, об этом герое – Полуне – мы узнаём многое из рассказа автора, в том числе и о его портретном облике. Это был старик с белыми, торчащими во все стороны волосами. Также В. Санги добавляет, что у Полуна было «морщинистое, как кора старой лиственницы, лицо, потускневшие глаза и потрескавшиеся губы». В своём воображении мы сразу можем представить себе старого, бывалого охотника, с добрым и открытым лицом. Именно эти воображаемые черты мысленно дополняют авторский портрет Полуна. «Старик, древний старик!» – подытоживает Санги описание портрета главного героя.

Что касается его речевой характеристики, то её могут составить лишь несколько реплик героя, а также его мысли, выражаемые автором, ведь весь рассказ В. Санги основан на прямом повествовании. Лишь в некоторых эпизодах Полун вступает в диалог с другими героями. Например, очень ярко характеризует речь старика его ответ Серёге-браконьеру, которого тот встретил на берегу Тыми. Речь Полуна правильная, достаточно экспрессивная, наполнена эмоциями, а также такими средствами выразительности как сравнения. «Выслежу, как медведя, и убью» — говорит старик Серёге, используя образное сравнение. Речь своего героя Санги наполнил преимущественно общеупотребительными словами. Присутствуют также восклицания («Уходи отсюда!») и риторические вопросы («Кто этодвижется по дну?»).

Следует добавить, что Полун использует в своей речи также слова из местного, родового наречия («Ыйка!» — кричит старик, увидев браконьера, что означает большой испуг, неожиданность).

Из этого мы можем сделать вывод, что Полун достаточно хорошо знал русский язык, умел говорить грамотно, использовал речь для выражения своих чувств, переживаний.

Из рассказа мы узнаём также, что старик Полун был охотником, рыболовом и бывалым таёжником. Однако Владимир Санги не выражает эту мысль в одном предложении, а «прячет» её в тексте всего рассказа. Например, Владимир Михайлович пишет: «Он привычно закинул за спину одностволку». Сразу становится ясно, что Полун – охотник. И таких примеров можно найти в тексте великое множество.

История жизни Полуна, собственно, и есть история его народа, причём история достаточно трагичная. Владимир Санги повествует о том, что «Полун – последняя ветка из рода Кевонгун», что род этот пришёл на Сахалин одним из первых. Это было много сотен лет назад. Раньше род главного героя был могущественным, но теперь он становился всё мельче и мельче с каждым годом. Последние шестьдесят – семьдесят лет в живых было лишь несколько человек. Но случилось так, что на людей напала «чёрная болезнь», и из мужчин в живых остался только Полун. Как мы уже знаем, он не смог найти себе жену, поэтому можно сказать, что это был последний человек из рода Кевонгун.

Также в тексте подробно описывается история прихода нивхов на Сахалин. Эта история очень интересна, но я не буду долго на ней останавливаться, так как она почти не имеет отношения к характеристике главного героя.

Как сложилась судьба Полуна дальше, мы уже знаем: он не смог жениться, поэтому так и остался один. У него не было детей, и всю свою жизнь он посвятил тайге. Полун стал охотиться, рыбачить, ходить в походы по тайге. Таким образом он и прожил всю свою жизнь до того момента, как предстал перед нами в рассказе Санги.

Мы узнаём из рассказа также немного сведений и о его характере. Полун в молодости не был ни жесток, ни слишком жалостлив, он был обычным человеком. Но суровая сахалинская тайга с её лишениями и неудобствами принесла в его характер чуточку излишней твёрдости, может быть, даже жестокости. Но автор пишет о некой эволюции характера главного героя. Она произошла тогда, когда Полун осознал, что он уже постарел, и большая часть жизни осталась позади. Вся эта мысль выражена в одном предложении: «Он теперь не закапывал живых щенков в снег». Это был своеобразный обычай этого народа – закапывать щенков в снег, так как собак было слишком много. Так иногда топят новорожденных котят. Но северяне отнюдь не считали этот обычай издевательством над животными, это было у них в порядке вещей. Но Полуну стало казаться, что он убивает не щенка, а ЖИЗНЬ, которая еле-еле теплится в этом крохотном тельце. Таким образом, мы можем сделать вывод, что Полун на старости лет стал особо жалостлив ко всему живому, особенно к животным; в нём проснулось какое-то большое чувство, не нашедшее выражения за всю его долгую жизнь. Может быть, это чувство родительской любви?.

Также Санги указывает на то, что Полун был храбрым человеком. Из рассказа мы помним, что когда старик решил быть рыбнадзором, сородичи над ним смеялись, а браконьеры даже угрожали ему, пугали его разными способами. «В ответ Полун только ухмылялся» — такова была реакция этого человека на угрозы. Он не боялся этих злодеев, ведь точно знал, что добрая воля всегда сильнее злого умысла.

Я, после прочтения рассказа, искренне жалела главного героя, старика Полуна. Он представился мне таким добрым, хорошим человеком, что я подсознательно представляла себе счастливый конец рассказа. И, вдруг, эта странная развязкаНичего определённого: что же стало с главным героем? Как он будет жить дальше? Владимир Санги предоставил читателю возможность самому поразмыслить над этим и «придумать» свой конец рассказа. Я думаю, что старик очень сильно огорчился «встречей с лососем», и теперь недолго проживёт, ведь зачем ему жить долго, если он ПОСЛЕДНИЙ?

Теперь следует обратиться к характеру языка, которым написан этот рассказ. Надо заметить, что рассказ Владимира Санги «У истока» достаточно длинный (по сравнению с рассказом Юрия Рытхэу «Хранитель огня»), поэтому и характер языка рассказа достаточно разнообразный.

Что касается предложений, который образуют текст, то количество их видов очень велико. Это и простые предложения, и простые распространённые, простые с однородными членами (самыми разнообразными), и сложные предложения (сложносочинённые и сложноподчинённые).

Есть и сложные бессоюзные предложения. Надо заметить, что многие предложения связаны с помощью союзов, либо содержат союзы. Они здесь употребляются очень грамотно, причём — не повторяются.

Такое разнообразие предложений делает текст лёгким для чтения, доступным для любого возраста, а, главное, показывает всё мастерство писателя как лингвиста.

Ничто не даёт нам такого полного представления о языковом характере литературного произведения, как анализ средств выразительности его речи. Итак, проанализируем средства выразительности (тропы), использованные автором в этом художественном произведении.

Во-первых, стоит обратить внимание на многочисленные красочные определения – эпитеты, которыми В. Санги наполнил этот рассказ. Причём, надо заметить, что каждый вид эпитетов играет свою особую роль. Цветовые эпитеты отражают цветовую палитру, общий колорит зимней тайги. Эти эпитеты как бы рисуют перед нами чудесный пейзаж зимнего леса. В качестве примеров цветовых эпитетов можно назвать розовых рябчиков, кроваво-бурые полосы (на спинке у лососей), а также сморщенную бурую ольху. Эти эпитеты помогают читателю глубже представить изображаемую писателем местность, не правда ли?

Кроме цветовых эпитетов встречаются также эпитеты оценочные и авторские. Оценочные эпитеты, в свою очередь, Владимир Санги делит на позитивные и негативные. К позитивным оценочным эпитетам можно отнести такие определения, как волшебная тишина, солнечная долина и некоторые другие. А к негативным оценочным эпитетам я отнесла грубый выстрел, студёные струи, горькую думу, злые ветра. Особое внимание хотелось бы обратить на эпитет, характеризующий взгляд браконьера: Серёга смотрел хищно, по-рысьи. Это чисто охотничье наблюдение. Как смотрит рысь? «Коварно, нагло, ужасающе» — скажет вам любой охотник. Этот красочный эпитет очень ярко характеризует Полуна как охотника.

Что касается авторских эпитетов, то их здесь целое изобилие. Это и вековые ели, и бесполезная жизнь, и омертвевшие глаза рыбы, и заветные нерестилища. Посмотрите, какие разные эти определения! Но они все служат для описания того или иного предмета, явления так, как их видит автор. Значит, они обладают особым значением, передавая мысли писателя.

Особое внимание следует обратить на многочисленные метафоры, встречающиеся в этом тексте. Они так же, как и эпитеты, очень разнообразны – это и вещественные и глагольные метафоры, а также совмещение и того, и другого вида в одном выражении. В. Санги сравнивает разум человека с петлёй мысли (вещественная метафора), закат – с оранжевой шалью (вещественная метафора), улыбку – с лучиками солнца, разбегающимися по лицу. На последнее предложение стоит обратить особое внимание: «и по его лицу лучиками разбегалась улыбка, свойственная добрым душам». Здесь объединены и указанная выше метафора, а также выделенное олицетворение.

Также хотелось бы привести примеры и глагольных метафор: «у старика всё внутри закипало», «плёс кипел от лососей» и «в икринках играло солнце». Эти метафоры создают эффект оживлённости, динамики событий рассказа.

В данном рассказе без труда можно найти и авторский неологизм. Он встречается в тексте при описании сахалинской тайги. В. Санги пишет: «на другом берегу реки настойчиво дзенькает сиротливая синичка»2. Этот неологизм основан на звукоподражании, что так же свидетельствует о высокой наблюдательности автора – он подметил, каков звук, издаваемый синицей, и придумал похожее слово.

Следует обратить внимание и на сравнения, используемые автором в тексте. Например, очень красивым и лиричным мне показалось следующее сравнение: «Душа Полуна, как поверхность широкой заводи в тихую-тихую погоду»3. Можно привести и другой пример: слух, разнёсшийся по окрестностям, Санги сравнивает с пожаром в сухостойном лесу, а рябчиков — с грибками-наростами на ветвях черёмухи. Белка у Санги юркает в кусты, как бы стыдясь своего неприглядного вида, а глаза браконьера сияют, словно луна. Сравнения добавляю рассказу Санги лиричности, особой красоты, даже интереса.

Обратимся к олицетворениям. Мы уже частично говорили о них, рассматривая глагольную метафору, но для более полного анализа тропов необходимо рассмотреть их отдельно.

На самом деле, олицетворений здесь очень много. Особо изобилует ими описание сахалинского леса, зимней тайги: «зима вступила в свои права», «ветер не в силах пробиться сквозь тайгу», «солнце застряло между горами», «природа ожидала восхода солнца». Этот список можно продолжить и далее, но, я думаю, что для языковой характеристики текста этого будет достаточно.

Очень часто в рассказе встречаются инверсии, например:

«После «чёрной болезни» осталось несколько женщин и Полун».

Подлежащие стоят в самом конце предложения, а обстоятельства времени – в начале. Это и есть инверсия. Таких примеров можно привести очень много, так как такого рода предложения есть почти в каждом абзаце рассказа.

Также много в тексте риторических вопросов и восклицаний. Они придают рассказу характер рассуждения и делают его более интересным, современным. Примером риторического вопроса могут служить предложения: «Какое расстояние им пришлось пройти из далёкого океана в верховья Тыми?», «Кто это, как тень, движется по дну?» (обратите внимание на сравнение).

Риторические восклицания – «Скорей в тайгу!», «Да это же кета!», «Он видит начало жизни!».

Также в тексте рассказа можно выделить и символы как средства выразительности. После прочтения рассказа сразу приходит на ум, что нерест рыбы здесь является несомненным символом начала, зарождения жизни. Браконьеры же олицетворяют собой зло, которое препятствует этому священному процессу (процессу зарождения жизни).

Можно встретить и другие символы, но эти являются наиболее важными для темы и идеи рассказа.

Анализ средств выразительности, использованных в данном рассказе, можно было бы продолжить и далее, но есть ли в этом смысл? На мой взгляд, для анализа языка рассказа достаточно и этого. Мы нашли в тексте основные виды тропов (эпитеты, метафоры, олицетворения и сравнения), а также инверсию и символы. Кроме этого, был приведён пример авторского неологизма, использованного писателем в тексте.

Исходя из проведённого мной анализа языковых средств, использованных в этом рассказе, я могу сделать вывод, что Владимир Санги может не только мастерски придумывать и развивать сюжет рассказа, но ещё и украшать его многочисленными средствами выразительности, которыми он, по всей видимости, владеет в совершенстве.

Данный рассказ «У истока» представляет собой настоящую «кладовую знаний» для этнографов — людей, изучающих материальную и духовную культуру народов. Я делаю такое утверждение, так как при чтении рассказа Санги встретила в нём массу упоминаний о традициях и обычаях малочисленных народов Дальнего Востока. Рассмотрим некоторые из них, так как они играют большую роль при анализе рассказа.

В самом начале рассказа внимательный читатель заметит описание того обычая, как молодые люди этих народов выбирали себе жену: девушка обязательно должна была принадлежать к роду тестя. Наш герой потому и остался одиноким, так как все девушки из рода тестей уже были выданы замуж. Это первый обычай, описанный Владимиром Михайловичем в рассказе.

Следующий обычай лучше было бы назвать народной приметой. Увидев белочку, которая была занята сбором рябины, Полун подметил: «Знает, когда собирать ягоду, — сладка рябина после заморозков»1. Вот и примета. Сейчас она известна многим людям, но есть основания судить, что она пошла именно от северян. Кто, как ни они, больше наблюдает за природой?

Также из текста мы узнаём и об обычае северян всю зиму жить в тайге, в особых домиках, где у них есть специальные припасы. Там, в лесу, они будут охотиться, наблюдать за природой, набираться житейской мудрости. Это тоже обычай.

Ещё стоит обратить внимание на мифологию этих народов: довольно часто в тексте встречаются упоминания о Богах. Например, Бог тайги – это Курнаг. Его будет просить Полун зимой о хорошей добыче. Курн – это божество животных. Именно он наказал того несчастного лосося, который не оставил после себя потомства. Описания Богов северян тоже можно отнести к обычаям, так как мифология – составная часть традиций любого народа.

Я перечислила лишь несколько обычаев, описанных автором в тексте, но даже теперь вы можете себе представить, каково значение этого рассказа для учёных-этнографов. Да и простым людям, я думаю, будет любопытно узнать об этом, тем более – коренным сахалинцам.

Мой анализ рассказа Владимира Санги «У истока» завершён. Я считаю, что мне удалось осветить наиболее значимые черты этого художественного произведения, чтобы сделать вывод о творчестве этого сахалинского писателя и о Сахалинской литературе в целом.

В своём анализе рассказа я проследила сюжетную линию рассказ, рассмотрела по отдельности его тему, главную мысль (идею), подробно описала главного героя – старика Полуна, рассмотрев его личность, род занятий, характер. Затем я провела отдельный анализ средств выразительности, использованных автором в рассказе, на основе которого рассмотрела речевые особенности всего рассказа. В заключение анализа я дополнительно выявила особую ценность рассказа – его большое значение для этнографов, так как здесь содержится много информации об обычаях и традициях малочисленных народов Севера.

На основе данного анализа рассказа я буду определять, к какому литературному течению относится этот рассказ.

В данном художественном произведении описывается жизнь и судьба старика-таёжника Полуна, который принадлежит к одному из малочисленных народов Дальнего Востока. Описываются события, возможно действительно происходившие когда-то с человеком, с которого Санги и «срисовал» образ своего героя. Всё это наводит на мысль о том, что рассказ реалистичен. Эту мысль также подтверждает и то, что в тексте присутствуют описания обычаев малочисленного народа Дальнего Востока. Идея рассказа также очень реалистична.

Я думаю, что этот рассказ будет интересен всем без исключения: и школьникам, и учёным, и простым людям. Это произведение Санги настолько интересно, поучительно, познавательно, что его можно читать несколько раз, и оно вам не надоест.

В этот рассказ Владимир Санги вложил свою душу, свои мысли, свои переживания, и, конечно, своё отношение к жизни. Поэтому его так легко и интересно читать.

Сравнив эти рассказы, я достигну поставленной в работе цели. В качестве заключения к моему сравнительному анализу я составлю перечень сходств и различий этих двух рассказов.

Когда произносишь фразу «Сравнительный анализ рассказов Юрия Рытхэу и Владимира Санги», невольно задаёшься вопросом: «Да что там сравнивать? Оба писателя с Севера, с Востока, значит, и рассказы у них похожи как две капли воды». Да, они действительно похожи, тем не менее, при подробном сравнительном анализе можно выявить и некоторые их различия, которые в корне меняют наше представление о творчестве этих писателей.

Начнём наш сравнительный анализ с тем рассказов.

Юрий Рытхэу посвятил своё художественное произведение «Хранитель огня» описанию случая из жизни таёжного обитателя – старика Кэвэва. Одним этим случаем он показал нам весь уклад жизни главного героя рассказа, его характер, обычаи и традиции его народа. А сам описываемый случай позволил читателю узнать о характере главного героя, его мировоззрения.

Владимир Санги также написал рассказ «У истока» о старике-таёжнике, об одном происшествии в его жизни, которое, возможно, очень сильно её изменило. То, как Полун (главный герой рассказа) осознал свою старость, бесполезность и беспомощность, даёт читателю возможность почувствовать себя на его месте, а, значит, более точно определить тему рассказа.

Итак, темы сравниваемых рассказов совпадают. Оба писателя, и Ю. Рытхэу и В. Санги, изображают в своих рассказах случай из жизни таёжников-старожилов с целью показать их жизненные ценности, ориентиры, характеры.

Но мы должны чётко видеть грань между темой и идеей рассказа. Если тематика рассказов совпадает, то идеи могут быть совсем разными. Примером такого несовпадения могут служить рассказы «Хранитель огня» и «У истока».

В рассказе «Хранитель огня» Юрий Рытхэу, рассказывая случай из жизни старика Кэвэва, хочет показать читателю, что Кэвэв был таким же обычным человеком, как и мы, не смотря на то, что он жил в дали от цивилизации и никогда не видел телевизора. Также Рытхэу пытается объяснить читателю, насколько добр и честен был его герой. Люди, живущие в городах, находящиеся в самом центре событий всего мира, нередко оказываются полной противоположностью описываемого писателем характера: они могут быть злыми, коварными, предателями. А человек, живущий так далеко от них, мало понимающий в науке и технике, оказывается намного чувственнее и доброжелательнее их. Вот эту глубокую мысль и хотел показать читателям Юрий Рытхэу в своём замечательном рассказе.

У Владимира Санги, при той же самой теме рассказа, замысел был другой. Описывая интересный случай о том, как Полун стал рыбнадзором, и как это изменило его жизнь, писатель стремился объяснить современной публике, что было самым главным для человека из рода Кевонгун, то есть для представителя малочисленных народов Севера. Оказывается, что для них самым главным было не количество выловленной за год рыбы или убитых медведей (как склонны думать некоторые современные люди), а то, останется ли после него на Земле человек, который продолжит этот род, даст ему «второе дыхание». Очень важно было для этих людей осознавать, что и ты помог своему роду не умереть, помог ему продолжиться. В своём рассказе Санги показывает это читателям, изображая несчастную судьбу старика Полуна, который оказался последним из своего рода человеком. Он был последним, и не смог помочь своему роду выжить. Изображая думы и страдания этого старика, автор показывает читателю всю важность и необходимость для этого человека иметь наследника, продолжателя его рода.

Однако при первом чтении рассказов может показаться, что они оба посвящены описаниям жизненных ценностей малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. Ведь в «Хранителе огня» Рытхэу тоже достаточно подробно описывает один из обычаев этих людей (погребальные дрова).

Но нужно глубже рассматривать проблему, поднимаемую автором, и тогда всё станет на свои места. Посредством описания этого обычая народа Кэвэва автор изображает его духовные качества и черты характера, а, следовательно, и идея рассказа будет другой, связанной с главным героем, а не с обычаем.

Таким образом, при совпадении тем рассказов, их идеи разнятся в своём значении. Рытхэу хотел показать читателю характер изображаемого героя, а Санги – главную жизненную ценность для этих людей.

Сравнив темы и идеи этих рассказов, будет нетрудно проследить сходства или различия того настроения, которое передаёт автор читателям через свой рассказ.

Юрий Рытхэу изображает в своём произведении весёлого старика Кэвэва, необидчивого, доброго, даже жизнерадостного. Рассказ заканчивается хорошо: таёжник становится «хранителем огня», то есть снабжает геологов дровами, а геологи помогают ему заготавливать новые. Все довольны, все рады. Сам рассказ является очень добрым и радостным. Соответствующим является и настроение, которое передаётся читателям посредством рассказа. Прочитаешь этот рассказ – и становится тебе так весело, хорошо, приятно.

Но по-другому дело обстоит с рассказом Санги «У истока». С первых строк кажется, что рассказ должен кончиться хорошо, но дочитываешь до конца и понимаешь, что вначале ошибался. Рассказ сам по себе очень трагичен, наполнен деталями, вызывающими жалость у читателя. Концовка рассказа и вовсе расстраивает вас до слёз, причём вы жалеете главного героя не столько из-за его судьбы-злодейки, сколько из-за неопределённости сюжета. Вы не знаете, что будет дальше, как теперь будет жить Полун. Всё это создаёт впечатление угнетённости, разочарования и печали. Другими словами, настроение после прочтения рассказа не улучшается, а, наоборот, портится.

Итак, настроение рассказа зависит от того, что хотел сказать автор своим произведением. Так как идеи рассказов Санги и Рытхэу различны, значит, и настроение, передаваемое автором в них, будет различным. У Юрия Рытхэу это весёлость, жизнерадостность, где-то даже юмор, а у Владимира Санги – грусть, страх перед будущим, разочарованность.

Оба рассказа носят метафорические названия. Рассмотрим каждое из них.

Юрий Рытхэу назвал свой замечательный рассказ «Хранитель огня». Это метафорическое название и подразумевается под ним главный герой произведения – старик Кэвэв. Его так стали называть геологи, с которыми тот делился своими «священными дровами». Это замысловатое прозвище Кэвэва и явилось названием для рассказа.

Владимир Санги также предпочёл метафорическое название обыкновенному, так как смысл его небольшого рассказа необычайно глубок. «У истока» — значит, у самого начала, начала жизни, начала истины. Мы помним, что Санги поднимает в своём произведении тему продолжения рода как своеобразной традиции одного из малочисленных народов Севера. Название «У истока» как нельзя лучше символизирует смысл рассказа.

Итак, оба рассказа имеют метафорические названия, которые напрямую связаны с главными героями (их судьбой и деятельностью).

Что касается местности, описываемой в рассказах и на фоне которой происходят события, то здесь, без лишних рассуждений, можно сделать один вывод. Он заключается в том, что местом действия для обоих рассказов выбрана тайга, лесная чаща. Старик Кэвэв спасает геологов от холода в зимнем лесу, а Полун наблюдает за нерестом рыбы на речном побережье. Конечно, речное побережье «несколько» отличается от леса, тем не менее, не стоит забывать, что сахалинская речка Тымь протекает через непроходимые лесные дубравы, поэтому место действия в рассказах одно и тоже. Единственное, что является их существенным отличием – это время года, описываемое в рассказе. У Ю. Рытхэу это суровая зима, а у В. Санги – смена осени зимой.

Конечно, выбор места действия для рассказа зависит от того, где живёт сам писатель. Юрий Рытхэу родом с далёкой Чукотки, а Владимир Санги – с Сахалина. Эти две местности отличаются друг от друга немногим, поэтому места, описываемые в рассказах, схожи.

Главных героев рассматриваемых рассказов я подробно описывала при анализе каждого из них. Сейчас же необходимо только определить, в чём они схожи, а в чём отличаются друг от друга.

Кэвэв, безусловно, во многом не похож на героя рассказа «У истока» — Полуна. Кэвэв весел, смешон, общителен. Он открыт миру, новым знакомствам, не боится перемен. Но совсем другим перед нами предстаёт Полун. Он немного скрытен, замкнут, мало общается с сородичами, но он очень добр, был бы хорошим другом и семьянином. Конечно, черты характера человека во многом зависят от того, как сложилась его судьба. Судьба этих героев сложилась по-разному, вот они и отличаются друг от друга.

Но не похожи они по чертам характера, а вот по роду деятельности – очень походят друг на друга. И Кэвэв, и Полун – таёжники, занимаются охотой и рыболовством, живут в таёжных селениях. Оба героя приблизительно одного возраста, но семейное положение у них разное: у Кэвэва есть жена (возможно и дети), а Полун одинок.

Главным при составлении портрета литературного героя, всё-таки, являются его черты характера, а не возраст или семейное положение. В таком случае, наши герои – настоящие антиподы, то есть люди противоположные по своему характеру.

Языковые особенности рассказа зависят от мастерства писателя, а также от смысла рассказа: если рассказ весёлый, то будут преобладать яркие эпитеты, запоминающиеся метафоры. Ну, а если рассказ написан на печальную тему, то и средства выразительности будут соответствующие.

Сравнивая языковые особенности этих двух рассказов, сразу ничего определённого обозначить нельзя. Два совершенно разных рассказа, написанных на разную тему, в них использованы стандартные средства выразительности. Тропы, конечно же, отличаются друг от друга из-за различной тематики.

Тем не менее, при сравнительной характеристике языковых особенностей рассказов, я не могу удержаться от личной их оценки. Я считаю, что Владимир Санги в произведении «У истока» показал всё своё литературное мастерство, а также прекрасное владение средствами выразительности. Юрий Рытхэу вложил в свой рассказ душу, личный интерес к нему (это чувствуется при прочтении произведения), но в языковых характеристиках его рассказ «проигрывает» рассказу В. Санги. Я не хочу обидеть Юрия Рытхэу и не хочу оспорить его литературный талант, но в этом его произведении средств выразительности и других речевых приёмов, составляющих языковую особенность рассказа, было мало.

Таким образом, языковые особенности рассматриваемых произведений составляют ещё одно их отличие.

Оба рассказа, как уже было упомянуто выше, относятся к реализму как к литературному течению, так как описывают реальную жизнь обычных людей, с её закономерностями и превратностями.

Итак, сравнительный анализ рассказов «Хранитель огня» Ю. Рытхэу и «У истока» В. Санги закончен. Обобщая все выводы в нём, я могу составить перечень сходств и различий двух произведений.

Сходства:

1. Тематика (жизнь таёжников-старожилов)

2. Смысл названия (метафорический, связан с главными героями)

3. Местность (тайга)

Различия:

1. Идейное содержание (Рытхэу – характер героя, Санги – жизненные ценности описываемого народа)

2. Настроение автора (Рытхэу – весёлое, Санги – печальное)

3. Главные герои (антиподы по характеру)

4. Языковые особенности (зависят от характера сюжета рассказа)

Мы видим, что сходств и различий в этих рассказах почти поровну. Что это значит? Это значит, что рассказы не так сильно разнятся, но в то же время имеют свои отличительные черты. Они не совсем похожи, но и сходства можно заметить при их прочтении. Общий вывод можно сформулировать так: рассказы похожи, но каждый из них имеет свои замечательные особенности, свои преимущества, причём они не повторяются.

Одна из задач моей работы заключается в определении причин сходств и различий этих рассказов.

Юрий Рытхэу родом с Чукотки, а Владимир Санги – с Сахалина. Эти две местности хоть и находятся на расстоянии друг от друга, тем не менее, жизнь их народов не сильно отличается. Очень часто оказываются схожими обычаи и традиции народов, их нравы и даже внешность. Этим и объясняются те сходства, которые я выявила в результате сравнительного анализа рассказов. Они написаны на одну тему, так как она является наиболее актуальной для жителей Севера и Дальнего Востока, а также для читателей, населяющих всю нашу Родину. Местность же и на Дальнем Востоке, и на Чукотке – это, в основном, тайга. Она и стала местом действия обоих рассказов.

Но, несмотря на все свои сходства, Север и Дальний Восток, всё-таки, разные регионы России, соответственно, они имеют свои индивидуальные, неповторимые черты и особенности, что и объясняет различия в рассказах. Для людей, населяющих эти местности, разные вещи являются жизненными ценностями (идеи рассказов), немного разнятся и характеры людей (главные герои).

Таковы причины сходств и различий рассказов Ю. У истока». Рытхэу «Хранитель огня» и В. Санги «У истока».

V. Заключение

Итак, я рассмотрела отдельно рассказы чукотского писателя Ю. Рытхэу и сахалинского писателя В. Санги. Это рассказы «Хранитель огня» Юрия Рытхэу и «У истока» Владимира Санги.

Надо сказать, что оба рассказа замечательны по своей сути, по смысловому и идейному содержанию, по своей тематике. Их невероятно интересно читать, а перечитывать — ещё интереснее, ведь при каждом новом чтении рассказа, вы открываете для себя что-то новое в нём, переосмысливаете его.

В начале работы я поставила перед собой цель проанализировать и сравнить рассказы Ю. Рытхэу «Хранитель огня» и В. Санги «У истока». Также, я должна была выявить причины сходств и отличий этих рассказов, в конце исследования.

Данной цели я рассчитывала достичь с помощью следующих задач:

1. Рассмотреть в целом развитие региональной литературы в нашей стране.

2. Описать жизненные пути Ю. Рытхэу и В. Санги.

3. Проанализировать рассказ Ю. Рытхэу «Хранитель огня».

4. Проанализировать рассказ В. Санги «У истока».

5. Сравнить рассказы и выявить их сходства и различия.

6. Определить причины этих сходств и различий.

Я считаю, что при работе над рефератом я справилась со всеми поставленными задачами. Каждая глава данной работы решает одну из задач. Следовательно, я достигла намеченной цели, а именно проанализировала и сравнила рассказы Ю. Рытхэу «Хранитель огня» и В. Санги «У истока». При анализе каждого из рассказов я выявила характерные для рассказов этого писателя черты.

Написание этой работы не было для меня сложным, так как у меня уже имеется достаточный опыт работы над рефератами. За прошлый год я написала и удачно защитила четыре реферата. Это моя пятая научно-исследовательская работа, и я думаю, что она соответствует этому уровню.

Тем не менее, и в этот раз я столкнулась с некоторыми небольшими трудностями. Например, всегда не просто разделять большой объём информации на чёткие части и увязывать текст из разных источников в единый стилевой блок.

Я считаю, что самой важной для меня частью работы является самостоятельный анализ рассказов, их сравнительный анализ. Я проводила их без помощи дополнительной литературы, полностью самостоятельно, используя лишь выдержки из самих рассказов. Именно поэтому на страницах, посвящённых анализам, так мало сносок. Именно эта часть работы носит исследовательский характер, не считая социологического опроса, который также является преимуществом моего реферата.

Я довольна проделанной мной работой, её результатом и планирую выступить с этим рефератом на школьной научно-исследовательской конференции.