Росписи Северной Двины. Традиции и современность

Курсовая работа

Художественной обработке дерева принадлежит исключительное место в истории русского крестьянского творчества. В лесном Архангельском крае всегда активно развивалось искусство резьбы и росписи по дереву. Изучение росписей по дереву Русского Севера, имеет особый интерес у искусствоведов и обывателей. Интерес людей понятен и обоснован. Особый интерес вызывают росписи Северной Двины.

Росписи Русского Севера являются уникальным явлением в русской культуры на протяжении нескольких столетий и в наше время. И на сегодняшний момент русский север до конца не изучен и существует множество гипотез, причин его возникновения. Сегодня уже нет тех, кто мог бы истолковать нам все то, что мы можем увидеть на росписях по дереву, этому существует множество причин. Но все же можно утверждать, что именно в северодвинских росписях сохранились традиции, заложенные еще их основателями, и только по росписям Двины мы можем прочувствовать и увидеть истинное — народное русское искусство.

Пермогорье — это пристань на самом высоком, гористом берегу Северной Двины. В 4 километрах от нее раскинулись деревни Большой Березник. Эти деревни, объединенные общим названием Мокрая Евдома, и являлись центром пермогорской росписи. Основу пермогорской росписи составляет растительный узор. На гибкие побеги нанизаны трехлопастные, чуть изогнутые листья с острым кончиками и тюльпановидные цветы, напоминающие древний цветок крина. Среди них кустики из округлых листьев, сирины, нарядные сказочные птицы. В народных росписях Пермогорья XIX века в растительный узор обычно почти на всех предметах быта вписывались еще разнообразные жанровые сцены из крестьянской жизни. В цветовой гамме пермогорской росписи преобладают белый цвет фона и красный — основной цвет узора. Желтый и зеленый цвета являются как бы дополнительными, сопутствующими. Большое значение в росписи имеет тонкий черный контур, который наносился гусиным пером свободно, бегло, всегда мастеровито.

Самые ранние изделия с пермогорской росписью, дошедшие до наших дней, датируются XVIII — началом XIX века. Многие из этих предметов и форме, и в характере росписи сохранили традиции искусства предыдущих веков.

Крестьянские росписи Северной Двины — колоритное и самобытное явление российского народного искусства. Еще в XIX веке в музеях Москвы и Петербурга были собраны богатые коллекции предметов крестьянского быта, увенчанных этой росписью. Их собирали и привозили в музеи скупщики. Спрос на их был велик. Потому и хранились в тайне четкие адреса, где многие поколения давно занимались этим ремеслом, где еще в конце XIX — начале XX века жили и работали создатели красивых произведений искусства. Так и вошли они в музейные документы с общим адресом — Северная Двина.

5 стр., 2479 слов

«Пермогорская роспись»

... пермогорской и борецкой росписям присущи «ковровые» композиции, а более ранние их образцы во многом напоминают арабески. Пермогорье - родина самобытной росписи предметов прикладного искусства на Северной Двине. ... традиции орнаментального искусства. Узор, как изображение тысячелетней истории. Наиболее яркий русский узор проявлялся в художественной росписи по дереву. Испокон веков мастера украшали ...

Актуальность выбранной темы заключается в том, что роспись по дереву является одним из самых живописных промыслов нашей страны. Ее корни уходят далеко в архаичные времена, когда наши предки-язычники верили во множество богов и поклонялись Солнцу, Грому, Лесу, Реке и другим природным стихиям. Каждое расписанное народными мастерами изделие несет в себе отпечатанное древними силами пожелание здоровья, счастья, удачи, благословения в дом.

Красочные картины народных гуляний или цветочные орнаменты не только являются знаками высокого мастерства народных художников, но и несут позитивный заряд радости и положительной энергии. Сейчас интерес к старинным народным художественным промыслам возрастает в связи с ростом интереса к народной культуре и появлением духа патриотизма у современной молодежи. Открываются все новые и новые школы художественного мастерства, где любой желающий может обучиться искусству росписи по дереву. Работы наших мастеров по художественной росписи по дереву в настоящее время широко известны не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами по всему миру.

История открытия стране Северодвинской росписи имеет давнюю историю. Еще в 19 столетии в музеях Санкт-Петербурга и Москвы были собраны богатые коллекции предметов крестьянского быта, украшенных этой росписью. Спрос на них был велик. Поэтому и хранились в тайне точные адреса, где многие поколения, издавна занимались этим ремеслом, где еще в конце XIX начале XX столетия жили и работали создатели прекрасных произведений искусства. Так и вошли они в музейные документы с общим адресом — Северная Двина. Долгое время эта роспись была не изучена. Первые исследователи А.А Бобринского и В. С. Воронова ввели общее название « северодвинская роспись», которое впоследствии закрепилось в дальнейшем. Только в середине 20 столетии удалось внести полную ясность в общепринятый, очень расплывчатый термин «Роспись северодвинского типа»[2,с.54].

Научные сотрудники Загорского музея О. В. Круглова и Московского Исторического музея С. К. Жегалова обнаружили во время своих экспедиций по русскому северу (летом 1959 г.) интересные данные о месте создания большинства вещей, украшенных так называемой «северодвинской» росписью и имена мастеров, занимавшихся ею в конце XIX — начале XX в. Найденные прялки по мотивам и композициям своего орнамента полностью повторяют более старые образцы, говоря о том, что это замечательное искусство дожило до наших дней. Местами производства этих росписей оказались деревни Мокрое Ендома, Помазкино, вблизи Пермогорья на Северной Двине, а также деревня Заболоцкая Вершина по реке Ракулке. Тип так называемых шенкурских прялок был обнаружен в Виноградовском районе (в прошлом Шенкурский уезд).

6 стр., 2588 слов

Роспись по дереву с детьми старшего дошкольного возраста

... видов росписи по дереву в работе с детьми старшего дошкольного возраста. Объектом исследовательской работы является ребенок старшего дошкольного возраста. Предмет исследования - роспись по дереву как ... роспись по дереву. Следующий параграф данной исследовательской работы посвящен основным видам росписей.1.2. Виды росписи по дереву.В наше время традиционные росписи России встречаются не только на ...

Сличение ранних вещей с более поздними, которые принадлежат первой половине XIX века, а возможно могут быть датированы и 60-70-ми годами, говорит о том, что к концу столетия стиль этих росписей стал развиваться в сторону большей нагруженности узорами, а в мотивах фигур сделался менее выразительным, однако сохранив все благородные черты северодвинского искусства.

Целью исследования является комплексный анализ исторических и художественных аспектов северодвинских росписей по дереву.

Задачи:

Изучение истории возникновения росписи по дереву.

Изучение видов росписи по дереву Северной Двины.

Рассмотрение технологий выполнения различных видов росписи по дереву.

Объект исследования: росписи Северной Двины.

Предмет исследования: орнаментальные и технологические особенности северодвинских росписей по дереву.

Методы исследования:

общенаучный

историко-теоретический

терминологический

Курсовая работа состоит из введения, двух частей, шести параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. История росписи Северной Двины

.1 История возникновения росписи

Истоки зарождения художественного образования на Архангельском Севере зарождаются издревле, с появлением народных ремесел и обучения чтению и письму. Примерно с XI по XVII век обучение грамоте и рисованию проходило при церквях и монастырях, а иногда — на дому. От отца к сыну передавались знания, умения не только читать и писать, но и успешно создавать необходимые вещи с декоративным украшением, обладающие семейными художественными традициями. В монастырях и церквях, а иногда при крестьянских дворах, учение проходило не более 1 года, без плана и учебной программы, учителя — грамотеи обучали тому, что знали сами — читать, писать, считать. Обучение рисованию велось на усмотрение учителя и его возможностей и сводилось часто к перерисовыванию букв и картинок с церковных картин, а то и совсем отсутствовало. В XVII веке, с появлением нескольких разрядов школ и училищ, стали проводиться занятия, связанные с изобразительной деятельностью: школы при церковных приходах, школы грамоты на селе, частные школы в городах. Рисования как предмета еще не существовало, детям предлагалось копирование образцов букв и рисунков из церковных книг. Записав и запомнив буквы, слова, дети перерисовывали с образца или по памяти предметы быта или крестьянской утвари и подписывали их.

В конце XVII века появляются Малые народные училища в Архангельской губернии, в Онеге и Холмогорах. Малые народные училища были двухклассные, обучение проходило два года, чуть позже открываются и трехклассные, четыре года обучения. Занятия в народных училищах проводились в трех отделениях одновременно: 1 отделение — младшие школьники, 2 отделение — средние школьники, 3 отделение — старшие школьники. На уроке чтения и письма каждое отделение получало задание, например, 1 отделение — заняты рисованием пера, кружки, серпа и дуги из книги Паульсона с подписью под каждым предметом, исключая слово «дуга», после чего дети занимались разложением слова «дуга» на слоги и звуки. В младшем отделении рисовали формы с образца по клеткам, в среднем и старшем отделениях занимались выразительным чтением. Каквидим, рисование использовалось для умения писать, читать и иметь представление о строении предметов, используемых в быту и труде. К началу XX века в Архангельской губернии существовало множество учебных заведений, в которых преподавалось изобразительное искусство: школы грамоты, церковно-приходские школы, приходские училища, народные училища, городские училища, гимназии, мужская и женская, торгово-мореходное училище, механико-техническое училище. В 1908 году открывается учительская семинария, ставшая в наши дни Поморским государственным университетом им. М.В. Ломоносова, где на факультетах начального и трудового обучения преподаётся изобразительное искусство.

10 стр., 4678 слов

Роспись по дереву

... и навыков в процессе росписи. 6. Анализ литературы народного декоративно-прикладного творчества. Глава 1. Роспись по дереву: история возникновения, виды росписи, актуальность Художественная роспись - искусство декорирования красками ... работу, она вынимала гребень, а донце вешала на стену, и оно украшало избу. Поэтому народные умельцы уделяли особое внимание украшению досок резьбой и росписью. Прялка ...

В настоящее время в г.Архангельске и области при центрах народных промыслов существуют мастерские с учебными классами подготовки юных мастеров. В г.Архангельске работает ряд кружков и студий по народным промыслам. В 1990 году открыта «Школа народных ремесел», основанная мастером Бурчевским Н.М. Художественный лицей и колледж культуры готовят мастеров по народному декоративно-прикладному искусству Русского Севера и преподавателей изобразительного искусства для художественных школ, студий, кружков. В педагогических колледжах г. Архангельска и г. Каргополя готовят учителей для преподавания предмета «изобразительное искусство» в общеобразовательных школах. Северодвинская роспись делится на три крупных, совершенно самостоятельных вида росписи <#»justify»> Декор каждой вещи индивидуален, расположение орнамента подчинено форме предмета. Обычные предметы крестьянского быта роспись превращала в подлинные произведения народного искусства.

Очевидно, что все виды северодвинской росписи уходят своими корнями в древнерусское искусство: монументальную живопись, иконопись, миниатюру и орнаментику книг. Многие приемы и мотивы книжной миниатюры народные мастера перенесли в роспись. Очень близки миниатюрам манера изображения одежды персонажей, колорит, простота и лаконичность рисунка. Многие композиционные приемы тоже взяты из книжной миниатюры и иконописи: повествовательность, соединение в одной композиции разновременных сцен. Техника исполнения и красители тоже имеют много общего с древнерусской миниатюрой. Сначала на грунт наносили черный контур, который затем заполняли цветом. Первоначально краски разводили на яичном желтке, а позднее заменили другими красителями. Однако идеи, звучание, сама музыка народной росписи совсем иные, чем в книжной миниатюре. Ведущая тема северодвинской росписи — это опоэтизированная жизнь народа и родной природы. Основу пермогорской, ракульской и борецкой росписи составляют растительные мотивы. В основе растительного узора пермогорской росписи — гибкий побег, на котором нанизаны трехлопастные, чуть изогнутые листья с острыми кончиками и тюльпановидные цветы. В центре росписи порой изображали птицу Сирин или большую рыбу. Наиболее популярные сюжеты: катание на тройках, свадьба, посиделки [12,с.67].

5 стр., 2024 слов

Росписи Северной Двины

... XIX века на Ракулке основное место в производстве занимала роспись прялок. Ракульские прялки значительно выше пермогорских и борецких. Их ножка почти от основания начинает расширяться закругленными уступами ... совершенно не похожа на пермогорскую и борецкую и по художественным достоинствам в период своего расцвета нисколько не уступает прославленной белофонной росписи Пермогорья. Но популярностью она ...

.2 Пучужская и Ракульская росписи

Пучужская роспись. Одна из многих видов росписей, встречающихся на берегах реки Северная Двина. Эта графическая роспись сохранилась на прялках. По строению прялки Пучуги были традиционны для Севера. Их делали около метра высотой, с большой лопасткой из одного куска дерева. Для изготовления прялок на Севере нередко срубали целое дерево (ель или сосну): из ствола вырубали ножку с лопасткой, а из горизонтального ответвления — сиденье-донце. Название такой прялки — «копыльная», то есть корневая. Изготовлялись прялки искусными плотниками Севера, поэтому в их форме отразилось своеобразие северной архитектуры. Верх лопастки украшают округлые выступы — главки, повторяющие контуры крыш северных деревянных церквей, а фигурная ножка и округлые свесы внизу лопастки напоминают нарядные столбики крылец, балясинки и сережки фасада избы.

В Загорском государственном историко-художественном музее-заповеднике находится несколько прялок, расписанных мастерами Кузнецовым Филиппом Федоровичем и его сыном, Кузнецовым Федором Филипповичем. Прялки Пучуги конца XIX в. — нач. XX в. очень похожи на борецкие прялки и фасадной стороной почти точно их повторяют. Лопастка прялки делится на три части. Верхняя часть занята окнами и цветами, в центре — арка с пышными растениями и птицами. Ниже — сцена катания: пара или одна лошадь, запряженная в саночки с кибиткой. Но есть свои особенности росписи, которых мастера Пучуги строго придерживались. В отличие от борецких возница на прялках Пучуги одет по-крестьянски, в поддевку и черную войлочную шапку с отогнутыми краями. На обратной стороне лопастки повторяется сцена катания, которая украшает фасадную сторону этой прялки. Растительный узор состоит из трех видов листьев. А характерный для всех видов северной росписи трилистник в пучужской росписи имеет свой вариант — более тонкую, загнутуюк стеблю нижнюю часть листа и верхнюю, переходящую в круглую ягоду. Пучужскую прялку можно отличить от борецкой и по узору на ножке. Вместо прямого стебля, что на борецкой прялке, ножка пучужской прялки украшена гибким, вьющимся стеблем с листьями. Стебель бежит от основания ножки прялки до лопастки и заканчивается круглой розеткой. Пучужская роспись выполняется на белом фоне красной краской, украшается ярко-зелеными листочками и белыми точками-капельками. В некоторых изделиях встречается синий цвет.

Ракульская роспись. Сравнительно недалеко от Пермогорья, Мокрой Едомы и Верхней Уфтюги, в Красноборском районе Архангельской области, существует еще один куст деревень со своеобразной росписью. Это деревни по реке Ракулке, впадающей в Северную Двину, с центром в деревне Ульяновской. Росписью в Ульяновской занималась семья старообрядцев Витязевых. Витязевы расписывали прялки и набирухи (кузовки, лукошки для ягод).

Их ремесло передавалось из поколения в поколение (примерно с середины XIX века).

Основой росписи был растительный орнамент, состоявший из декоративных листьев. Элементы узора объединялись в пучки, веточки, кустики, гирлянды. Птицы, выполненные черным контуром, заливались черной краской, а иногда расцвечивались красными и зелеными цветами. В росписях главную роль играли золотисто-охристый и черный цвета, им сопутствовали голубой, зеленый и коричнево-красный. Черным цветом исполнялись не только контуры, но и многие детали, а также «усики», завитки, прожилки…

6 стр., 2629 слов

История Урало-сибирской росписи. Этапы становления

... ГЛАВА 3. РОСПИСЬ ПРЯДИЛЬНЫХ ПРИНАДЛЕЖНОСТЕЙ Примером украшения росписью предметов быта являются прялки. Сибирские прялки являются предметом ... манера росписи, сюжет характерны для вальков, создававшихся уральскими тагильскими мастерами. К сожалению, роспись значительно ... художественно-образный строй домовой росписи Западной Сибири отразил основные аспекты жизни региона, где социально-культурные ...

В середине XIX века лучшим рисовальщиком в деревне Ульяновской считался Дмитрий Федорович Витязев. Превосходно расписанная набируха в фондах Музея этнографии в Санкт-Петербурге отличается оригинальным узором, совсем иным по характеру, чем в любом из других мест Русского Севера. Сверху по красному фону набируха опоясана полукружными фестонами. В центре — орнаментальные круги с петухами по бокам. Все элементы — и круг, и петухи, и завитки резко оконтурены и графичны. Крышка от круглого короба, хранящаяся в фондах этого музея, несет черты того же стиля.

Основа орнамента на ракуловских прялках — изогнутый стебель, от которого в обе стороны идут как бы большие округлые разноцветные капли. Фон у прялки желтый, на лицевой стороне в пяти орнаментальных рамках на белом фоне обязательно помещается условное черное графическое изображение птицы, напоминающей петуха. Прялки из Ульяновской — яркие, со смелым использованием локальных цветов — белого, красного, зеленого. Форма прялок из Ульяновской так же оригинальна и неповторима, как и сама роспись: это широкая и длинная лопасть с четырьмя копьевидными главками, почти без ножки (вместо нее несколько пар уступчатых полукружий, сужающихся книзу).

Декоративная роспись северодвинских центров XIX века обнаруживает большие профессиональные навыки мастеров в композиции, рисунке, живописи. В тонком чувстве цвета, в характере самого орнамента, в трактовке жанровых сцен сказались глубокие традиции этого искусства, определенная художественная „школа поколений» и блестящее мастерство исполнителей [7,с.125].

Покрывая яркой нарядной росписью обычные предметы быта, народные художники превращали их в подлинные произведения искусства, которые до сих пор приносят нам радость, заставляют восхищаться талантом творцов этих изделий и рассказывают о духовной красоте русского человека.

1.3 Борецкая и Пермогорская росписи

Борецкая роспись. Корни борецкой росписи уходят вглубь веков и имеют общие истоки: древнерусское искусство Великого Новгорода и иконопись северной школы, особенно в самых ранних работах. В народной росписи Борка есть много моментов, которые сближают ее с древнерусским искусством переписи и оформления книг, русским рисованным лубком, иконами «северных писем»: одежда персонажей, шитая жемчугом, женские головные уборы, композиционное решение сюжетов верховой езды, где всадник напоминает Георгия Победоносца, а также всегда горячий колорит росписи. Композицию росписи борецких прялок XVII-XVIII веков можно сравнить с иконостасом. Однако от иконописи — только внешние признаки. Содержание народной росписи Борка самобытно. Из прямоугольных рамок вместо святых на нас смотрят веселые птички, лучистые солнца. Иногда в оконцах терема изображены львы и единороги.

6 стр., 2587 слов

«Мезенская роспись»

... Мезенские прялки и короба широко распространялись по реке Пинеге, вывозились на Печору, Двину и Онегу. Как возникла роспись, ... противоположностей, гармонию (как даосский знак “инь-ян”). Противоположные силы, ... на древних культовых статуэтках, изображающих молодых беременных женщин, который помещался там, где находится ребенок у будущей матери. Почти все мезенские орнаменты так или иначе связаны с темой ...

Все прялки Борка, как и прялки Пучуги и Нижней Тоймы, отличаются особым изяществом и единообразием. Роспись самой борецкой прялки всегда сверкала белизной фона, на котором ярко горел красный ведущий цвет растительного узора, а сусальное золото придавало ей праздничность и нарядность.

Различить борецкую роспись прялок можно, в первую очередь, по узору на ножке. Через всю ножку борецкой прялки тянется прямой стебель с симметрично расположенными традиционными трилистниками, который часто завершается в розетке пышным тюльпаном. В верхнем круге борецких прялок, кроме розеток, иногда размещались птица, цветок или «перчик». Большое значение имеет и сама конфигурация ножек. Они выпиливались в форме четырех или пяти кругов, соединенных между собой плавными фигурными переходами.

Круг сюжетов борецкой росписи довольно широк. В основном они отражают труд и быт северных крестьян и ремесленников. На прялках иногда встречается такой сюжет — всадник на коне или два коня под дугой («радугой-дугой»).

Но также украшают прялки растительные мотивы, тонкие вьющиеся ветки с мелкими красными завитками и кусты с крупными бутонами или раскрытыми лепестковыми розетками, солнечные знаки. На оборотной стороне прялки — сцена парадного выезда жениха и невесты, князя и княгини. Жених и невеста — в красной одежде, подпоясаны золотыми поясами; вокруг ворота, по рукавам и подолу — золотая кайма, расшитая жемчугом. В росписях сундуков и сундуков-подголовников конца XVII-начала XVIII веков можно встретить тюльпановидные цветы. Персонажи росписи сундуков одеты в праздничные одежды новгородских бояр XVII века. Здесь чувствуется влияние новгородской школы.

Со временем появляются новые персонажи и новые композиции, хотя прослеживаются и древние темы. На прялках мастера любили писать птиц, которые также менялись с течением времени. На первых прялках, что дошли до нас из XVII-XVIII веков, — это были курочки, простые птички, то есть мастер писал их такими, какими он их видел.

В дальнейшем птицы становились все более красочными, нарядными, ярких пестрых расцветок; хвосты их удлинились, появилось много дополнительных украшений. Они уже стали сладкоголосыми райскими птицами, что сидели на «древе жизни». «Древо жизни» с птицами было одним из излюбленных сюжетов русского народного искусства. С ним связывалось представление о могуществе сил природы и зависимости от нее благополучия и счастья человека. Дерево как символ жизни изображалось всегда с корнями и называлось «древом жизни». Та часть лопасти прялки называлось «став с древом».

Среди других излюбленных мотивов борецкой росписи — сани. Санями на Руси пользовались зимой и летом. По бездорожью, на ярмарку, для ямской езды, для праздничных катаний и свадебных выездов. И на прялках мы видим такие сцены, как, например, нарядный чиновник сидит в кибитке, покуривает трубку, а ямщик на облучке возвышается.

Пермогорская роспись. Пермогорье — это группа деревень Красноборского района Архангельской области, более или менее близких к Северной Двине. Центром пермогорской росписи является куст деревень под названием Мокрая Едома.

10 стр., 4558 слов

Городецкая роспись

... роспись на прялках - знаменитая Городецкая роспись. Цель курсовой работы - охарактеризовать специфику Городецкой росписи. Задачи: ознакомится с историей возникновения росписи Городца; проанализировать технику исполнения росписи; охарактеризовать основные сюжеты Городецкой росписи; ... Городецкой росписи были изображения птиц, цветов, всадников на конях, барышень и кавалеров, сцен из народной жизни. ...

Лопасти деревянных прялок здесь более узкие, чем в других местах производства на Северной Двине, переход от лопасти к ножке выполнен либо в виде нескольких пар кругов, идущих вниз сужающимися уступами, либо с одним кругом. Вверху — четыре, пять, а то и больше круглых «главок». Роспись лопасти по белому фону делится чаще всего на две части. На верхней — большей — птица Сирин в круге, на нижней — меньшей — выезд на коне, запряженном в сани, одни конь или конь с жеребенком. Обычно кони черные, без деталей, изображенные скорее наивно, чем торжественно-стилизованно, как в Нижней Тойме и Борке. Основу пермогорской росписи составляет растительный узор. На гибкие побеги нанизаны трехлопастные, чуть изогнутые листья с острыми кончиками и тюльпановидные цветы, напоминающие древний цветок крина. Среди них кустики из округлых листьев, сирины, нарядные сказочные птицы. В народных росписях Пермогорья XIX века в растительный узор обычно почти на всех предметах быта вписывались еще разнообразные жанровые сцены из крестьянской жизни. Из русских центров народной росписи мы не можем назвать ни одного другого центра, в изделиях которого так же широко и многогранно была бы отражена жизнь русской деревни XIX века, как в росписях Мокрой Едомы. Характерным декоративно-орнаментальным элементом пермогорской росписи являются красные травные завитки. В. Василенко предположил, что этот узор перешел с декоративного убранства древнерусской сольвычегодской финифти. Кроме того, в пермогорской росписи присутствуют и традиции старинной великоустюжской росписи бытовых предметов. Народный мастер-художник, сочетая завитки с красными, черными и белыми зубчиками (графическими остатками геометрической резьбы), смело заполняет плоскость, свободную от сюжетных тем. Сюжеты с изображением Сирина и катанья на конях преобладают в пермогорской росписи, но встречается и много других тем. Очевидно, у мастеров в этом отношении существовала полная свобода, и они использовали бытовые темы, легко связывая их с событиями личной жизни. Прялке, на которой изображена сцена чаепития. В набирухе (лукошке) из деревни Жигаловой (Погореловой) Алексеевского сельсовета художник, рядом с птицей Сирин и с декоративно в том же стиле нарисованным петухом, изобразил сцены (сюжеты) в лесу: рубку деревьев, сдирание берёсты, подсечку и получение березового сока [11,с.98].

В цветовой гамме пермогорской росписи преобладают белый цвет фона и красный — основной цвет узора. Желтый и зеленый цвета являются как бы дополнительными, сопутствующими. Большое значение в росписи имеет тонкий черный контур, который наносился гусиным пером свободно, бегло, всегда мастеровито.

Анализируя манеру исполнения жанровых сцен, характер растительного узора, принципы композиции и цветовое решение пермогорских росписей, можно прийти к выводу, что все это уходит своими корнями в древнерусское искусство. Бытовые сцены Пермогорья можно рассматривать как своеобразное продолжение той линии народного искусства, которая в XVII веке ярко проявилась в монументальной живописи, в иконописи и в миниатюре Древней Руси, где можно встретить немало композиций со сценами сева, жатвы, сенокоса, с изображениями пастбищ и многие другие сюжеты из сельской жизни. В житийных клеймах икон и в миниатюрах эти сюжеты особенно привлекали мастеров возможностью выразить свои мысли, чувства и наблюдения, связанные с окружающей реальной действительностью. Однако они здесь лишь сопутствовали тематическому религиозному циклу изображений. В северодвинской росписи они приобретают значение основных ведущих мотивов.

26 стр., 12991 слов

Городецкая роспись и её роль в формировании навыков кистевой ...

... формирование навыков кистевой росписи. Объектом исследования является процесс внеклассной работы в общеобразовательной школе. Предмет – формирование навыков кистевой росписи обучающихся на занятиях кружка ... народного декоративно-прикладного искусства. И именно на занятиях по Городецкой росписи можно формировать навыки кистевой росписи, которые являются неотъемлемой частью процесса обучения младших ...

Близость тематики рукописных миниатюр и народных росписей Пермогорья связана безусловно с тем, что авторами и тех, и других были мастера из народа. По всей вероятности, создатели пермогорской росписи бывали в мастерских, где художники-миниатюристы украшали рукописи, а возможно, что и сами работали в этих мастерских.

.3 Мезенская роспись

художественный дерево роспись северодвинский

Мезенская роспись по дереву, тип росписи деревянных прялок и утвари — ковшей, коробов, братин <#»justify»>К числу мировых сюжетов можно отнести изображение выездов в санях или повозках, запряженных одной лошадью или парой лошадей. Этот распространенный мотив нашел место не только в изображениях на предметах быта, но и в архитектуре многих стран с древнейших времен. Немалое место он занял в русском искусстве, получив особое развитие в народном искусстве, в частности в росписи на прялках. Особенно часто встречается он на северодвинских прялках, реже — на городецких, еще реже — на мезенских. Нередок этот сюжет в росписях гуцульских мастеров. Примечательно, что в них зачастую из двух лошадей одна имеет темную, а другая — светлую окраску. Аналогичный мотив имеется и в мезенских росписях, в том числе и в зафиксированных нами. На мезенских прялках окрашенные одна в черный, другая в красный цвет лошади нередко следуют друг за другом, олицетворяя, по всей видимости, загробный и сущий миры. Основанием для такого предположения могут служить мифологические представления подобного рода, имеющиеся у многих народов мира, в том числе и у славянских.

О том, что изображаемые на прялках кони неземного происхождения, свидетельствуют также многочисленные солярные знаки, помещенные рисовальщиками над гривами, между ног и под ногами коней, а также особенности изображений самих фигур животных. Кони мезенских росписей в большей мере, чем изображения коней в других крестьянских росписях, отстоят от реального прототипа. Большинство их имеет красно-оранжевую окраску, не свойственную, как известно, лошадям. Туловища черных коней покрывались нередко сплошным решетчатым узором, еще больше подчеркивающим их необычное происхождение. Противоестественно длинные и тонкие ноги лошадей завершались на концах изображением перьев, подобно тем, какие рисовались на птицах тех же прялок.

Нередко кони изображались не следующими друг за другом, а противостоящими друг другу. Иногда на вздыбленных лошадях нарисованы борющиеся друг с другом всадники. На одном из подобных рисунков над всадниками написаны имена Ильи Муромца и Полкана-богатыря. Характерно, что из северорусских росписей только мезенская сохраняет древние черты, имеющие аналогии в археологических древностях. В частности, на мезенских прялках изображены сани простейшей конструкции — из двух стволов деревьев или из жердей, которые волочит лошадь. Подобные сани-волокуши имелись во всех странах света. Дольше они держались в труднодоступных, болотистых и горных местах. Еще в конце XIX в. волокуши встречались в долинах Альп, Закавказья, Карпат и некоторых глухих углах России. Подобные сани упоминаются в карельском эпосе. Как показал Д. Н. Анучин, сани примитивной конструкции, вытесненные затем повсюду колесными повозками, сохранялись как принадлежность похоронного обряда.

Ареал мезенской росписи весьма обширен. Кроме бассейна Мезени с Вашкой, он включает на западе районы Пинеги и нижнего течения Северной Двины до Онежского полуострова, а на востоке — бассейны Ижмы и Печоры. На очерченной территории выявлены изделия с мезенской росписью не только из Палащелья, но и из других деревень, причем как профессионального (Покшеньга на Пинеге), так и непрофессионального производства. К последним можно отнести прялку, обнаруженную нами летом 1976 г. в с. Койнас Лешуконского района. Подобные прялки, по словам местных жителей, делали крестьяне этого села в прошлом. По общему построению рисунка роспись на койнасской прялке напоминает палащельскую, но основу ее орнамента составляют четырехконечные крестовидные розетки. Такие розетки встречаются в росписи палащельских коробов, а не прялок; сходные фигуры характерны для печорских росписей (в деревнях на Печоре и ее притоке Пижме).

Близость к искусству Печоры не случайна, так как именно через Койнас проходил торговый тракт, связывавший селения Мезени, Печоры и Пижмы. На западе этот тракт шел через Пинегу к Северной Двине. Не исключено, что он способствовал распространению рассматриваемой росписи на Пинеге и в верховьях Кулоя, о чем, в частности, свидетельствуют прялки, зафиксированные нами в с. Кулогора на Пинеге и в с. Кулой на одноименной реке, очень похожие по орнаменту на койнасскую. Правомерно предположить, что подобная живопись послужила основой для палащельской росписи. На палащельских прялках декор рассматриваемого типа дополняется элементами, выполненными в иной живописной манере, для которой характерны не только геометрические, но и сюжетные и силуэтные изображения. Здесь уместно вспомнить, что такого рода живопись бытовала как в крупных (Холмогоры, Великий Устюг, Сольвычегодск), так и в мелких (Устюг, Борок) промысловых центрах Северной Двины. Влияние их сказалось в декоре мезенских жилищ именно тех деревень, которые издавна были связаны с Северной Двиной.

Важно отметить, что рассматриваемая роспись была известна лишь в селах и деревнях Лешуконского р-на; на Нижней Мезени ее не знали. Здесь деревянные изделия орнаментировались иначе, о чем свидетельствуют имеющиеся и теперь почти в каждом доме рубели для катания белья. Основу их орнамента составляют вписанные в круг вихревые и шестилепестковые розетки. Всего на рубеле размещалось пять или шесть таких кругов. Иногда в круге вырезались не одна, а шесть небольших розеток, причем из их шести боковых лепестков образовывалась седьмая, центральная розетка. Крупные шестилепестковые розетки нередко усложнялись шестью лучами, помещаемыми между лепестками.

Как можно заметить, число «шесть» характерно для построения орнамента рубелей. Шестилепестковую розетку Б. А. Рыбаков считает вариантом шестилучевого знака или «колеса Юпитера» — символа, известного по археологическим и этнографическим материалам начиная с бронзового века и широко распространенного, по его мнению, в древности в Западной Европе. В этой связи заслуживает внимания сходство мезенских рубелей с резными прялками Летнего и Лямецкого берегов Белого моря, имеющими в свою очередь общие черты с подобными изделиями Скандинавских стран, в частности Норвегии. Известны хозяйственные и культурные контакты русских поморов со скандинавами. В систему этих контактов входило и население Нижней Мезени, в культуре которой прослеживается немало аналогий с культурой населения северо-западных районов Русского Севера и северных стран Западной Европы [5,с.134].

Глава 2. Технология росписи

.1 Знаки орнамента

Ромб, треугольник, кресты, круги, квадраты — все эти и другие элементы, символы, знаки орнамента составляют своеобразный алфавит, и каждый знак в этом орнаменте имеет или имел свой смысл. Не одно тысячелетие передавались знаки этого алфавита от отца к сыну, от деда к внуку, от матери к дочери, от рода к роду, прежде чем дошли до нас, «сегодняшних читателей». Эти родовые «письмена» полны смыслов и содержаний, накопившихся в них за многие века и тысячелетия. Иногда графический знак выглядел одинаково, но у разных родов, а затем народов имел разный смысл. Иногда один и тот же смысл у разных народов был выражен непохожими друг на друга знаками. Исследованию этого «алфавита» можно было бы посвятить не одну работу, тут помощь — и летописи, и огромной иконографический — археологически и современный материал наблюдения: догадки и предположения целых исследователей. Орнамент в своем первородном виде — это немое магическое заклинание, которым покрывалась поверхность ритуальных пещер, фигур и посуды. Позже эти магические немые заговоры и заклинания будут перенесены на вышивку, прялку.

Один из первых знаков орнамента носит название коврово-меандрового или ромбо-меандрового — это ромбы разной формы с прерванными линиями, заходящими один в другой. Они создают на поверхности глины, ткани, дерева красивый густой коверный узор. Разгадка происхождения ромбо-меандровых знаков была предложена В.И.Бибиковой, которая связала ромбо-меандровые знаки, зафиксированные в одежде и на полотенцах, с естественным орнаментом, который был четко виден на косом или прямом срезе бивня мамонта. Этот рисунок, перенятый народными мастерами у природы, пережил тысячелетия и дошел до наших времен. Бивень мамонта — суть могущества зверя, его оружие. Отсюда и рисунок бивня несет в себе содержание силы и могущества, в которых нуждается человек, отправляясь на охоту. Набегающие друг на друга ромбы — знаки счастливой охоты, знаки силы, знаки удачи, и человек использовал их, совершая магические обряды. Еще во времена неолита бытовали печатки для татуировки тела подобным орнаментом.

Жрицы и жрецы, украсившие этим орнаментом свое тело, совершали магические обряды. Этот орнамент защищал их тело от духов, способных причинить им вред и одновременно ромбо-меандровые знаки тело жреца наполняли великой силой и могуществом, полученными им от животного в своем бивне, имеющего аналогичный рисунок. Ромбо-меандровыми знаками украшались и некоторые культовые предметы времен неолита — от женских фигурок до сосудов. Знак жизни — так можно назвать ромбо-меандровый узор. Не случайно, когда прошло время и человек стал не только охотником, но и пахарем и скотоводом, он не забыл этот знак, и он для него стал и знаком земли и плодородия. Для того чтобы поля были щедры на урожай, а небо на удачную погоду, человек вышивал этот узор на ткани, вырезал на дереве, украшал им глину. Множество раз повторял он этот узор, словно безмолвно творя заклинание, прося у неба, солнца, земли — удачи в охоте и жизни, плодородия своим полям, дождя, посевам. Вычлененный из общего ромбо-меандрового рисунка знак ромба — стал и сам со временем символом и знаком неба, солнца, земли, мироздания. В северодвинских вышивках, на белорусских полотенцах, ромб-земля, ромб — знак плодородия, ромб-солнце встречаются неоднократно. Меандрово-ковровый рисунок можно увидеть и в общей композиции на телах тех же северодвинских росписях.

Интересная деталь — во многих ярославских прялках прошлого века в одном из сюжетов двух-трехчастной композиции мастер воспроизводил колокольню главного собора Петропавловки. Так вот, эту колокольню он обязательно украшал разными орнаментами, в том числе постоянно использовал и квадратно-точечный знак. Солнце на протяжении тысячелетий получило великое множество вариантов изображений. Вариантов этого знака множество. И, прежде всего — все бесконечное разнообразие крестов, как в круге, так и без него. Природный аналог креста дает так называемый «крестовый камень», минерал, на поверхности которого кристаллы образуют правильный четырехконечный крест.

Знак креста в круге очень похож на изображение колеса в колеснице ариев, которые три с половиной тысячелетия назад пришли в Индию. Эти колеса — втулка из березы, ободья из осины — тоже имели четыре спицы, то есть абсолютно соответствовали изображению одного из вариантов солярных знаков — крест в круге. Неудивительно, что изображение колеса и солярный знак аналогичны друг другу. Множество богов движутся по небу на колеснице, да и само солнце, «катясь» по небу, «закатывается» вечером (отсюда «закат»).

Бог Перун, связанный с культом солнца, получил даже свой особый знак. На дохристианском календаре киевского происхождения в июле месяце зафиксирован «громовой» знак Перуна (день Перуна отмечался на Руси 20 июля по старому стилю, как и потом день Ильи-громовержца) — этот знак похож на колесо с шестью спицами, называемое еще «шестикрылой розеткой». Такие знаки вышивались на ритуальных полотенцах, ими украшались прялки, избы, дабы защитить дом от гнева Перуна, а позже Ильи-пророка

Особо стоит выделить один из вариантов крестообразного солярного знака, так называемый «граммированный крест», крест, состоящий из четырех Г-гамм, букв греческого алфавита, хотя появление его относится к более раннему периоду мировой истории, да и место его появления — Восток, Индия. В орнаменте и на письме у брахманов Индии этот крест символизирует собой привет и пожелание благополучия. Иногда этот крест рассматривают как графическое изображение четырех ног, сведенных в одной точке. Называют гаммированный крест еще и «свастикой». У нас этот знак встречался и на вышивках и (особенно) на поясах, распространен был более всего в северных районах России. Компетенция этого знака фашистами и наполнение его противоположным смыслом — пример того, как меняется содержание знака и зависимости от того, в каком контексте и с каким смыслом усваивается он нами. Существуют и другие варианты солярных знаков, кроме креста, круга, креста в круге — солярную семантику несут в себе также треугольник, квадрат и ромб. Конечно, возможно иное прочтение солярного знака, скажем, тот же крест мог и не нести в себе солярной семантики. Например, был такой обычай у степных племен, живших в наших южных землях, — поклоняться воткнутому в холм мечу. Конечно, воткнутый в холм меч был очень похож на крест (кстати, и на могилу с крестом в наше время), но для племени это был, прежде всего, знак могущества, власти и человеческой силы, которая подчиняет себе племена и народы или может служить защите родной земли. Но вернемся к солярным знакам. Есть еще одна разновидность этого знака — знак солнца и огня, язык пламени, который называют «бута» и который и посейчас бытует у огнепоклонников Индии (в просторечии его называют «огурцами».) Правда, кроме смысла солнца и огня, он имеет еще несколько десятков смыслов, вот другие его значения: знак гривны коня, самого коня, хвоста коня, тени листка на песке, свернутого виноградного листка, цветущего миндаля, стручкового перца, птицы, крыла птицы и еще множество самых разных значений.

Интересная деталь: ромбическая сетка еще знак начала и конца. Светлая сетка — начало — слева, правая — темная сетка — знак конца. Сентябрь в древних календарях был началом нового года. Декабрь — в наших — конец его. Но эта мысль, конечно лишь о случайности совпадения знаков разных эпох. Волнистые линии июля — знаки дождя и воды, а также «громовый» знак июля, о котором уже шла речь, также во множестве используется народными мастерами. Знаки колоса и трав, которыми обозначены месяцы май — древнерусское название «травень» — и август «серпень», можно встретить также в росписи многих народных промыслов. Волнистые линии, параллельные земле, которые символизируют месяц июль, кроме этого, еще являются знаками Матери Сырой Земли, земли, пропитанной дождем, знаками рек и озер, и воды вообще. А вертикальные волнистые и параллельные линии — знаки падающего дождя, магическая формула заклинания и вызывания этого дождях [12,с.89].

В орнаменте широко представлены образы птиц.

Лебеди (утки) — наиболее почитавшиеся на Севере птицы, связанные с небом, солнцем и водной стихией. Очень часто эти образы находятся в окружении знаков солярной символики (круги, розетки, ромбы).

Их изображения встречаются также в скульптуре, в ковшах, уточке-солонице, в вышивке, в резьбе жилых домов и т.д. Как правило, эти образы в народной росписи, в частности в жилом зодчестве, изображаются симметрично относительно «древа жизни» или какой-либо другой композиции. Образы парных лебедей очень устойчивы в искусстве: с ними были связаны представления народа о счастливом браке, и пережитки почитания этих птиц на Севере сохранялись вплоть до начала XX века. Роль гуся как обрядового, свадебного блюда отмечалась у многих народов: он считался символом плодовитости. Жених и невеста в песнях часто сравниваются с селезнем и утицей, с лебедем и лебедушкой. Таково же отношение народа к петуху и курице, которые издавна почитались славянами как первовестники солнца. Их почитание в народе было выражено в разных формах.

Павлин (птица-пава) встречается в народных росписях в разных композициях и в разных стилевых решениях. Его изображение было известно в искусстве античного мира, Византии и Киевской Руси. В народном представлении павлин был осмыслен как птица исключительно женского рода. Очень часто образы этих птиц в росписях размещаются по разные стороны куста или дерева, стоят друг против друга или изображаются крупным планом в виде отдельной фигуры. Нередко павы в образах народа рассматриваются как петухи, утки или кукушки.

В росписях Севера встречаются изображения орла, который, как правило, воспроизводится сидящим со сложенными крыльями и с характерным поворотом головы (в профиль).

В росписях домов встречаются также образы голубей. Это могут быть парные голуби, летящие вместе, а чаще всего сидящие на ветках среди цветочных узоров. Символика этих птиц — также любовная, брачная.

Одно из самых важных и даже почетных мест в крестьянском искусстве занимали райские птицы. Птицы Сирин и Алконост были наиболее распространенными и любимыми образами и помещались в центре изображения. Птица Сирин в народном искусстве изображалась очень часто и жила дольше других легендарных персонажей.

Орнитоморфный орнамент народной живописи вместе с травными рисунками интересно соединялся с зооморфными образами коней, оленей, львов (барсов), единорогов, а порой и коров. Как известно, конь у славян символизировал бога солнца Хорса. Эта символика обусловила его изображение на многих предметах народного искусства и в архитектуре XVIII-XIX веков, тем более что в хозяйственной жизни населения во все времена лошади практически были незаменимы. Фигура оленя в северных декоративных деталях жилых домов, в частности его голова и рога, встречаются в украшениях навершия кровли, как и в росписях прялок, коробов, в основном на реке Мезени и в Коми.

Образ льва (барса) широко использовался в народных росписях, в вышивке и в прикладном искусстве Севера. Лев и барс отличаются, главным образом, наличием или отсутствием гривы. Образ льва, как символ власти и мощи, перекочевал в Россию с Востока. Часто в народных русских росписях лев более похож на собаку, чем на хищного зверя. Изображались они стоящими или лежащими в геральдической композиции по сторонам «древа» или цветов в вазоне с грозно поднятой лапой.

Единорог — конь с рогом на лбу — также встречается в северных росписях. Как правило, он изображается стоящим на задних ногах. Самые ранние сведения о нем и его изображения относятся к XV веку. Единорог (он же индрик или инрог) — мифическое животное, образ которого, может быть, возник под воздействием восточных культур. Носорог и конь соединились в образ одного зверя — единорога, причем, по преданию, он был наделен особой силой, способной поражать злых людей и еретиков. По другим легендам, единорог — могущественное неведомое божество — становится царем подземного царства. Чаще всего единорог и лев располагаются на фасаде по сторонам вазона или дерева, иногда в позе схватки, символически воспроизводя борьбу светлых и темных сил, дня и ночи. Поза борьбы животных, по-видимому, навеяна изображением фирменного знака Московского печатного двора — герба XVI века, который ставился на переплетах книг. Символ Единорога имеет и значительный христианский смысл как образ сына божьего, т.е. Христа, а лев и бык (телец) — атрибуты евангелистов.

В росписях широко распространены бытовые сцены, например, сцены охоты. Эти изображения также имеют определенный символический смысл: фигура охотника — это жених, птица на дереве — это невеста, а вся сцена означает, что жених охотится за невестой. На прялках иногда помещали и охотника с птицей в руках — сцену, символизирующую благополучный результат охоты. Эти предположения подтверждаются данными фольклорных исследований: в причитаниях невесты перед свадьбой звучали слова ее прощания с «девичьей волей»; она сравнивается с птицей, а жених упоминается в роли охотника.

Весьма широк круг сюжетов, которые живописцы борокско — тоемско — пучугской группы деревень любили применять при росписи прялок. Кроме свадебного катанья (обычно в сочетании с ним) здесь можно встретить сцены крестьянского труда — прядение, тканье, кормление птиц, полевые работы, выгон, убой скота, труд в лесу, в кузнице и сцены отдыха, винопития и чаепития. На оборотной стороне прялки наиболее часто (причем у разных мастеров в разных местах этой округи) видим в полукружии многоцветную фигуру всадника в петровском кафтане и на красном коне. Иногда над ней белое свободное место, куда пряха могла прилаживать зеркальце. Вместо всадника иные мастера писали коня или двух коней, а то и всадника, за которым гонится лев. На одной прялке изображена простодушно написанная сцена схватки двух воинов в античных доспехах.

Символы зверей, птиц, плодородия, урожая, огня, неба других стихий идут еще с наскальных рисунков и являются видом древнего письма, передающим традиции народов Севера России.

.2 Технология северодвинской росписи

Для воспроизведения северодвинской росписи понадобится не так уж и много — это свободное рабочее место, краски (в основном три цвета: красный, зеленый и желтый), любая вещь из дерева, кисти, черная краска, либо тушь и немного собственной фантазии. Прежде всего, берется вещь — будущее произведение искусства. Следующий этап — это, конечно же, грунтовка изделия, грунтовать можно различными видами краски, в том числе гуашевой. После грунтования доске дают высохнуть. И только после этого можно приступать непосредственно к работе. Рисуется эскиз будущей работы, затем он переносится на дерево. После этого аккуратно рисуют красками. Северодвинская роспись, имеет один небольшой секрет выделки. Все мелкие детали и детали обводятся черной краской. После всего этого сделанную вещь покрывают лаком [6,с.127].

Пучужская роспись- одна из многих видов росписей, встречающихся на берегах реки Северная Двина. Эта графическая роспись сохранилась на прялках. Пучужская роспись выполняется на белом фоне красной краской, украшается ярко-зелеными листочками и белыми точками-капельками. В некоторых изделиях встречается синий цвет. Прялки Пучуги очень похожи на борецкие прялки. Лопастка прялки делится на три части. Верхняя часть занята окнами и цветами, в центре — арка с пышными растениями и птицами. Ниже — сцена катания: пара или одна лошадь, запряженная в саночки с кибиткой. В отличие от борецких возница на прялках Пучуги одет по-крестьянски, в поддевку и черную войлочную шапку с отогнутыми краями. Растительный узор состоит из трех видов листьев. А характерный для всех видов северной росписи трилистник в пучужской росписи имеет свой вариант — более тонкую, загнутую к стеблю нижнюю часть листа и верхнюю, переходящую в круглую ягоду.

Ракульская роспись. Отличается самобытностью, особенной цветовой гаммой. Главную роль играют золотисто-охристый и черные цвета, а сопутствуют зеленый и коричнево-красный. Древо Жизни изображается изогнутым с определенным ритмом. Листья крупные, окрашенные в разные цвета. Птицы выполняются в основном черной краской, легким контуром, со штрихами перьев. «Движение» узора достигается за счёт чёрных прожилок, усиков и спиралевидных завитков. Иногда по всему орнаменту «рассыпаются» белые полукружья.

Схема ракульской росписи на прялке состоит из трех частей. Верхнюю, самую большую часть чаще всего занимает ветка с крупными листьями, среднюю — декоративная птица, а ниже, обычно уже на ножке, тоже рисуют ветку. Листочки одного кустика окрашивают иногда в два, а то и в три цвета, что создает красочное богатство и разнообразие. Особое значение придавалось желтым и золотистым цветам, потому что это — цвета солнца. А с солнцем в жизни крестьянина связано очень многое.

Так же как и в других центрах северодвинской росписи, во второй половине XIX века на Ракулке основное место в производстве занимала роспись прялок. Ракульские прялки значительно выше пермогорских и борецких. Их ножка почти от основания начинает расширяться закругленными уступами и постепенно переходит в довольно узкую и высокую лопасть, завершенную городками. Роспись строилась по четкой схеме, которая легко прослеживается с середины XIX и до 30-х годов XX века.

Борецкая роспись. Наиболее часто используемые цвета в росписи: красный, зеленый, коричневый, оранжевый, желтый. Орнамент состоит из ромбиков, кружочков, капелек, треугольников. Все элементы обводятся черным контуром.

Символ борецкой росписи — Древо жизни. Огромный цветок с прямым стеблем, вокруг которого изображаются цветы, птицы, ягоды, изящные листья. Мотивами композиции могли служить жанровые сценки: чаепитие, гуляния

Характерными особенностями борецкой росписи принято считать белизну фона, доминирование красного цвета, использование также других основных цветов — изумрудно-зеленый, охра. Для украшения работы мастера использовали сусальное золото. Что касается особенностей узора, то он бывает растительным или геометрическим. Другой существенной чертой росписи является ее композиция, которая дублирует композицию иконостаса. Поскольку борецкая роспись по дереву обладает сюжетностью, то в основе каждого рисунка непременно лежит главная тема, символически раскрывающаяся в изображениях всадника и лошади, жениха и невесты, князя и княгини, пары птиц на ветвях Древа Жизни, пары животных (лев и единорог).

Другой значительной особенностью росписи является ее композиция- она повторяет композицию иконостаса. Прялка разделена на ярусы, разделенные орнаментом и содержащие квадраты с рисунками, наподобие икон или окон. Центральная часть композиции — некое подобие Царских врат или двери — в этой части содержится основной рисунок, главная тема. Это может быть фигура человека и лошади — всадник или упряжка (санки или ездок — такой сюжет называется «став с конем»), пары людей, например, жениха и невесты, мужа и жены, князя и княгини; пары птиц, сидящих на ветвях дерева (древо жизни), пары животных (лев и конь, лев и единорог), символизирующих борьбу двух начал или миров, земного и потустороннего, различные сцены — сцена сватовства. Также наблюдается строгая симметрия и правильность геометрических форм. Преобладание числа 2 (2 основных героя, 2 окошка, 2 животных) и 3 (3 яруса, 3 окна).

Каждый элемент росписи обладал символикой нередко неоднозначной, при этом вся композиция приобретала смысл. Так, например, древо жизни означало «начало всех начал», плодородие, а также дуальное мужское и женское начала (особенно это подчеркивалось двумя ветками по разные стороны с сидящими на них птицами).

Это означало одновременно и единство, и дуальное противопоставление. Основные элементы борецкой росписи: птицы, конь, древо (пышный куст с толстым стеблем-стволом, со сдвоенными трилистниками и ягодами клюквы), тюльпан, веточка с ягодами, трилистник [8,с.54].

Пермогорская роспись. В Пермогорье круг бытовых предметов, которые украшались росписью, был очень велик. Это телеги, дуги, санки, ткацкие станки, сундуки, прялки, рукомойники, блюда. Все это, казалось бы, — обычные предметы крестьянского быта. Но роспись превращала их в подлинные произведения искусства.

Основу пермогорской росписи составляет растительный узор. На гибкие побеги нанизаны трехлопастные, чуть изогнутые листья с острыми кончиками и тюльпановидные цветы, напоминающие древний цветок крина. Среди них кустики из округлых листьев, сирины, нарядные сказочные птицы. В народных росписях Пермогорья XIX века в растительный узор обычно почти на всех предметах быта вписывались еще разнообразные жанровые сцены из крестьянской жизни. Из русских центров народной росписи мы не можем назвать ни одного другого центра, в изделиях которого так же широко и многогранно была бы отражена жизнь русской деревни XIX века, как в росписях Мокрой Едомы.

Пермогорскую роспись называют белофонной. Это название связано с техникой росписи: сначала обработанное дерево грунтовали мелом и клеем, покрывали белилами. Затем по высохшему белому фону, как по бумаге, гусиным пером делали черный рисунок, который потом заполнялся цветом — красками, разведенными на яичном желтке. Законченное изделие покрывалось олифой.

На первый взгляд палитра, используемая в пермогорской росписи, может показаться бледной. Всего четыре краски. Но красная, желтая, зеленая и черная на белом фоне производят яркое, праздничное впечатление.

Первоначально для пермогорской росписи было характерно изображение львов, единорогов, птиц-дев и других мифологических существ. Но в последствии они сменились разнообразными жанровыми сценами из крестьянской жизни, пышным букетом расцвел растительный узор. Традиционным стало и изображение птицы Сирин. Это сладкоголосая дева-птица пришла к нам с Востока, но оказалась близкой и понятной русскому человеку. У крестьян ее образ ассоциировался с благополучием. Птицу Сирин называли «птицей счастья», «райской птицей».

Роспись создавалась с учетом определенных правил. Основные узоры пермогорской росписи — это цветы, побеги, листья, ягоды, животные и птицы. Располагая сюжет, художник невольно получал некие пустоты, которые заполнял растительным орнаментом. Характерны для данной техники и рамки, которые отсекают одно поле с сюжетом от другого. Они могут быть узкими, в виде линии, и широкими, заполненными геометрическим или растительным орнаментом.

Мезенская роспись. На примере мезенской росписи хорошо видно, как в народном искусстве всегда уживается старое и современное, как на образы далекой древности наслаиваются новые образы и представления. Рядом с конями и оленями, изображения которых впервые были обнаружены на скалах Заонежья во второй половине XIX в., на мезенских памятниках появляются изображения современных мастеру кораблей и людей. Так, на одной из прялок, датируемой 1874 г., художники изобразили даму с двумя кавалерами на прогулке.

Традиционно предметы, расписанные мезенской росписью, имеют только два цвета — красный и чёрный. Мезень писалась сажей и красной глиной, которые растворяли в настое смолы лиственницы. Роспись наносилась на негрунтованное дерево специальной деревянной палочкой (тиской), пером глухаря или тетерева, что указывает на очень древние традиции, а также кисточкой из человеческого волоса. Затем изделие олифилось, что придавало ему золотистый цвет. В настоящее время в целом технология и техника мезенской росписи сохранились, за исключением разве что того, что чаще стали применяться кисти. Доска имела свои четкие пропорции. Ширина должна были три раза укладываться в ее длине. Древесина пропитывалась льняным маслом. От этого ее структура становилась яснее и ярче. Характер рисунка волокон во многом определяет и сам орнамент, который состоит из символов, как слова из букв. Внутреннее содержание символов, точное происхождение, взаимная связь уже практически утрачены.

Живопись яичной темперой по грунтованной левкасом доске и характер цветочного орнамента заставляют нас думать, что эта роспись в истоках своих близка иконописи, в частности той ее школе, которая развивалась в этих местах в XVI-XVII вв. и называлась строгановской. В северодвинских росписях интерес мастеров ко всем сторонам жизни своей округи сказался ярче и непосредственнее, чем в мезенских. Северодвинские художники чаще вводили в свой орнамент человеческие фигуры, сцены из крестьянской жизни: это и чинные чаепития, и посиделки с непременным прядением, и поездки на санях, и сцены охоты, и многое другое. Удивительно мастерство, декоративная фантазия и смелость, с которыми народный художник сплетал орнамент и сценку из жизни. Так, на прялке 1927 г., происходящей из деревни Пучуга Архангельской области и хранящейся в Государственном Русском музее в Ленинграде, художник изобразил поездку крестьян в санях, запряженных парой лошадей. Колорит прялки несколько необычен для северодвинской росписи: вместо красного цвета в цветочную роспись введен густой малиновый тон в сочетании со светлым фоном и зеленым цветом. Ярко-желтым пишет художник передок саней и, стремясь уравновесить композицию в цвете, рядом с белым конем пишет второго коня ярко-зеленого, что, казалось бы, никак не соответствует правде жизни, но вполне отвечает красочному представлению мастера об окружающем мире. Несмотря на то, что северодвинскими называются прялки различных местных школ (Пермогорья, Борка, Нижней Тоймы, Пучуги и др.), имеющих свои особенности, можно говорить и об общих чертах их композиций. Обычно изображение на такой прялке делалось в два яруса, один из которых (чаще верхний) изображал фантастическое существо — птицу-сирина с женским ликом. Второй ярус, отделанный узорным пояском из диковинных трав и цветов, изображал реальные события деревенской жизни. Вся прялка, как правило, покрывалась густым растительным узором, характер которого близок характеру орнаментальных украшений северодвинских рукописных книг. Здесь и сказочные растения с прихотливо изгибающимися стеблями, цветы, ягоды, и вплетенные в их узор птицы, нередко, правда, спорящие своим обыденным, напоминающим домашних курочек, обликом с фантастическим садом вокруг.

Исследователи этой росписи расшифровывают ее с точки зрения аграрной символики, угадывая в расчерченных прямоугольниках распаханные и засеянные пашни, в уточке и коне — знаки закатного и восходящего солнца. Кстати сказать, за этими животными в народном представлении устойчиво сохраняется связь с солнцем: утицы-солоницы (соль-солнце), конь-огонь [13,с.174].

Заключение

Подводя итог исследования истории художественного образования и культуры Русского Севера, можно заключить, что истоки северного народного искусства и образования взаимосвязаны и уходят глубоко корнями в языческую, а затем в православную культуру России, в результате которых сформировалась глубокая и содержательная культура Русского Севера, сохранившая лучшие традиции прошлого. Наибольший рассвет народного творчества приходился на время общего духовного подъёма русского народа в периоды освобождения от барщины, крепостного права, гнёта властей, при наличии свободы выбора образа жизни, работы, ремесла; при возможности пользоваться природными ресурсами, землёй, лесом и другими; сохранение и преемственность семейных традиций, ремёсел; глубокое верование и почитание народной мудрости, как жить, как дело творить и счастливым быть; неразделимая связь с природой, как источником благополучия, вдохновения и созерцания. Всё вышесказанное далеко не исчерпывает всех богатств и разнообразий народной культуры Русского Севера, много актуальных открытий предстоит ещё сделать историкам, педагогам, искусствоведам, художникам. Север всегда был и остаётся неисчерпаемым источником.

Росписи Русского Севера являются уникальным явлением в русской культуры на протяжении нескольких столетий и в наше время. И на сегодняшний момент русский север до конца не изучен и существует множество гипотез, причин его возникновения. Сегодня уже нет тех, кто мог бы истолковать нам все то, что мы можем увидеть на росписях по дереву, этому существует множество причин. Но все же можно утверждать, что именно в северодвинских росписях сохранились традиции, заложенные еще их основателями, и только по росписям Двины мы можем прочувствовать и увидеть истинное — народное русское искусство.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kursovaya/mezenskaya-rospis/

1.Арбат, Ю. Путешествие за красотой [Текст] / Ю. Арбат. — М., 1966.

.Афанасьев, А. Я. Поэтические воззрения славян на природу [Текст] / А. Я. Афанасьев. — М., 1986.

.Барадулин В. А. Художественная обработка дерева [Текст] / В.А. Барадуллин. — М., 1986.

.Бардина, Р. А. Изделия народных художественных промыслов и сувениры [Текст] / Р.А. Бардина. — М., 1986.

.Баталова, И. К. Роспись по дереву [Текст] / И.К. Баталова — М., 2007.

.Бихилиная, Н. Б. История цвето — обозначений в русском языке [Текст] / Н.Б. Бихилиная. — М., 1975.

.Воронов, В. Крестьянское искусство [Текст] / В. Воронов. — М., 1924.

.Изместьева, Л. А. Борецкая роспись / Л.А. Изместьева. -А., 1994.

.Круглова, О.В. Народная роспись Северной Двины [Текст] / О.В.Круглова. — М., 1993.

.Круглова, О.В. Русская народная резьба и роспись по дереву [Текст] / О.В. Круглова. — М., 1987.

.Соколова, М.С. Художественная роспись по дереву. Технология художественных промыслов [Текст] / М.С. Соколова. — М., 2005.

.Токарев, С. А. Этнография народов СССР [Текст] / С. А. Токарев. — М.,1958.

.Тарановская, Н.В.Новые данные о формировании северодвинских народных росписей [Текст] / Н.В. Тарановская. — СПб., 1993.

.Тарановская, Н.В. Росписи по дереву Нижней Тоймы. Мастера.// Народное искусство. Исследования и материалы [Текст] / Н.В. Тарановская. — СПб., 1995.

.Щуров, Г. С. Очерки истории культуры Русского Севера [Текст] / Г.С Щуров. — А.,2004.