Типология женских образов в творчестве И.А. Бунина

Дипломная работа

Последние два десятилетия XX века ознаменовались обращением к русской классике рубежа XIX — XX веков. Это обусловлено, в первую очередь, возвращением имен многих художников, философов, творивших и определявших духовную атмосферу того времени, которое принято называть «серебряный век».

Во все времена русские писатели поднимали в своем творчестве «вечные вопросы»: жизнь и смерть, любовь и разлука, истинное предназначение человека, уделяли пристальное внимание его внутреннему миру, его нравственным исканиям. Творческим кредо писателей ХІХ-ХХ веков было «углубленное и сущностное отражение жизни». К познанию и осмыслению индивидуального и национального они шли от вечного, общечеловеческого [3].

Одной из таких вечных общечеловеческих ценностей является любовь — уникальное в своем роде состояние человека, когда в нем возникает ощущение целостности личности, согласия чувственного и духовного, тела и души, красоты и добра. И именно женщина, ощутив полноту бытия в любви, способна предъявить к жизни высокие требования и ожидания.

В русской классической литературе женские образы не раз становились воплощением лучших черт национального характера. Среди них галерея колоритных женских типов, созданная А. Н. Островским, Н. А. Некрасовым, Л. Н. Толстым; выразительные образы героинь многих произведений И. С. Тургенева; пленительные женские портреты И. А. Гончарова. Достойное место в этом ряду занимают замечательные женские образы из рассказов И. А. Бунина. Несмотря на безусловные различия в жизненных обстоятельствах, героини произведений русских писателей обладают, несомненно, главной общей чертой. Их отличает способность любить глубоко и самозабвенно, раскрываясь как личность с глубоким внутренним миром.

Творчество И. А. Бунина — крупное явление в русской литературе XX века. Его проза отмечена лиричностью, глубоким психологизмом, а также философичностью. Писатель создал целый ряд запоминающихся женских образов.

Женщина в рассказах И. А. Бунина — прежде всего любящая. Писатель воспевает материнскую любовь. Этому чувству, утверждает он, не дано погаснуть ни при каких обстоятельствах. Оно не знает страха смерти, одолевает тяжкие недуги и подчас обращает обычную человеческую жизнь в подвиг [2].

50 стр., 24645 слов

Повести рассказы И.Бунина о любви ( )

... Бунина на его творчество; 3) подробнейшим образом рассмотреть «любовную» прозу И. Бунина 20-х годов (с опорой на классическое литературоведение). Цели данной работы определяются поставленными задачами: 1) определить особенности темы любви в творчестве Бунина; ... И.А. Бунина. Глава I. Истоки любовной темы. 1.1. Философия любви в России конца XIX — начала XX в.в. Тема любви врывается в русскую ...

Бунин создает целую галерею женских образов. Они все заслуживают пристального нашего внимания. Бунин — великолепный психолог, подмечает все особенности человеческой натуры. Его героини удивительно гармоничны, естественны, вызывают подлинное восхищение и сочувствие.

Для И.А. Бунина характерно раскрытие в женском образе черт близких идеальному воплощению женственности эпохи «серебряного века». Мотив загадочности, непорочной красоты, определяющий неземную сущность бунинских героинь рассматривается автором в соприкосновении событий иного мира и повседневной жизни. Все женские образы в творчестве Бунина заставляют задуматься о сложности человеческой жизни, о противоречиях в человеческом характере. Бунин — один из немногих писателей, чье творчество будет актуальным во все времена [6].

Объект исследования — женские образы в творчестве И.А. Бунина.

Предмет — характеристика женских образов в рассказах И.А. Бунина.

Цель исследования — представить характеристику и провести анализ женских образов в творчестве И.А. Бунина.

Задачи:

1) описать галерею женских образов в произведениях И.А. Бунина;

2) провести анализ женских образов в рассказах И.А. Бунина;

3) охарактеризовать методические аспекты темы исследования, разработать урок в старших классах.

Основными методами исследования явились проблемно — тематический, структурно — типологический, сопоставительный.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Теоретические аспекты темы исследования, галерея женских образов в произведениях И.А. Бунина

Теме любви И.А. Бунин посвятил значительную часть своих произведений, от самых ранних до последних. Он видел любовь повсюду, поскольку для него это понятие было весьма широким.

Рассказы Бунина — именно философия. Он видит любовь в каком-то особом свете. В то же время он отражает те чувства, которые испытывал каждый человек. С этой точки зрения любовь как раз не является неким особым, отвлеченным понятием, а наоборот, общим для всех.

Бунин показывает человеческие отношения во всех проявлениях: возвышенная страсть, вполне заурядные влечения, романы «от нечего делать», животные проявления страсти. В свойственной ему манере Бунин всегда находит нужные, подходящие слова для описания даже самых низменных человеческих инстинктов. Он никогда не опускается до пошлости, ибо считает ее недопустимой. Но, как истинный мастер Слова, всегда точно передает все оттенки чувств и переживаний. Он не обходит стороной никакие стороны человеческого существования, у него не встретишь ханжеского умалчивания каких-то тем. Любовь для писателя — чувство вполне земное, реальное, ощутимое. Духовность неотделима от физической природы человеческого влечения друг к другу. А это для Бунина не менее прекрасно и притягательно [4].

Обнаженное женское тело нередко предстает в рассказах Бунина. Но и тут он умеет найти единственно верные выражения, чтобы не опускаться до обычного натурализма. И женщина предстает прекрасной, как богиня, хотя автор далек от того, чтобы закрывать глаза на недостатки и чересчур романтизировать обнаженную натуру.

12 стр., 5814 слов

Образ женщины в творчестве бунина. Женские образы в творчестве ...

... каждая по-своему, проходят через испытание первой любовью. Образ женщины в творчестве бунина. Женские образы в творчестве тургенева и бунина Произведения Тургенева и Бунина во многом являются ярким примером чёткого ... Женские характеры в романах И. С. Тургенева 400 руб. Реферат Женские характеры в романах И. С. Тургенева 280 руб. Контрольная работа Женские характеры в романах И. С. Тургенева ...

Образ женщины — вот та притягательная сила, которая постоянно влечет Бунина. Он создает галерею таких образов, в каждом рассказе — свой.

В ранние годы бунинское творческое воображение не направлено еще на то, чтобы более или менее осязаемо обрисовать женские характеры. Все они лишь намечены: Оля Мещерская («Легкое дыхание») или не проснувшаяся еще для жизни и невинная в своем очаровании Клаша Смирнова («Клаша»).

Женские типы, во всем разнообразии, придут на бунинские страницы в двадцатые годы («Ида», «Митина любовь», «Дело корнета Елагина») и дальше — в тридцатые и сороковые («Темные аллеи»).

Пока что писатель почти всецело занят им, героем, вернее, персонажем. Галерея мужских портретов (скорее именно портретов, нежели характеров) выстраивается в бунинских рассказах, написанных, как правило, в 1916 году. Далеко не все познали сладкую отраву любви, — разве что капитан из «Снов Чанга» и еще, пожалуй, странный Казимир Станиславович в одноименном рассказе, стремящийся убить себя, после того как последним взглядом проводил под венец прекрасную девушку, — может быть, свою дочь, — которая даже «с подозревала о его существовании и которую он, очевидно, беззаветно любил, подобно Желткову из «Гранатового браслета» Куприна.

Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена» — эти слова из книги «Темные аллеи» могли бы повторить все герои Бунина. При огромном разнообразии индивидуальностей, социального положения и т.п. они живут в кидании любви, ищут ее и чаще всего, опаленные ею, гибнут. Такая концепция сформировалась в творчестве Бунина еще в предреволюционное десятилетие. «Темные аллеи», книга, которая вышла уже в окончательном, полном составе в 1946 году в Париже — единственная в своем роде в русской литературе. Тридцать восемь новелл этого сборника дают великое разнообразие незабываемых женских типов — Руся, Антигона, Галя Ганская (одноименные рассказы), Поля («Мадрид»), героиня «Чистого понедельника» [2].

Вблизи этого соцветия мужские характеры куда невыразительнее; они менее разработаны, подчас лишь намечены и, как правило, статичны. Они характеризуются скорее косвенно, отраженно, в связи с физическим и психическим обликом женщины, которую любят и которая занимает самодовлеющее место. Даже тогда, когда действует только «он», например влюбленный офицер, застреливший вздорную красивую бабенку, все равно в памяти остается только «она» — «длинная, волнистая» («Пароход Саратов»), В «Темных аллеях» встречается и грубоватая чувственность, и просто мастерски рассказанный игривый анекдот («Сто рупий»), но сквозным лучом проходит через книгу тема чистой и прекрасной любви. Героям этих рассказов свойственны необычайная сила и искренность чувств. Рядом с полнокровными, дышащими страданием и страстью рассказами («Таня», «Темные аллеи», «Чистый понедельник», «Натали» и др.) встречаются незаконченные произведения («Кавказ»), экспозиции, наброски будущих новелл («Начало») или прямые заимствования из чужой литературы («Возвращаясь в Рим», «Бернар») [7].

3 стр., 1408 слов

Тема любви в рассказе «Темные аллеи» (И.А. Бунин)

... и ушел искать выход в одиночку. Женщина не захотела выходить из пленяющих объятий темных аллей, ведь она могла продолжать жить только ... стих Огарева «Обыкновенная осень». Я думаю, что темные аллеи символизируют их несчастную любовь. Весь этот их совместный путь привел к ... пор остаются реальностью. Да, молодость уже прошла, но не любовь. Женщина с обидой и горечью вспоминает, как любимый оставил ее: ...

«Темные аллеи» поистине можно назвать «энциклопедией любви». Самые различные моменты и оттенки в отношениях двоих влекут писателя. Это поэтичнейшие, возвышенные переживания («Руся», «Натали»); противоречивые и странные чувства («Муза»); вполне заурядные влечения и эмоции («Кума», «Начало»), вплоть до низменного, животного проявления страсти, инстинкта («Барышня Клара», «Гость»).

Но в первую очередь и главным образом Бунина привлекает истинная земная любовь, гармония «земли» и «неба».

Такая любовь — огромное счастье, но счастье именно как зарница: вспыхнуло — и исчезло. Ибо любовь в «Темных аллеях» всегда очень краткая; более того: чем она сильнее, совершеннее, тем скорее суждено ей оборваться. Оборваться — но не погибнуть, а осветить всю память и жизнь человека. Так, через всю жизнь пронесла свою любовь к «нему», некогда соблазнившему ее, Надежда, владелица постоялой «горницы» («Темные аллеи»).

«Молодость у всех проходит, а любовь — другое дело», — говорит она. Двадцать лет не может забыть Русю «он», некогда молодой репетитор в ее семье. А героиня рассказа «Холодная осень», проводившая на войну своего жениха (его убили через месяц), не только тридцать лет хранит в сердце любовь к нему, но и вообще считает, что в ее жизни только и был «тот холодный осенний вечер», когда она простилась с ним, а «остальное ненужный сон».

«Часто бывает легче умереть за женщину, чем жить с ней».

«остановить мгновенье»

Такая напряженная фабульность рассказов не исключает и не противоречит полнейшей психологической убедительности характеров и ситуаций — до того убедительных, что многие утверждали, будто Бунин писал по прекрасной памяти случаи из собственной жизни. Он действительно не прочь был вспомнить некоторые «приключения» своей молодости, но речь шла, как правило, о характерах героинь (да и то, разумеется, лишь отчасти).

Обстоятельства же, ситуации писатель изобретал полностью, что доставляло ему большое творческое удовлетворение.

Сила воздействия бунинского письма поистине непревзойденна. Предельно откровенно и подробно умеет говорить он об интимнейших человеческих отношениях, но всегда на том пределе, где большое искусство ни на йоту не снижается даже до намеков на натурализм. Но это «чудо» достигнуто ценою великих творческих мук, как, впрочем, и все написанное Буниным — истинным подвижником Слова. Вот одна из многих записей, свидетельствующая об этих «муках»: «…то дивное, несказанно-прекрасное, нечто совершенно особенное во всем земном, что есть тело женщины, никогда не написано никем. Надо найти какие-то другие слова» (3 февраля 1941 г.).

И он всегда умел найти эти другие — единственно нужные, насущные слова. Подобно «художнику и ваятелю» живописал и лепил он Красоту, воплотившуюся в женщине во всей грации и гармонии данной ей природою форм, линий, красок.

Женщины вообще играют в «Темных аллеях» главную роль. Мужчины, как правило, — лишь фон, оттеняющий характеры и поступки героинь; мужских характеров нет, есть лишь их чувства и переживания, переданные необычайно обостренно и убедительно. Упор всегда сделан на устремление его к ней, на острейшем желании постигнуть магию и тайну неотразимого женского «естества». «Женщины кажутся мне чем-то загадочным. Чем более изучаю их, тем менее понимаю», — выписывает Бунин из дневника Флобера 13 сентября 1940 года [7].

61 стр., 30232 слов

Женщины в жизни и творчестве С.А. Есенина

... и систематизировать литературу вопроса; познакомиться с современными исследователями, посвященными жизни и творчеству С.А. Есенина; изучить факты биографии поэта, положенные в основу его любовной ... биографический, сравнительно-типологический, исторический и функциональный. Раздел 1. История изучения жизни и творчества С.А. Есенина. Особенности современного этапа в есениноведении В этом 2010 году ...

Женских типов в книге «Темные аллеи» целая вереница. Здесь и преданные любимому до гроба «простые души» — Степа и Таня (в одноименных рассказах); и изломанные, экстравагантные, по-современному смелые «дочери века» («Муза», «Антигона»); рано созревшие, не в силах справиться с собственной «природой» девочки в рассказах «Зойка и Валерия», «Натали»; женщины необычайной душевной красоты, способные одарить несказанным счастьем и сами полюбившие на всю жизнь (Руся, Генрих, Натали в одноименных рассказах); проститутки — наглая и пошлая («Барышня Клара»), наивная и ребячливая («Мадрид») и множество других типов и характеров, и каждый — живой, сразу запечатлевающийся в сознании. И все эти характеры — очень русские, да и действие почти всегда происходит в старой России, а если и вне ее («В Париже», «Месть»), родина все равно остается в душах героев. «Россию, наше русское естество, мы унесли с собой, и где бы мы ни были, мы не можем не чувствовать ее», — говорил Бунин.

Работа над книгой «Темные аллеи» служила писателю в какой-то мере уходом, спасением от ужаса, творящегося в мире. Более того: творчество было противостоянием художника кошмару второй мировой войны. В этом смысле можно сказать, что в старости Бунин стал сильнее и мужественнее, чем был в зрелые годы, когда первая мировая война ввергла его в состояние глубокой и длительной депрессии, и что работа над книгой была безусловным писательским подвигом.

Бунинские «Темные аллеи» стали той неотъемлемой частью русской и мировой литературы, которая, пока живы люди на земле, варьирует на разные лады «песнь песней» человеческого сердца.

«удивительно ранняя холодная осень»,

По свидетельству супруги писателя, Бунин считал эту книгу самой совершенной по мастерству, особенно рассказ «Чистый понедельник». В одну из бессонных ночей, по словам В.Н.Буниной, оставил на клочке бумаги такое признание: «Благодарю Бога, что он дал мне возможность написать «Чистый понедельник» [11].

С необычайной сжатостью и виртуозной изобразительностью написан этот рассказ. Каждый штрих, цвет, деталь играют важную роль во внешнем движении сюжета и становятся знаком каких-то внутренних тенденций. В смутных предчувствиях и зрелой мысли, ярком изменчивом облике героини произведения автор воплотил свои представления о противоречивой атмосфере человеческой души, о зарождении какого-то нового нравственного идеала.

Новелла «Чистый понедельник» — это рассказ-философия, рассказ — поучение. Здесь показывается первый день великого поста, она веселиться на «капустнике». Капустник у Бунина дан ее лазами. На нем она пила и много курила. Все было отвратительно там. По обычаю, в такой день, в понедельник, нельзя было веселиться. Капустник должен был быть не в такой день. Героиня наблюдает за этими людьми, которые все опошлены «опустив веки». Желание уйти в монастырь, по-видимому, у нее уже зрело раньше, но героиня как бы хотела досмотреть до конца, как был было желание дочитать главу, но на «капустнике» окончательно было все решено. Он понял, что ее потерял. Глазами героини Бунин нам показывает. Что в этой жизни многое опошлено. У героини есть любовь, только ее любовь к Богу. У нее возникает внутренняя тоска, Когда она видит окружающую ее жизнь и людей. Любовь к Богу побеждает все остальное. Все остальное — нелюбовь.

8 стр., 3614 слов

Роман Бунина «Жизнь Арсеньева»

... «Жизнь Арсеньева» вбирает в себя и мемуары, и лирико-философскую прозу. Пятая же ее часть, кроме всего прочего,— еще и повесть о любви, безусловно, самой характерной для творчества Бунина теме; ... по от­ношению к семье, что привело ее к полнейшему разорению. На все это в «Жизни Арсеньева» лишь вскользь намекается; об осуждении, даже о суждении и речи ...

Женские образы доминируют в книге «Тайные аллеи», и это еще одна стилистическая особенность цикла. Женские образы более репрезентативны, тогда как мужские — статичны. И это вполне оправданно, так как женщина -изображена именно глазами мужчины, влюбленного мужчины. Поскольку произведения цикла отражают не только зрелую любовь, но и ее рождение («Натали», «Руся», «Начало»), это накладывает отпечаток и на изображение героини. В частности, портрет никогда не рисуется И.А. Буниным полностью. По мере развития действия, движения повествования он снова и снова возвращается к героине. Вначале пара штрихов, затем — все новые и новые детали. Так видит женщину не столько автор, так узнает свою возлюбленную сам герой. Исключение делается, пожалуй, для героинь миниатюр «Камарг» и «Сто рупий», где портретные характеристики не разорваны и составляют собственно произведение. Но здесь перед писателем другая цель. По сути это портрет ради портрета. Здесь — восхищение женщиной, ее красотой. Это своеобразный гимн столь совершенному божественному творению [23]

Создавая своих женщин, И.А. Бунин не жалеет слов-красок. К чему только не прибегает И.А. Бунин! Яркие эпитеты, меткие сравнения, свет, цвет, даже звуки, переданные словом, создают столь совершенные портреты, что кажется, героини вот-вот оживут и сойдут со страниц книги. Целая галерея женских образов, женщины разных типов и социальных слоев, добродетельные и распутные, наивные и искушенные, совсем юные и пожилые, но все прекрасные. И герои сознают это, а сознавая, отступают на второй план, восхищаясь ими и давая возможность восхищаться читателю. И это восхищение женщиной — своеобразный мотив в ряду других, которые соединяют все произведения цикла в целое.

Таким образом, И.А. Бунин создает целую галерею женских образов. Они все заслуживают пристального нашего внимания. Бунин — великолепный психолог, подмечает все особенности человеческой натуры. Его героини удивительно гармоничны, естественны, вызывают подлинное восхищение и сочувствие. Мы проникаемся их судьбой, и с такой горестью наблюдаем за их страданиями. Бунин не щадит читателя, обрушивая на него суровую правду жизни. Достойные простого человеческого счастья герои его произведений оказываются глубоко несчастными. Но, узнав об этом, мы не сетуем на несправедливость жизни. Мы понимаем истинную мудрость писателя, стремящегося донести до нас простую истину: жизнь многогранна, в ней есть место всему. Человек живет и знает, что на каждом шагу его могут подстерегать беды, страдания, а иногда даже смерть. Но это не должно мешать наслаждаться каждой минутой бытия.

2 стр., 923 слов

Топик 1167. (С). Покупки в жизни женщин и мужчин

... food and things for house. I think it comes from ancient times, when women had to decorate dwelling and themselves and took care of their families while men were suitable for ... some differences between men and woman’s shopping. Men usually make their purchases quickly, while women like to take delight in shopping. Shopping, men, women. Покупки играют важную роль в жизни каждого современного ...

Глава 2. Анализ женских образов в рассказах И.А. Бунина

Переходя к анализу женских образов в конкретных рассказах И.А. Бунина, необходимо отметить, что природа любви и женская сущность рассматриваются автором в рамках неземного происхождения. Таким образом, Бунин в трактовке женского образа вписывается в традицию русской культуры, принимающей сущность женщины как «ангела-хранителя».

У Бунина женская природа раскрывается в иррациональной, загадочной сфере, выходящей за рамки обыденной жизни, определяя непостижимую таинственность его героинь.

Русская женщина в «Темных аллеях» — представительница разных социально-культурных слоев: простолюдинка — крестьянка, горничная, жена мелкого служащего («Таня», «Степа», «Дурочка», «Визитные карточки», «Мадрид», «Второй кофейник»), эмансипированная, независимая, самостоятельная женщина («Муза», ((Зойка и Валерия», «Генрих»), представительница богемы («Галя Ганская», «Пароход «Саратов», «Чистый понедельник»).

Каждая по-своему интересна и каждая мечтает о счастье, о любви, ждет ее. Проанализируем каждый из женских образов отдельно.

2.1 Образ женщины-простолюдинки

С образами женщины — простолюдинки, крестьянками сталкиваемся в «Дубках» и «Стене». При создании этих образов И.Л. Бунин сосредоточивается на их поведении, чувствах, тогда как телесная фактура дается лишь отдельными штрихами: «… черные глаза и смуглое личико … коралловое ожерелье на шейке, маленькие груди под желтеньким ситцевым платьем …» («Степа»), » … она … сидит в шелковом лиловом сарафане, в миткалевой сорочке с распашными рукавами, в коралловом ожерелье — смоляная головка, сделавшая бы честь любой светской красавице, гладко причесанная на прямой пробор, в ушах висят серебряные серьги». Темноволосые, смуглые (излюбленный бунинский эталон красоты), они напоминают восточных женщин, но в то же время отличны от них. Эти образы привлекают своей естественностью, непосредственностью, импульсивностью, но более мягкой. И Степа, и Анфиса не раздумывая отдаются полым чувствам. Разница лишь в том, что одна идет навстречу новому с детской доверчивостью, верой в то, что вот оно, ее счастье в:лице Красильникова («Степа») -другая — с отчаянным желанием, быть может, в последний раз в жизни испытать счастье любви («Дубки»).

Следует отметить, что в новелле «Дубки» И.А. Бунину не задерживаясь на самой внешности героини, довольно подробно описывает ее наряд. Крестьянка, облаченная с шелк. Это несет определенную смысловую нагрузку. Женщина, большую часть жизни, прожившая’ с нелюбимым мужем, вдруг встречает человека, который пробуждает в ней любовь..Видя его «мучения», понимая что в определенной степени ее чувство взаимно, она счастлива. На свидание с ним, для него надевает она праздничный наряд. Собственно, для Анфисы это свидание и есть праздник. Праздник, в конечном итоге превратившийся в последний. Он рядом, и она уже почти счастлива… И тем трагичнее выглядит финал новеллы— смерть героини, так и не испытавшей счастья, любви.

2 стр., 956 слов

Анализ рассказа Бунина Жизнь Арсеньева

... этой земли. Новая страна ему кажется совершенно иной. Сочинение по роману Жизнь Арсеньева Жизнь Арсеньева, роман написан в пяти томах. В 1933 Бунину присуждена Нобелевская премия - высшее признание для литератора. ... и т. д. По сути своей это исповедь самого Бунина, обличённая в литературную форму. Роман описывает жизнь человека со всеми плюсами и минусами. Роман заканчивается трагично, расставшись ...

Ждут своего счастливого часа и женщина из «Визитных карточек», и горничная Таня («Таня»).

«….худые руки…. увядшее и оттого еще более трогательное личико …. обильные и. кое-как убранные темные волосы, которыми она все встряхивала; сняв черную шляпку и, скинув с плеч, с бумазейного платья. серое пальтишко». Снова И.А. Бунин не останавливается на детальном описании внешности героини; Несколько штрихов — и портрет женщины, жены мелкого чиновника из провинциального городка, уставшей от вечной нужды, хлопот, готов. Вот она, ее мечта «неожиданное знакомство с известным писателем, ее короткая связь с ним. Женщина не может упустить этот, скорее всего, последний, шанс на счастье. Отчаянное желание воспользоваться им сквозит в каждом ее жесте, во всем облике, в словах: » — …..Не. успеешь оглянуться, как жизнь пройдет! … А я еще ничего, ничего не испытала в жизни! — Еще не поздно испытать… — И испытаю!». Веселая, разбитная, развязная героиня на самом деле, оказывается наивной. И эта «наивность, запоздалая неопытность, соединяющиеся с крайней смелостью», с которой она вступает в связь с героем, вызывает в последнем сложное чувство, жалости и желания воспользоваться ее доверчивостью. Почти в самом конце произведения И.А. Бунин снова прибегает к портрету женщины, представляя ее в ситуации обнажения:. «она … расстегнула и стоптала с себя упавшее на пол платье, осталась стройная, как мальчик, в легонькой сорочке, с голыми плечами и руками и в белых панталончиках, и его мучительно пронзила невинность всего этого» .

И далее: «Она покорно и быстро переступила из всего сброшенного на пол белья, осталась вся голая; серо-сиреневая, с той особенностью женского тела, когда оно нервно зябнет, становится туго и прохладно, покрываясь гусиной кожей …». Именно этой сцене героиня — настоящая, чистая, наивная, отчаянно желающая счастья хотя бы на короткое время. И получив его, вновь превращается в обычную женщину, жену своего нелюбимого мужа: «Он поцеловал ее холодную ручку… и она, не оглядываясь, побежала вниз по сходням в грубую толпу на пристани».

«…ей шел семнадцатый год, она была невелика ростом … ее простое личико было только миловидно, а серые крестьянские глаза прекрасны только молодостью …». Так Бунин говорит о Тане. Писателя интересует рождение в ней нового чувства — любви. В течение всего произведения он несколько раз вернется к ее портрету. И не случайно: внешность девушки является своеобразным зеркалом, в котором отражаются все ее переживания. Она влюбляется в Петра Алексеевича и буквально расцветает, когда узнает, что ее чувство взаимно. И вновь меняется, когда слышит о разлуке с любимым: «Он был поражен, увидя ее, — так похудела и поблекла- она вся, так несмелы и грустны были ее глаза». Для Тани любовь к Петру Алексеевичу — первое серьезное чувство. С чисто юношеским максимализмом она отдается ему вся, надеется на счастье с любимым человеком. И в то же время она ничего не требует от него. Она покорно принимает любимого человека таким, какой он есть: И только придя к себе в каморку, отчаянно молит бога, чтобы любимый не уезжал: «…Дай, господи, чтоб не утихало еще дня два!».

8 стр., 3963 слов

Возможна ли человеческая жизнь без любви бунин

... им ждать от этой жизни? Кто поможет, кто поддержит их? Никто. Они сами по себе. Жить без любви возможно, но очень ... смерти Желткова Вера осознала, что мимо прошла “любовь, о которой мечтает каждая женщина… любовь, которая повторяется только один раз в тысячу лет ... но оба они неоднократно обращались к вечной теме любви. Вспомним рассказ И. А. Бунина “Чистый понедельник”, который сам автор считал “ ...

Как и других героев цикла, Таню не устраивают «полутона» в любви. Любовь либо есть, либо нет. Вот почему она мучается сомнениями в новый приезд Петра Алексеевича в усадьбу: » … нужно было или совсем, совсем прежнее, а не повторение, или нераздельная жизнь с ним, без разлук, без новых мучений …». Но, не желая связывать любимого человека, лишать его свободы, Таня молчит: «… она старалась гнать от себя эту мысль …». Для нее мимолетное, короткое счастье оказывается предпочтительнее отношениям «по привычке», как и для Натали («Натали»), представительницы еще одного социального типа.

Дочь обедневших дворян, она напоминает пушкинскую Татьяну. Это девушка, воспитанная вдали от столичного шума, в глухой усадьбе. Она проста и естественна, и так же прост, естественен, чист ее взгляд на мир, на отношения между людьми. Как и бунинская Таня, она отдается этому чувству без остатка. И если для Мещерского две совершенно разные любви вполне естественны, то для Натали — подобная ситуация невозможна: » … Я в одном убеждена: в страшном различии первой любви юноши и девушки». Любовь должна быть только одна. И героиня подтверждает это всей своей жизнью. Подобно пушкинской Татьяне, свою любовь к Мещерскому она хранит до самой смерти.

2.2 Женский образ — представительницы богемы

Представительницы богемы. Они тоже мечтают о счастье, вот только понимают его каждая по-своему. Это, прежде всего, героиня «Чистого понедельника».

» … у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза; пленительный бархатисто-пунцовыми губами рот оттенен был темным пушком …». Подобная, экзотическая, красота как бы подчеркивает ее таинственность: » … она была загадочна, непонятна …». Эта таинственность во всем: в поступках, мыслях, образе жизни. Она зачем-то учится на курсах, зачем-то посещает театры и кабаки, зачем-то читает и слушает «Лунную сонату». В ней уживаются два совершенно противоположных начала: светская львица, прожигательница жизни и монахиня. Она с одинаковым удовольствием посещает театральные капустники и Новодевичий монастырь.

Однако это не просто причуда богемной красавицы. Это — поиск себя, своего места в жизни. Вот почему так подробно И.А. Бунин останавливается на действиях героини, почти поминутно описывая ее жизнь. Причем в большинстве случаев о себе говорит она сама. Выясняется, что женщина часто посещает кремлевские соборы, она рассказывает герою о поездке на Рогожское кладбище и о похоронах архиепископа. Молодого человека поражает религиозность героини, такой он ее не знал. И еще больше, но теперь уже читателя, поражает то, что сразу после монастыря (а сцена эта происходит на Новодевичьем кладбище) она приказывает ехать в кабак, к Егорову на блины, а затем — на театральный капустник.

«На капустнике она много курила и все прихлебывала шампанское …»,

«ничего не нужно»,

Пользуясь принципом вершинной композиции героини при развивающемся линейно событийном уровне, автор достигает особой таинственности женского образа, стирая грани реального и ирреального, что очень близко женскому идеалу в искусстве «серебряного века».

Рассмотрим, какими стилистическими приемами автор достигает особого ощущения неземной женской сути.

«вдруг услыхал за спиной своей какой-то страшно знакомый, чудеснейший в мире женский голос»

В рассказе «Натали» первое появление тройни ассоциативно связано с образом «молнии», блещущей в момент кульминационного объяснения героев. Она «вдруг вскочила из прихожей в столовую, глянула <…> и, сверкнув этим оранжевым, золотистой яркостью волос и черными глазами исчезла» . Сопоставление качеств молнии и чувства героя являют психологическую параллель с чувством любви: внезапность и кратковременность мига, острота ощущения, построенная на контрасте света-тьмы, воплощаются в постоянстве производимого впечатления. Натали в сцене бала «внезапно <..,> быстрыми и легкими глиссардами летевшая » все ближе к герою, «на мгновение черные ресницы ее взмахнулись <…>, чернота глаз сверкнула совсем близко…» , и сразу исчезает, «серебристо мелькнул подол платья» . В финальном монологе герой признается: «я опять ослеплен вами».

Раскрывая образ героини, автор использует широкий спектр художественных средств; определенную цветовую гамму (оранжевый, золотистый), временные категории (внезапность. мгновение, быстрота), метафоры (ослепила появлением), которые в своей неизменности формируют вневременность образа героини в художественном пространстве произведения.

«вдруг его утл осветился».

«впереди всех, в трауре, со свечой в руке, озарявшей ее щеку и золотистость волос»,

Такая же высота неземного образа достигается в «тихом свете» глаз героики «Чистого понедельника», рассказывающей о русской летописной старшие, которая и для автора составляет нетленную святость.

«только в одних лебяжьих туфельках»,

Идеализация героини Натали в совокупности метафор и цветовых эпитетов семантически связана с образом лебедя: » как высока она в бальной высокой прическе, в бальном белом платье…», ее рука «в белой перчатке до локтя с таким изгибом, <» > похожей на шею лебедя» .

«Иконописность» героини Руси достигается автором в ностальгической поэтизации ее простоты и бедности: «Носила желтый ситцевый сарафан и крестьянские чуньки на босу ногу, плетенные из какой-то разноцветной шерсти «.

«Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Евангелие or Матфея, 22: 32)»

Такая трактовка женской сущности определяет основные черты героев-мужчин, для которых характерно двойственное восприятие героинь; чувственно-эмоциональное и эстетическое.

«Чистым любовным восторгом, страстной мечтой глядеть на нее только…»

«Он больше не смел касаться ее», «…иногда как что-то священное целовал холодную грудь».

По мнению исследователей, «женщины вообще играют в «Темных аллеях» ведущую роль. Мужчины, как правило, лишь фон, отгоняющий характеры и поступки героинь; мужских характеров нет, есть лишь их чувства и переживания, переданные необычайно обостренно и убедительно. <…> Упор всегда сделан на устремленности его — к ней, на упорном желании постигнуть магию и тайну неотразимого женского «естества». В то же время И.П. Карпов считает, что своеобразие «образной системы «Темных аллей» не в отсутствии характеров у героев, а в том, что они являются только поэтически варьируемыми носителями авторского восприятия женщины». Такая характерная черта позволяет говорить о монологизме авторского сознания в «Темных аллеях», который создает «феноменальный мир человеческой души, пробуждаемый созерцанием женской красоты, любовью к женщине».

«Теперь мы — муж с женой»

Еще одна представительница богемы — Галя («Галя Ганская»).

Как и в большинстве произведений цикла, образ героини здесь дан глазами героя. Взросление Гали совпадает с эволюцией любви к ней художника. И чтобы показать это, Бунин, как и в «Тане», несколько раз обращается к портрету героини. «Я знал ее еще подростком. Росла она без матери, при отце … Гале было тогда лет тринадцать — четырнадцать, и мы восхищались ею, конечно, только как девочкой: мила, резва, грациозна была она на редкость, личико с русыми локонами вдоль щек, как у ангела, но так кокетлива …». Как и героиня новеллы «Зойка и Валерия» Зойка, она напоминает набоковскую Лолиту. Этакий образ нимфетки. Но, в отличие от Лолиты и Зойки, в Гале все же больше детского нежели женского. И эта детскость сохраняется в ней на всем протяжении жизни. Вновь героиня предстает перед героем и читателем уже не подростком, не ангелом, а вполне взрослой барышней. Это «удивительно хорошенькая — тоненькая девушка во всем новеньком, светло-сером, весеннем. Личико под серой шляпкой наполовину закрыто пепельной вуалькой, и сквозь нее сияют аквамариновые глаза». И все-таки это еще ребенок, наивный, доверчивый, Достаточно вспомнить сцену в мастерской героя: «… слегка болтает висящими нарядными ножками, детские губки полуоткрыты, поблескивают… Поднял вуальку, отклонил головку, поцеловал … Пошел по скользкому зеленоватому чулку вверх, до-застёжки на нем, до резинки, отстегнул ее, поцеловал теплое розовое тело начала бедра, потом опять в полуоткрытый ротик — стала чуть-чуть кусать мне губы…». Это пока еще не сознательное желание любви, близости. Это своеобразное тщеславие от сознания того, что интересна мужчине: «Она как-то загадочно спрашивает: я вам нравлюсь?».

«улыбается и вертит на плече раскрытым зонтиком … в глазах уже нет прежней наивности …».

2.3 Образы независимых и самостоятельных женщин

Своеобразная вариация представительниц богемы — образы эмансипированных, самостоятельных женщин. Это героини произведений «Муза», «Пароход «Саратов», «Зойка и Валерия» (Валерия), «Генрих». Они сильны, красивы, удачливы. Они самостоятельны как в социальном плане, так и в плане чувств. Сами решают, когда начинать или заканчивать отношения. Но всегда ли они при этом счастливы? Из всех названных нами героинь этого типа счастлива в своей самостоятельности, эмансипированности, пожалуй, только Муза Граф. Она подобна мужчине, общается с ними на равных. «… в серой зимней шляпке, в сером прямом пальто, в серых ботиках, смотрит в упор, глаза цвета желудя, на длинных ресницах, на лице и на волосах под шляпкой блестят капли дождя …». Внешне совершенно простая девушка. И тем сильнее впечатление от се «эмансипированности». Она прямо говорит о цели своего визита. Подобная прямота удивляет героя и вместе с тем привлекает его: «… волновало соединение ее мужественности со всем тем женственно-молодым, что было в ее лице, в прямых глазах, в крупной и красивой руке …». И вот он уже влюблен. Ясно, что в этих отношениях доминирующая роль принадлежит женщине, тогда как мужчина подчиняется ей. Муза сильна и самостоятельна, что называется, «сама по себе». Она сама принимает решения, выступая инициатором и первой близости с героем, и их совместного проживания, и их разлуки. И героя это устраивает. Он настолько привыкает к ее «самостоятельности», что не сразу вникает в ситуацию ее ухода к Завистовскому. И только найдя Музу в его доме, понимает, что это конец их отношениям, его счастью. Муза же спокойна. И то, что героем осознается как «чудовищная жестокость» с ее стороны, для героини является своеобразной нормой. Разлюбила — ушла

Несколько иная ситуация с другими представительницами этого типа. Валерия («Зойка и Валерия»), как и Муза, вполне самостоятельная женщина. Эта самостоятельность, независимость, сквозят во всем ее облике, жестах, поведении. «…крепкая, ладная, с густыми темными волосами, с бархатными бровями, почти сросшимися, с грозными глазами цвета черной кропи, с горячим темным румянцем на загорелом лице …», она кажется всем окружающим таинственной и недоступной, «непонятной» в своей эмансипированности. Она сходится с Левицким и тут же бросает его ради Титова, ничего не объясняя и не стараясь смягчить удар. Для нее также подобное поведение является нормой. Она тоже живет сама по себе. Но счастлива ли она? Отвергнув любовь Левицкого, Валерия сама попадает в такую же ситуацию безответной любви к доктору Титову. И случившееся воспринимается как своеобразное наказание Валерии.

Героиня новеллы «Пароход «Саратов». Красивая, самоуверенная, самостоятельная. Интересно отметить, что при создании этого образа, точнее, при описании внешности героини; Бунин использует сравнение ее со змеей: «… тотчас вошла и она, тоже покачиваясь на каблучках туфель без задка, на босу ногу с розовыми пятками, — длинная, волнистая, в узком и пестром, как серая змея, капоте с висящими, разрезанными до плеча рукавами. Длинны были и несколько раскосые глаза ее. В длинной бледной руке дымилась папироса в длинном янтарном мундштуке». И подобное не случайно. Как отмечал Н.М. Любимов, «своеобразие Бунина-портретиста— в меткой необычности определений и сравнений всего облика человека или отдельных его черт». Эти внешние признаки как бы проецируются на характеры героев, что происходит и с образом героини рассматриваемой нами новеллы. Вспомним сцену ее встречи с героем. Она смотрит на него «с высоты своего роста», держится самоуверенно, даже развязно: «… села па шелковый пуф, взяв левой рукой под локоть правую, высоко держа поднятую папиросу, положив нога на ногу и выше колена раскрыв боковой разрез капота …». Во всем се облике сквозит пренебрежение к герою: она обрывает его, сама говорит «скучно усмехаясь». И в результате объявляет герою, что их отношения закончены. Как и Муза, она говорит о разрыве как о нечто само собой разумеющемся. Тоном безапеляционным. Именно этот тон, некоторая брезгливость («пьяный актер», как она высказывается о герое) и решают ее участь, толкают героя на преступление. Змея-искусительница -таков образ героини в новелле.

Чрезмерная самоуверенность является причиной гибели еще одной героини «Темных аллей» Елены («Генрих»).

Женщина, красивая, удачливая, самостоятельная, состоявшаяся в профессиональном плане (довольно известный переводчик).

Но все-таки женщина, с присущими ей слабостями. Вспомним сцену в вагоне поезда, когда Глебов находит ее плачущей. Женщина, которая хочет любить и быть любимой. Клена сочетает в себе черты всех героинь, о которых мы говорили выше. Как и Галя Ганская, она- максималистка. Любя человека, она хочет, чтобы он принадлежал ей без остатка, о чем свидетельствует ее ревность к бывшим женщинам Глебова, но и сама также целиком хочет принадлежать ему. Именно поэтому Елена отправляется в Вену, чтобы разобраться в своих отношениях с Артуром Шпиглером. «Знаешь, в последний раз, когда я уезжала из Вены, мы с ним уже выясняли, как говорится, отношения — ночью, на улице; под газовым фонарем. И ты не можешь себе представить, какая ненависть была у него в лице!». Здесь она похожа на героиню «Парохода «Саратов» — искусительница, играющая с судьбой. Разлюбив, просто уйти, поставив в известность и не объясняя причин. И если для Елены, как и для Музы, это вполне приемлемо, то для Артура Шпиглера — нет. Он не выдерживает этого испытания и убивает свою бывшую любовницу.

Таким образом, неземная женская сущность, органично входя в контекст идеала женщины эпохи «серебряного века», рассматривается Буниным в экзистенциальном аспекте, усиливая трагедийную доминанту мотива любви в рамках конфликта Божественного/ земного мира.

Глава 3. Методические аспекты темы исследования

3.1 Творчество И.А. Бунина в школьных программах по литературе для 5-11 классов

В данном параграфе представлен обзор действующих программ по литературе для средней школы, которые мы проанализировали с точки зрения изучения произведений И.А. Бунина.

под редакцией Курдюмовой,

В 6-ом классе в разделе «Мифы народов мира» учащиеся знакомятся с отрывком из «Песни о Гайавате» Г. Лонгфелло в переводе И. А. Бунина.

В 7-ом классе для изучения предложены рассказы «Цифры» и «Лапти». Воспитание детей в семье, сложность взаимоотношений детей и взрослых — основные проблемы этих рассказов.

Рассказ И. Бунина «Чистый понедельник» изучается в 9-ом классе. Внимание учащихся обращается на особенности бунинского рассказа, мастерство писателя-стилиста. В разделе «теория литературы» развивается понятие о стиле.

В 11-ом классе произведения Бунина открывают курс литературы. Для изучения предлагаются рассказы «Господин из Сан-Франциско», «Солнечный удар», «Иоан Рыдалец», «Чистый понедельник», а также стихотворения по выбору учителя и учащихся. Круг проблем, определяющий изучение творчества писателя на заключительном этапе образования представлен так: философичность лирики Бунина, тонкость восприятия психологии человека и мира природы, поэтизация исторического прошлого, осуждение бездуховности существования [27].