Анализ трагедии Шекспира «Юлий Цезарь»

Эссе

Трагедия «Юлий Цезарь» (15-99) во многих отношениях подготовила почву для «Гамлета». Как и в «Гамлете» и позднее в «Макбете», действие этой «римской трагедии» происходит на мрачном и зловещем фоне. Мы слышим о «пламенных воинах, сражающихся в облаках», о кровавом дожде, падающем на Капитолий. В образы таинственных предзнаменований облеклось здесь то тягостное чувство, которое испытывал в те годы не один Шекспир. Страна была наводнена нищим, бездомным людом. Продолжалось обеднение широких народных масс. Все мрачнее становилась эпоха, история которой «вписана в летописи человечества пламенеющим языком меча и огня» {К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. XVII, стр. 783.}.

В памфлетах, изданных в те годы, впервые и как бы издали слышатся раскаты грозы — приближалась английская буржуазная революция. Чем дальше в прошлое отходила опасность извне, со стороны испанцев, тем больше развязывалась среди буржуазии и части дворянства критика правительства. Приближался 1601 год, когда парламент в вопросе о монополиях впервые резко разошелся с правительством. Возле самого престола зрели заговоры, в одном из которых, возглавляемом графом Эссексом, принимал участие бывший «патрон» Шекспира, граф Саутгэмптон.

Тяжкая грозовая атмосфера этих лет нашла отражение и в драматургии. Чепмэн пишет мрачную трагедию «Бюсси д’Амбуаз». Со своими кровавыми драмами выступает приблизительно в те же годы Джон Марстон. В его пьесе «Недовольный» (1601) мы видим человека — жертву несправедливости, — горько осуждающего царящий вокруг порок и взывающего к отмщению.

В этой атмосфере родились и «Юлий Цезарь» и «Гамлет».В смысле трактовки исторических событий Шекспир в «Юлии Цезаре» во многом придерживается концепции своего первоисточника — Плутарха. Хотя «Юлий Цезарь» и не республиканская пьеса, несомненно, что Шекспир показал Цезаря в непривлекательном свете. На Шекспира, как полагают некоторые исследователи, повлияли также слова Монтэня: «Добро не обязательно сменяет уничтоженное зло. Может последовать зло еще худшее, как это доказали убийцы Цезаря, которые ввергли государство в великое расстройство».

Если непривлекателен у Шекспира Цезарь, то непривлекательны и заговорщики, за исключением Брута. Неподкупную честность Брута признает даже его враг Антоний. «Это был человек», — говорит он над мертвым Брутом. И все же удар кинжалом оказался роковой ошибкой. Цезарь пал, но тень его преследовала Брута и победила при Филиппах. «О, Юлий Цезарь! — восклицает побежденный Брут. — Все еще мощен ты! Твой призрак бродит вокруг и обращает наши мечи против нас самих». Удар кинжалом не принес республиканцам победы. Судьба Брута и других заговорщиков решается в конце концов народом, не последовавшим за ними.

5 стр., 2454 слов

Развитие бытовой деятельности в дошкольном возрасте(с рождения до 7 лет)

... аккуратно ведет себя за столом. В период от года до трех лет у малыша закладываются ос­новы культуры поведения. ... губами. Рассмотрим, как протекает освоение бытовых процессов на первом году жизни малыша (по данным Н.М.Аксариной, Н.М.Щелованова, К.Л.Пантюхиной). В ... как организо­ванность, опрятность, аккуратность. Именно на первом году жиз­ни малыш осваивает некоторые культурно-гигиенические навы­ки, ...

Образ народной толпы в «Юлии Цезаре», как и в «Кориолане» (1607), вызвал у комментаторов разноречивые суждения. Нам кажется, что образ этот имеет различные аспекты и у самого Шекспира. Он давал Шекспиру обильный материал для характерных жанровых сцен.

Перед нами, конечно, не толпа древнего Рима, но горожане шекспировского Лондона; перед нами — народная масса, которую наблюдал Шекспир в Лондоне на рубеже двух столетий, в мрачные годы наступавшей реакций, — масса, в которой бродило глухое недовольство, но вместе с тем масса неорганизованная, стихийная, лишенная достойных руководителей. Эта толпа становится в «Юлии Цезаре» жертвой коварного красноречия Марка Антония, в «Кориолане» — эгоистических, мелочных происков трибунов. Шекспир был первым из английских драматургов, показавшим толпу как реальную политическую силу.

Гай Юлий Цезарь(описываемый в Шекспире) явился миру в 100 д. н.э. При жизни Цезарь уже стал легендой. Сложно утверждать, что же стало импульсом для политической карьеры Цезаря. Но одно бесспорно — семья сыграла важную роль в его становлении.

Помимо кровного родства с правителем, семья дала Цезарю прекрасное воспитание и основательное образование. Именно семья развила в Цезаре способности к логическому мышлению, заложила культурные и научные «зерна». Шекспир Юлий Цезарь краткое содержание И попав в благоприятную почву, «зерна» эти дали богатый урожай того, что мы называем достоянием мировой культуры.

Еще юнцом Цезарь стал жрецом Юпитера. Но, пришел диктат Суллы, начиная с 82 д.н.э., для Цезаря настала полоса испытаний. Кроме освобождения должности жреца, от Юлия потребовали развода с Корнелией, своей возлюбленной женой. Не согласившись, Цезарь лишился всего имущества. Однако жизнь Цезарю грозный диктатор все же оставил.

Юлий уезжает на военную службу в М.Азию, и лишь со смертью Суллы он возвращается в Рим. В военных походах Цезарь понял, что управление массами требует сильного ораторского таланта. Именно за ним отправляется Цезарь к ритору Аполлонию Молону. Цезарь прекрасно знает, что важнее слов — дело. По сему, заняв должность эдила, он активно начинает зарабатывать популярность среди населения, занимаясь благоустройством города и организацией торжеств. Но, политика — это не только большие праздники, но и большие интриги. И Цезарь удачно организует политические игры — это и его собственная женитьба на Помпее, и тайный триумвират, и аграрные реформы, укрепившие популярность Цезаря среди землевладельцев, и даже брак своей дочери с самим Помпеем.

Цезарь умело применяет свои дипломатические и стратегические таланты для восстановления целостности Римских земель. Он, используя раздор среди галльских вождей, совершает поход за Рейн, где форсирует Темзу. Вышагивая впереди войска, Юлий учит своих солдат смелости и выносливости личным примером.

20 стр., 9938 слов

Шекспир как представитель эпохи возрождения

... удач. 1.История развития творчества Шекспира. Шекспир, наряду с Сервантесом, является, безусловно, крупнейшим западноевропейским писателем позднего Возрождения, в своих произведениях гениально отразившим эту эпоху со всей ее ... что богатые купцы охотно покупали земли (особенно после введения около 1535 года реформации в Англии, когда были пущены в продажу реквизированные церковные земли), ...

Цезарь стал весьма влиятелен в войсках и в Риме. Солдаты 13-го легиона, четко выверенная речь Цезаря и его уверенность дали начало гражданской войне. Шекспир Юлий Цезарь краткое содержание Широко шагая, Цезарь брал города. Не помогло Помпею его войско — Цезарь разгромил его в сражении при Фарсале. В погоне за Помпеем, Цезарь отправляется в Египет. Посредством интриг на стороне красавицы Клеопатры он подчиняет Александрию.

По возвращении в Рим, Цезаря провозглашают диктатором. Он проводит ряд законов касательно римского гражданства, вводит закон против роскоши, сокращает хлебные раздачи. При любой власти всегда есть недовольные, поэтому вскоре пришло время и Цезарю стать жертвой кровавых политических интриг: в 44 году Цезарь был предательски убит.

Достаточно часто у неискушенного читателя (или зрителя) складывается впечатление того, что литературный герой — одна из самых легко выделяемых составляющих литературного произведения, не заслуживающих особого внимания, а детальное изучение заменяется поверхностной, субъективной оценкой. Однако, на самом деле, литературный герой — необычайно сложный комплекс различных взаимосвязанных и взаимозависимых (часто даже противоречащих друг другу) свойств, черт характера, качеств. Чтобы доказать это положение, в данной статье будет рассмотрен один отрывок из трагедии Уильяма Шекспира «Юлий Цезарь». Ее герои будут изучаться как члены неких бинарных оппозиций.

Для начала проведем ритмический анализ второй сцены первого акта трагедии (сцена экспозиции обоих героев трагедии) по методу, введенному Андреем Белым. Если принять во внимание количество пиррихиев (стоп, состоящих из двух безударных слогов) и спондеев (стоп, состоящих из двух ударных слогов) в ритмическом рисунке речей Цезаря и Брута, то выясняется, что речь Брута значительно богаче в отношении ритма. Отношение «спондей / пиррихий» для Цезаря (9/44) приблизительно равно отношению один к пяти, в то время, когда для Брута это же отношение составляет почти один к девяти (10/86).

Большое количество спондеев в рисунке речи Цезаря вызывает впечатление «приказного тона», слова обретают большую весомость (к тому же, по этой же причине Цезарь неоднократно «сбивается» на хорей).

Известно также, что чем больше безударных слогов следуют непосредственно друг за другом, тем быстрее произносится синтагма и наоборот. В таком случае, наличие большого количества спондеев в ритмическом построении реплик Цезаря служит сигналом того, что речь произносится в замедленном темпе, типичном для властного тона. Изобилие же пиррихиев у Брута, напротив, свидетельствует о более высоком темпе и, как следствие, большей эмоциональности его речи. Нами был рассмотрен количественный аспект ритмической структуры высказываний обоих персонажей. Однако можно взглянуть на ритм и с другой стороны: если обозначать отклонения от заданного метра (все те же пиррихии и спондеи) точками на схематическом изображении ритма (каждая горизонтальная линия фигуры соответствует каждой строке цитируемого отрывка), а затем соединить эти точки отрезками, то мы получим, например, следующие рисунки:

CAESAR

Forget not, in your speed, Antonius, -+—+-+-

10 стр., 4513 слов

Сочинение чем отличается диктатура суллы от цезаря

... людям, отличался огромной выдержкой, ... на белой коже. Говорят, что и само имя Суллы произошло, как прозвище, от ... Тем самым деятельность народных трибунов ставилась под контроль сената. Сулла ... Цезаря, он стал фактически командующим этой армии и оставался им в течение 89года. Именно Сулла ... чем его настойчивость, и многие спрашивали себя, более ли он храбр или более счастлив». Во второе консульство Мария Сулла ...

To touch Calpurnia; for our elders say, -+-+—+-+

The barren, touched in this holy chase, -+-+—+-+

Shake off their sterile curse. -+-+-+

CAESAR

Who is it in the press that calls on me? ++—+-+—

I hear a tongue, shriller than all the music, -+-++—+-+-

Cry ‘Caesar!’ Speak; Caesar is turn’d to hear. -+-++—+-+

BRUTUS

I am not gamesome: I do lack some part -+-+—+-+

Of that quick spirit that is in Antony. -+-+—-+—

Let me not hinder, Cassius, your desires; —+-+—+-

I’ll leave you. -+-

Как видно из предложенных примеров, речь Цезаря не отличается ритмическим разнообразием: фигуры сводятся к прямым или ломаным линиям, т.е. отклонения от метра, даже если они присутствуют, находятся в соседних строках в одних и тех же или сходных позициях. Напротив, фигуры, полученные в результате анализа высказываний Марка Брута, отличаются своей сложностью. Вот пример еще одного отрывка, в двенадцати строках которого ни одна не повторяется подряд два раза:

BRUTUS

Cassius, +-

Be not deceived: if I have veil’d my look, -+-+—+-+

I turn the trouble of my countenance -+-+—+—

Merely upon myself. Vexed I am +—+-++—+

Of late with passions of some difference, -+-+—+—

Conceptions only proper to myself, -+—+—+

Which give some soil perhaps to my behaviors; -+-+-+—+

But let not therefore my good friends be grieved -+—+—+-+—

Among which number, Cassius, be you one— —+-+-+-+

Nor construe any further my neglect, -+—+—+

Than that poor Brutus, with himself at war,-+-+—+-+

Forgets the shows of love to other men. -+-+-+-+-+

Логично было бы предположить, что чем сложнее ритм, тем сложнее и структура героя, его внутренний мир, и наоборот, чем проще ритм, тем герой более ограничен.

Следующим элементом, рассматриваемым в анализе, будет интонация. Знаками интонации в написанном тексте являются, прежде всего, знаки препинания. Например, двоеточие всегда предполагает нисходящий тон и обязательную паузу, восклицательный знак требует резко нисходящего тона и большей паузы после себя. Однако известно, что знаки препинания в произведениях У. Шекспира были проставлены значительно позже и не самим автором, поэтому анализировать знаково-интонационные соответствия не представляется возможным. Тем не менее, можно с полной уверенностью утверждать, что вопросительные знаки в произведении аутентичны, принадлежат перу Шекспира (вопросительные предложения отличаются от прочих по структуре, к тому же, замена вопросительного знака на какой-либо другой ведет к потере смысла).

Таким образом, мы в праве определить количество вопросительных предложений в речи Брута и Цезаря. Таких предложений у Брута ровно в два раза больше, чем у Юлия Цезаря — восемь против четырех. Большое количество вопросов (и, соответственно, восходящей интонации), по-видимому, свидетельствует о большей нерешительности, осторожности персонажа, произносящего их. Недаром Брут считается главным «предшественником» Гамлета.

13 стр., 6367 слов

У. Шекспир и его литературное окружение, их взаимодействие и взаимовлияние

... влияние не только на его современников, но и на развитие коммунистических идей в будущем. Тему Шекспира я выбрала потому, ... четвертой главе. Работа состоит из трех глав. Первая глава посвящена как таковому главному герою моей курсовой - великому ... Социально-политическая проблематика характерна для, так называемых, "римских" трагедий: "Юлий Цезарь" (1599 г.), "Антоний и Клеопатра" (1607 г.), "Кориолан" ...

Нельзя обойти вниманием и такое явление в тексте, относящееся одновременно и к интонационному , и к грамматическому аспектам, как использование повелительного наклонения глаголов. В данном отрывке Цезарь пользуется повелительным наклонением тринадцать раз против одиннадцати в случае с Брутом. Казалось бы, разница невелика, однако необходимо принимать во внимание тот факт, что количество строк, произносимых Брутом в приведенной сцене, значительно превосходит количество строк, «вложенных в уста» Цезаря. Опять-таки, факт наличия большого числа глаголов указывает на резкость Цезаря, на его склонность подчинять себе всех и вся.

Следующим этапом логично было бы рассмотреть оппозиции героев на лексическом уровне, но этот уровень достаточно хорошо просматривается и «невооруженным глазом», поэтому мы не будем акцентировать на нем свое внимание, а сразу перейдем к уровню текста.

При внимательном прочтении текста вторая сцена первого действия предстает перед читателем как полная характеристика Юлия Цезаря (как с его собственных слов, так и со слов других персонажей).

Причем, данная характеристика далеко не лестная. Создается впечатление, что автор предлагает перечень всех негативных качеств и характеристик Цезаря, всех его болезней, в то время как Бруту такое «внимание» не оказано. Данная оппозиция проявляется, например, в следующем:

1) Цезарь представлен чрезвычайно несдержанным человеком («He is a dreamer, let us leave him: pass»);

2) Еще одна характеристика Цезаря — нетерпимость, зачастую необоснованная никакими объективными фактами («Let me have men about me that are fat;/ Sleek-headed men and such as sleep o’nights: / Yond Cassius has a lean and hungry look; / He thinks too much: such men are dangerous»);

3) С самого начала сцены читателю дается понять, что Цезарь неспособен иметь наследников (прямое указание на ущербность, особенно в то время);

4) Цезарь страдает глухотой на одно ухо, доказательство тому — следующая реплика: «Come on my right hand for this ear is deaf»;

5) Император, помимо всего прочего, страдает еще и эпилепсией (падучей болезнью): «He hath the failing sickness». Припадок случается в самый неподходящий момент — во время коронации; 6) Наконец, Цезарь представлен как хвастливый человек, неспособный реально оценивать свои силы (доказательство — случай с переплытием Тибра в шторм:

«Caesar said to me `Darest thou, Cassius now

Leap in with me into this angry flood,

And swim to yonder point?’ Upon the word,

Accoutred as I was, I plunged in

And bade him follow; so indeed he did.

The torrent roar’d, and we did buffet it

With lusty sinews, throwing it aside

And stemming it with hearts of controversy;

But ere we could arrive the point proposed,

Caesar cried `Help me, Cassius, or I sink!'»).

Итак, на протяжении всей сцены читатель, знакомый с семиотическим анализом, постоянно обнаруживает бинарную привативную оппозицию Цезарь-Брут, в которой маркированным является первый член (марка корреляции — наличие какой-либо отрицательной черты у персонажа).

5 стр., 2347 слов

Краткое сочинение про вильяма шекспира

... очень много труда, чтобы мы могли про­читать теперь о Шекспире то, что должен знать о нем каждый об­разованный человек. Вильям Шекспир родился 23 апреля 1564 года ... до сих пор восхищаются его пьесами. Мой рассказ об Уильяме Шекспире сочинение Мой рассказ об Уильяме Шекспире. Созданные три с лишним века назад трагедии, историче­ские хроники ...

Для чего же У. Шекспиру потребовалось так последовательно и целенаправленно «очернять» Юлия Цезаря на фоне Брута, причем, стараясь осуществить свой замысел как можно в более скрытой форме? Для ответа на данный вопрос необходимо обратиться к предыстории написания трагедии «Юлий Цезарь».

Известно, что впервые драма Шекспира «Юлий Цезарь» была поставлена на сцене в 1599 году [4:Julius Caesar (play)]. Но почему Уильям Шекспир избрал именно эту пьесу для постановки первой в только что открывшемся театре «Глобус»? Ю.Ф. Шведов пишет по этому поводу: «… одно имя римского императора, хорошо известное самым различным слоям лондонской публики, должно было привлечь всеобщее внимание к только что открывшемуся театру» [2:3]. В энциклопедии «Британника» также акцентируется повышенный интерес тогдашнего населения Англии к персоне Цезаря: «Шекспир решил написать о Юлии Цезаре, фигуре особенно привлекательной для современников Елизаветы. Он был военным, ученым и политиком» [3 :William Shakespeare. The Roman Plays]. Надо отметить тот факт, что «премьера «Юлия Цезаря» знаменовала собой коренной перелом в творчестве гениального английского поэта. До этого в драматургии Шекспира главенствовали исторические хроники и комедии. А «Юлий Цезарь» открывал собой трагический период в творчестве Шекспира» [2:3]. Что же побудило Шекспира обратиться к Древнему Риму? Это чрезвычайно сложный вопрос. Известно, что в конце шестнадцатого столетия в Англии разразился тяжелейший кризис:».. безвозвратно уходила в прошлое недолгая пора национального единства» [2:4]. Шведов также отмечает, что повсеместно происходило уклонение от службы в армии, очень часто случались бунты ремесленников, на помощь, к которым зачастую приходили и солдаты. «После неудачной попытки покушения на жизнь королевы Елизаветы несколько друзей У. Шекспира были жестоко наказаны (некоторые даже казнены), и «в условиях усилившейся реакционности тюдоровского абсолютизма попытка решения острых политических проблем на материале национальной истории могла привести лишь к одному результату — творения Шекспира так и не получили бы пути на сцену, а сам драматург неизбежно оказался бы … в тюрьме» [2:28]. Достаточно вспомнить казнь друга Шекспира Графа Эссекского, чтобы осознать всю серьезность положения, в которое попал бы драматург, напиши он что-либо критическое в отношении представителей английской монархии. В такой сложнейшей обстановке Шекспир благоразумно обращается к «Жизнеописаниям» Плутарха (переведенных с французского языка на английский Сэром Томасом Нортом под заголовком «The Lives of the Noble Grecians and Romanes»).

Причем, Шекспир умело вуалирует свои взгляды таким образом, что у неискушенного зрителя (читателя) складывается впечатление того, что сам автор находится на стороне Цезаря, сопереживает ему и обличает Брута. Однако если внимательнее изучить подтекст, используя метод семиотического анализа художественных произведений, то становится несомненным, что именно Брут, а не Цезарь, является истинным героем произведения. Даже с количественной точки зрения данное положение оправдывается: Цезарь погибает (и, соответственно, покидает сцену) еще в первой сцене третьего акта, т.е. большая часть пьесы вообще проходит без «главного героя», чье имя вынесено в заглавие.

16 стр., 7753 слов

Трагедия Шекспира «Гамлет»

... 1594) и «Юлий Цезарь» (1599). Во втором периоде (1601-1608) Шекспир ставит великие трагические проблемы. В эту пору он пишет свои самые знаменитые трагедии: «Гамлет» (1600), «Отелло» ( ... Трагедия Шекспира «Гамлет, принц датский» наиболее знаменитая из пьес драматурга. По мнению многих ценителей искусства, это одно из самых глубокомысленных творений человеческого гения, великая философская трагедия. ...

Действие «Юлия Цезаря» соответствует изложению основных событий в античной историографии. Драйден даже упрекал Шекспира в своё время за то, что его исторические пьесы чересчур насыщены достоверными сведениями. Между тем, совпадениям с источниками в научной литературе уделено внимания больше, чем отступлениям и изменениям. К одному из таких отступлений относится и сновидение Кальпурнии. О нём сообщают Плутарх и Светоний, правда, наблюдается расхождение в деталях. Как пишет Плутарх, Кальпурнии приснилось, «что она держит в объятиях убитого мужа»3. У Светония об этом написано несколько иначе: «Кальпурнии снилось, что в доме их рушится крыша, и что мужа закалывают у неё в объятиях». И Плутарх пишет о разрушении дома, но как о версии Тита Ливия. Светоний, как видим, соединил оба варианта. Это объясняется повышенным вниманием Светония к знамениям. Так, он пишет и о сне Цезаря, где » он летает под облаками и потом как Юпитер пожимает ему десницу». Этого сна нет ни у Плутарха, ни у Шекспира, ни у третьего исторического источника — Аппиана. У него сон жены Цезаря выглядит так: «Кальпурния, видя во сне, что он сильно истекает кровью, отговаривала его идти в сенат». У Шекспира совпадение именно с этой последней версией, но лишь в одном моменте. При этом всё содержание сновидения сильно отличается от античных источников. Они сообщают, что Кальпурния видит во сне мёртвого, живого ли, убиваемого или окровавленного, но Цезаря, у Шекспира она видит его статую. Этого нельзя объяснить ни вольным обращением с источниками, ни вольным обращением со снами. Отрицательный ответ на первый вопрос давно дан шекспироведением, на второй — следует из текста «Юлия Цезаря», где имеется и другой сон, поэта Цинны, также связанный с его гибелью, и имеющий почти дословное совпадение с Плутархом. В описании сна Кальпурнии Шекспир наиболее далёк от античных свидетельств, но какое этому объяснение? Включение Антонием в проскрипционный список племянника вместо дяди, увеличение ран на теле Цезаря с 23 до 33 ещё можно объяснить ошибкой Шекспира, как делают многие исследователи, но изменение содержание сновидения — не из этого ряда. К тому же и эти расхождения с источниками могут быть вовсе не ошибками. » Как же можно допускать одну мысль, что… Шекспир… мог вставлять в своё сочинение хотя бы малейшие детали, не руководствуясь требованием непреложной необходимости?» Изображение сновидения — более художественно полноценная «деталь», чем количество ран или количество лет. В символике образов сновидения в «Юлии Цезаре» отразились стилевые тенденции эпохи маньеризма и барокко, но проблема художественной функции сновидения этим не исчерпывается. Распространённая ошибка при изучении литературных сновидений состоит не только либо в чрезмерном увлечении психологической наукой, либо в пренебрежении ею. Важное обстоятельство заключено в различии контекстов: в одном случае жизненного, реального, в другом — художественного, такого же порождения замысла писателя, как и само сновидение, и проблема исследования литературных сновидений связана ещё и с терминологической ясностью. Категория онейротопа существенно расширяет возможности изучения сновидений в художественных текстах, т.к. онейротоп включает в себя и само сновидение, и реакцию сновидца, и отклики персонажей, и авторский комментарий, т.е. охватывает весь контекст, весь комплекс художественных средств, связанных с изображением сновидения; подобно тому, как можно говорить о метафоре и метафорике, мы говорим об онейротопе и онейротопике. Однако даже если допустить, что Шекспир был знаком с какой-то иной версией сна Кальпурнии, находящейся в соответствии с его описанием, это ещё не объясняет того, почему он предпочёл её античным свидетельствам. Иными словами, почему сон Цинны у Плутарха и у Шекспира совпадает, а сон Кальпурнии — нет? Жанровые диктаты имеют значение, и различие между эпической и драматической онейротопикой, в первую очередь, объясняется этим. Эпические и драматические онейротопы отличаются дискурсами. В первом случае о сновидении может рассказать и автор, и сам сновидец, и кто-то из персонажей, во втором возможны только последние два способа описания. У Шекспира о сновидении рассказывает именно тот, кто является его «объектом» (хотя это статуя, но это статуя Цезаря), и одно это уже драматизирует ситуацию. Мотив статуи — не случайный для пьесы. Как известно, одним из толчков для действий заговорщиков послужило то, что «статуи Цезаря были увенчаны царскими коронами». В трагедии мотив статуи возникает не раз, то в участи народных трибунов, сорвавших венки со статуи Цезаря, то в описании окровавленной статуи Помпея, то в предложении народа воздвигнуть статую Бруту. Не случайно, все, кто хоть как-то связаны со статуями, мертвы или окажутся мертвы. Если бы Кальпурния увидела во сне одну лишь статую Цезаря, этого уже было бы достаточно для негативного смысла сновидения, т.к. во сне статуя живого человека символизирует потерю жизненных сил. Но, кроме того, из статуи, точнее, из ста отверстий в ней, струится кровь. Не случайно и мотив крови в трагедии обладает чрезвычайно насыщенной символикой. Во второй части сновидения к статуе подходят римляне, которые, улыбаясь, погружают руки в кровь, струящуюся из статуи. На этом заканчивается описание сновидения, но не онейротоп. Он продолжается в описании реакции Кальпурнии. Она видит в этом сне зловещий смысл, опасный для Цезаря, и умоляет его остаться дома. Как известно, Цицерон во время заговора Катилины, получив о нём предупреждение, не покинул своего дома и уцелел. Для Цезаря такого явного предупреждения не было, он не успел ни получить доноса раба, ни прочесть сообщение Артемидора. Были только небесные знамения и показания авгуров, после которых он принял решение остаться дома. Сон Кальпурнии — третье предупреждение, рассказывает Цезарь о нём Децию Бруту, объясняя своё решение не идти на заседание сената. Аппиан пишет о том, что «останься Цезарь дома, это дало бы повод для обвинения в высокомерии», Светоний — только о том, что Брут уговорил его не лишать своего присутствия » многолюдное и давно ожидающее его собрание», и только Плутарх — о том, как именно Бруту удалось его уговорить. Высмеиванием гадателей, во-первых, отсутствие будет воспринято как издевательство, во-вторых, сенат готов увенчать его царской короной, пока, правда, только неримских территорий, в-третьих. И, наконец, не ждать же сенату, когда жена Цезаря увидит более благоприятные сны. Всё, что сказано Брутом у Плутарха, не связано с толкованием сна, потому что там его толковать нечего — Цезарь убит. Можно только этим пренебречь и этому не поверить, т.е. жить вопреки сну. Но у Шекспира содержание сна совершенно другое, и Деций убеждает Цезаря идти в сенат прежде всего тем, что предлагает иную интерпретацию сна: благоприятную. «Из статуи твоей струилась кровь, И много римлян в ней омыло руки, И это значит, что весь Рим питаем твоею кровью, и что знать теснится за знаками отличья и наград. Вот всё, что сон Кальпурнии вещает» (пер. М.Зенкевича).

11 стр., 5257 слов

Метафорические образы в трагедии У. Шекспира «Макбет»

... старается смыть пятна крови (этот мотив с грандиозной силой развил Шекспир в той знаменитой сцене, в которой в полусне бродит охваченная воспоминаниями леди Макбет). Все в этой ... чередование серьезных и фарсовых сцен. Из многочисленных пьес Томаса Лоджа интерес представляет трагедия «Бедствия гражданской войны» (1587, опубл.1594), а также сатирическое обозрение «Зеркало Лондона и ...

5 стр., 2217 слов

Готовое «Гамлет» У. Шекспира Трагедия разбуженного сознания

... герой, будет жить и волновать душу всегда. Трагедия «Гамлет» — средневековая легенда Шекспира, что описывает поломанную судьбу главного героя Гамлета, ... смерть Гильденстерна и Розенкранца, с горькой иронией, о. Почему же Гамлет так долго не осмеливается отомстить Клавдию, ... причин гибели отца, о чём свидетельствует хотя бы пьеса об убийстве герцога Гонзаго, разыгранная бродячими актёрами под ...

С одной стороны, здесь мы видим коварство Деция, поскольку предложенный им смысл основан не на амбивалентности образов сновидения, а на ложном их истолковании. С другой стороны, — и качества личности Цезаря, сразу же согласившегося с этим ложным толкованием. Брут добавит ещё и о короне, и о возможных насмешках сенаторов, и о том, что Цезарь будет сочтён трусом, если не явится на заседание, но главная перемена в решении Цезаря появляется после предложенного Децием нового смысла сновидения. Этим показано не только легковерие Цезаря, но и доминанта его характера, состоящая в том, что люди и события должны быть такими, как это видится Цезарю. Иначе говоря, реальность не такова, какова она есть, а такова, какой она должна быть. Даже если это реальность сновидения, бесспорного знака грядущих бед, шекспировский Цезарь скажет: «Кальпурния, безмозглы твои страхи». Не случайно, рассказывая о сновидении, он говорит лишь о том, какой смысл в нём видит Кальпурния. Она видит в нём опасность, о собственном отношении Цезарем не сказано ни слова. И это согласуется с характером шекспировского героя, который, в отличие от реального, бывшего человеком смелым, но осторожным, мог сказать: «опасность знает, что Цезарь сам опаснее её». Более усложнённое содержание сновидения в трагедии — следствие того, что в шекспировской драме поэтика онейротопа связана с решением не одной, а нескольких художественных задач. Отсутствие авторского текста повышает значение этого средства в сравнении с эпическими жанрами, где возможно изображение гораздо большего количества самих сновидений. Если мы посмотрим, чем отличаются античные онейротопы, характер шекспировских отступлений станет понятнее. Плутарх и Светоний — авторы биографии, поэтому в их изложении сохраняется семейный контекст. Кальпурния обнимает Цезаря, в одном случае уже убитого, в другом — убиваемого. Если сон Кальпурнии в действительности имел место, то верить следует скорее Плутарху, чем Светонию, который менее критичен к источникам. Аппиан — автор » Гражданских войн», для которых частная жизнь менее интересна, чем политическая, пишет о сновидении более кратко, и никаких объятий там нет. Но там есть кровь, тот единственный образ, который совпадает с шекспировским сновидением. Если в исторических источниках важен общий вещий смысл сна, где, сказано лишь о смерти Цезаря, то у Шекспира этим сном сказано гораздо больше: не только то, что его убьют, но и как его убьют. Статуя — символ власти, следовательно, Цезарь погибнет не случайно, как царь Пирр, и не от рук наёмных убийц, как Сципион Эмилиан, а от тех, кто угрожает его власти. Множество отверстий символизируют раны на теле (что передано в переводе А.Величанского), наконец, погружают в кровь свои руки римляне. Те, кто радуется виду крови из статуи, вряд ли огорчатся при виде человеческой крови, поэтому римляне эти угрожают его жизни, а улыбка на лицах этих людей — сигнал того, что заговор на жизнь Цезаря может удаться. То, что это именно так, подтверждается всем дальнейшим текстом: и кровь, и руки в крови, и улыбки при виде крови, и погружение рук в кровь, уже не символическое, а реальное, всё это возникнет не раз по ходу трагедии, подтверждая истинность сна Кальпурнии. Интересно, что и Марк Брут, увидевший призрак Цезаря, как считают некоторые исследователи, во сне14, что, впрочем, не находит подтверждений в тексте, начнёт будить спящих в его палатке друзей вопросами, не видели они чего-нибудь в своих снах. Таким образом, мотив сновидения ещё раз возникнет в конце трагедии. Однако ни сам Брут, ни его друзья ничего во сне не видели. Призрак — из разряда иных знамений, снов наяву, видений, описанных ещё Артемидором, не неудачливым доброжелателем Цезаря, а автором знаменитого сонника15. Главной особенностью его сочинения было подтверждение содержания сновидения исполнением последующими событиями. В этом смысле содержание сна Кальпурнии подтверждается его исполнением по ходу действия трагедии не только в буквальном смысле, но и в символическом. Кровь, которая зальёт Рим потоками гражданских войн, поверженная власть, окровавленные руки римлян, и заговорщиков, и простого народа и т.д. Но главное художественное своеобразие шекспировской онейротопики состоит в том, что задачи её гораздо более многоплановые. Сон Кальпурнии — не просто одно из знамений судьбы, это и способ характеристики трёх персонажей: Кальпурнии в её любви, Цезаря в его самонадеянности, и Деция в его коварстве. Если бы Шекспир сохранил историческую онейротопику, сновидение в его трагедии было бы ещё одним свидетельством внимания великого драматурга к античным авторам, но не стало бы частью поэтики произведения. Особенности исторической онейротопики связаны с тем, что и авторы биографий, и автор «Гражданских войн», больше пишут о жизни великого человека. Действие трагедии «Юлий Цезарь» сконцентрировано вокруг его гибели, которая, по Шекспиру, не результат случайности, а закономерное следствие личности убитого. Реализация по ходу действия трагедии всех мотивов сновидения — доказательство не только доверия к снам, но и понимания их значения как художественного средства. Конечно, сновидение Кальпурнии должно быть рассмотрено и в контексте онейротопики других трагедий Шекспира. Наш анализ имеет характер предварительных наблюдений, главный вывод которых состоит в том, что отступления от античных источников в этом пункте при совпадении большинства основных в трагедии «Юлий Цезарь» — свидетельство того, что ему автор придавал большое художественное значение.