Человек и правда в пьесе горького на дне

Сочинение

Человек

В творчестве Горького человек — это не просто слово, которым называют представителей вида homo sapiens, но звание, почетное имя, которое каждому необходимо заслужить. В рассказе «Рождение человека» говорится о том, какая это отличная должность — быть представителем людского рода на земле.

Для того чтобы заслужить это название, нужно обладать, прежде всего, духовной свободой и гордостью — этого и боятся Иегова, Зевс, Аллах и другие боги всех религий, а также великие учителя и вожди всех времен и народов. Все они у Горького известны под одним названием — «черное чудовище власти». Оно, объявив главным грехом гордость, руками своих жрецов всегда убивало сильных, свободных, гордых.

Сатин и его знаменитый монолог. Разоблачение Луки

Страшная участь обитателей ночлежки становится особенно очевидной, если сопоставить ее с тем, к чему призван человек. Под темными и угрюмыми сводами ночлежного дома, среди жалких и искалеченных, несчастных и бездомных бродяг звучит торжественном гимном слова о человеке, о его призвании, о его силе и его красоте: «Человек — вот правда! Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Человек! Это великолепно! Это звучит гордо!» Гордые слова о том, каким должен быть и каким может быть человек, еще резче оттеняют ту картину действительного положения человека, которую рисует писатель. И этот контраст приобретает особый смысл…

Пламенный монолог Сатина о человеке звучит несколько неестественно в атмосфере непроглядной тьмы, особенно после того, как ушел Лука, повесился Актер, посажен в тюрьму Пепел. Это чувствовал сам писатель и объяснил это тем, что в пьесе должен быть резонер (выразитель мыслей автора), но героев, которых изобразил Горький, трудно назвать выразителями чьих-либо идей вообще. Поэтому и вкладывает свои мысли Горького в уста Сатина, самого свободолюбивого и справедливого персонажа. Многие свои мысли вкладывает автор в уста Сатина. Порой странно слышать такие высокие слова от каторжника и шулера. Мы понимаем, что в Сатине погибли недюжинная натура, сильный, ясный ум. Гордые слова о человеке стали крылатыми, они заставляют верить, что люди достойны лучшей участи. Сатин высказывает общую мысль о свободном человеке. Он разоблачает утешительную ложь старца Луки, который, видя муки обездоленных, бескорыстно старается помочь им, облегчить страдания, умиротворить. Сатин выступает против вредности лжи и философии рабской покорности и долготерпения: «Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, тем ложь нужна… Одних она поддерживает, другие прикрываются ей… Ложь — религия рабов и хозяев. Правда — бог свободного человека».

9 стр., 4262 слов

«Собирал человек слова…» (о В.И. Дале)

... слова, авторы статей довольно часто ссылаются на словарь Даля. Именно неугасаемый интерес к личности и трудам В.И. Даля побудил меня подробнее узнать об этом великом человеке ... вспоминал: «Это был замечательный человек. За что ни брался Даль, все ему удавалось усвоить. Находясь ... области методики обучения живому родному слову», писал : «Труды В.И. Даля, этого замечательного, оригинального и ...

Актеру Сатин говорит, что Лука «наврал» насчет бесплатной лечебницы. Клещу, мужу Анны, который продал все инструменты, чтобы похоронить жену, Сатин советует «ничего не делать» и «просто обременять землю»: «Подумай — ты не станешь работать, я — не стану…еще сотни…тысяч…все! — понимаешь? Все бросают работать!» Сатин в шутку советует Пеплу убить Костылева и жениться на Василисе. Когда убийство действительно совершается, Сатин успокаивает Пепла, вызываясь быть свидетелем защиты. Несмотря на ироническое отношение к Луке, после его исчезновения Сатин говорит, что тот не был шарлатаном: «Человек — вот правда! Он это понимал. Он врал… но — это из жалости к вам». Хотя Сатин заявляет, что «ложь — религия рабов и хозяев», но, по его словам, Лука подействовал на него, «как кислота на старую грязную монету»; Сатин произносит абстрактно-»революционный» монолог о человеке как высшей ценности. В этом монологе Сатина в полный голос звучит требование свободы и гуманного отношения к человеку: «Надо уважать человека! Не жалеть, …не унижать его жалостью,… уважать надо!» Он убежден в том, что следует не примирять человека с действительностью, а заставлять саму действительность служить человеку, потому он поднимает знамя борьбы за Человека с большой Буквы! Решение вопроса, что же надо делать, чтобы изменить жизнь и уничтожить «дно» дает в своих речах Сатин, образ которого полнее оттеняет вредность утешительных проповедей Луки.

Утешители ненавистны Горькому, и в образе Луки писатель разоблачил их несостоятельность. С большой разоблачающей силой Горький обрушился на буржуазную философию утешительной лжи. Лука считает всех людей ничтожными, жалкими, слабыми, не способными к активной борьбе за свои права и нуждающимися в соболезновании и утешении. Лука — сеятель иллюзий, утешительных сказок, за которые жадно хватались отчаявшиеся слабые люди. «Мне — все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха ни плоха», — говорит он. Втайне он уверен в том, что реальное положение человека изменить нельзя, поэтому ко всем подходит с утешительной ложью. И таким образом Горький находит в лице Сатина образ, разоблачающий сострадание Луки и одновременно заявляет свое мнение к поставленному им же вопросу. Горький однозначно против никчемной лжи и унижающей жалости.

Словами Сатина Горький выступает за высокую правду, правду окрыляющую человека, открывающую перед ним перспективы борьбы за счастье. Такая правда по своему характеру революционна, хотя сам Сатин, провозглашающий ее, и не революционер. Его протест против существующих порядков, по существу, сводится к проповеди ничегонеделания, его психология — не психология труженика, не психология борца, он отравлен ядом индивидуализма, находится во власти иллюзий о личной свободе на дне жизни. Среди героев пьесы нет бывших рабочих, бывших пролетариев, т. е. представителей единственного подлинно революционного класса начала ХХ века. Бубнов и Клещ — мелкие ремесленники, мелкие буржуа, а не пролетарии. Перед нами люди, утратившие классовую принадлежность, вышвырнутые обществом из своих рядов. Каждый из них только за себя, чувство социальной солидарности им чуждо. Горький не идеализирует этот образ: как и другие босяки, Сатин не способен ни к общественно-полезному труду, ни к революционному действию, он заражен анархическими настроениями. В нем немало пороков, привитых ему ночлежкой: он пьяница, шулер, подчас жесток и циничен, но все-таки от других босяков его отличает ум, относительная образованность и широта натуры. Знаменитые слова, сказанные им, самые высокие мечты предреволюционного периода и получили реальное воплощение лишь в нашу эпоху. Такое высказывание воспринималось как революционный призыв, как «сигнал к восстанию». Заявляя о своей глубокой вере в творческие силы, разум и способности свободного человека, Горький утверждал высокие идеи гуманизма. Вся пьеса этими словами проникнута верой в человека. Горький понимал, что в устах спившегося босяка Сатина речь о гордом и свободном человеке звучала искусственно, но она должна была звучать в пьесе, выражая сокровенные идеалы автора и о.

12 стр., 5739 слов

Анализ рассказа бывшие люди горького

... стал ему воз­ражать. Материал с сайта //iEssay.ru Горький утверждал, что «человека создает его сопротивление окружающей среде». Докажите это, пользуясь текстом повести. Сопротивление окружающей среде на­чалось в повести с момента осознания Алексеем тяжелого ...

Горький давал понять за какими силами будущее. Сатин готов уважать в человеке лишь сильные стороны и считает. В принципе, Сатина нельзя назвать жестоким человеком, которому нужна «сильная личность», управляющая толпой. Он хочет видеть людей сильными и свободными, а такими они могут стать, только уйдя со «дна». По мнению Сатина как раз идеи Луки и мешают этому. В словах Сатина «Правда — бог свободного человека!» заключается некоторое внутреннее противоречие. Выходит, будто свободный человек не свободен от правды, а, значит, лишён выбора между «богом свободного человека» и «религией рабов и хозяев», то есть попадает в зависимость от правды. Сатину также принадлежит последняя реплика в пьесе; на слова Бубнова о том, что, Актер повесился, он отвечает: «Испортил песню…дурак!» Точка зрения противостоит как утешительной лжи Луки, так и бесперспективному нигилизму и скептицизму Бубнова, который втаптывает человека в грязь, лишает его крыльев. Сатин проповедует веру в человека, в его творческие силы. Но следует, однако, отметить, что не всегда следует отождествлять Сатина с Горьким. Писатель отдал Сатину много своих мыслей, но идейное содержание пьесы шире и глубже, чем содержание сатинских монологов.

Краткий пересказ

Гордость

Алексей Максимович Горький считает, что это хорошая черта характера, превращающая раба в свободного, делающая слабого сильным, а ничтожество трансформирующая в личность. Гордость не любит все общепринятое и обывательское. Так, герои произведения «Макар Чудра», Радда и Лойко предпочитают умереть, чем жить несвободно, поскольку по натуре своей они свободны и горды. Однако гипертрофированность этого чувства рождает безусловную, абсолютную свободу от любых моральных устоев и общества. Данная мысль звучит в другом рассказе, «Старуха Изергиль», когда главная героиня рассказывает о гордом Ларре, который умирает для всех (и для себя, прежде всего), в наказание оставаясь жить вечно. В бессмертии, таким образом, он обретает смерть. Максим Горький указывает на вечную истину: невозможно жить в обществе и быть полностью свободным от него.

О монологе Сатина

Здесь ошеломляет волевой напор этого размышления о Человеке. Мысль движется не связной цепью силлогизмов, доказательств, обоснований одного другим. Нет, это — огненная, зажигательная речь оракула, вождя, пророка, выражающаяся в лавине афоризмов. А афоризм есть мысль, подкрепленная и сращенная с волей, требующая своего приятия сразу, на веру, а не через доказательства, стремящаяся через мысль завоевать душу, сердце людей. Монологи Сатина — это стремление логики превзойти свои границы и выйти сразу в мир действия. Это своего рода заклинания

7 стр., 3312 слов

Лучше горькая правда,чем сладкая ложь

... то, богаче стал, и что? Я считаю сила в ПРАВДЕ, кто прав, тот и сильнее ». Пункт 2. Приятное заблуждение. В противовес, я хочу привести цитату, к сожалению, ... твоим родственникам, близким людям или убить тебя самого. Знание правды и вероятность ее распространения толкает многих людей на ужасные поступки или загоняет в могилу. Может быть лучше приспособиться и говорить ...

и магические действия со словами. (Волевой натиск этих афоризмов столь велик, что они сразу вбиваются в сознание, и нам и в голову не приходит задать, например, вопрос: а почему «человек — это звучит гордо», а не на самом деле — «горд»? В звучании ведь не живет истина!.) Сатин, который в первом акте вяло соединял опостылевшие слова — через многоточия, — здесь соединяет их волевым напором: посредством тире, перебрасывая мост через еще не освоенные мыслью бездны и пустоты. Но монолог Сатина не суть кульминация четвертого акта пьесы. Действие идет дальше и уже покидает сферу мышления, разговоров и переходит в более высокую и трудную (ибо она ниже, ближе к жизни) сферу поступков. И здесь одно за другим совершаются людьми «дна» свободные деяния: впервые щедр и добр к людям Клещ. Барон впервые задумывается над жизнью. А Настя впервые отвела душу в наслаждении мести, издеваясь над рассказом Барона о своем прошлом. Но кульминация все нарастает: Бубнов! Ворон Бубнов приходит добрый и щедрый и угощает всех; и бывший полицейский Медведев и педантичный Татарин размягчаются; и вот уже звучит песня, — все сливаются во всеобщем воодушевлении, и сердца звучат в гармонии друг с другом. В песне найдено то всепонимание друг друга, согласие мыслей о жизни и старике, которое никак не удавалось достигнуть путем рассуждений. И наконец, совершается последнее и здесь высшее деяние свободной воли пробудившейся индивидуальности. Это — самоубийство Актера. Оно испортило песню (так же как песня перед этим «испортила» рассуждение).

Вот она, последовательность и иерархия форм освоения «человекомира»: мысль, песня, поступок. В людях проснулся идеал Человека — и это первая ступень в постройке нового «человекоми-ра». Она выступает как пробуждение хаотической множественности людских «Я»: воль, стремлений, правд. Пробудившись в людях, идеал человека так и остался закупоренным в каждом из них, не в состоянии воздействовать на мир.

Чувства

Еще одно качество человека, по мнению автора, это способность чувствовать всеохватывающе, полностью отдавшись, заглушая голос разума. Мудрость жизни — это безумство храбрых. У Горького в числе любимых и главных персонажей не найти холодных, разумных, полуположительных типа Ставрогина и Базарова (хотя, конечно, подобные люди были в нашем обществе всегда).

Слишком рассудочные герои обычно мертвы нравственно, а у автора Человек — живой, прежде всего, чувствующий, homo sentiense. Таковы Пелагея Ниловна Власова («Мать»), Фома Гордеев из одноименной повести, Коновалов и Челкаш из одноименных рассказов, Тетерев («Мещане») и Сатин («На дне»).

Их всех объединяет то, что чувства этих героев сильнее разума. Этому посвящены многие произведения Горького. Список их можно еще дополнить. Однако, сам писатель считает чрезмерную чувственность уделом слабых людей, поскольку она мешает Человеку на жизненном пути. А самым главным автор считает умение жить в полном смысле этого слова.

(из пьесы Горького «На дне»)

Клещ . Правды он… не любил, старик-то… Очень против правды восставал… так и надо! Верно – какая тут правда? И без нее – дышать нечем… Вон князь… руку-то раздавил на работе… отпилить напрочь руку-то придется, слышь… вот те и правда!

1 стр., 434 слов

Сладкая ложь или горькая правда? (по пьесе Горького На дне)

Сладкая ложь дает мнимую надежду, что такая жизнь не вечна. Горькая правда открывает глаза на то, что человек сам виноват в произошедшем и привел себя в это положение неправильными действиями. ... пересмотреть свою жизнь, проанализировать ошибки и начать что-то делать. Сатин изначально утверждал, что без правды ничего хорошего не выйдет. Ложь в любом случае вскроется и принесет много проблем, в нашем ...

Сатин (ударяя кулаком по столу).

Молчать! Вы – все – скоты! Дубье… молчать о старике! (Спокойнее.) Ты, Барон, – всех хуже!.. Ты – ничего не понимаешь… и – врешь! Старик – не шарлатан! Что такое – правда? Человек – вот правда! Он это понимал… вы – нет! Вы – тупы, как кирпичи… Я – понимаю старика… да! Он врал… но – это из жалости к вам, черт вас возьми! Есть много людей, которые лгут из жалости к ближнему… я – знаю! я – читал! Красиво, вдохновенно, возбуждающе лгут!.. Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… Ложь оправдывает ту тяжесть, которая раздавила руку рабочего… и обвиняет умирающих с голода… Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками – тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие – прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин… кто независим и не жрет чужого – зачем тому ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!

Барон . Браво! Прекрасно сказано! Я – согласен! Ты говоришь… как порядочный человек!

Сатин . Почему же иногда шулеру не говорить хорошо, если порядочные люди… говорят, как шулера? Да… я много позабыл, но – еще кое-что знаю! Старик? Он – умница!.. Он… подействовал на меня, как кислота на старую и грязную монету… Выпьем, за его здоровье! Наливай…

Настя наливает стакан пива и дает Сатину.

(Усмехаясь.) Старик живет из себя… он на все смотрит своими глазами. Однажды я спросил его: «Дед! зачем живут люди?..» (Стараясь говорить голосом Луки и подражая его манерам.) «А – для лучшего люди-то живут, милачок! Вот, скажем, живут столяры и всё – хлам-народ… И вот от них рождается столяр… такой столяр, какого подобного и не видала земля, – всех превысил, и нет ему во столярах равного. Всему он столярному делу свой облик дает… и сразу дело на двадцать лет вперед двигает… Так же и все другие… слесаря, там… сапожники и прочие рабочие люди… и все крестьяне… и даже господа – для лучшего живут! Всяк думает, что для себя проживает, ан выходит, что для лучшего! По сту лет… а может, и больше – для лучшего человека живут!»

Настя упорно смотрит в лицо Сатина. Клещ перестает работать над гармонией и тоже слушает. Барон, низко наклонив голову, тихо бьет пальцами по столу. Актер, высунувшись с печи, хочет осторожно слезть на нары.

«Все, милачок, все, как есть, для лучшего живут! Потому-то всякого человека и уважать надо… неизвестно ведь нам, кто он такой, зачем родился и чего сделать может… может, он родился-то на счастье нам… для большой нам пользы?.. Особливо же деток надо уважать… ребятишек! Ребятишкам – простор надобен! Деткам-то жить не мешайте… Деток уважьте!» (Смеется тихо.)

См. также Монолог Сатина о человеке.

Горячие и гниющие

Человек в творчестве Горького либо горячий, либо гниющий. Гниющие — ограниченные, слабые люди, не стремящиеся изменить жизнь, довольные своим незавидным положением. Их большинство. Эти люди любят лишь сытую, теплую, уютную жизнь.

Типичный представитель их — Серый. Он согласен рабски служить любой силе, лишь бы она охраняла его покой и сытость. Жизнь представляется для него в образе зеркала, в отражении которого он видит лишь себя. Этот тип очень живуч, поскольку обладает талантами паразита. Его душа пошла, это трон скользкой жабы, а сердце осторожно и трусливо. Он жаждет наслаждений и боится неприятностей и беспокойства, что придает этому образу фальшивость и раздвоенность. Кроме Серого, к данному типу относятся такие герои Горького, как Уж («Песня о Соколе»), Яков Маякин («Фома Гордеев»), Бубнов («На дне»).

7 стр., 3016 слов

Лука герой или антигерой. Образ и характеристика луки в пьесе на дне горького

... решить, принимать ли ложь во спасение, или же разделить утверждения Сатина о приоритете правды. На мой взгляд, истина находится где-то посередине их позиций. Образ Луки в пьесе М. Горького ... очередь историческими реалиями. В начале ХХ века Лука рассматривался как отрицательный герой, который занимался пустой болтовнёй и будоражил умы людей, которые ничего не могли изменить в своей ...

Это глупые, слабые, пошлые существа, инертные и косные — полная противоположность настоящему Человеку. Произведения Горького, список которых был приведен выше, иллюстрируют данную мысль. Однако есть и другие, горящие, люди. Они тратят свою энергию бурно, полностью отдаются жизни, поют ей гимн. Так, Нил («Мещане) говорит о том, какое это удовольствие — жить на земле. Ему вторят Буревестник и Сокол («Песня о Соколе» и «Песня о Буревестнике»), а также революционеры из романа под названием «Мать» и другие.

Отрывок из действия 4 пьесы «На дне»

«Татарин расстилает что-то на нарах, становится на колени и — молится.

Барон (указывая Сатину на Татарина).

Гляди!

Сатин. Оставь! Он — хороший парень… не мешай! (Хохочет.) Я сегодня — добрый… черт знает почему!..

Барон. Ты всегда добрый, когда выпьешь… И умный…

Сатин 1 . Когда я пьян… мне все нравится. Н-да… Он — молится? Прекрасно! Человек может верить и не верить… это его дело! Человек — свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум — человек за все платит сам, и потому он — свободен!.. Человек — вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Выпьем за человека, Барон! (Встает.) Хорошо это… чувствовать себя человеком!.. Я — арестант, убийца, шулер… ну, да! Когда я иду по улице, люди смотрят на меня как на жулика… и сторонятся и оглядываются… и часто говорят мне — «Мерзавец! Шарлатан! Работай!» Работать? Для чего? Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком заботятся о том, чтобы быть сытыми… Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек — выше! Человек — выше сытости!..»

ОБРАЗ ЛУКИ. Мне кажется, что существует как бы два Луки. Первый — это герой пьесы Горького, второй — герой горьковских выступлений по поводу пьесы. Между созданием пьесы и ее авторским истолковани­ем прошло почти тридцать лет, так что взгляды автора могли изме­ниться, или, может быть, он просто уже боялся их высказывать, они были уже не к месту, от него ждали чего-то совсем другого. И автор предал своего героя, назвал его «вредным старичком», под­держав тем самым мнение своих самых отвратительных героев.

Обычно против Луки обращают монолог Сатина. Но, во-первых, Сатин сам в начале своего монолога говорит, что никто не понима ет, что такое Лука, а понимает он, Сатин, понимает и ценит его. А потом — нужно вдуматься в слова, которые Сатин говорит.

Да, он говорит, что ложь — религия рабов и хозяев, а правда — бог свободного человека. Но все, кого мы видим в пьесе, совсем не похожи на свободных людей. Они — худшие из рабов и худшие из хозяев. Ленивые рабы и жестокие хозяева. Неудачники. Они — те, кто слаб душой, и те, кто живет чужими соками. А про таких Сатин говорит, что им ложь нужна, что одних она поддерживает, а другие прикрываются ею. «А кто — сам себе хозяин… кто незави­сим и не жрет чужого — зачем тому ложь?» — говорит Сатин. Но в пьесе нет никого, кто мог бы претендовать на то, что он сам себе хо­зяин. Независимый, гордый, страшный Пепел, и тот кругом опутан хитрой Василисой.

16 стр., 7617 слов

Люди дна (по пьесе горького «на дне»)

... «дно». В пьесе «На дне» он пишет о тех людях, которые не имеют смысла жизни. Они не живут, а существуют. Тема босяков очень близка Горькому, ... ничего плохого, чтобы человек не стоял перед выбором: спасающая ложь или горькая правда! Источник: https://multiurok.ru/files/sochinieniie-rassuzhdieniie-po-p-iesie-m-gor-kogho.html Сочинение на тему “Пьеса “На дне” М. Горького” Лука – врачеватель душ или ...

Человека не надо унижать жалостью, далее утверждает Сатин. Человека нужно уважать. Но что такое для него человек? «Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Маго мет… В одном!.. Это — огромно! В этом — все начала и концы… Все — в человеке, все для человека». Но Лука гораздо менее ради­кален, его объяснение, почему надо уважать человека, гораздо более способствует уважению тех людей, которые живут рядом с нами, даже самых потерянных и несчастных. «Все, милачок, все, как есть, для лучшего живут! — говорит Лука. — Потому-то всяко­го человека и уважать надо… неизвестно ведь нам, кто он такой, зачем родился и чего сделать может… может, он родился-то на счастье нам… для большой нам пользы?.. Особливо же деток надо уважать, ребятишек! Ребятишкам — простор надобен! Деткам-то жить не мешайте… Деток уважьте». Получается, что человека надо уважать не за то, что он огромен и всем известен, но за то, что он мал и еще не проявил себя, за потенциал, в нем заключенный, за то, что он еще сможет сделать всем на пользу, если сами же люди ему не помешают.

Лука не лжет людям, он просто верит в них и верит им. Он верит в силу слабого Актера, и тот, пока в него верят, и сам загора­ется верой в то, что сможет изменить и исправить свою жизнь. А лишившись поддержки, сорвавшись, запив, он вешается. Не пото­му, что разбита хрупкая ложь о лечебнице, где лечат от алкоголиз­ма (что, кстати, вовсе и не ложь), но потому, что разбита хрупкая истина о его человеческом достоинстве, об уважении, которое может питать к нему другой человек. Лука верит в чистоту души проститутки Насти, верит в то, что и у нее была чистая и высокая любовь, и Настя оживает, выпрямляется, начинает чувствовать себя человеком. А разве тоска по чистой и высокой любви — это не любовь? Разве это не истина обретения любви? Но когда вокруг нее остаются только издевающиеся над ней люди, она теряет всякую любовь и желает им смерти.

Те мерзости, которые говорят друг другу остальные персонажи, вовсе не есть правда. Это какая-то видимость правды, это душа че­ловеческая, увиденная без любви к ней. А без любви и самое пре­красное может показаться отвратительным. Лука чувствовал боль и усилие каждого человека, с которым его сводила жизнь, поэтому он каждому умел подарить надежду. Главные его слова в пьесе, как мне кажется, это: «Всяк человек своей цены стоит». А это значит, что всякий, как бы низко он ни пал, всегда может подняться.

Пьеса Горького «На дне»

– новаторское литературное произведение. Только появившись, она произвела очень сильный эффект. С тех пор она не раз вызывала споры – и будет вызывать, потому что слишком широк спектр затронутых автором проблем, на разных этапах исторического развития приобретающих новую актуальность, слишком неоднозначна и противоречива авторская позиция, слишком резко и неприкрыто бытописание.

2 стр., 989 слов

«Мой самый близкий человек. Жизнь-подвиг»

... моя мама, и будут песни, и расцветут тюльпаны … на его могиле, и придут, как всегда, родные и близкие люди, чтоб поклониться деду за великую Победу! Поклониться великим тем ... уже нет самого дорогого, любимого, близкого человека, но мы не будем нарушать ... дедушки, отдавая болью воспоминаний всю жизнь, отзываясь каждым стоном, вздохом. В ... Просто, это ж дедушка сказал! Самый радостный праздник в нашей семье, ...

К сожалению, долгие годы прочтение пьесы было подчинено идеологическим нуждам. Сложные, философски неоднозначные идеи писателя были искусственно упрощены, превращены в лозунги, взятые на вооружение официальной пропагандой. Слова: «Человек… это звучит гордо!» становились нередко плакатными надписями, почти такими же распространенными, как «Слава КПСС!», а сам монолог Сатина дети заучивали наизусть, правда, предварительно его корректировали, выбрасывая некоторые реплики героя («Выпьем за человека, Барон!»).

И вот сегодня, спустя столетие, пьесу хочется перечитать заново, непредвзято взглянув на ее персонажей, внимательно вдумавшись в их слова и вглядевшись в их поступки.

В центре пьесы – не столько человеческие судьбы, сколько столкновение идей, спор о человеке, о смысле жизни. Ядром этого спора является проблема правды и лжи, восприятие жизни такой, какова она есть на самом деле, со всей ее безысходностью и правдой для персонажей – людей «дна», или жизнь с иллюзиями, в каких бы разнообразных и причудливых формах они ни представали. Этот спор начинается задолго до появления в ночлежке Луки и продолжается после его ухода.

Уже в самом начале пьесы Квашня тешит себя иллюзиями, что она – свободная женщина, а Настя – мечтами о великом чувстве, заимствуя его из книги «Роковая любовь». И с самого начала в этот мир иллюзий врывается роковая правда. Не случайно бросает свою реплику Квашня, обращаясь к Клещу: «Не терпишь правды!».

С самого начала пьесы, многое звучит как спор М.Горького с самим собой, со своей прежней идеализацией босяков. В костылевской ночлежке свобода оказывается призрачной – опустившись на «дно», люди не ушли от жизни, она настигает их. И прежнее горьковское желание – рассмотреть в босяках, люмпенах, людей, отторгнутых от нормальной человеческой жизни, прежде всего хорошее – также отступает на второй план.

Эти люди жестоки друг к другу, жизнь сделала их такими. И эта жестокость проявляется прежде всего в том, с какой настойчивостью они разрушают иллюзии других людей, например, Насти, умирающей Анны, Клеща с его надеждой выбраться из ночлежки, начать новую жизнь, Барона, все достояние которого составляют воспоминания о былом величии рода и которому Настя бросает в ожесточении реплики: «Врешь, не было этого!».

В среде этих ожесточенных жизнью людей появляется странник Лука. И с его появлением начавшийся уже спор о человеке, о правде и лжи в его жизни обостряется. Всмотримся внимательнее в образ Луки. Прежде всего отметим, что именно этот персонаж пьесы вызывает наиболее ожесточенные споры, составляет ее драматургический нерв.

Лука утешает людей. Чем можно утешить этих выброшенных из жизни, опустившихся на дно ее бывших баронов, актеров, рабочего человека, потерявшего работу, умирающую женщину, которой нечего и вспомнить хорошего о прожитой жизни, потомственного вора? И Лука прибегает к лжи, как к словесному наркотику, как к обезболивающему средству. В обитателей ночлежки он вселяет иллюзии, причем жизненный опыт его таков, что он тонко чувствует людей, знает, что каждому из них важнее всего. И безошибочно нажимает на главный рычаг человеческой личности, обещая Анне покой и отдых на том свете, Актеру – бесплатные лечебницы для алкоголиков, а Ваське Пеплу – вольную жизнь в Сибири.

3 стр., 1027 слов

Смысл жизни в пьесе На дне Горького

... отвечать за свою жизнь. Смысл жизни в пьесе На дне Несколько интересных сочинений А. Куприн, автор повести «Поединок», в точку подобрал название к своему произведению. В этой повести описана жизнь простых солдатов, ... и ценностей. Что же касается Луки, для него смыслом жизни является вера – вера в себя, вера в людей, вера в человечество. Герой осознает, что в роде людском заключена великая сила ...

Зачем врет Лука? Этот вопрос не раз задавали себе читатели и критики, размышляя над горьковской пьесой. Долгое время в трактовках образа Луки преобладали отрицательные оценки, его обвиняли в равнодушии к людям, в корысти (само имя его по созвучию связано со словом «лукавый», а одно из значений этого слова близко к нечистому, к искусителю).

Луку обвиняли и в том, что он искушает людей своей ложью, а в качестве главного обвинения называли смерть Актера. В образе горьковского странника искали прежде всего идеологические истоки, его связывали с сектантами, бегунами, с идеями толстовства. Однако если всмотреться в то, что делает Лука, вслушаться в его речи, понимаешь, что механизм его утешительства и проще и сложнее. Он просто не очерствел душою, нельзя не согласиться с оценками, которые дает Луке Сатин: «Он врал… Но это только из жалости к вам».

Лука не просто обманывает, на протяжении пьесы он творит реальное, деятельное добро: утешает перед смертью Анну, пытается усовестить Василису. Именно этот странник предотвращает убийство Васькой Пеплом Костылева. Кстати, Сатин прямо толкает Ваську на убийство: «… и чего ты не пришибешь его, Василий?!» – и далее: «Потом женись на Василисе… хозяином нашим будешь…». И в Сибирь он советует Пеплу уйти поскорее, потому что предвидит: добром это дело не кончится, и предвидение его оказывается правильным. Лука не просто врет актеру, он уговаривает его: «Ты только вот чего: ты пока готовься! Воздержись… возьми себя в руки и терпи…» И причина смерти Актера не в иллюзиях, а в их крушении, в прозрении, в сознании невозможности воздержаться и взять себя в руки.

Лука не просто утешитель, он философски обосновывает свою позицию. Одним из идейных центров пьесы становится рассказ странника о том, как он спас двух беглых каторжников. Главная мысль горьковского персонажа здесь в том, что спасти человека и научить добру может не насилие, не тюрьма, а только добро: «Человек может добру научить…» Пока верил человек – жил, а потерял веру и удавился.

Итак, в пьесе, как можно убедиться, главный носитель добра – Лука, он жалеет людей, сострадает им и пытается помочь словом и делом. Авторская позиция в драме М.Горького выражена, в частности, сюжетно. Последнее событие пьесы – смерть Актера – подтверждает слова Луки: поверил человек, затем потерял веру и удавился.

Принято считать, что главным оппонентом Луки в споре о правде является Сатин. Это как будто бы и так, ведь именно он произносит афоризм: «Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!» Однако именно Сатин не только заступается за старика, запрещая плохо говорить о нем, но и произносит свой знаменитый монолог о человеке, воплощая в жизнь идеи Луки. В самом деле, что такое рассуждения, как не словесный наркотик, призванный утешить всех вокруг, во всех вселить иллюзию собственной ценности, вне зависимости от реальных человеческих дел. Недаром именно после монолога Сатина в ночлежке начинается пьяный разгул, и даже глашатай беспощадной и злой правды Бубнов заявляет: «Много ли человеку надо? Вот я – выпил и рад!» И только известие о самоубийстве Актера внезапно прерывает эту картину. Поэтому так многозначно звучат последние слова пьесы, вложенные в уста Сатина: «Эх… испортил песню… дур-рак!».

По-настоящему спорит с Лукой не Сатин, а сам автор пьесы. Именно Горький показывает, что спасительная ложь никого не спасла, что вечно жить в плену иллюзий нельзя, а выход из них и прозрение всегда трагичны, а главное – что человек, живущий в мире утешительной мечты, убаюкивающего обмана, примиряется со своей убогой, беспросветной реальной жизнью. Это приводит его к тому, что он соглашается терпеть – мотив этот звучит в пьесе не раз, например, в словах Анны: «Коли там муки не будет… здесь можно потерпеть… можно!», или в притче о праведной земле – жил человек плохо, но терпел в надежде найти когда-то иную жизнь. Вот этого примирения с жизнью не приемлет М.Горький.

Спор писателя с Лукой – это во многом спор с самим собой. Недаром современники вспоминали, что по своим человеческим качествам М.Горький был во многом близок к этому страннику-утешителю. Недаром он уже в период послереволюционный написал киносценарий «По пути на дно», где под влиянием идеологических догм разоблачил Луку, показал его как кулака, преступного и безнравственного человека. Но сценарий этот оказался творческой неудачей М.Горького, а пьеса «На дне» продолжает жить и сегодня, вызывая многочисленные споры и обретая новую актуальность.

Образ Луки долгое время оценивался в литературоведении однозначно отрицательно. Луку обвиняли в том, что он лжет из корыстных побуждений, что он равнодушен к людям, которых обманывает, наконец, что в момент преступления он исчез из ночлежки. Но главное обвинение, которое предъявлялось Луке, касалось его позиции, его отношения к человеку. Он проповедует жалость, милосердие, которые в прежние годы считались чем-то лишним, даже подозрительным, этаким проявлением примиренчества, отступлением от позиции борьбы с классовым врагом (а врагов видели вокруг себя бесконечно много), милосердие объявлялось «интеллигентской мягкотелостью», которая недопустима в условиях схватки двух миров.

Не принималось в позиции Луки и другое – то, что он не зовет людей к борьбе, к революционным действиям, радикальному изменению жизни. Все это в давние годы считалось вредным и чуждым человеку нового общества, «борцу за светлое общество». Сегодня образ Луки прочитывается во многом иначе, а поводом к этому может послужить просто внимательное, непредвзятое знакомство с горьковской пьесой.

Мне кажется, образ Луки – это образ человека, наделённого личными качествами – такими как доброта, сострадание, чуткость – но совершенно асоциального. Потому он и не зовёт к борьбе. Сам образ жизни Луки – странничество – говорит о том, что нет у него никаких представлений о порядке и обустройстве мира. Лука видит только конкретного человека – и делает для него то, что может. И пусть он может не так много – но иногда довольно и этого. И уж во всяком случае это лучше, чем бездействие. Увы, как часто люди не делают и того что могут. Фактически, Лука воплощает половину лозунга «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям!» – то есть он, как может, старается сделать этот мир лучше, как-то облегчить жизнь людей, мимо которых пролегает его путь.

Жанр пьесы Максима Горького «На дне» можно определить как философскую драму. В этом произведении писателю удалось поднять множество проблемных вопросов о человеке и смысле его существования. Однако спор о правде в пьесе «На дне» стал ключевым.

Цель

Но для того чтобы суметь прожить жизнь по-настоящему, недостаточно лишь гореть, быть гордым и свободным, беспокойным и чувствующим. Очень важно иметь цель, которая оправдывала бы существование, поскольку цена человека — его дело. «Вперед! и выше!» — вот его кредо. Бессмысленно, бесцельно проходит жизнь Изергиль, не освещая ничего на своем пути. Напротив, ярко вспыхивает и угасает Данко, освещая людям путь для новой жизни. Этот Человек в творчестве Горького, погибая, обретает подлинное бессмертие, поскольку оно — плата за великую, высокую цель, к которой должен стремиться любой. На пути к ней ничего не должно отвлекать: ни стремящаяся поработить слепая вера, ни сладкая, баюкающая надежда, ни унижающая любовь. Любые жертвы нужно быть готовым принести ради великой цели, лишь бы она оправдывала их.

Сатин

Сатина считают главным противником Луки. Именно эти два персонажа ведут главный спор о правде в пьесе «На дне». Цитаты Сатина резко контрастируют с высказываниями Луки: «Ложь — религия рабов», «Правда — бог свободного человека!»

Для Сатина ложь неприемлема, так как в человеке он видит силу, стойкость и способность все изменить. Жалость и сострадание бессмысленны, люди в них не нуждаются. Именно этот персонаж произносит знаменитый монолог о человеке-боге: «Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Это — великолепно! Это звучит — гордо!»

В отличие от Бубнова, также признающего только правду и отрицающего ложь, Сатин уважает людей, верит в них.

Человек — это звучит гордо!

Надо уважать человека!

М. Горький. На дне

Яркий, многогранный талант М. Горького нашел свое выражение и в драматургии. В пьесе «На дне» писатель открыл читателям и зрителям неизвестный до тех пор пласт русской жизни: надежды и радости, беды и страдания босяков, «бывших людей», никому не нужных, выброшенных за борт активной общественной жизни.

С самого начала мы попадаем в ночлежку, видим все ее убогое убранство, «каменные своды… с обвалившейся штукатуркой», «все некрашеное и грязное». На первых же страницах персонажи

раскрываются ярко и глубоко, и читатель с головой окунается в суровый незнакомый мир. Живущие в ночлежке — несчастные, потерявшие надежду, опустившиеся «на дно» люди, недалекие, равнодушные друг к другу.

Их круг общения очень узок, пропитание они добывают воровством, шулерством.

Ярким представителем господствующего класса является хозяин ночлежки Костылев — жестокий эксплуататор, не желающий знать ничего, кроме денег: «Разве доброту с деньгами можно равнять?»

Из самих обитателей ночлежки резко выделяется фигура Клеща. Он здесь единственный человек, не потерявший надежду «вырваться»,

у него золотые руки, и пока остальные бездельничают, Клещ работает — он взял с собой инструменты. Этот человек не хочет быть тунеядцем, он считает себя выше других, но его презрение к окружающим, жестокое обращение с умирающей женой Анной безобразны.

Неожиданное появление Луки в ночлежке можно сравнить с лучом света для ее обитателей. Жестокие сердца смягчаются, глаза искрятся, в сердце поселяется надежда, люди становятся снисходительные и к себе, и к окружающим. Лука умудряется всем уделить внимание, успокоить, поддержать, помочь. Он обнадеживает Актера, помогает ему поверить в себя , уговаривает его бросить пить, лечиться.

Утешает умирающую Анну, защищает Настю: «Коли ты веришь, что была у тебя настоящая любовь… значит — была она! Была!» Лука советует Пеплу бросить Василису и уйти одному или с любимой Наташей строить новую жизнь.

Странник Лука вызывает у меня восхищение, поскольку он делает добрые дела совершенно бескорыстно, он умудряется возвысить души человеческие над той грязью, которая их окружает. Он верит в человека и тем самым помогает ему выжить в суровом мире.

Вся пьеса пронизана мрачноватым юмором Сатина, сумевшего пронести его через всю жизнь. Его история похожа на истории многих других: сидел за убийство в тюрьме, разорился, попал на «дно». Но это единственный из всей компании образованный человек, и может, именно поэтому Горький дал ему возможность подняться над иллюзиями и ложью: «Человек — вот правда!

Понимаешь? Это — огромно! В этом все начала и концы. Чело-век!

Это — великолепно! Это звучит… гордо!» То есть, каким бы ни был «плохим» человек, в нем обязательно должна жить искорка гордости, веры в себя. «Надо уважать человека!» — говорит Горький устами Сатина, и он прав. Ведь что может быть лучше человека? И совсем безразлично, беден он или богат, главное, что это — человек!

В высшем понимании этого слова!