Антивоенная проза

Реферат

Очень часто, поздравляя своих друзей или родственников, мы желаем им ясного неба над их головами. Мы не хотим, чтобы их се­мьи подверглись тяжелым испытаниям войны. Война! Эти пять писем несут с собой море крови, слез, страданий и, прежде всего, смерть дорогих нашему сердцу людей. На нашей планете войны шли всег­да. Всегда сердца людей переполняла боль утраты. Везде, где идет война, мы слышим стоны матерей, плач младенцев и оглушительные взрывы, раздирающие наши души и сердца. К нашему большому счастью, мы знаем о войне только из художественных фильмов и литературных произведений.

1.1 Военная тематика в произведениях начала двадцатого века.

Ни одна страна в мире не пережила одновременно трех революций в начале века: январь 1905 г., февраль 1918 г., октябрь. Литература развивалась в преддверие надвигающийся трагедии. Рождались новые идеалы, шла бурная переоценка ценностей. Предметом внимания становятся такие вопросы философского характера, как «общество и человек», «Революция: эксперимент, трагедия или творчество идеалов», «Для чего живет человек, какова его роль в истории, в чем тайна его бытия?» Но новая формация требовала однозначное отношение к происходящим событиям: безоговорочное принятие революционных идей.

Что это — снова угроза

Или мольба о пощаде?

( Н. Гумилев)

И вот наградой таланта становится его преследования. Подвергается гонениям творчество Б. Пастернака; вокруг его поэзии обостряются споры, положение в литературе осложнялось. А опубликованный за границей роман «Доктор Живаго» еще больше усугубляет судьбу писателя. Он отказывается от Нобелевской премии, присужденной за это произведение. Рассуждения автора о бессмысленном кровопролитии на фронтах революции и гражданской войны, о голоде, разрухе, насилии: власти не нужны. Имя писателя предано забвению, стихи почти не публикуются, роман выйдет в нашей стране только в 1988 году. В стихотворении «Нобелевская премия» Б.Л. Пастернак выражает надежду

  • .. Верю я, придет пора,

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

В произведениях Б. Пильняка торжествует разум человеческий. это для сильной личности, но человека, который ставит во главу угла человечность, а не насилие. О его произведениях («Красное дерево» и др.) говорилось, что опубликовали «по ошибке», или вообще на родине не печатались (повести публиковались за рубежом).

В 1938 году по сфабрикованному доносу Пильняк арестован и расстрелян. Не услышан голос предупреждения в романе Е. Замятина « Мы ». Люди в построенном из стекла и бетона городе не имеют лица в буквальном и, конечно, в переносном смысле, они носят на золотых пряжках номера, и, чтобы все были счастливы, в городе, все идет по намеченному расписанию: работа, отдых, даже любовь. Критики назвали этот роман «злой брошюрой о советском государстве», а именем талантливого писателя напугали и читателей, и писателей того времени.

13 стр., 6483 слов

Победа и поражение в романе Н.Толстого Война и мир ( на свободную ...

... Победа и поражение». Как правило, произведения из курса школьной программы по литературе - это большая галерея разных образов и характеров, которые можно использовать для написания итогового сочинения по теме «Победа и поражение». Роман Л.Н.Толстого «Война и мир» Роман ... истинности патриотических чувств, владевших и старым князем Болконским, и Николаем Ростовым. В то же время писатель убеждает нас в ...

В этом надвигающемся крахе «ужасного мира» трагедия настоящих художников становится своего рода жестоким замыслом. Безжалостно отвергается творчество К. Бальмонта, И. Бунина, А. Куприна, и др., хотя они являлись продолжателями литературных традиций Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, традиции гуманизма, отрицание насилия над личностью, настоящая любовь к Родине и ее прошлому. Считается, что сейчас не время писать о любви, природе, философствовать о внутренних переживаниях человека. Мы читаем строки И. Бунина о сказочной птице вихрь:

В испуге бьется средь ветвей

Тоскливо стонет и рыдает,

И тем тоскливей, там грустней,

чем человек больней страдает…

Неслучайно это стихотворение заканчивается словами о человеческих страданиях. Поэт-гуманист, И. Бунин не раз еще коснется этой темы. К. Бальмонт в глубоких человеческих переживаниях открывает высший неведомый смысл жизни. Жажда божественного совершенства владеет поэтом:

День догорает. Закат загорается.

Шепотом, ропотом рощи полны.

Новый восторг воскресает для

жителей

Сказочной светлой свободной

страны.

*** Кривда с Правдою сходилась,

Кривда в споре верх взяла.

Правда в солнце превратилась,

В мире чистый свет зажгла.

Л. Андреев глубоко ощущает разлад человека с самим собой. А. Куприн говорит в своих сказках о множестве противоречий бытия. Его поэтичный и волнующий рассказ, казалось, не должен был оставить равнодушным читателей. Из-за того что не писал про колхоз?)

Эмигрируют: И. Бунин; К. Бальмонт; остается в Финляндии Л. Андреев, где в своих последних записках рисует охваченный безумием мир; будучи противником насилия с отступающими белыми войсками покидает Россию А. Куприн.

«Иуда по пальцам вычислял достоинства того, кого он продает»

(Л. Андреев, «Иуда Искариот»)

И они не обсуждали заслуги и талант перечисленных писателей, их имена просто вычеркнули из русской литературы. Лишь недавно на прилавках магазинов стали появляться вновь изданные произведения, в которых любовь, смерть и эксплуатация соединились в универсальном понятии добра милосердия и благородства. Никто не знал, что русский интеллектуал не может принять марксизм внутренне, потому что доктрина классовой борьбы и насилия никоим образом не сочеталась с духовным наследием, где во главе всего стояла благотворительность. Религия отвергается, проповедуется идея, что морально только то, что служит делу коммунизма. Высокие и вечные ценности: гуманизм, свобода духа, права личности, универсальные законы были быстро забыты, многое истолковано как буржуазные предрассудки.

Душа молчит. В холодном небе

Все те же звезды ей горят.

Кругом о злате и о хлебе

Народы шумные кричат.

Новый режим печатает выборочно. Только отчасти признаться, творчество А. Блока, его поэма «Двенадцать», которую, кстати, в наше время можно трактовать и как пародию на революцию, на ее безжалостное и жестокое отношение к тем, кто против:

8 стр., 4000 слов

Биография писателя на х литературы

... подходов к пре-поднесению биографии писателя на уроках литературы в школе. Задачи работы: 1. Рассмотреть историческое развитие биографии как жанра. 2. ... биографии писателей с драматической судьбой. В старших классах учитель должен пользоваться и достаточно объемными формами биографического повествования. Для того чтобы старшеклассники приблизились к восприятию обстоятельных биографических рассказов ...

Запирайте этажи,

Нынче будут грабежи!

А. Блокада пророчески предупреждает: нельзя утверждать торжество мировой справедливости над кровью и страданиями людей. Не узнают современники М. Горького о его «Несвоевременных мыслях», полностью опубликованном только в 80-е годы. Из поэзии В. Маяковский будет популярен только революционными маршами, стихи про вождя и «путаницу в чувствах поэта», про его размышления в стихах «Люблю», «Об этом» буду умалчивать. Эти поэмы придут к читателю только в наше время. И многое в творчестве этих писателей будет нами переосмыслено.

Но, несмотря ни на что, эстафета памяти передана, поиск истины продолжается. В сатирических рассказах и в рассказах Зощенко мы видим условия жизни в послереволюционный период. Высмеиваются ограниченные житейские интересы обывателей. В стихотворениях В. Маяковского осуждается подлость, клеветничество, трусость.

Новая литература громко заявляет о себе. Весь литературный процесс был единым, но почему-то в истории нашего государства это почему-то отрицалось. Литература делилась на тех, кто принимал социалистическую революцию, и на тех, кто не принимал, тех, кто сомневался, безусловно относили к последним.

Так зарождалась пролетарская литература. Появляется организация Пролеткульта, представители которой стараются создать культуру только силами рабочих и крестьян (Ф. Шкулев « Кузнецы », Д. Бедный, его агитационные стихи и др.)

Мы — табун, «все» в нас едино —

Отвращенье, обожанье;

Тот чужой, кто в час забавы

Не подхватит наше ржанье.

Прогрессивным признается творчество М. Горького, из которого по существу делают икону. Фразы, сказанные им, искажаются и приобретают иной смысл. Наступает время, которым диктуются строгие песни:

  • ..старый мир разрушим

до основанья,

А затем — мы наш,

мы новый мир построим….

И они забыли, что элементарная революция — это пафос смерти, разрушения, мести.

Заброшенная раса приспособлений, использующая революционные лозунги в качестве предлога. Вспомните отряд Стрельникова из романа «Доктор Живаго», революция в его глазах оправдывала все: насилие, грабежи и убийства. В произведениях И. Бабеля перед читателем раскрывались все ужасы войны. В «Донских рассказах» М. Шолохова идет братоубийственная война. И, несмотря на то, что писатель отчасти на стороне действующего закона: «Ваше слово товарищ маузер!» или «В огне брода нет!», он показывает читателю, как развенчивает революционное насилие в человеке родственные узы, толкает людей на преступление («Родинка», «Шибалково семя», «Червоточина»).

И получается, что лишнее говорить — себе вредить.

Вот как просто попасть в богачи,

Вот как просто попасть в первачи,

Вот как просто попасть в палачи:

Промолчи, промолчи, промолчи!

( «Старательский вальсок».)

Имена В. Брюсова, Н. Гумилева причисляются к чисто декадентской культуре. А эта культура — «культура упаднических настроений и не более того ». Анне Ахматовой после внезапного расстрела мужа Н. Гумилеву, сын которого провел более 14 лет в сталинских лагерях, предлагают писать о колхозах, а не о переживаниях. Да, для писателей декадента характерна замкнутость на себе, отказ от окружающей жизни, но многие ищут самовыражения, новых поэтических форм. Для каждого из направлений (символизм, футуризм и др.) были характерны определенные эстетические взгляды, принципы, все они были связаны с именами крупнейших представителей в литературе: А. Ахматова, В. Брюсов, Н. Гумилев, М.Цветаева, О. Мандельштам, В. Маяковский и др.

3 стр., 1359 слов

Война и любовь в повести В.П. Астафьева «Звездопад»

... Война и любовь // Приложение к журналу «Литература в школе». 2006. № 4. Тычино М.А. Современная проза о Великой Отечественной войне // Литература в школе. 2005. № 6 Чалмаев В.А. Исповедальное слово Виктора Астафьева // Литература ... Повесть В.П. Астафьева «Звездопад». Я взял для рассмотрения повесть В.П. Астафьева «Звездопад», написанную в 1960 году. Творчество Астафьева, писателя-фронтовика, хорошо ...

Моим стихам, как

драгоценным винам

Настанет свой черед…, —

писала М. Цветаева. Многие имена в те времена были вычеркнуты из литературы исключительно по идеологическим причинам. Забыли о том, что — это неразрывная связь времен. Но шла борьба между добром и злом, и на этом кровавом поле битвы ожесточились сердца, ожесточились души, были разорваны семейные узы, изменились человеческие ценности.

1918 год. Россия. Брат убивает брата, отец — сына, сын — отца. Все смешано с огнем гнева, все обесценивается: любовь, родство, человеческая жизнь. М. Цветаева пишет:

Братья, вот она

Ставка крайняя!

Третий год уже

Авель с Каином

бьется…

Люди становятся оружием в руках власти. Разбившись на два лагеря, друзья становятся врагами, родственники — навечно чужими. Об этом тяжелом времени повествуют И. Бабель, А. Фадеев и многие другие.

И. Бабель служил в рядах Первой Конной армии Буденного. Там он вел дневник, который позже превратился в знаменитую ныне оперу «Кавалерия». Истории кавалерии рассказывают о человеке, охваченном пламенем гражданской войны. Главный герой Лютов рассказывает об отдельных эпизодах похода Первой конной армии имени Буденного, прославившейся своими победами. Но на страницах рассказов мы не ощущаем победного духа. Мы видим жестокость красноармейцев, их хладно­кровность и равнодушие. Они могут убить старого еврея без малейшего колебания, но, что еще более ужасно, они могут прикончить своего раненого товарища без малейшего колебания. Но ради чего все это? Ответ на этот вопрос у И. Бабеля не дан. Он оставляет за своим читателем право размышлять.

1.2 Тема войны в послереволюционное время XX века.

Литература о человеке на войне, собирая эту энергию памяти, голоса и лица тех, кто отстоял «жизнь против смерти», сейчас, в начале XXI века, когда войны то и дело вспыхиваю как болевые точки на планете, превращается в звучащий колокол всеобщей памяти, колокол тревоги.

С первого дня войны советские писатели приступили к созданию коллективной летописи великого предприятия народа. И это естественно. Это закономерно.

Более тысячи приняли участие в войне в качестве военных журналистов, командиров, политработников, бойцов, ополченцев, партизан, треть из них не вернулась с войны, треть погибла, защищая свою Родину.

За четыре огненных года советская литература прошла большой путь. Путь от ярких патриотических стихов «Присягаем победой» А. Суркова и «Победа будет за нами» Н. Асеева, опубликованных в «Правде» на второй день войны, до создававшейся на протяжении всей войны бессмертной поэмы А. Твардовского «Василий Теркин». От «Писем товарищу» Б. Горбатова до опубликованной на рубеже войны и мира « Молодой гвардии» А. Фадеева. Особенно интенсивно шло в годы войны развитие военной повести. Достаточно вспомнить хотя бы такие произведения, как «А зори здесь тихие…» Б. Васильева, «Пастух и пастушка» В. Астафьева и, конечно, повести белорусского прозаика В. Быкова.

3 стр., 1082 слов

Проблема обретения смысла жизни в годы войны. По В. В. Быкову

... почувствовали, от чего избавились. Прежде всего от неопределённости нашей судьбы. Впервые за годы войны жизнь обрела для нас смысл и избавилась от власти случайного. Но ведь многие ... Важно после жестоких боёв обрести себя и понять смысл своего существования. Текст Жизнь и смерть — вечная тема искусства, потому очевидно, что человеческая судьба заключена именно между ...

Повесть Михаила Шолохова «Обелиск», изданная в начале 1970-х годов, посвящена подвигу рядового сельского учителя Алеся Мороза. Назначенный в Сельцо учителем сразу после освобождения западных областей Белоруссии от гнета панской Польши, Мороз своим деятельным участием в строительстве новой жизни, активным стремлением делать людям добро, быстро снискал уважение и любовь, как своих учеников, так и взрослых жителей деревни. Началась война. Сельцо заняли гитлеровцы. Мороз мог уйти в лес, где уже собирались группы и отряды народных мстителей. Но он здраво рассудил, что при его физическом недостатке (сильная хромота, затрудняющая движение) большой пользы от него не будет, а здесь, в Сельце, он может оказаться нужнее. И Мороз решает остаться, чтобы продолжать воспитывать и тренировать детей.

По началу этот поступок Мороза у многих вызвал недоумение. Учительствует при немцах! С их разрешения! Да не встал ли Мороз на путь сотрудничества с оккупантами? Когда к нему как-то ночью пришел из партизанского отряда бывший заведующий районо Ткачук, Алесь сказал: «Если вы имеете в виду мое теперешнее учительство, то оставьте ваши сомнения. Плохому я не научу. А школа необходима. Не будем учить мы – будут оболванивать они. И я два года не гуманизировал этих детей, так что теперь они дегуманизированы. Я за них еще поборюсь. Сколько смогу, разумеется».

И он боролся до конца. После похищения его учеников, решивших отомстить полиции за обыски в школе, немцы потребовали присутствия учителя. Иначе, заявили они, ребят повесят. Что было делать Морозу в этой критической ситуации? Как действовать? Он понимал, что поход к немцам означает для него смерть. Понимал и то, что оккупанты и в случае его явки все равно не отпустят ребят. Однако он покинул партизанский отряд и отправился в Сельцо, чтобы побыть со своими учениками, разделить их трагическую судьбу. Иначе он поступить не мог. Он будет всю жизнь наказан за то, что оставил мальчиков одних, за то, что не поддержал их в самый ужасный момент их жизни. Через несколько дней зверски избитого Мороза немцы повесили рядом с его учениками…

В статье о том, как создавалась повесть «Сотников», В. Быков писал: «Никто не хотел быть лишенным единственной жизни, в которой он так сильно нуждался, и только необходимость оставаться человеком до конца заставляла его умереть». Эти слова по праву можно применить к мастеру Алеся Морозу, человеку, полностью преданному своему долгу, морально сильному и честному, и не идущему на компромисс. Как и Сотников в одноименной повести, Мороз погибает. Умирать не бессмысленно, не как пассивная жертва фатальных обстоятельств. Он героически умирает, зарекомендовав себя как личность, как реальная личность. Его поступок – самопожертвование во имя высокой цели, во имя будущего. Довольно часто критики писали об этих Быковских рассказах как о «маленьких оптимистических трагедиях».

К выдающимся произведениям советской литературы послевоенных лет принадлежит и «Судьба человека» М. Шолохова. Работа опубликована впервые в двух номерах «Правды» — за 31! Эта удивительная по своей художественной силе и глубине история, декабрь 1956 г и 1 января 1957 г., сразу же получила широкое признание.

5 стр., 2159 слов

Дух патриотизма русского народа в годы Отечественной войны 1812 ...

... Кутузове, назначенном главнокомандующим русской армии. «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой ... но как только она в опасности, нужен свой, родной человек», ... народа - в единении всех сил. Роман Л. Н. Толстого "Война и мир" отличается необычайным богатством идейного ... одной стороны, Толстой считает, что общественная, "роевая" жизнь людей абсолютно бессознательна. С другой — утверждая, что ...

Герой рассказа – русский советский солдат Андрей Соколов. В армии с первых дней войны был дважды ранен, а в мае 42 года, получив сильное сотрясение мозга, оказался в плену у гитлеровцев. Прошел через все ужасы этого ада, оставшись человеком.

Первый побег из плена закончился неудачей. Безжалостно избитый, отравленный собаками, залитый кровью, его увезли обратно в лагерь. Месяц отсидел он в карцере за побег, но все-таки « Живой… живой я остался!..» Только в 44-ом удался Соколову побег.

Вернувшись к своим, он узнал, что война лишила его жены и дочерей: погибли при бомбежке с воздуха; на месте их дома теперь глубокая воронка, налитая ржавой водой, да вырос вокруг бурьян по пояс…

И как раз в День Победы, 9 мая 1945 года, в Берлине пуля немецкого снайпера убила его сына, капитана Анатолия Соколова.… И эту потерю перенес солдат, но сердце его еще больше закаменело от горя. У бывшего солдата сейчас только одна радость в жизни: он подобрал у чайханы нищего Ванюшу, тоже совершенно сироту войны. «Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать. Возьму его к себе в дети!». И сразу на душе Андрея Соколова стало легко и как-то светло.

Военные и послевоенные рассказы о войне — это, по сути, рассказы маленьких людей об их большой жизни. Войну вели люди, и именно из их судеб формировалась общая судьба всего советского народа.

Великая Отечественная война — 1941—1945 годов. В этой войне против фашизма советские люди совершат необыкновенный подвиг, о котором мы всегда будем помнить. М. Шолохов, К. Симонов, В. Васильев и многие другие писатели посвятили свои произведения событиям Великой Отечественной войны. Этот непростой момент характерен еще и тем, что в рядах Красной Армии женщины сражались наравне с мужчинами. И даже то, что они явля­ются представителями слабого пола, не остановило их. Они боролись со страхом внутри себя и совершали такие героические поступки, которые, казалось, были весьма необычны для женщин. Именно о таких женщинах мы узнаем со страниц повести Б. Васильева «А зори здесь тихие…». Пять девчат и их боевой командир Ф. Баски находятся на хребте Синюхина с шестнадцатью фашистами, которые направляются к железной дороге, абсолютно уверенные в том, что никто не знает о ходе их операции. Наши солдаты оказались в сложной ситуации: нельзя отступать, а оставаться, поэтому немцы служат им семенами. Но выхода нет! За Родиной! И теперь эти девушки совершают бесстрашный подвиг. Ценой своей жизни они останавливают врага и не дают ему осуществить свои ужасные планы. А какой беззаботной была жизнь этих девчонок до войны?!

Они учились, работали, радовались жизни. И вдруг! Самолеты, тан­ки, пушки, выстрелы, крики, стоны… Но они не сломались и отда­ли для победы самое дорогое, что у них было, — жизнь. Они отда­ли жизнь за Родину.

1.3 Литературные произведения послевоенного времени.

Военная проза 1950–1990-х годов — яркая и не поблекшая страница истории русской литературы ХХ века. он возник в условиях жестокого диктата нормативной поэтики, культуры полуправды, схематизма, предписанных вариантов рассказа, победившего под натиском жанровой и стилистической однообразия. В этой прозе накоплен огромный необъявленный опыт приближения к истине, наиболее интенсивная эмоциональная направленность реальных событий и расшифровка биографий переживаний. Захватывающие кадры противостояния человека со всем, что приносит жестокая война, коллективно воссозданная битва «не ради славы, ради жизни на земле» стала величайшей победой художественного Слова. Любой непредубежденный читатель, входя в военное «время – пространство», мог ощутить, говоря словами А. Адамович, тоже пришедший «из огненной деревни», «с безымянной высоты», что в нем даже не умерли боль и свет трагедий и мужество, пережитое отцами и дедами.

3 стр., 1253 слов

Столкновение теории и жизни в романе Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

... Таким образом, в романе «Преступление и наказание» прослеживается другая идея - о том, что нельзя прийти к благу через убийство, даже если добро во много раз превышает зло. Достоевский был ... дрожащая». Но почему в таком случае гибнет невинная Лизавета? Так теория Раскольникова начинает постепенно рушиться. Нельзя делить людей только на «плохих» и «хороших», да и не дело одного человека ...

Пламя ударило в небо! —

Ты помнишь, Родина?

Тихо сказала: Вставайте

на помощь, Родина.

Сколько талантливых, удивительных произведений об этой вой­не! Эти годы мы, нынешнее поколение, к счастью, не знаем, но нам так талантливо рассказали об этом русские писатели, что эти годы, озаренные пламенем великой битвы, никогда не изгладятся из на­шей памяти, из памяти нашего народа. Вспомним изречение: «Ког­да говорят пушки, умолкают музы». Но в годы тяжелых испытаний, в годы священной войны музы не могли молчать, они вели в бой, они стали оружием, поражающим врагов.

Меня потрясло одно из стихотворений Ольги Берггольц:

Мы предчувствовали колыханье этого трагического дня,

Он пришел. Вот жизнь моя, дыханье.

Родина! Возьми их у меня!

Я люблю тебя новой, горькой, всепрощающей любовью, живу, моя Родина в терновом венце, с темной радугой над головой.

Он настал, наш час,

и что он значит —

только нам с тобою знать дано.

Я люблю Тебя — я не могу иначе,

Я и Ты по-прежнему — одно.

Наш народ продолжает традиции своих предков в годы Великой Отечественной войны. Огромная страна выдержала смертельную битву, и поэты воспели хвалу защитникам Отечества.

Одним из учебных пособий по военному делу на века останется стихотворение Твардовского «Василий Теркин.

Грянул год, пришел черед. Нынче мы в ответе за Россию, за народ И за все на свете.

Поэма была написана в годы войны. публиковалась одна глава за раз, бойцы с нетерпением ждали их публикации, стихотворение читалось с перерывами, бойцы всегда его помнили, вдохновляли на борьбу, призывали к разгрому нацистов. Героем поэмы был простой русский солдат Василий Теркин, обычный, такой, как все. Он был первым в бою, но после боя был готов без устали танцевать и петь на аккордеоне.

В поэме отражены и бой, и отдых, и привалы, показана вся жизнь простого русского солдата на войне, там вся правда, потому-то солдаты полюбили поэму. А в письмах солдат главы «Василия Теркина» переписаны миллионы раз»…

Теркин был ранен в ногу, доставлен в больницу, «лежа на кровати» и снова намеревается «скоро наступить невооруженной ногой на траву». Так готов был поступить каждый. «Василий Теркин» — книга про бойца, товарища, друга, с которым встречался на войне каждый, и солдаты старались быть похожими на него. Эта книга — набат, призыв к борьбе.

Наряду с солдатами-мужчинами сражались и женщины. Борис Васильев в книге «А зори здесь тихие…» рассказал о пяти девуш­ках, молодых, недавно окончивших школу, рассказал о каждой, о ее судьбе и о том, какая страшная неженская доля выпала им. Предназначение женщины — быть матерью, продолжать род чело­веческий, а жизнь распорядилась по-другому. Оказавшись один на один с матерым врагом, они не растерялись. По-своему они защи­щают этот тихий край с его зорями. Фашисты даже не поняли, что сражались они с девочками, а не с опытными воинами.

16 стр., 7516 слов

Гражданская война в романе «тихий дон»

... гражданскую войну. И пусть события в романе происходят на примере одной семьи, но мы понимаем, что трагедия героев была подобно зеркалу, которое отражало историю целого народа. В доме ... Сочинение «Гражданская война в «Донских рассказах» и романе «Тихий Дон»» Тот беззаконен, безроден, скиталец бездомный на свете, Кто междоусобную брань, человекам ужасную, любит. Гомер Рассказ-предварение — один из ...

Печален конец книги, но девушки отстояли тихие зори ценой своей жизни. Так, как сражались они, сражались везде. Так боро­лись вчера, сегодня, будут бороться завтра. Это и есть массовый ге­роизм, приведший к победе.

Память погибших в войнах увековечена в произведениях искус­ства. К литературе присоединяются и архитектура, и музыка. Но лучше бы никогда не было войн, а доблестные сыны и дочери тру­дились во славу России.

Помните!

через века,

через года, —

помните!

О тех,

кто уже не придет

никогда, —

помните!

Первая мировая война стала кардинальной темой искусства первой половины века, определила личные судьбы и сформировала художественные индивидуальности таких писателей, как Анри Барбюс, Ричард Олдингтон, Эрнест Хемингуэй, Эрих Мария Ремарк. На войне получил смертельное ранение поэт, чье творчество открыло ХХ век — Гийом Аполлинер. Разными были условия и последствия этой войны для каждой из стран. Однако художественное воплощение первой мировой войны в разных литературах имеет и общие, типологические, черты как в проблематике и пафосе, так и в поэтике.

Эпическое художественное осмысление войны характерно для крупномасштабных романов-хроник Роже Мартена дю Гара, Ромена Роллана и др. Книги о войне очень по-разному показывают эту войну: от изображения ее революционизирующего влияния в романе Анри Барбюса «Огонь» до вызванного ею пессимизма и отчаяния в книгах писателей «потерянного поколения».

2.1 Анри Барбюс. (1873-1935).

В 20-х — 30-х годах Барбюс находится левом фланге прогрессивной литературы. В молодости он отдал дань декадентской литературе (сборник стихов «Плакальщицы»), проникнутой пессимизмом, разочарованностью, затем он написал романы «Умоляющие» (психологическое исследование душевного состояния молодых людей) и «Ад» (восприятие мира глазами героя — утонченного интеллигента), несущие черты натурализма и символизма.

Первая мировая война в корне изменила жизнь и творчество Барбюса: будучи убежденным пацифистом, в 41 год он добровольно ступил в армию, провел на фронте около 2-х лет солдатом- пехотинцем. Поэтому роман «Огонь» он замыслил и написал в окопах (1915-1916).

Герой романа автобиографичен: на пути прощания с ложными иллюзиями, он проходит сквозь очищающий огонь к ясности, что в лексиконе писателя означает истину и правду.

Барбюс заглянул в сущность войны и показал людям бездну их заблуждения. Война — насилие и издевательство над здравым смыслом, она противна человеческой природе. Это была первая правдивая книга о войне, написанная ее участником, рядовым солдатом, постигшим бессмысленную жестокость чудовищного кровопролития. Многие участники войны, до того считавшие, что ими двигал патриотизм и жажда справедливости, теперь увидели в героях романа свою собственную судьбу.

Главный замысел романа — прозрение солдатской массы — реализуется преимущественно в публицистическом ключе (подзаголовок романа — «дневник взвода»).

5 стр., 2381 слов

Роль отцов в романе «Отцы и дети» (И.С. Тургенев)

... и ЕГЭВ чем разница между мечтателями и реалистами? → Сочинение: Роль отцов в романе «Отцы и дети» (И.С. Тургенев) (514 слов) Произведение И.С. Тургенева «Отцы и дети» посвящено социальным действиям, происходящими в России в период 60-х годов нынешнего времени. В ...

О символе, давшем название книге, Барбюс писал жене: «’’Огонь’’ означает и войну, и революцию, к которой ведет война».

Барбюс создал своеобразный философский документ, в котором сделана попытка пересмотреть сложившуюся в истории практику героизацию войны, ибо убийство всегда гнусно. Персонажи романа называют себя палачами и не хотят, чтобы о них говорили, как о героях: «Преступно показывать красивые стороны войны, даже если они существуют!».

Пространство романа Барбюса — война, вырвавшая людей из орбит их существования и втянувшая в свои воронки, затопленные окопы и опустошенные степи, над которыми гуляет ледяной ветер. Запоминаются равнины, усеянные трупами, по которым, словно по городской площади, снуют люди: идут отряды, санитары выполняют часто непосильную работу, пытаясь найти среди полуистлевших останков своих.

Опыт натуралиста оказался кстати, Барбюсу при создании безобразного лика войны: «Война — это не атака, похожая на парад, не сражение с развевающимися знаменами, даже не рукопашная схватка, в которой неистовствуют и кричат; война — это чудовищная, сверхъестественная усталость, вода по пояс, и грязь, и вши, и мерзость. Это заплесневелые лица, изодранные в клочья тела и трупы, всплывающие над прожорливой землей и даже непохожие больше на трупы. Да, война — это бесконечное однообразие бед, прерываемое потрясающими драмами, а не штык, сверкающий, как серебро, не петушиная песня рожка на солнце!»

Роман «Огонь» вызвал огромный резонанс, отклик официальной критики, Барбюса называли предателем, призывали привлечь его к ответственности. Мэтр сюрреализм Андре Бретон называл «Огонь» большой газетной статьей, а самого Барбюса — ретроградом.

В 1919 году Барбюс обратился к писателям мира с призывом создать Международную организацию деятелей культуры, которая должна разъяснять народам смысл происходящих событий, бороться против лжи и обмана. На этот призыв откликнулись писатели самых разных мировоззрений и направлений, так родилась группа «Кларте» («Ясность»).

В нее вошли Томас Гарди, Анатоль Франс, Стефан Цвейг, Герберт Уэллс, Томас Манн. Манифест группы «Свет из бездны», написанный Барбюсом, призывал людей за осуществление социальных преобразований. «Кларте» вела активное наступление на позицию «над схваткой» Ромена Роллана.

Вместе с Ролланом Барбюс был инициатором и организатором Международного антивоенного конгресса в Амстердаме в 1932 году.

О первой мировой войне написаны десятки книг, но лишь 3 из них, вышедшие после романа «Огонь» Барбюса почти одновременно (1929), выделяются среди остальных своей гуманистической и пацифистской направленностью: «Прощай, оружие» Хемингуэя и «На Западном фронте без перемен» Ремарка и «Смерть героя» Олдингтона.

2.2.1 Литература «потерянного поколения»

Литература «потерянного поколения» сложилась в европейских и американских литературах в течение десятилетия после окончания первой мировой войны. Зафиксировал ее появление 1929 год, когда были изданы три романа: «Смерть героя» англичанина Олдингтона, «На Западном фронте без перемен» немца Ремарка и «прощай, оружие!» американца Хемингуэя. В литературе определилось потерянное поколение, названное так с легкой руки Хемингуэя, поставившего эпиграфом к своему первому роману «Фиеста. И восходит солнце» (1926) слова жившей в Париже американки Гертруды Стайн «Все вы — потерянное поколение». Эти слова оказались точным определением общего ощущения утраты и тоски, которые принесли с собою авторы названных книг, прошедшие через войну. В их романах было столько отчаяния и боли, что их определяли как скорбный плач по убитым на войне, даже если герои и спасались от пуль. Это реквием по целому поколению, не состоявшемуся из-за войны, на которой рассыпались, словно бутафорские замки, идеалы и ценности, которым учили с детства. Война обнажила ложь многих привычных догм и государственных институтов, таких, как семья и школа, вывернула наизнанку фальшивые моральные ценности и ввергла рано состарившихся юношей в бездну безверия и одиночества.

Герои книг писателей «потерянного поколения», как правило, совсем юные, можно сказать, со школьной скамьи и принадлежат к интеллигенции. Для них путь Барбюса и его «ясность» представляются недостижимыми. Они — индивидуалисты и надеются, как герои Хемингуэя, лишь на себя, на свою волю, а если и способны на решительный общественный поступок, то сепаратно заключая «договор с войной» и дезертируя. Герои Ремарка находят утешение в любви и дружбе, не отказываясь от кальвадоса. Это их своеобразная форма защиты от мира, принимающего войну как способ решения политических конфликтов. Героям литературы «потерянного поколения» недоступно единение с народом, государством, классом, как это наблюдалось у Барбюса. «Потерянное поколение» противопоставило обманувшему их миру горькую иронию, ярость, бескомпромиссную и всеохватную критику устоев фальшивой цивилизации, что и определило место этой литературы в реализме, несмотря на пессимизм, общий у нее с литературой модернизма.

2.2 Эрих Мария Ремарк (1898 – 1970 гг.)

Эрих Мария Ремарк родился в семье переплетчика в Оснабрюке. Ремарк принадлежит к поколению писателей, чьи взгляды сформировались под влиянием Первой мировой войны, которая на долгие годы определила круг тем, характеры его героев, их мировоззрение и жизненный путь. Прямо со школьной скамьи Ремарк шагнул в окопы. Вернувшись с фронта, долго не мог найти себя: был журналистом, мелким торговцем, школьным учителем, работал в авторемонтной мастерской.

Из глубокой внутренней потребности рассказать о том, что его потрясло и ужаснуло, что перевернуло его представления о добре и зле, родился его первый роман «На западном фронте без перемен» (1929), который принес ему успех.

В эпиграфе к роману он пишет: «Эта книга не является ни обвинением, ни исповедью, это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов». Но роман вышел за эти рамки, став и исповедью, и обвинением.

Это – история убийства на войне семи одноклассников, отравленных шовинистической пропагандой в школах кайзеровской Германии и прошедших подлинную школу на холмах Шампани, у фортов Вердена, в сырых окопах на Сомме. Здесь оказались уничтоженными понятия о добре и зле, обесцененными нравственные принципы. За один день мальчики превратились в солдат, чтобы вскоре быть бессмысленно убитыми. Они постепенно осознали свое ужасающее одиночество, свою старость и обреченность: «из клетки войны выход один – быть убитым».

Молодым героям романа, вчерашним школьникам, попавшим в пекло войны, всего по девятнадцать лет. Все, что казалось святым и незыблемым, перед лицом ураганного огня и братских могил — ничтожно и никчемно. У них нет никакого жизненного опыта, то, что они учили в школе, не может помочь облегчить последние муки умирающего, научить ползти под огнем, тащить раненного, сидеть в воронке.

Для этой молодежи война ужасна вдвойне, так как они не понимают, во имя чего посланы на фронт, во имя чего должны убивать французов и русских. Только одно согревает их — мечта поехать в отпуск.

Пауль Боймер едет в отпуск, желая прикоснуться к родному дому как к живительному роднику. Но возвращение не приносит ему упокоения: ему теперь не нужны стихи, которые он писал ночами, ему смешны и противны разговоры обывателей о войне. Он чувствует, что у него теперь нет не только будущего, но и прошлого. Есть только фронт, гибель товарищей и страх ожидания смерти. Вглядываясь в документы убитого им француза, Боймер говорит: «Прости меня, товарищ! Мы всегда слишком поздно прозреваем. Ах, если бы нам почаще говорили, что вы такие же несчастные маленькие люди, как и мы, что вашим матерям так же страшно за своих сыновей, как и нашим, и что мы одинаково боимся смерти, одинаково умираем и одинаково страдаем от боли!» Пауль будет убит последним из одноклассников, в октябре 1918-го, «в один из тех дней, когда на фронте было так тихо и спокойно, что военные сводки состояли из одной только фразы: «На западном фронте без перемен».

В романе Ремарка – жестокая правда и тихий пафос неприятия войны, что определило жанровые особенности книги как психологической повести-плача, хотя в отличие от Олдингтона, подчеркивающего, что он писал реквием, Ремарк нейтрален.

Автор не ставит своей целью докапываться до истинных виновников войны. Ремарк убежден, что политика — это всегда плохо, это всегда вред и зло для человека. Единственное, что он может противопоставить войне, — это мир природы, жизнь в ее нетронутых первозданных формах: чистое небо над головой, шелест листвы. Силы герою идти вперед, стиснув зубы, дает прикосновение к земле. В то время как мир человека с его мечтами, сомнениями, тревогами и радостями рушится, природа живет.

Именно потому роман стал обвинительным документом, что Ремарк так ярко раскрыл трагедию целого поколения. Ремарк клеймит войну, показывая ее жестокий звериный лик. Его герой погибает не в атаке, не в сражении, он убит в один из дней затишья. Погибла человеческая жизнь, единожды данная и неповторимая. Пауль Боймер всегда говорит «мы», он имеет на это право: таких, как он, было много. Он говорит от имени целого поколения — живых, но духовно убитых войной, и мертвых, оставшихся на полях России и Франции. Их позднее назовут «потерянное поколение». «Война сделал нас никчемными людьми… Мы отрезаны от разумной деятельности, от человеческих стремлений, от прогресса. Мы больше не верим в них», — говорит Боймер.

Продолжением фронтовой тематики у Ремарка станут романы «Возвращение» (1931) и «Три товарища» (1938) – правдивые истории о жертвах войны, которых обошли снаряды. Усталые, опустошенные, растерявшие надежды, они так и не смогут прижиться в послевоенных буднях, хотя и исповедуют мораль выживания – дружбу и братство.

Место действия романа «Три товарища» (1938) — Германия 20-30-х гг.: безработица, инфляция, самоубийства, голодные, бледные тени перед сверкающими витринами продовольственных магазинов. На этом сером безрадостном фоне развертывается история трех товарищей — представителей «потерянного поколения», чьи надежды убиты войной, неспособного к сопротивлению и борьбе.

Отто Кестер, Готфрид Ленц и Роберт Локамп были на фронте, теперь все трое работают в авторемонтной мастерской Кестера. Их жизнь пуста и бессмысленна, они полны ненависти и презрения к миру, их окружающему, но не менее сильно их убеждение, что мир изменить нельзя.

Некоторый интерес к политике испытывает лишь Ленц, за что друзья называют его «последним романтиком». Дорогой ценой платит Ленц за этот интерес: его убивают парни «в сапогах военного образца, в новых кожаных крагах светло-желтого оттенка». Ремарк нигде не говорит, что его герой убит фашистами. И месть его друзей за Ленца — это лишь акт личной мести, не более, в нем нет и следа социальной ненависти, сознания общественной опасности фашизма.

Светлой нотой в рассказе о безрадостном существовании друзей звучит рассказ о любви Локампа и Пат, но и эта любовь обречена на гибель: Пат неизлечимо больна. Ради ее спасения Кестер продает последнее, что у него осталось, но все напрасно.

Друзья, готовые пойти друг за друга в огонь и воду, бессильны что-либо изменить потому, что они убеждены, что изменить ничего нельзя. «А что, собственно, мешает нам жить, Отто?» — задает вопрос Локамп, но на него не получает ответа. Не отвечает на этот вопрос и Ремарк.

Ремарк отвергал войну, был антифашистом, однако его антифашизм, в отличие, скажем, от позиции Барбюса, не включал коллективное сопротивление. Антимилитаристская позиция Ремарка явилась причиной того, что в 1933 году фашисты сожгли его книги. Ремарк эмигрировал из Германии.

В 1946 году Ремарк публикует роман «Триумфальная арка» о Париже 1938 года, в котором опять антифашистское сопротивление предстает как индивидуальный акт мести. Главный герой — немецкий эмигрант хирург Равик, антифашист, прошедший пытки гестапо, Испанию, а теперь вынужденный жить и оперировать под чужой фамилией, разделяя судьбу с другими героями книги, такими же эмигрантами (итальянкой Жоан Маду, русским Морозовым).

Встретив в Париже гестаповца Хааке, пытавшего его, Равик решает его убить, хотя и мучается от бессмысленности этого поступка. Он, как и предыдущие герои Ремарка, верит в неизменяемость мира. Для Равика убийство гестаповца — не просто акт личной мести, это начало… Но начало не имеет продолжения: что же дальше? Такой вопрос задает себе Равик и не отвечает на него. В романе Ремарка все настойчивее звучит мысль о том, что человеческая жизнь бессмысленна. Образ Равика, который вошел в роман, распался, в романе действует совсем другой человек. Это один из людей «потерянного поколения» без веры в жизнь, в человека, в прогресс, даже без веры в друзей.

Пацифистский индивидуализм преобладает у Ремарка над открытым антифашизмом, что, вероятно, и определило послевоенный выбор – невозвращение ни в демократическую, ни в федеративную Германию. Приняв в 1947 году американское подданство, писатель жил в разных странах Европы, рассказывая о ностальгии и возвращаясь к войне, к опыту юности и своей автобиографии.

В романе «Время жить и время умирать» (1954) мы впервые знакомимся с новым героем Ремарка — это человек, думающий и ищущий ответ, осознающий свою ответственность за происходящее.

Гребер с первого дня войны на фронте Франции, Африки, России. Он едет в отпуск, и там, в объятом страхом, сотрясаемом городе рождается большая самоотверженная любовь к Елизабет. «Маленькое счастье тонуло в бездонной трясине общих бедствий и отчаяния».

Гребер начинает задумываться, виноват ли он в преступлениях против человечности, должен ли он возвращаться на фронт, чтобы своим участием увеличивать число преступлений, чем искупить вину. В конце романа Гребер караулит схваченных партизан и наконец, после мучительных раздумий решает их выпустить из подвала на свободу. Но русский партизан убивает его из той винтовки, из которой за минуту до этого Гребер убил гитлеровца. Таков приговор Ремарка человеку, который решил пойти дорогой активной борьбы. Во всех своих романах Ремарк утверждает: для всех, кто пойдет дорогой политической борьбы, наступит «время умирать».

2.3 Ричард Олдингтон (1892-1962).

Принадлежит к поколению писателей, чье творчество развивалось под влиянием войны. Его имя стоит в одном ряду с именами Хемингуэя, Ремарка, Барбюса. Творчество Олдингтона связано с литературой так называемого «потерянного поколения», иллюзии и надежды которого были убиты войной. Романы Олдингтона прозвучали смелым обвинительным актом против войны, это были книги суровой жизненной правды, рассказывавшие о трагедии миллионов. Несмотря на свойственный им пессимизм писатели «потерянного поколения» никогда не впадали в нигилизм: они любят людей, сочувствуют им. Олдингтон в предисловии к «Смерти героя» писал: «Я верю в людей, я верю в какую-то основную порядочность и чувство товарищества, без которого общество не может существовать».

Как и многие из его современников, Олдингтон испытал известное влияние «психологической школы». Это проявилось в повышенном внимании писателя к психологическим нюансам, в стремлении воспроизвести прихотливое движение потока сознания. Но Олдингтон решительно осуждал формалистическое экспериментаторство, назвал роман Джойса «Улисс» «чудовищной клеветой на человечество».

Испытав воздействие модернизма, послевоенное творчество Олдингтона развивалось в русле английского критического реализма.

В 1929 году был опубликован роман «Смерть героя». К теме первой мировой войны обращались многие романисты, драматурги и поэты Англии: Б. Шоу в пьесе «Дом, где разбиваются сердца», Шон О’Кейси в «Серебряном кубке», Томас Гарди в своих стихах, «окопные поэты» Уилфрид Оуэн и Зигфрид Сэссун и др.

«Смерть героя» — роман больших обобщений, история целого поколения. Сам Олдингтон писал: «Эта книга является надгробным плачем, памятником, быть может, неискусным, поколению, которое горячо надеялось, боролось честно и страдало глубоко».

Почему разразилась война, кто несет за это ответ? Эти вопросы встают на страницах романа. «Весь мир повинен в пролитой крови», — делает заключение автор.

Герой романа — молодой человек Джордж Уинтербуорн, в 16 лет, прочитавший всех поэтов, начиная с Чосера, индивидуалист и эстет, который видит вокруг себя лицемерие «семейной морали», кричащие социальные контрасты, декадентское искусство.

Попав на фронт, он становится порядковым номером 31819, убеждается в преступном характере войны. На фронте не нужны личности, не нужны таланты, там нужны лишь послушные солдаты. Герой не смог и не захотел приспособиться, не научился лгать и убивать. Приехав в отпуск, он смотрит на жизнь и общество совершенно иначе, остро чувствуя свое одиночество: ни родители, ни жена, ни подруга не смогли постичь меру его отчаяния, понять его поэтическую душу или хотя бы не травмировать ее расчетом и деловитостью. Война надломила его, пропало желание жить, и в одной из атак, он подставляет себя под пулю. Мотивы «странной» и совсем негероической смерти Джорджа малопонятны для окружающих: о его личной трагедии мало кто догадывался. Его смерть была скорее самоубийством, добровольным выходом из ада жестокости и бессовестности, честным выбором бескомпромиссного таланта, не вписавшегося в войну.

Олдингтон стремится глубже анализировать психологическое состояние героя в основные моменты его жизни, чтобы показать, как он расстается с иллюзиями и надеждами. Семья и школа, основанные на лжи, пытались сформировать Уинтербуорна в духе воинственного певца империализма Киплинга, но у них ничего не получилось. Герой Олдингтона упорно сопротивляется среде, хотя его протест пассивен. Олдингтон изображает сатирически викторианскую Англию: «Чудная, старая Англия! Да поразит тебя сифилис, старая сука! Ты из нас сделала мясо для червей».

Лондонский период жизни героя Олдингтона, когда он занимается журналистикой и живописью, позволяет автору показать картины глубокого кризиса, упадка и разложения культуры накануне мировой войны. Обвинительный тон романа приближается к памфлетному: журналистика – «унизительнейший вид унизительнейшего порока – умственная проституция». Достается в романе и известным метрам авангарда: Лоуренсу, Мэдоксу, Элиоту, которых нетрудно узнать за шифрами фамилий Бобб, Шобб, Тобб.

Выход из заколдованного круга одиночества герои «потерянного поколения» находили в любви, в мире чувств. Но любовь Уинтербуорна к Элизабет, его чувство к Фанни отравлены ядом цинизма и аморальности, которые захватили сверстников героя. Важнейшим этапом формирования личности героя стала война, совместная жизнь в окопах с простыми солдатами, чувство товарищества были откровением для него, это было его великим открытием человека. Но здесь принципиальная разница между романами Барбюса и Олдингтона. У Барбюса, согласно его мировоззрению, мы наблюдаем процесс революционизирования сознания солдат, которые приходят к пониманию необходимости борьбы за свои права. У Олдингтона, в силу его индивидуализма, в солдатах наблюдается пассивность, готовность слепо повиноваться приказу. Для Барбюса солдатская масса не индивидуализируется, у него там нет интеллигентов. Героем Олдингтона именно стал интеллигент, служивший рядовым — художник Уинтербуорн. Писатель изображает сложный внутренний мир далекого от народа человека, связанного с миром искусства. Его самоубийство — признание своей неспособности изменить мир, признание слабости и безысходности.

Роман Олдингтона уникален по форме: «Эта книга – не создание романиста-профессионала. Она, видимо, вовсе и не роман. В романе, насколько я понимаю, некоторые условности формы и метода давно уже стали незыблемым законом и вызывают прямо-таки суеверное почтение. Здесь я ими совершенно пренебрег… я написал, очевидно, джазовый роман».

Как видим, книги о войне расходились с традиционным жанром романа, любовная проблематика была потеснена военной, что существенно влияло на поэтику. Вероятно, джазовые импровизации и тягучие мелодии больше отвечали тому безнадежному отчаянию, с которым мужчины и женщины «потерянного поколения» ловили убегающие мгновения юности, не насыщавшие их и не приносящие удовлетворения.

Итак, роман Олдингтона – это «надгробный плач». Отчаяние захлестывает автора так сильно, что ни сострадание, ни сочувствие, ни даже любовь, столь спасительные для героев Ремарка и Хемингуэя, не могут помочь. Даже в ряду других книг «потерянного поколения», бескомпромиссных и резких, роман Олдингтона по силе отрицания пресловутых викторианских ценностей не имеет себе равных. Эстафету Олдингтона в развенчании «добродетелей» Англии возьмет в 50-е годы один из самых «сердитых» англичан – Джон Осборн.

2.4 Эрнст Хемингуэй (1898-1961).

Творчество Хемингуэя представляет собой новый шаг вперед в развитии американского и мирового реалистического искусства. Основной темой творчества Хемингуэя в течение всей его жизни оставалась тема трагичности судьбы рядового американца.

Душой его романов являются действие, борьба, дерзание. Автор любуется гордыми, сильными, человечными героями, умеющими сохранить достоинство при самых тяжелых обстоятельствах. Однако многие герои Хемингуэя обречены на беспросветное одиночество, на отчаяние.

Литературный стиль Хемингуэя уникален в прозе ХХ века. Его пытались копировать писатели разных стран, но мало преуспевали на своем пути. Манера Хемингуэя – эта часть его личности, его биографии.

Будучи корреспондентом, Хемингуэй много и упорно работал над стилем, манерой изложения, формой своих произведений. Журналистика помогла ему выработать основной принцип: никогда не писать о том, чего не знаешь, он не терпел болтовни и предпочитал описывать простые физические действия, оставляя для чувств место в подтексте. Он считал, что нет необходимости говорить о чувствах, эмоциональных состояниях, достаточно описать действия, при которых они возникли.

Его проза – это канва внешней жизни людей, бытия, вмещающего величие и ничтожество чувств, желаний и побуждений.

Хемингуэй стремился как можно больше объективизировать повествование, исключить из него прямые авторские оценки, элементы дидактики, заменить, где можно, диалог монологом. В мастерстве внутреннего монолога Хемингуэй достиг больших высот. Компоненты композиции и стиля были подчинены в его произведениях интересам развития действия.

Выдвинутый Хемингуэем «принцип айсберга» (особый творческий прием, когда писатель, работая над текстом романа, сокращает первоначальный вариант в 3-5 раз, считая, что выброшенные куски не пропадают бесследно, а насыщают текст повествования дополнительным скрытым смыслом) сочетается с так называемым «боковым взглядом» — умением увидеть тысячи мельчайших деталей, которые будто бы не имеют непосредственного отношения к событиям, но на самом деле играют огромную роль в тексте, воссоздавая колорит времени и места.

Хемингуэй родился в Оук-парке, пригороде Чикаго, в семье врача, не раз сбегал из дома, работал поденщиком на фермах, официантом, тренером по боксу, был репортером. В первую мировую войну уехал на фронт санитаром; в армию его не взяли: у него был на уроках по боксу поврежден глаз. В июле 1918 года был тяжело ранен: накрыла австрийская мина, на его теле врачи насчитали 237 ранений. С 1921 по 1928 год как европейский корреспондент канадских изданий жил в Париже, где и были написаны его первые «военные» рассказы и повесть «Фиеста».

Участие в войне определило его мировоззрение: в 20-х гг.; Хемингуэй выступил в своих ранних произведениях как представитель «потерянного поколения». Война за чужие интересы отняла у них здоровье, лишила психического равновесия, вместо прежних идеалов дала травмы и ночные кошмары; тревожная, сотрясаемая инфляцией и кризисом жизнь послевоенного Запада укрепляла в душе мучительную опустошенность и болезненную надломленность. Хемингуэй рассказал о возвращении с войны (сборник рассказов «В наше время», 1925), о сущности неприкаянной жизни фронтовиков и их подруг, об одиночестве невест, не дождавшихся возлюбленных («Фиеста», 1926), о горечи прозрения после первого ранения и утраты товарищей, о попытке выбраться из ада бойни, заключив с войной сепаративный договор, как это сделал лейтенант Генри в романе «Прощай, оружие!» Интеллигенты Хемингуэя не видят перед собой ни надежды, ни ясной цели, они носят в себе страшный опыт фронта до конца своих дней. Они отчуждены от семьи, от дома, куда не могут вернуться душой, от стереотипов прежней жизни. Удел почти всех героев Э. Хемингуэя – душевный надлом, одиночество.

Вместе с тем Хемингуэй, принадлежа «потерянному поколению», в отличие от Олдингтона и Ремарка не только не смиряется со своим уделом – он спорит с самим понятием «потерянное поколение» как с синонимом обреченности. Герои Хемингуэя мужественно противостоят судьбе, стоически преодолевают отчуждение. Таков стержень моральных поисков писателя – знаменитый хемингуэевский кодекс или канон стоического противостояния трагизму бытия. Ему следуют Джейк Барнс, Фредерик Генри, Гарри Морган, Роберт Джордан, старик Сантьяго, полковник – все настоящие герои Хемингуэя.

Инвалид войны, журналист Джейк Барнс («Фиеста») наделен многими особенностями характера и мироощущения самого автора. Мрачный Билл Хортон, Майкл, элегантная красавица Брет Эшли прожигают жизнь, отдаваясь пьяному угару в парижских и испанских ресторанах, потому что их постоянно гложет тревожное чувство катастрофы и безысходности. Барнс горячо любит жизнь, шумный народный праздник — фиеста — привлекает его не только возможностью забыться, но и своей красочностью. Роман «Фиеста (И восходит солнце)» имеет два эпиграфа: слова Гертруды Стайн «Все вы потерянное поколение» и второй – из «Экклезиаста»: «Род проходит, и род приходит, а земля пребывает вовеки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги своя. Все реки текут в море, но море не переполняется; к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь». Общее слово у этих эпиграфов – generation: разными словами (род и поколение) оно передано в русском переводе, но именно оно в центре спора. Людской жизни противопоставлена мудрость природы, целесообразность которой не раз подчеркивается на фоне суеты человеческой. Но в романе надежда, что лучшие, самые мужественные, честные, живущие по совести, выстоят и победят. Таков Джейк Барнс, американский журналист, влюбленный в Брет Эшли. Любовь их обречена, но Барнс не сдается, хотя у него для трагедии больше оснований, чем у кого-либо из героев книги, заливающих алкоголем душевную надломленность.

В 1929 году Хемингуэй, работающий в Европе корреспондентом канадской газеты «Торонто-стар», выпускает свой второй роман «Прощай, оружие!». В романе переплетаются 2 темы — тема войны и тема любви, обреченной на гибель. Лейтенант Фредерик Генри, американец, пройдя сквозь суровые испытания фронта, осознает всю бессмысленность бойни. Отрезвление, совпавшее с потерей любимой женщины Кэтрин, вызывает у него решение заключить «сепаратный мир». Читателю неясно, куда направит свой путь раздавленный горем герой книги, но совершенно очевидно, что участвовать в этом безумии он уже не будет. Рассказ о судьбе поколения — это в то же время рассказ о себе. Понимая ошибочность своего участия в этой войне и то, что «цивилизованным» способом из нее не выйти, Генри решается на дезертирство. Он активно защищает свое право жить. Он дезертирует из армии, бежит от чудовищной подозрительности полевой жандармерии, расстреливающей всех, кто отбился от своих частей, от неразберихи и абсурда, блокирующих мысль. Нет больше гнева, отброшено чувство долга. Так лейтенант Генри покончил с войной. Однако она оставалась. Призрачное счастье вдвоем с Кэтрин Баркли в Швейцарии оказалось недолгим: Кэтрин умерла при родах.

«Мир ломает каждого, и многое потом только крепче на изломе. Но тех, кто не хочет сломаться, он убивает. Он убивает самых добрых и самых нежных, и самых храбрых без разбора. А если ты ни то, ни другое, ни третье, можешь быть уверен, что и тебя убьют, только без особой спешки», — так думает Генри.

Герой Хемингуэя противостоит трагическому миру, принимая его удары с достоинством и надеясь только на себя.

Успех романов дал возможность писателю не связывать себя больше газетной работой, он поселяется во Флориде, выезжает на охоту в Африку, посещает Испанию, изучая свой любимый бой быков, выпускает две очерковые книги «Смерть после полудня» (1932) и «Зеленые холмы Африки» (1935).

В 1936 году Хемингуэй, снарядив на свои деньги санитарные автомашины, отправляется на гражданскую войну в Испанию.

В 1940 году он издает роман «По ком звонит колокол» о борьбе испанских республиканцев с фашизмом, показанный на небольшом участке в тылу противника, в горном партизанском крае. Герои Хемингуэя искали любви, общения, но без фальши и лжи. А поскольку нечасто находили это, казались одинокими. Неодиноки и американцы, которые сражались в батальоне имени Линкольна в Испании и стали частицей испанской земли. Именно о них – лучший роман Хемингуэя – «По ком звонит колокол».

Центральный персонаж романа — Роберт Джордан, доброволец в испанской войне, преподаватель испанского языка, специалист по взрыву поездов, излюбленный Хемингуэем образ интеллигента. Это история засылки Джордана в тыл врага, подробный рассказ о трех днях в партизанском отряде, о взрыве моста, который уничтожен ценою жизни Джордана и его товарищей уже тогда, когда это не имело значения для общего плана наступления республиканской армии. Но герой понимает, что любой ценой должно быть выполнено задание — это залог общей победы. В произведении сильно сказалось настроение трагичности, напрасной жертвенности, которое охватило писателя после разгрома республиканцев. Гибель героя, его смерть долгое время приковывала творческий взор Хемингуэя, но это не значит, что его можно причислить к писателям-декадентам. По мысли писателя, смерть, внезапная насильственная смерть лишь раскрывает в человеке все то- лучшее и все худшее, что в нем есть. Вероятно, поэтому писателя притягивала та зыбкая грань между жизнью и смертью, по которой скользит, например, тореро. Но Хемингуэй никогда не поэтизировал смерть, он ненавидел ее.

В образах партизан (старик Ансельмо, цыганка Пилар, Эль Сордо) Хемингуэй показывает самоотверженных борцов за свободу. «Земля — это такое место, за которое стоит бороться», — думает Джордан в романе, так думает и автор.

«Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе; каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством; а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол; он звонит по тебе», — эти слова английского поэта 17 века Джона Донна Хемингуэй взял эпиграфом для своего романа.

Роман написан в 1940 году, после поражения республики, но в нем звучит абсолютная уверенность в том, что фашизм не пройдет, и бесполезная, казалось бы смерть Джордана при выполнении задания, утратившего свое боевое значение, приобретает глубокий смысл. Не только потому, что Джордан сражался за республику, за испанский народ, не только потому, что он прикрыл отступающий отряд, но и потому, что он делал это все, утверждая высшие идеалы человеческого единения, для того, чтобы люди Земли могли жить вместе.

Во время второй мировой войны Хемингуэй участвует в 1944 году в высадке войск во Франции, присоединяется к партизанам французского сопротивления, доходит с ними до Парижа. Был арестован американской полицией за неположенное для корреспондента участие в боевых действиях, был награжден медалью «За храбрость», дважды ранен в голову во время боев в Арденнах. После войны по-прежнему живет под Гаваной.

Настоящий триумф ожидал его в 1952 году, когда он опубликовал свою повесть «Старик и море». Полная библейского величия и печали, эта книга глубоко гуманна. В ее широких, обобщенных, почти символических образах воплощена любовь к человеку, вера в его силы. Старик Сантьяго, уплывший далеко в море в погоне за большой рыбой, — любимый автором образ цельного несгибаемого человека. Рыба долго носила лодку старика по Гольфстриму, трижды вставало солнце, пока старик одолел рыбу. Для писателя – это повод рассказать о достоинстве человека, о горечи и счастье победителя, оставшегося с обглоданным акулами остовом рыбы.

Старику Сантьяго не везло. Восемьдесят четыре дня он возвращался с моря ни с чем, и к нему пришло смирение, «не принеся с собой ни позора, ни утраты человеческого достоинства». И вот он победил рыбу, а вместе с ней – и старость, и душевную боль. Победил потому, что думал не о своей неудаче и не о себе, а об этой рыбе, которой причиняет боль, о звездах и львах, которых видел, когда юнгой плавал на паруснике к берегам Африки; о своей нелегкой жизни. Он победил, потому что смысл жизни видел в борении, умел переносить страдания и не терять надежду.

« … человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить», — говорит Сантьяго, и это кредо самого автора. Моральная несокрушимость — это, по мысли автора, главное качество, которое возвеличивает человека, делает его достойным этого имени.

«Старик и море» — последняя книга, опубликованная Хемингуэем, стала его завещанием. Хемингуэй — писатель трагического мироощущения, его часто называли пессимистом, хотя это в корне неверно. Характер хемингуэевского творчества можно скорее определить как трагический героизм. Он воспевает победу в самом поражении и вопреки нему утверждает и славит упорство человеческого духа.

Тема войны в литературе была и остается актуальной. Писатели пытаются донести до читателей всю правду, какая бы она ни была.

Со страниц их произведений мы узнаем о том, что война не только радость побед и горечь поражений, а война — это суровые будни, наполненные кровью, болью, насилием. Память об этих днях будет жить в нашей памяти вечно. Может быть, настанет тот день, когда на земле утихнут стоны и плач матерей, залпы и вы­стрелы, когда наша земля встретит день без войны!

Список литературы.

[Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/referat/antivoennaya-proza/

1. В. А. Чалмаев. «На войне остаться человеком. Фронтовые страницы русской прозы 60 – 90-х годов». 2-е издание. Издательство московского университета 20000г.

2. В. Косолапов. «Летопись мужества». Издательство «Знание». Москва 1976г.

3.